Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 23(67)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Агафонова А.В. ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ ДИСКРЕДИТАЦИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ГАЗЕТЫ «ГАРДИАН» // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 23(67). URL: https://sibac.info/journal/student/67/146596 (дата обращения: 18.10.2019).

ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ ДИСКРЕДИТАЦИИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ГАЗЕТЫ «ГАРДИАН»

Агафонова Анастасия Вадимовна

магистрант, кафедра английской филологии НИ ТГУ,

РФ, г. Томск

Политический дискурс является одним из базовых составляющих социокультурных отношений в обществе, особым типом общения, которое характеризуется, по мнению многих исследователей, высоким манипулятивным потенциалом, ведь в языке объективируется наша реальность, с его помощью устанавливаются социальные связи, межличностные отношения. Поскольку политики ограничены в возможности установления прямого контакта с обществом, СМИ выполняют роль посредника. Таким образом, политический дискурс строится по схеме «политик – журналист – общество». Последний элемент данной цепи получает уже обработанную информацию, в которой могут быть заключены определенные интенции, взгляды, убеждения, мнения и т.п. Значимым является изучение способов манипулятивного воздействия политического дискурса на реципиента, реализующихся с помощью языковых средств в СМИ. В этой связи актуальность настоящего исследования определяется необходимостью изучения вербальных средств реализации стратегий манипуляции. Цель данной статьи – представить некоторые примеры вербализации стратегии дискредитации в политическом дискурсе на примере газеты «Гардиан».

Политический дискурс направлен на завоевание и удержание власти. Посредством использования стратегии дискредитации, адресант может добиться «смещения» своего противника, ликвидации его с поля игры, подорвав его имидж и лишив поддержки населения. В научной литературе отмечают, что цель дискредитационной стратегии заключается в умалении авторитета оппонента, в качестве которого может выступать как отдельный политик, так и партия, правительство, администрация, организация и пр. [3, с. 160].

Рассмотрим некоторые примеры.

  1. Putin’s ultimate goal is to confuse… As the Guardian’s Moscow correspondent, I watched as the Russian government perfected these techniques for a domestic audience. Over the past decade, the Kremlin has rolled out the same methods abroad [10].

Автор представляет Правительство России как способное вводить в заблуждение людей, манипулировать своим населением и желающее воздействовать на весь мир. Используя метафоры perfected these techniques и rolled out the same methods, обозреватель «Гардиан» создает представление в сознании читателя об имеющейся специальной программе действий по распространению информации, пропагандистской политики России, направленной на дезориентацию аудитории.

  1. For students of the 2016 US presidential election, Russia’s methods in Macedonia look highly familiar. Disinformation campaigns and “fake news”, cyberwarfare and hacking, phoney Facebook and Twitter accounts and secret cash payments – the modern equivalent of communist-era “red gold” – are all alleged to have been used [11].

В данном случае России снова приписываются специфические методы ведения политики – нечестные, незаконные, теневые. Автор перечисляет возможные операции, которые Россия могла проводить во время выборов в Македонии и характеризует их как «современный эквивалент «красного золота» коммунистической эпохи» (букв. пер.).

Метафора играет немаловажную роль в реализации стратегии дискредитации, поскольку в процессе переноса наименования с одного объекта на другой, можно выразить свою оценку, отношение [3, с. 170; 6, с. 9]. Наибольшую эффективность метафоры имеют тогда, когда они понятны и привычны реципиенту, встроены в его языковую картину мира. В рамках политического дискурса метафора дает возможность адресанту представить события, идеи, людей в нужном для него свете, а адресату упростить восприятие в силу своего оценочного эффекта и краткости предоставления информации.

Анализ показал, что помимо метафоры в политическом дискурсе используется такой пример, как сравнение.

В данной работе сравнение понимается как сопоставление одного понятия с другим. Иначе говоря, использовать сравнение – значить охарактеризовать один объект, устанавливая его связь с другим объектом, который относится к другому классу вещей [1, с. 167-169].

Рассмотрим пример:

  1. Vladimir Putin, who has held that position since 2000, has been likened to a mafia don running his homeland like a protection racket [15].

Владимир Путин уподобляется дону мафии, стиль управления отождествляется с рэкетом. Подобное сравнение носит яркий эмоциональный окрас, наделяя отрицательной оценкой действия президента, определяя их как преступные.

  1. The civil resistance and the men and women who died are in the Russian attack were honoured with due solemnity in Prague this summer. But the Czech president, Miloš Zeman, could not bring himself to appear at the official commemoration because he is a Putin apologist. The Czech Republic feels like a post-colonial country where the former imperial overlord still holds sway [12].

Отрывок взят из статьи, в которой обозреватель «Гардиан» делится своим мнением относительно влияния России в мире. Для этого автор представляет читателям вспомнить некоторые события из истории Чешской республики – Пражскую весну. Тогда, когда люди решили отдать дань сражавшимся за свободу, Президент Республики не явился на церемонию, поскольку он является приверженцем Путина, как объясняет автор. В этой связи, режим Чешской Республики сопоставляется с режимом постколониальных стран, исходя из того, какую характеристику приписывают правителю государства. Большее эмоциональное воздействие оказывает тот факт, что в отрывке используется второе имплицитное сравнение – Милош Земан и Владимир Путин. Именуя президента республики «приверженцем Путина», автор скорее стремится провести параллель между образами руководителей стран и указать на схожесть характера их авторитарного правления.

Любой текст несет в себе какую-то информацию. В своем прагматическом смысле ее можно разделить на содержательно-фактуальную (СФИ), содержательно-концептуальную (СКИ) и содержательно-подтекстовую (СПИ). Именно СКИ сообщает реципиенту авторскую позицию, его замысел, идеи, в том числе, посредством оценочной характеристики описываемых явлений [2, с. 28, 119]. Прием оценочной коннотации позволяет дать характеристику объекту или явлению, выразить свое отношение.

  1. The explanation by the two suspects in the Sergei Skripal poisoning for their presence in Salisbury in March – a sightseeing holiday diverted by snow – is so implausible that it raises intriguing questions about why Russia chose this alibi and what it says about the health of the state’s propaganda machine [14].
  2. But it’s also more brazen than that: offering up a risible explanation whose very implausibility confirms that Moscow simply doesn’t care [13].

В приведенных примерах объяснения оцениваются как неправдоподобные, сомнительные (implausible). Авторы указывают на небрежность, непродуманность действий, халатное отношение со стороны Москвы, а также ставится под вопрос адекватность информационной политики или «здоровье государственной пропагандистской машины» (букв. пер.) (пример 5).

В следующем отрывке, взятом из статьи, в которой автор описывает действия России в ответ на обрушившиеся обвинения Великобритании по делу Скрипалей, автор выражает свое отношение к правительственным кругам России, оценивая их поведение как наглое и аморальное (brazen):

  1. A brazen Moscow would simply deny any knowledge of the men’s existence, denounce the CCTV footage as fabricated and shut up shop [14].

Лексико-семантические инструменты, такие как оценочные слова, выполняют функцию характеризации объекта, его свойств и действий как правильные или неправильные, положительные или отрицательные, хорошие или плохие. Выражаться такие оценки могут эксплицитно или имплицитно, то есть явное определение смысла информации или скрытое, косвенное, требующее обращения к контексту для выявления значения [5, с. 82-83].

Другой прием, часто используемый в политическом дискурсе – ярлык. Для ярлыка характерно использование пейоративной лексики, выражающей негативную оценку, высмеивающей, наделяющей объекта отрицательными и дискредитирующими качествами [7]. «В основу наименования по принципу ярлыка кладется какой-нибудь частный признак объекта» [3, с. 49].

Рассмотрим пример:

  1. What is the best way to deal with these egregious assaults on truth by two of the world’s most powerful men, one an authoritarian autocrat, the other a would-be authoritarian autocrat? [13].

Отрывок взят из статьи, посвященной делу с отравлением в Солсбери и описанию роли России в нем. В данном примере речь идет о президентах В. Путине и Д. Трампе – их действия сопоставляются. Президент Россия обвиняется в распространении ложной информации по делу Скрипалей, а Президент США – в лжи относительно последствий урагана «Мария» в Пуэрто-Рико. Автор пытается указать на стиль правления руководителей стран. Первого называют авторитарным диктатором, а второго потенциальным диктатором. Так Автор пытается донести до читателя, что подобный стиль управления характерен для конкретного политического режима. Это пример использования стилистического приема – навешивание ярлыков. С помощью ярлыка референт наделяется дополнительными признаками, например, такими, как идеологическая принадлежность [5, с. 89; 7].

  1. According to Macintyre, the dying USSR failed to recruit any significant British agents, but Putin’s modern espionage agencies may still try the same techniques [8].

Данный демонстрирует навешивания ярлыка «государства шпионажа». Правительству России приписывается деятельность по проведению вербовки агентов. Такой образ оказывает негативное эмоциональное воздействие на читателя, формирующее отрицательное отношение к России.

  1. The question is not confined to Vladimir Putin and his troll state [13].

В данном примере Владимир Путин и члены Правительства называются «троллями», провокаторами, зачинщиками конфликтов. Отрывок взят из стать, посвященной обличению лжи России по делу в Солсбери. Автор утверждает, что Россия занимается распространением лжи и выдумок, подстрекательством. Все это вызывает яркий эмоциональный отклик у читателя, формируется негативное отношение.

  1. And he’s talking about the foreign policy elites who provided, so to speak, the Atlanticist choir [9].

В примере 11 Государства Атлантического океана уничижительно называются «Атлантическим хором» или «подпевалами», что характеризует их как несамостоятельных, нуждающихся в чьих-то указаниях странах.

Прием навешивания ярлыков занимает особое место в вербализации дискредитирующей стратегии. Референт наделяется дополнительными признаками посредством грубого, резкого и пренебрежительного именования.

Всего стратегия дискредитация была выявлена в 25 примерах, в статье представлены лишь некоторые из них. В ходе анализа было выявлено, что данная стратегия реализуется посредством использования метафоры, сравнения, оценочной коннотации и навешивания ярлыков. Согласно статистическому подсчету в дискредитационной стратегии доминирует прием навешивания ярлыков (46 % от общего числа примеров данной стратегии). Представленная в статье классификация средств вербализации стратегии дискредитации не является исчерпывающей. Проведение сопоставительных исследований вербализации манипуляции в политическом дискурсе в СМИ позволит выявить особенности речевого манипулирования общественным мнением конкретных изданий, а также изучить их национально-культурные специфики.

 

Список литературы:

  1. Гальперин И. Р. Стилистика английского языка //М.: Высшая школа. – 1981. – Т. 334. – С. 4.
  2. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. Изд. 4-е, стереотипное. М: КомКнига, 2006. — 144 с.
  3. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Изд. 5-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 288 с.
  4. Катенева И. Г. Механизмы и языковые средства манипуляции в текстах СМИ: автореф. дис. … канд. филол. наук. НГПУ, Новосибирск, 2010. URL: http://cheloveknauka.com/mehanizmy-i-yazykovye-sredstva-manipulyatsii-v-tekstah-smi (дата обращения 05.04.2019)
  5. Никитина К. В. Технологии речевой манипуляции в политическом дискурсе СМИ (на материале газет США): дис. – Уфа: государственный университет, 2006.
  6. Чернявская В. Е. Дискурс власти и власть дискурса: проблемы речевого воздействия: учеб. пособие / В. Е. Чернявская. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 136с.
  7. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. URL: https://www.twirpx.com/file/260472 (дата обращения 12.09.2018)
  8. From Brexit to the US election: books that reveal how Russia influences the world. URL: https://www.theguardian.com/books/2018/nov/08/further-reading-books-russian-influence-luke-harding (дата обращения 21.03.2019)
  9. It’s not just Trump. Much of America has turned its back on Europe. URL: https://www.theguardian.com/commentisfree/2018/sep/28/trump-america-europe-united-states (дата обращения 14.03.2019)
  10. Reporting on Trump and Putin amid the war on truth. URL: https://www.theguardian.com/membership/2018/oct/13/reporting-on-trump-and-putin-amid-the-war-on-truth (дата обращения 15.03.2019)
  11. Result of Macedonia's referendum is another victory for Russia. URL: https://www.theguardian.com/world/2018/oct/01/result-of-macedonia-referendum-is-another-victory-for-russia (дата обращения 14.03.2019)
  12. Russia faces barrage of criticism at UN over novichok attack. URL: https://www.theguardian.com/uk-news/2018/sep/06/russia-faces-barrage-of-criticism-at-un-over-novichok-attack (дата обращения 10.03.2019)
  13. Russia’s brazen lies mock the world. How best to fight for the truth? URL: https://www.theguardian.com/commentisfree/2018/sep/15/lies-russia-rt-salisbury-suspects-putin (дата обращения 10.03.2019)
  14. Salisbury pair's unlikely story only makes UK's case stronger. URL: https://www.theguardian.com/uk-news/2018/sep/13/salisbury-suspects-unlikely-story-only-makes-uk-case-stronger (дата обращения 10.03.2019)
  15. The Observer view on how Putin’s spooks reveal what a dangerous foe he has become. URL: https://www.theguardian.com/commentisfree/2018/oct/07/observer-view-on-challenge-posed-by-russia (дата обращения 14.03.2019)

Оставить комментарий