Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 1(45)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Поляков Н.М. Следственные действия, ограничивающие конституционные права и свободы граждан // Студенческий: электрон. научн. журн. 2019. № 1(45). URL: https://sibac.info/journal/student/45/127318 (дата обращения: 16.09.2019).

Следственные действия, ограничивающие конституционные права и свободы граждан

Поляков Никита Михайлович

магистрант заочной формы обучения, юрист, кафедра уголовно-процессуальных дисциплин, юридический факультет, Владимирский государственный университет,

РФ, г. Владимир

Аннотация. В данной статье рассматривается значимая современная проблема следственных действий связанных с ограничением конституционных прав и свобод человека. В ней вы ознакомитесь с анализом положений отечественного законодательства, затрагивающих общие положения о сущности и видах следственных действий, а также нормы, посвященные основаниям и порядку производства следственных действий, ограничивающих конституционные права человека.

Ключевые слова: расследование, криминалистика, убийство, следственное действие, перспективы использования, обыск, допрос, очная ставка, осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, выемка.

 

Расследование - это цепь подозрений, которые требуют проверки. Приходится заходить в множество гаваней, пока найдешь нужный порт.

Разрешите представить вашему вниманию научную статью по теме: «Следственные действия, ограничивающие конституционные права и свободы граждан». Успешность расследования преступного деяния ставится в зависимость от своевременного и продуктивного производства следственных действий, благодаря которым происходит накопление доказательственной базы. Именно этот фактор обуславливает актуальность постоянного исследования нормативной основы и практики претворения в жизнь следственных действий, особенно тех, которые связаны с ограничением конституционных прав человека. Более того институт следственных действий принято считать фундаментальным элементом системы тактических приемов, помогающих в расследовании преступлений.

Обязанность для органов предварительного следствия быстро и эффективно выполнять деятельность по раскрытию преступлений и формированию доказательственной базы. Такая деятельность включает в себя следующие элементы: собирание, проверку и оценку доказательств, воплощаемые в жизнь путем производства следственных действий, регламентированных положениями уголовного-процессуального законодательства.

Важно сказать, что следственные действия не получили единую систематизацию в общей норме, что характерно, например, для оперативно-розыскных мероприятий, получивших законодательную фиксацию в статье 6 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Правовое отнесение следственных действий к виду процессуальных произведено теоретиками и практиками юридической науки, при этом между учеными до сих пор не имеется стойкости и единства в выработке определения «следственное действие» и их системы.

Для всестороннего и бесспорного понимания внутреннего содержания категории «следственное действие» необходимо изучение с двух сторон – познавательной и процессуальной. Познавательная выражена как форма поиска и систематизации доказательств – получения сведений по обнаруженным следам преступления, их документальному закреплению в материалах дела.

Процессуальное положение подразумевает то, что следственное действие точнее порядок его претворения в жизнь четко и детально прописан в положениях уголовно-процессуального законодательства для каждого участника. Он включает условия для осуществления таких действий, правомочия участников, меры, отображающие познавательные и удостоверяющие операции, меры порицания возможные для применения к недобросовестным участникам уголовного судопроизводства.

В особых ситуациях самыми продуктивными становятся такие следственные действия как: обыск, выемка из жилища, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Перечисленные действия, уголовно-процессуального характера, непосредственно воздействуют на конституционные права человека, что ознаменовало их особую регламентацию. В соотвествии с предписаниями статей 23 и 25 Конституции РФ и ч. 2 статьи 29 УПК РФ их реализация возможна только при получении судебного решения, а при не возможности их отложения – при последующем проведении проверочных мероприятий судом на соблюдение принципов законности и обоснованности в ходе их производства. Подобные факту вызывают дискуссии относительно порядка проведения некоторых следственных действий. Важно отметить, что юридическая наука не сформировала единой позиции по отношению к их понятию, сущности, перечню и иным важным вопросам, что также становится катализатором для возникновения трудностей в процессе ведения уголовного судопроизводства, достижения его основных целей.

Основания для воплощения в жизнь следственных действий, вызывающих некоторые ограничение конституционных прав и интересов граждан могут быть разделены на две группы: материально-правовые и формально-правовые. Формальные по своему характеру правовые основания видятся допустимыми и вероятными только в пределах осуществляемой следователем (дознавателем) деятельности по предварительному расследованию каждого уголовного дела, возбуждаемого согласно четкому правилу, обозначенному в статье 146 УПК РФ и подлежащему расследованию в рамках сроков, также определенных законодателем. Материально-правовые причины для производства следственных действий, содержащих возможности ограничения конституционных прав человека представлены совокупностью доказательств. Поэтому следственные действия, вызывающие ограничение конституционных прав, требуют судебной легализации. Сущность судебного разрешения на производство следственных действий сведена к организации процесса проверки полноты и убедительности поводов для ограничивающей конституционные права граждан деятельности.

В Российской Федерации в 1990-е годы законодателем была определена возможность проведения действия оперативно-розыскного характера, именуемого как прослушивание телефонных переговоров и снятие введений с каналов связи. Позже такое же по внутреннему содержанию следственное действие получило регламентацию в УПК РФ.

В качестве предмета, исследуемого следственного действия, надо понимать переговоры, происходящие благодаря телефонному аппарату, а также иные - по всем другим имеющимся в распоряжении общества средствам электросвязи.

Согласно ч. 7 ст. 185 УПК, которой данная статья дополнена в 2016 г., при наличии достаточных оснований полагать, что сведения, имеющие значение для уголовного дела, могут содержаться в электронных или иных передаваемых по сетям электросвязи сообщениях, следователем по решению суда могут быть проведены их осмотр и выемка. Актуальность и практическую значимость данной нормы для раскрытия и расследования преступлений невозможно переоценить.

Однако внесение в ст. 185 УПК РФ положения об осмотре и выемке электронных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи, создает сложности для органов предварительного расследования в ее реализации. Исходя из логики, если новелла была внесена в законодательные нормы, регулирующие производство следственного действия "наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка", то предусмотренные ею предписания должны учитывать содержание, предмет и форму этого следственного действия, соответствовать нормативным правовым актам, регулирующим общественные отношения в области распространения информации в сети Интернет. В действительности между данными категориями возникает юридическая коллизия, которая не позволит получать электронные и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи.

Нарастающий темп научного прогресса в сфере связи становится детерминантом для расширения возможностей и способов обмена данными. При этом нормы уголовно-процессуального законодательства должны отражать этот процесс не перечислением средств связи, а выработкой объективного понятия общего характера, основанного на положениях законодательства о связи. Это создаст возможность для получения информации, передаваемой по вновь созданным и разработанным средствам электросвязи, избегая бесконечные корректировки УПК.

Особо стоит остановится на проблеме, обусловленной вопросом разрешения ходатайства о проведении рассматриваемого следственного действия. Так, к примеру, дело может содержать достаточный объем информации, подтверждающей причастность конкретного человека к его воплощению или о том, что беседы другой личность значимы для дальнейшего хода уголовного дела, но отсутствует доказательственный материал и стопроцентная уверенность в принадлежности телефонного номера лицу попавшего под контроль. В суд с рапортами оперативных сотрудников направляются сведения заверяющие в принадлежности номера или IP адреса подконтрольному субъекту. Суд здесь руководствуется слепой верой в достоверность, изложенных в рапорте фактов, что может в результате стать фактом нарушения конституционных прав личности, которая является посторонней и не имеющей отношения к делу. Статьей 186 УПК РФ в качестве объекта контроля телефонных переговоров называется не конкретный номер, а конкретное лицо – абонент, пользующийся услугами связи. В случае, когда применяемый подконтрольным лицом абонентский номер, IP адрес зарегистрированы на иное лицо, на сотрудников органов предварительного расследования возлагается обязанность по предъявлению в судебные структуры доказательств их использования именно проверяемым лицом, причастным к факту преступного деликта. Иное становится основанием для отказа в удовлетворении ходатайства.

Таким образом, на основе проведенного анализа, можно предложить иную формулировку положений п. 14.1 статьи 5 УПК РФ: "контроль соединений средств электросвязи - следственное действие, состоящее в контроле и фиксации содержания сведений, передача которых происходит по средствам электросвязи; осмотр и прослушивание фонограмм зафиксированных голосовых сообщений; осмотр распечаток зафиксированных неголосовых сообщений".

При реализации контрольных мероприятий в рамках производства по уголовному делу подобная ситуация может возникнуть, особо это касается таких следственных действий как осмотр и выемка в жилище (ст. ст.182, 183УПК РФ).

В границах уголовного судопроизводства неприкосновенность жилища сводится к таким моментам:

1. Осмотр такого помещения может быть реализован только при наличии согласия на это лиц, которые проживают в нем либо при получении судебного разрешения;

2. Обыск и выемка требуют обязательного судебного одобрения в форме решения.

Важно сказать, что действие данного принципа распространяется и на граждан, находящихся в жилом помещении на законных основаниях, возникающих не только из права собственности на него или найма, но и из договоров аренды, а также иных обстоятельств, которые влекут непосредственное и постоянное пользование жилищем. Право на неприкосновенность жилища не всегда ставится в зависимость от наличия права на жилище.

Во время проведения следственных действий в жилище следователем должны быть предприняты предварительные меры, не допускающие утечку данных полученных в процессе проведения обыска (выемки) в жилом помещении, личной и семейной тайны лица, в отношении которого эти действия производятся, а также данные частного характера, затрагивающие жизнь других лиц (ч. 7 ст. 182 УПК РФ). Законодатель не определил перечень таких мер, способы и их выбор самостоятельно определяются следователем с учетом обстоятельств дела, обстановки расследования и имеющихся у него ресурсов, в том числе и людских. Это может быть выражено во влечении в дело в качестве понятых не соседей обвиняемого, а абсолютно посторонних людей.

К сожалению, практике известны случаи перерастания осмотра жилища в производство обыска. Следователь, дознаватель совершают действия, не входящие в понятие осмотра (осмотр содержимого шкафов, ящиков, личных вещей и т.д.). Подобные действия вызывают недовольство.

В целях предупреждения нарушения правил осуществления следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, сопряженных с наложением ограничений на неприкосновенность жилища, можно предложить рекомендуемые правила для уполномоченных работников правоохранительных структур:

  1. Принцип неприкосновенности жилого помещения подлежит соблюдению, как по месту постоянного жительства человека, так и по месту его временного пребывания (автомобиль, купе поезда, каюта парохода, номер в гостинице, туристическая палатка, иное помещение, в котором человек находится временно).
  2. Производство следственных действий внутри жилого помещения допустимо при получении согласия лиц, которые в нем проживают, и на основе судебного решения. За исключением случаев, которые не терпят промедления.
  3. Также надо сказать, что при осмотре жилища в протоколе в письменной форме фиксируется согласие лиц на подобные процессуальные действия, что удостоверяется всеми участниками перед его началом. Это поможет исключить момент последующего отказа жильцов от данного ими согласия.
  4. В ситуации несогласия одного из лиц, проживающих в жилом помещении, с производство действий следственного характера, дознаватель обращается в суд для получения соответствующего разрешения о возможности их реализации  при отсутствии согласия (за исключением случаев, предусмотренных ч.5 чт.165 УПК РФ).
  5. На следователя и дознавателя до начала производства осмотра ложиться обязанность по разъяснению жильцам возможности изъятия предметов, обладающих ценными свойствами для дальнейшего продвижения дела.

Представляется, что назрела необходимость предусмотреть в УПК РФ новые следственные действия, проводимые в сфере информационных технологий. Во избежание злоупотреблений и ошибок на практике целесообразно также установить процессуальный порядок их производства. При этом вполне возможно появление новой главы УПК РФ, посвященной правилам производства следственных действий, связанных с электронными носителями информации, а не просто добавление в предусмотренный законом перечень видов осмотра или обыска новых их разновидностей. Все это в настоящее время требует большего внимания законодателя, диктует необходимость особых процессуальных правил.

Подводя итог, можно заключить, что систематизировать что-либо - значит упорядочить. Порядок в системе и процедуре уголовно-процессуальных следственных действий исключительно важен на практике, так как следственные действия - основной способ собирания доказательств.

В юридической литературе неоднократно высказывались предложения о включении понятия "следственное действие" непосредственно в текст УПК РФ. Данные предложения, безусловно, заслуживают поддержки.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // в "Собрание законодательства РФ", 04.08.2014, N 31, ст. 4398
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-Ф (ред. от 03.10.2018)  // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 11.10.2018) // "Российская газета", N 249, 22.12.2001
  4. Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "Об оперативно-розыскной деятельности" // "Собрание законодательства РФ", 14.08.1995, N 33, ст. 3349
  5. Федеральный закон от 17.07.1999 N 176-ФЗ (ред. от 29.06.2018) "О почтовой связи" // "Российская газета", N 140-141, 22.07.1999
  6. Федеральный закон от 07.07.2003 N 126-ФЗ (ред. от 03.08.2018) "О связи" // "Российская газета", N 135, 10.07.2003
  7. Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 19.07.2018) "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // "Собрание законодательства РФ", 31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3448
  8. Федеральный закон от 06.07.2016 N 375-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности" // "Российская газета", N 150, 11.07.2016
  9. Приказ Минкомсвязи России от 31.07.2014 N 234 (ред. от 13.02.2018) "Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи" // "Российская газета", N 299, 31.12.2014 (опубликован без приложения)
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 7, июль, 2017

Оставить комментарий