Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 9(95)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): скачать журнал

Библиографическое описание:
Маравина С.В., Герасимова И.В. ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ МАНИПУЛЯТИВНОГО ДИСКУРСА В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ, СОДЕРЖАЩИХ ИНФОРМАЦИЮ С ПРИЗЫВОМ К СУИЦИДУ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 9(95). URL: https://sibac.info/journal/student/95/172012 (дата обращения: 07.06.2020).

ОСОБЕННОСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ МАНИПУЛЯТИВНОГО ДИСКУРСА В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ, СОДЕРЖАЩИХ ИНФОРМАЦИЮ С ПРИЗЫВОМ К СУИЦИДУ

Маравина Светлана Владиславовна

студент, кафедра судебной экспертизы, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского,

РФ, г. Нижний Новгород

Герасимова Инна Владимировна

д-р филол. наук, доц., Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.ИЛобачевского,

РФ, г. Нижний Новгород

FEATURES OF THE STUDY OF MANIPULATIVE DISCOURSE IN WORKS OF ART CONTAINING INFORMATION WITH A CALL TO SUICIDE

 

Svetlana Maravina

student, Department of forensic science, Lobachevsky state University,

Russia, Nizhny Novgorod

Inna Gerasimova

doctor of Sciences in Philology, associate professor, Lobachevsky state University,

Russia, Nizhny Novgorod

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается проблематика манипулятивного дискурса в текстах суицидальной направленности. Исследуются конкретные примеры манипулятивных тактик, стратегий и объектов суицидальных кибертекстов.

ABSTRACT

The article deals with the problem of manipulative discourse in suicidal texts. Specific examples of manipulative tactics, strategies, and objects of suicidal cybertexts are investigated.

 

Ключевые слова: манипулятивный дискурс, суицид, Интернет-тексты, манипулятивные тактики, объекты манипулирования.

Keywords: manipulative discourse, suicide, Internet texts, manipulative tactics, objects of manipulation.

 

В ХХI веке проблема увеличения объема манипулятивного дискурса в художественных произведениях, содержащих информацию с призывом к суициду, становится все более актуальной. Особое распространение она получила в подростковой и молодежной среде, когда ценностные установки личности не сформированы до конца и могут подвергаться сильному влиянию со стороны окружающей среды.

Объектом исследования можно обозначить художественные произведения суицидальной тематики. В качестве предмета исследования рассматриваются речевые жанры, в которых наиболее распространена суицидальная направленность.

Актуальность исследования заключается в природе объекта, который определен обществом и тесно связан с ним, что по большей части определяет его содержательное и репрезентативное основание. Что касается содержательного плана, то объект в данном случае порождается и отражается социальным феноменом суицида, форма же относится к структуре интернет-среды – одному из новейших и в данный момент самых распространенных способов коммуникации.

О самом суициде, как о феномене, писались работы еще до нашей эры. В античных произведениях говорилось о самоубийстве известного древнегреческого политического деятеля Сократа. В странах Древнего Востока суицид и вовсе оценивался с положительной стороны. Добровольный уход из жизни был актом силы духа и способности смелого выбора индивидуального пути [2, с. 68; 5, с.123]. Во многом корни такого отношения к суициду на Востоке пошли из буддизма. Обратная же ситуация наблюдалась в христианской Европе. Там самоубийство всегда считалось неким отклонение от нормального поведения, и воспринималось обществом крайне негативно [4, с. 76].

Первыми большими трактатами по изучению феномена суицида стали тексты известных европейских ученых XIX века Э. Дюркгейма («Самоубийство») и 3. Фрейда («Печаль и меланхолия»). В своей работе Э. Дюркгейм акцентировал внимание на том, что самоубийство по большей части является результатом разрыва связей личности с обществом, отчуждение от социума, в котором индивидуум сосуществовал [2, с.71]. 3. Фрейд же рассматривает суицидальные наклонности, как следствие психосексуального отклонение развития личности [10, с.103].

В отечественной науке до 70-х годов XX века суицид рассматривался, как психическое заболевание. Однако после более тщательного и научного подхода к данной проблеме было выявлено, что по большей части проблема заключается не в самом индивидууме, зачастую решение о добровольном уходе из жизни приходит из-за тесной связи личности и социума, во взаимодействии которых и происходит какая-либо проблема. Именно в этот период в литературе появляется такое утверждение – «общество само множит ряды самоубийц» [6, с.45].

В настоящее время проблема суицида нашла отражения в научных работах по социологии, психологии, литературоведении и других дисциплинах. Однако начало ХХ века ознаменовалось развитием сети Интернет, в котором последние годы все большее распространение получила пропаганда суицида посредством кибертекстов и художественных Интернет-произведений. Таким образом социальная значимость данной проблемы остается на высоком уровне, но объект пропаганды суицидальной направленности по-прежнему остается научно не оформленным.

Научная новизна исследования заключается в том, что объект рассматривается именно с лингвистической точки, что позволяется изучить данную проблему в рамках манипулятивного дискурса.

При анализе материалов художественных и Интернет-текстов, содержащих информацию с призывом к суициду, было выявлено, что зачастую в них содержится воздействующий характер. В данном случае под воздействием подразумевается влияние автора произведения на эмоциональное состояние адресата и провоцирование его на деструктивный акт суицида. Основным воздействующим на адресата элементом является манипуляция, под которой в широком смысле понимается любое воздействие, оказываемое на личность или группу адресантом, преследующим свои личные цели, которые расходятся с целями адресата воздействия [7, с.96].

В более узком смысле рассматривают понятие «манипулятивные тактики», выделяют следующие их основные признаки:

1) Обман или «сокрытое вмешательство», когда человек не осознает, что над ним совершается манипулирование. В этом случае манипулятор преднамеренно скрывает манипулятивный акт от собеседника, а тот в свою очередь убежден в том, что говорит или действует исходя из собственных побуждений.

2) Вмешательство вопреки желанию манипулируемого субъекта – это, когда человек не совершил бы то или иное действие вопреки собственной воле.

В науке выделяют несколько видов манипуляции, многие из которых применяются в дискурсах, содержащих информацию с призывом к суициду.

Исходя из способа вербального выражения высказывания [9, с.236] выделяют следующие виды манипуляций: вербальная и невербальная. Исходя из того, что целью данной работы является исследование интернет-текстов, выраженных при помощи слов, можно сделать вывод о том, что будет исследоваться вербальная манипуляция.

По количеству объектов манипулирования [8, с.53] выделяют манипуляции индивидуальным сознанием и общественным. Так как исследуемые художественные произведения направлены на широкий круг читателей, можно сделать вывод о том, что в данной работе будут рассмотрены манипуляции общественным сознанием.

Исходя из характера иллокуции самого речевого акта [9, с.238] выделяются следующие виды манипуляции: инструментальная и неинструментальная. Инструментальная влияет на тактику поведения субъекта, а неинстументальная направлена на управление его эмоциональным фоном. По большей части манипулятивный дискурс в художественных произведениях, содержащих информацию с призывом к суициду, имеет неинструментальный характер, который воздействует на эмоциональное состояние адресата.

В качестве примера неинструментальной манипуляции можно привести отрывок из песни «Дорога в космос» авторов-исполнителей Станция Мир и Вофка Кожекин:

«Мой маленький друг, да где ж ты был, мне было так х*ево...

Я словно завис в тупой и глупой пустоте.

Я вдруг ощутил все одиночество, всю безысходность,

Мне разонравилось жить, мне захотелось улететь...

 

Там, в этом небе, такие звезды, я предлагаю не ждать утра.

Нам – е**нутым - дорога в космос, вы оставайтесь, а нам пора.»

Также манипуляцию различают по характеру протекания речевого акта. Выделяют спонтанный и подготовленный манипулятивный дискурс. Так как на исследования представлены художественные произведения, которые при написании требуют определённой подготовки и обдумывания заранее, можно сделать вывод о том, что в данной работе исследуется подготовленная манипуляция.

Согласно научным работам Добровича А.А. [1, с. 82] манипуляции подразделяют также исходя из их структуры на одноактные и многоактные. Одноактные направлены на получение единовременной выгоды, а многоактные рассчитаны на последовательное и периодическое воздействие. Так как манипулятивный дискурс в данном исследовании содержится в художественных текстах, то можно сказать, что в данном случае будет рассматриваться как раз-таки многоактная манипуляция.

Согласно работам Копниной Г.А. выделяют манипуляции в зависимости от тех механизмов, которые воздействуют на адресата [3, с. 143]. Среди них выделяют манипуляцию образами; конвенциональную манипуляцию, которая основана на влиянии норм, правил, ритуалов на сознание субъектов; операционально-предметная манипуляция, которая опирается на привычки человека, особенности внимания и т.д.

В художественных текстах, содержащих манипулятивный дискурс с призывом к суициду, содержится манипуляции при помощи образов. В качестве примера можно привести следующий фрагмент из песни «Киты умирают в лужах бензина» группы «найтивыход»:

«Мне под кожу запустили бы

Дельфинов стаю, правда

Я умру внутри тебя

Я по тебе скучаю

Красные моря в твоих запястьях

Разольются словно

Вина, что мы пили

Меж уродливых домов

Дельфины разобьют себя о скалы

Что рядом не с нами»

Манипулитивный дискурс также подразделяют на подвиды исходя из мотивов общения. Выделяют стратегии дискредитации, героизации, фрустрационную и псевдорационально-эвристическую.

Дискредитация направлена на принижение и оскорбление адресата, героизация же наоборот призвана в возвышении и восхвалении субъекта манипуляции. Псевдорационально-эвристическая направлена на заблуждение адресата, скрытое навязывание ему собственной точки зрения, фрустрационнная призвана воздействовать на эмоции субъекта воздействия и вывести его из психологического равновесия.

В манипулятивных дискурсах художественных текстов, содержащих информацию с призывом к суициду, могут использоваться все четыре вышеперечисленные стратегии дискредитации.

В качестве примера использования стратегии героизации можно привести песню группы ЛСП «Номера», где действия лирического героя скорее поощряются автором, говорится в этом мире нет иного выхода:

«Розовый ORBIT рядом с парой окровавленных кед,

Но дальше валит текхаус и дымится суперлёгкий KENT.

И если б даже небеса, мне дали еще шанс -

Я б снова побежал наверх, по этажам -

 

И камнем вниз с крыши дома!

Не звони, уже недоступны мои номера! Недоступны мои номера.

Ты улыбнись, смочи горло колой; и сделай вид

Будто никто не умирал; никто не умирал.»

Дискредитация же представлена также в песне «Давай повесимся» исполнителя nedonebo в следующем фрагменте:

«Я взял в свои руки острое лезвие

Забитый в угол преподнёс его нервно к груди

Решил избавить себя в миг от самобеспоелзности,

Из-за которой в сотый раз здесь остался один

Сделал глубокий надрез, чтобы вытащить сердце

И расколоть его об пол, он не нужно вовсе

Ведь когда-то слишком любил, другие не поместятся

Теперь в него, не приобретя так всех глупо бросил

Жалкий комок, что ещё бьётся из последних сил

Теперь в ладонях, в нём твоего ничего не осталось.»

Фрустрационная стратегия содержится в куплете песни «Прыгай вниз» Олеси Троянской:

«С неба падают звёзды, слезы ночного дождя,

Ветер куда-то уносит, куда-то зовет меня;

А я стою на крыше и сверху смотрю на жизнь,

Которую я так ненавижу, которую я так люблю.

 

Прыгай вниз прыгай вниз не бойся, тихо шепчет мне в душу дождь,

Прыгай вниз и не беспокойся о том, куда ты попадешь.

Прыгай вниз прыгай вниз не бойся, твоя жизнь сплошная ложь,

Прыгай вниз и ни о чем не беспокойся все равно когда-нибудь умрешь.»

В качестве примера псевдорационально-эвристической стратегии можно привести песню автора nedonebo под названием «Давай повесимся»:

В руках дешёвое пойло, длинный канат тот, что на две петли *РАЗДЕЛИМ ЕГО НА ДВОИХ*

У нас с тобой жизнь взаимна, ты больная, я больной *ДАВАЙ УМРИ, ДАВАЙ СО МНОЙ УМРИ* Серьёзно, к чему лить слёзы? Тебе не весело?

А я ведь говорил, что тоже однажды заноешь

Я пришёл чтобы сказать тебе: "Давай повесимся" *ДАВАЙ ПОВЕСИШСЯ ВМЕСТЕ СО МНОЙ* Взаимный суицид - наш выбор, и мне так по кайфу

Любовь до гроба, все дела там, я с тобой как итог

Ведь рано или поздно всё равно в б меня оставила,

Так что давай пусть так не будет, я правда готов.»

А также фрагмент песни «Ритм дорог» – «Ну же...»:

«Давай не слушай, закрой уши, режь себя, ну же,

Не хочешь жить, тогда давай уже, че ты, ну же

Слушай, а может лучше, ведь себя жалеешь

Жизнь так закрутит, по любому потом ах**ешь.»

Таким образом, изучив научно-теоретические аспекты манипулятивного дискурса, а также практическую и социокультурную составляющую исследования текстов суицидальной направленности, можно сделать вывод о том, что в подобных текстах прослеживается пессимистическая оценка окружающего мира, рефлексия по поводу негативных ситуаций, которые произошли в жизни лирического героя. Зачастую содержание произведений, имеющих суицидальный контекст, имеет негативный характер с явными призывами покончить жизнь самоубийством. Манипулятивный дискурс направлен на то, чтобы вызвать у субъектов воздействия агрессивные и деструктивные настроения, понизить гедонистические чувства. Авторы чаще всего предлагают не способы решения возникших проблем, а бегство от них с помощью совершения суицида. Подобные манипуляции содержатся в стратегиях дискредитации («Ты слишком слабый, чтобы справиться с этими проблемами») или героизации («Ты достаточно сильный и смелый, чтобы совершать такой поступок, как суицид») лирического героя. Также манипуляция часто происходит через образы, в которых лирических герой предстает либо в виде животного, либо в виде мифического персонажа, или сам акт свершения самоубийства описывается образно, таким образом происходит романтизация суицида, что оказывает особое влияние на молодую аудиторию, которая читает и слушает произведения с суицидальным дискурсом.

Результаты исследования подтверждают, что при помощи разграничения различных типов манипулятивного дискурса и исследование их особенностей в теории и практике можно использовать в целях совершенствования превентивных антисуицидных мер, а значит и оказать своевременную психологическую помощь тем людям, которые имеют особо высокие риски суицидальных склонностей.

 

Список литературы:

  1. Добрович А.Б. Систематика общения / А.Б. Добрович // Психология влияния: хрестоматия. - Санкт-Петербург, 2000. – 82 с.
  2. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. – М.: Мысль, 1994. – 494 с.
  3. Копнина Г.А. Речевое манипулирование: Уч. пособие / Г.А. Копнина. — М.: Флинта: Наука, 2007. – 176 с.
  4. Кон И.С. Девиантное поведение / И.С. Кон // Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. – 276 с.
  5. Паперно И. Самоубийство как культурный институт. — М.: Новое литературное обозрение, 1999. —256 с.
  6. Плюс-минус жизнь: Социал.-психол. аспекты пробл. суицида. / Сост. Л.А. Сладков. М.: Молодая гвардия, 1990. – 123 с.
  7. Пугачёв В.П. Управление свободой / В.П. Пугачёв. — М.: КомКнига, 2005. – 272 с.
  8. Розенталь Д.Э. Язык рекламных текстов / Д.Э. Розенталь, Н.Н. Кохтев. М.: Высш. школа, 1981. – 225 с.
  9. Седов К.Ф. Человек в жанровом пространстве повседневной коммуникации / К.Ф. Седов // Антология речевых жанров: повседневная коммуникация / Под ред. К.Ф. Седова. — М.: Лабиринт, 2007. – 301 с.
  10. Фрейд 3. Печаль и меланхолия / 3. Фрейд // Психология эмоций / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – 211 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом