Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 7(7)

Рубрика журнала: Филология

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Калинина А.А. «ДАМА С ЦВЕТАМИ» В КОНТЕКСТЕ «ГОЛУБОЙ КНИГИ» М.М. ЗОЩЕНКО // Студенческий: электрон. научн. журн. 2017. № 7(7). URL: https://sibac.info/journal/student/7/78688 (дата обращения: 09.12.2021).

«ДАМА С ЦВЕТАМИ» В КОНТЕКСТЕ «ГОЛУБОЙ КНИГИ» М.М. ЗОЩЕНКО

Калинина Аделина Александровна

студент бакалавриата, филологический факультет, МГУ им. М.В. Ломоносова,

РФ, г. Москва

Почти все рассказы, входящие в разделы «Голубой книги» М.М. Зощенко, были опубликованы им в период 20-30-х гг. Исключение составляют всего три текста – «Рассказ о старом дураке», «Забавное приключение» и «Рассказ о зажиточном человеке». Создавая из разных новелл принципиально новое произведение, «делая дом», писатель не мог включить старый материал в его первоначальном виде: в противном случае пропал бы эффект монолитности книги. Поэтому многие прежде опубликованные рассказы писателю пришлось переработать. В связи с этим становится особенно интересно проследить, как старый текст начинает жить в рамках нового произведения и как соотносится с текстами-соседями, которые, по словам автора, в совокупности создали в итоге «стройную книгу».

Согласно одному из подходов к структуре «Голубой книги», по своему жанровому и композиционному своеобразию она определяется как симфония, в которой соблюдена пятичастная конструкция классической симфонии. Исходя из этого, раздел «Любовь» предлагается трактовать как вторую часть симфонического цикла, лирическое адажио, но только не в привычном, а в пародийном ключе. Действительно, отношения между людьми, изображенными в рассказах раздела, можно характеризовать по-разному, но точно не как любовь. Даже, на первый взгляд, «буколическая жизнь» Ивана Николаевича и Пелагеи из «Рассказа о письме и о неграмотной женщине», напоминающая жизнь героев «Старосветских помещиков» Н. В. Гоголя, омрачается недоверием героини к супругу, за которым стоит глубокое семейное непонимание. Однако среди новелл раздела по сюжету, тональности и образу Повествователя выделяется одна, которая и вносит, хотя и в искаженном виде, ту лирическую интонацию, которая соответствует второй части классической симфонии. Речь идёт о «Рассказе про даму с цветами».

Впервые он был напечатан в журнале «Прожектор» в 1929 году под названием «Дама с цветами». В составе книги и конкретного раздела этот рассказ особенно выделяется прежде всего тем, что открывает новую сторону в характере Повествователя, образом которого объединены все новеллы книги. Ни один из рассказов, включенных в раздел «Любовь», Повествователь не начинает со слов, описывающих характер содержания будущего отрывка. Содержательный и эмоциональный вектор он всегда обозначает в конце предыдущего рассказа, что и является их связующей нитью. Здесь Повествователь сразу предупреждает, что «рассказ не такой уж чересчур смешной».

Зощенко изменяет старое вступление, и эти его поправки обращают на себя особое внимание. Писатель убирает недовольное высказывание публики относительно невесёлости произведения. Это очень важно: голос публики намеренно погашен, слышно только обращение Повествователя, душу которого очень трогает рассказываемая им история. Он продолжает ориентироваться на публику, пытаясь стать ей ближе и показаться «своим»: в перечислении «малосмешных» тем «убийство» меняется на демонстративно разговорное слово «мордобой». Но Повествователь не может до конца избавиться от лирической интонации, которая невольно проступает. Несмотря на то что «мистику» и «идеалистику» любви он снижает одновременно и с помощью определительного местоимения («всякую»), и с помощью намеренно показанного словообразовательного единства со словом «ерундистика», одного вставного «к сожалению» достаточно, чтобы ощутить неподдельную тоску рассказчика. Он сохраняет тот образ «старого, грубоватого материалиста», заявленный ещё в предисловии к разделу «Любовь». Но на протяжении всего рассказа он не может оставаться абсолютно спокойным, постоянно прерывая свое повествование вставками (вроде «Ну, постольку поскольку она утонула» [2]), как будто переводя дух. Даже в описании смерти героини в самом начале синтаксис максимально стилизован под разговорный, чтобы с помощью отрывистых предложений передать волнение Повествователя, которое позднее, наоборот, затушевывается благодаря отвлекающим маневрам: «с современной медициной», «занимайся она <…> гимнастикой» [2].

Значимо то, как охарактеризована «темка» рассказа в рамках «Голубой книги»: «Насчет материализма и любви» (вместо старого: «Насчет материализма» [5]). Почему писатель вводит второе слово? Только ли потому, что так озаглавлен раздел, или это очередной обманный ход? Мне представляется, что, выводя две эти категории, автор через них определил характеры его героев, точнее, то, что для них в жизни было главным.

Первым Повествователь представляет героя – инженера Н. Н. Горбатова. На указании его должности и соответствующего ей внешнего атрибута (производственного значка на форменной фуражке) он останавливает описание персонажа. Очень важно, что с самого начала герой характеризуется со стороны, лишающей его какой-либо индивидуальности: Горбатов кажется каким-то бестелесным, потому что нет никаких подробностей относительно его внешности (вычеркивается даже такая деталь, которая присутствовала в ранней версии рассказа: «Он физкультурой не занимался»). На этом фоне общей «бестелесности» Горбатова иронично звучит указание на физическое строение в фамилии героя.

В сравнении с ранней версией рассказа Зощенко ещё больше подчеркивает оторванность своего персонажа от современной ему действительности, добавляя пространную реплику Горбатова: «Я, – говорит, – только считаюсь с духовной жизнью и с запросами сердца, а что касается ихнего марксизма, то я над этим насмехаюсь и не желаю с ним считаться» [2]. Несмотря на то что Горбатов старательно «отворачивается» от современной жизни, он как никто впитывает это чувство собственного превосходства, так свойственное «человеку массы», и этим становится близок к этому типу.  Достаточно прочитать идеологическую исповедь героя, чтобы убедиться в его самолюбии: после каждого «я» спотыкаешься о слово «говорит», вводимое Повествователем, отчего внимание концентрируется на этом «я».

Далее обозначается, что Горбатова в прошлой буржуазной жизни привлекает только внешняя сторона: «разные подушечки», «консоме». Уменьшительно-ласкательная форма слова «подушечки» особенно важна: весь образ героя выстраивается на уменьшительно-ласкательных формах («или там трусики ей, или какой-нибудь новенький бюстгальтер», «и сам её по спинке хлопает» и т.д. [2]). Одно из определений по отношению к героине («милочка с цветочками») хотя и звучит из уст Повествователя, всё же больше иллюстрирует именно отношение супруга к ней: для Горбатова она такая же «красивая вещь и безделушка», на которых он воспитан, поэтому, когда героиня умирает и тело её находят спустя долгое время, герой испытывает только отвращение.  Все попытки Горбатова причислить себя к существам духовным рушатся. После реплики «организм дивно устроен», объясняющей недолговечность любого человеческого горя, невольно вспоминается Пушкин, и этот «прозаизм», давно уместный в любом тексте, неожиданно срабатывает, когда речь идет о чувствах возвышенных.

Образ героини описан менее подробно, только очерчен. В отличие от изображения «бестелесного» Горбатова облик дамы все-таки обозначается хотя бы мелкими штришками: «черненькая, пестренькая», «одета очень прекрасно». Кажется, Повествователь хочет отвлечься от лирической грусти вступления, поэтому с юмором изображает героиню. Он сам не может понять эту даму, иронизирует над её пустым сидением на берегу в ожидании мужа («Ну, пойди постирай, если не хочешь физкультурой заниматься» [2]), пытается подступиться к чувствам героини, но вдруг резко опять переходит на описание любви Горбатова. Повествователь не может понять героиню, как её не понимает и собственный муж. «Гостинцы, трусики, новый бюстгальтер» – как все эти подарки мало соотносятся с главным атрибутом дамы – цветами. Даже на этом уровне представлена разница в понимании любви двумя этими персонажами. Неслучайно Зощенко, как уже говорилось, вводит в описание «темки» слово «любовь». Это именно то чувство в возвышенном его понимании, которое ждала героиня, но ощутить которое так и не смогла. Очень тонко подмечается Повествователем двойственность причин её смерти: «Скорей всего, если объяснить психологически, она поскользнулась на бревнах и потонула» [2]. Чувствуется, некоторая почтительность к её душевной таинственности: для Повествователя она «дама», в отличие от новой пассии Горбатова – «какой-то дамочки». Внимание задерживает на себе слово «лик» при описании умершей, настолько оно стилистически не вписываются в общую канву рассказа (невольно вспоминается цветаевское: «Сквозь легкое лицо проступит лик»). При пристальном взгляде на этот образ понимаешь, что иронично описанная дама с цветами является единственным героем в разделе «Любовь», до сих пор помнящим о той идеальной любви, которую описывали поэты.

Включая рассказ в «Голубую книгу», Зощенко немного изменяет его название. Оно строится по тому же принципу, что и многие другие рассказы книги, чем достигается хотя бы внешнее единство отобранных произведений. Так как впервые рассказ был опубликован под названием «Дама с цветами», не могло возникнуть сомнений, аллюзия на какое произведение угадывается в нем. В пределах «Голубой книги» эта ориентация на Чехова начинает играть новыми красками: Повествователь, «Пролетарский писатель», демонстрирует искаженное понимание истории, философии, литературы, «всего энциклопедического плана». Так и сюжет «Дамы с собачкой», характер героев рассказа будто поняты искаженно и представлены в пародийном ключе. Одновременно остается и старая трактовка чеховского рассказа: так не меняется ощущение того, что Горбатов – это странное смешение Гурова и Дидерица, рыбный посёлок – пародия на курортный городок Ялта.

Важно ещё местоположение данного рассказа в ряду других рассказов этого раздела книги. Он занимает центральное место (четвертый из восьми) и по своей тональности совершенно отличается от текстов-соседей, становясь апофеозомвторой лирической части симфонии. Ему предшествует «Рассказ о письме и о неграмотной женщине», о героях которого говорилось выше. За отношениями супругов Кучкиных стоит такое же глубокое непонимание, как и за отношениями четы Горбатовых. Отношения первых и не позиционируются как любовь, скорее, это уважение друг к другу, мнимое доверие, которое может подпортить всего одно случайно найденное письмо. И в том, и в другом рассказе создается иллюзорная картина счастья, которого, на самом деле, не может быть, потому что нет любви в представленных супружеских парах. Следующий за «Рассказом про даму с цветами» – «Мелкий случай из личной жизни». Такой рассказ встречается в каждом разделе, и он представляется своеобразным лейтмотивом этой книги-симфонии. Этот переход, во-первых, меняет тон повествования на более юмористический, который впоследствии будет усиливаться от рассказа к рассказу, достигнув апогея в «Забавном приключении», изображающем историю «любовного шестиугольника». Во-вторых, «Дама с цветами» – это шаг на подступе к самому Повествователю, который в «Мелком случае» сам становится действующим лицом.

Подводя итог, получаем, что в рамках «Голубой книги» рассказ «Дама с цветами» на контрасте с другими произведениями усиливает свою лирическую составляющую. Образ героини рассказа на фоне других персонажей вырастает до масштабов образа Офелии, главной утопленницы с цветами в мировой литературе. Открываются новые грани в образе самого Повествователя: он готов сочувствовать даме с цветами, несмотря на то что не может её понять. Также по-другому начинают звучать прежние литературные аллюзии. Включаясь в состав нового произведения, прежний текст не только меняет собственное звучание, вбирая колорит книги, но и сам добавляет новые оттенки во взаимодействии с другими текстами, создавая монолитный образ книги.

 

Список литературы:

  1. Голубков М. М. Русская литература XX в.: После раскола: Уч. пособие      для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2001. – 107-117 с.
  2. Зощенко М.М.      Избранное: В 2 т. –  Худ. лит., 1978. Т.2: Голубая книга; Театр. — электронный ресурс — Режим доступа. — URL:http://wysotsky.com/0009/140.htm#17 (дата обращения 20.05.2017)
  3. Колева И.П. «Дама с цветами» и «Дама с собачкой»: чеховские традиции в творчестве М. М. Зощенко
  4. Кротова Д.В. "Голубая книга" М.М.Зощенко как симфония в журнале Вестник Московского университета. Серия 9: Филология, 2010
  5. Рассказы Зощенко. Комедии, сатира. — электронный ресурс — Режим доступа. — URL:http://zoschenko.info/cat/1930/70.html (дата обращения 20.05.2017)

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом