Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 18(62)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Позднякова С.Н. ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ В РОМАНЕ Т. ТОЛСТОЙ «КЫСЬ» // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 18(62). URL: https://sibac.info/journal/student/62/140847 (дата обращения: 21.10.2019).

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ В РОМАНЕ Т. ТОЛСТОЙ «КЫСЬ»

Позднякова Софья Николаевна

магистрант, Институт дистанционного обучения и развития информационно-коммуникационных технологий Пятигорский государственный университет,

РФ, г. Пятигорск

Исследования проявлений интертекстуальности на сегодняшний день является актуальным направлением для исследования художественного текста, позволяющее проанализировать аспект диалога идей во времени, актуальных претекстов. По мнению исследователей в области интертекстуальности, характерно «расщепление единого текстового потока, когда почти каждое слово отсылает к претекстам». [5, с. 6].

Показателен в этом плане роман Татьяны Толстой «Кысь». Здесь, теория интертекстуальности объясняет «взаимодействие текстов в самых разных проекциях, обращаясь к содержательно-смысловым единицам текста, структурно-композиционному построению или «материи» текста и его семиотическим кодам». [2, с. 175].

Интертекстуальные включения в романе Татьяны Толстой имеют важное значение для понимания его основной идеи. Интертекстуальные единицы, как известно, имеют несколько базовых признаков, среди которых: - точность воспроизведения исходного текста (претекста, прототекста);

- сохранение семантического равенства с исходным текстом или его трансформация;

- обособленность или встроенность в систему вторичного художественного текста;

- функция перенаправления к новому осмыслению исходного текста. [3, с. 133].

Внимательное прочтение и анализ текста романа «Кысь» показал плотную насыщенность интекст-цитатными именами, которые выполняли текстообразующую функцию. Их можно разделить на несколько групп.

1. Фамилии и имена поэтов, композиторов, художников, философов, актеров и исторических деятелей: Хлебников, Косолапов, Мухина, Жуков, Достоевский, Горький, Зайцев, Шмелев, Сытин и др. [4, с. 173-174]. Причем их перечисление дается по лексико-тематическим группам, которые объединяются по принципу родо-видовой принадлежности фамилий: Медведев, Зайцев, Волков (имеют в корне указание на вид животного).

2. Лексемы, обозначающие актуальные реалии советского общества: партийный билет, профсоюзный билет, комсомольский билет, билет государственной лотерии, облигации внутреннего займа, документы на право вождения транспорта, облигации внутреннего займа и др. [4, с. 103].

3. Дословные цитаты, выступающие в качестве претекста: стихотворения М.Ю. Лермонтова «Горные вершины, И. Бродского «Бессонница», Б. Пастернака «Февраль». Федор Кузьмич использует как собственные стихотворения цитаты известных нам поэтов В. Маяковского, А. Блока, Б. Пастернака. интертекстуальные единицы помогают лучше понять саму природу романа. Вынутые из контекста, они превращаются в набор слов, основным достоинством которого является его ритм и рифма.

По своей форме роман вызывает ассоциации со сказами Павла Бажова. Они проявляются в следующих аспектах:

- Синтаксис романа подчеркивает форму устного повествования, рассказа. При этом форма повествования напоминает нам роман М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города», в котором рассказана многовековая история жителей города Глупова. По мнению исследователей, в романе «безраздельно господствует стихия несобственно-прямой речи». [1, с. 132].

- Интертекстуальные включения отсылают читателя к воспоминаниям поэтического, фольклорного текста. Таинственная сущность «кысь», живущая в лесах рядом с городом Федор-Кузьмичском, наводит страх на людей, лишает их жизненной силы. Такие же враждебные человеку силы мы находим в русских и европейских сказках, сказах Павла Бажова.

В романе мы встречаем интертекстуальные единицы в виде выразительных средств (эпитеты, метафоры, сравнения, метонимии). Тем самым автор подчеркивает условность, некую фантазийность повествования, поскольку в сказе всегда перемешивается правда и вымысел, и читатель сам должен определить, в какой степени здесь представлена правда, а в какой – ложь.

Часто трансформируясь, в исходный текст входит слово из другого стиля русского языка (разговорного, просторечия). Это соединение разных терминов, понятий приводит к тому, что во взаимодействии первичного и вторичного текстов происходит возникновение нового устойчивого выражения, фразеологизма. В целом, в условиях текст служит важной характеристикой низкого уровня образованности героев, их желанием снизить эффект искусства. Так, Федор Кузьмич при встрече с народом объясняет, что картины – это «вроде рисунка, только крашеное».

Ярким интертекстуальным включением является рассуждение героев о картине «Демон» М. Врубеля: «Одну картину я красил, а она у меня вышла не очень. Назвал «Демон». Ну там я все синим позакалякал». Наличие просторечного глагола «позакалякать» снижает уровень интертекстуального включения, который вызывает у читателя воспоминание о прекрасной картине М. Врубеля «Демон». [4, с. 160].

Обращаясь к синтаксическим единицам в романе, важно отметить, что они также являются интертекстуальным включением и типичны для выступлений на советских партийных и общественных собраниях: «Ваша элементарная задача: поддерживать минимальный порядок! Ваши коллеги пьянствуют, а вы меня дергаете по пустякам. А в массовом алкоголизме, Шакал, отчасти и ваша вина». [4, с. 95].

Анализ интертекстуальных включений в романе Татьяны Толстой «Кысь» позволяет нам сделать вывод, что целью использования интертекста в романе является формирование идейного смысла романа, основанного на культурно-историческом опыте автора и читателей.

Источниками интертекстуальных включений в романе «Кысь» являются тексты музыкальных произведений, поэтические тексты, фразеологизмы, крылатые выражения. Как правило, основными видами интертекстуальных единиц по форме являются цитаты, аллюзии, крылатые выражения (часто трансформированные).

Несомненно, важным аспектом являются интертекстуальные включения входящие в состав тропов и фигур, отображающие особенности орфографии и пунктуации, которые также взаимодействуют как стихотворная и прозаическая речь. При этом текст романа «оказывается включенным во всю систему созданных до него или параллельно с ним текстов, приобретает визуальное многомерное представление». [5, с. 10].

 

Список литературы:

  1. Беневоленская Н.П. «Кысь» Т.Толстой как идеологический роман. // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена. – 2009. – С. 132-141// Электронный ресурс URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kys-t-tolstoy-kak-ideologicheskiy-roman  (дата обращения – 21.03.2019).
  2. Казак М.Ю., Махова А.А. Медиатексты в аспекте теории интертекстуальности и прецедентности // Научные ведомости. Гуманитарные науки. 2011. № 24 (119). Выпуск 12. С.175-182 // Электронный ресурс URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mediateksty-v-aspekte-teorii-intertekstualnosti-i-pretsedentnosti (дата обращения – 21.03.2019).
  3. Литвиненко Т.Е. Интертекст в аспектах лингвистики и общей теории текста. Иркутск: ИГЛУ, 2008. С.133.
  4. Толстая Татьяна. Кысь. М.: АСТ, 2016.

Оставить комментарий