Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 12(32)

Рубрика журнала: Технические науки

Секция: Архитектура, Строительство

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5

Библиографическое описание:
Дубинин Н.В. СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛЬЯ В ДАНИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 12(32). URL: https://sibac.info/journal/student/32/113756 (дата обращения: 13.07.2024).

СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНОГО ЖИЛЬЯ В ДАНИИ

Дубинин Николай Викторович

магистрант, кафедра градостроительства и планировки сельских населенных мест Казанского государственного архитектурно-строительного университета – КГАСУ,

РФ, г. Казань

Аннотация. Социальное жилье – это жилье, предоставляемое средне- и малообеспеченным социальным слоям населения на условиях найма или аренды, право собственности на которое принадлежит государству или муниципалитету. В статье приведены исследования современного района в Копенгагене. Выявлены различные подходы к формообразованию зданий и применению ярких решений фасадов. Определены проблемы архитектуры социального жилья.

Ключевые слова: архитектура, социальное жилище, принципы проектирования социального жилища.

 

В Европе всплеск интереса к социальному арендному жилью пришелся на вторую половину XX в., когда в тяжелых послевоенных экономических условиях предложение недвижимости явно не покрывало спрос. Именно тогда началось массовое предоставление жилья в аренду в виде масштабного жилищного строительства социальных домов, как в Скандинавии [3].

Строительство социального жилища ограничено финансовыми ресурсами заказчика, территориальными возможностями предоставляемых участков и платежеспособностью населения.

Архитектура Дании традиционно отличается высоким профессиональным уровнем. Качественное социальное строительство, близость к природе, учет ландшафтных особенностей участка, предпочтение простоты и сдержанности экспрессии и пафосу – все эти свойства считаются наиболее сильными сторонами датской архитектуры. В среднем в Дании на человека приходится около 52 м2 жилой площади, что является одним из самых высоких показателей в мире.

В данной статье не ставилась цель полностью описать и обобщить весь существующий опыт строительства социального жилья в современной Дании. Автор на примере нового жилого района Эрестад в Копенгагене попытался выполнить анализ последних зарубежных разработок в области архитектурно-градостроительной организации жилых районов и выявить новые тенденции датской архитектурной мысли. На примере застройки этого района можно проследить проблемы, характерные и для других подобных современных районов социального жилья [3].

Возведение нового района Эрестад стало одним из важнейших политических проектов, призванных помочь столице Дании заявить о себе как о развивающемся городе в мире глобализации и решить ряд инфраструктурных вопросов, возникших перед Копенгагеном в последние десятилетия [4].

С самого начала проектирования и строительства район Эрестад привлекает к себе пристальное внимание и интерес мировой общественности, провоцируя бурную полемику в прессе. Причем присутствуют как восторженные, так и достаточно негативные отзывы. Для того чтобы составить собственное представление об этом районе, в рамках проводимого в НИИТИАГ РААСН исследования проблем социального жилья в скандинавских странах были направлены две делегации в ноябре 2013 г. и июне 2014 г. и проведено изучение района Эрестад в Копенгагене российскими учеными.

Одним из принципов датской политики в сфере социального жилья является соблюдение баланса интересов людей с малыми доходами и представителей среднего класса. Делается это для того, чтобы избежать создания отдельных геттоизированных районов, заселенных только лишь малоимущими, и не спровоцировать тем самым маргинализацию населения. При заселении района Эрестад был использован принцип смешения различных социальных групп населения, что должно было помочь в решении социальных проблем. Большинство жилых зданий Эрестада предназначено для заселения молодых семей, студентов и начинающих предпринимателей. Однако полностью выполнить социальную задачу не удалось, так как относительно высокая арендная плата в районе Эрестад привела к неполному заселению, в результате чего квартиры во многих домах пустуют.

По своей структуре район Эрестад условно можно разделить на 4 части: Северный Эрестад (Nord Orestad), квартал Амагерские поля, Южный Эрестад (Syd Orestad) и Эрестад-Сити. Северная часть располагается в 15-минутной транспортной доступности от центра Копенгагена, а его южная часть находится в непосредственной близости от аэропорта.

В целом архитектура жилых зданий района Эрестад производит двойственное впечатление. С одной стороны, поражает изощренность архитектурной мысли, с другой стороны, сложно сопоставить такие понятия, как «дом, уют, теплота, камерность», с футуристическими постройками, которые кажутся чем-то потусторонним. Традиционный подход к жилищу отвергнут.

Одними из наиболее ярких зданий, выделяющихся смелыми архитектурными формами, можно назвать «дом ВМ» (2005 г.) и «дом-гора» (2008 г.), которые расположены в части, называемой Эрестад-Сити, а в южной части – жилой комплекс «Восьмерка» (2010 г.).

Комплекс социального жилья называется «ВМ Хаус» («VM house»). Название комплекса проистекает из его планировки: он состоит из двух корпусов, которые в плане напоминают латинские буквы V и М соответственно. Такая планировочная конфигурация, по мысли авторов проекта, позволила обеспечить дома максимальной инсоляцией и создать большое количество вариантов планировок квартир. В острых углах «букв» архитекторы разместили треугольные студии, предназначенные для молодых бездетных пар или холостяков, а на сгибах букв расположили лифтовые ядра. Смелые треугольные балконы выступают из фасада, как иголки ощетинившегося ежа. Стеклянная навесная стена, охватывающая весь фасад, открывает внутренний интерьер посторонним взглядам. Каждая квартира имеет свое панорамное окно и балкон-«шип». Площади 230 квартир варьируются от 65 до 120 м2. Коридорная система позволяет обеспечить выходы сразу на два этажа для двухуровневых квартир. Коридоры призваны обеспечить приватность пространства и размещены по тем фасадам корпусов, которые обращены друг к другу.

«Дом-гора» имеет форму треугольной пирамиды высотой 32 м, обращенной к югу, куда выходят террасы 80 квартир. На металлических листах нижнего яруса здания изображены гималайские горы, что позволило усилить ассоциацию с образом горы.

Площади квартир – от 80 до 150 м2. Крыша нижней квартиры служит площадкой для маленького садика верхней квартиры, расположенной выше. У каждого этажа здания собственный цвет. Автор этого произведения датский архитектор Б. Ингельс назвал свое детище «архитектурная алхимия». В данном случае смешаны традиционные понятия: «домик в сельской местности», «студенческая квартира», «зеленая архитектура», «гараж».

В комплексе расположен большой четырехэтажный паркинг. Автомобили заезжают на стоянку по серпантинному подъему, жильцы поднимаются по наклонному фуникулеру. В 2008 г. этот объект стал победителем в категории «Жилые здания» на Всемирном фестивале архитектуры.

«Дом-восьмерка» вмещает в себя 476 квартир общей площадью 60 тыс. м2. Автор Б. Ингельс так описывает это сооружение: «у человека должно создаваться ощущение, что он находится в горной итальянской деревне и в жилом квартале Копенгагена одновременно». Здание в виде цифры «восемь» создает возможность прокатиться по нему на велосипеде с первого до последнего этажа. У каждой квартиры традиционно есть собственная терраса. В состав комплекса входят и офисные помещения площадью 10 тыс. м2. Сочетание разнообразных функциональных зон – жилья, розничной торговли, офисных помещений в соединении с поднятыми над землей велосипедными и пешеходными дорожками – позволяет вспомнить «дома-комплексы», которыми увлекались в нашей стране в 1960-1970-х гг. Этот объект также получил премию за лучший жилой дом на Всемирном фестивале архитектуры в 2011 г. в Барселоне.

Изначально при проектировании района Эрестад за основу был взят крупный масштаб жилой застройки. В оформлении фасадов активно использовались яркие, насыщенные цветовые решения, преимущественно холодных тонов. Это позволило смягчить контраст, который составляют высотные здания, отличающиеся многообразием форм, с окружающим плоским, открытым всем ветрам, неозелененным пространством.

Высотные здания поражают воображение своими необычными для жилой архитектуры формами. Примером такого формообразования может служить жилой дом «Фал-ледхавен» (Faelledhaven), расположенный в северной части района Эрестад. По задумке архитекторов, два дома, граничащие на участках, должны были соединяться в одну длинную ленту, пересекающую каналы с единой линией карниза. Однако здание строилось разными девелоперами и разными архитектурными бюро, что сразу бросается в глаза, так как между двумя частями ленты нет ничего общего, кроме высоты в восемь этажей.

Для южной части района Эрестад характерно использование смешанной застройки как многоэтажными 8-10-этажными домами, так и малоэтажными двухэтажными террасными домами с квартирами дуплекс. Вместе с тем малоэтажная застройка в районе Эрестад встречается редко и она не является социальным жильем в связи с высокой стоимостью. Так, например, стоимость 1 м2 в жилом доме «Дорога Ричард Мортенсен» – 31,7 тыс. датских крон.

Вывод. В заключение можно сказать, что новая волна в датской архитектуре оставляет неоднозначное впечатление. С одной стороны, очевидны нетрадиционные для жилищной архитектуры, поражающие воображение формы и цветовые решения. С другой стороны, здесь отсутствует теплота и камерность жилых пространств, не хватает чувства своего дома, сопричастности жильцов к месту, в котором они живут. Некоторые датские специалисты называют Эрестад «новым городским гетто» и рассматривают его как градостроительную ошибку. Высокая стоимость, которая оказалась не по карману тому потребителю, на которого рассчитывали девелоперы, объясняет причину безлюдности этого района (вместо запланированных 20 тыс. жителей к 2013 г. заселилось всего 7 тыс.). Вместе с тем отдать эти помещения для новых жителей с низкими доходами тоже не является правильным решением, так как это сразу понизит уровень района. Переселение сюда низкооплачиваемой категории населения повлечет за собой в целом деградацию жилой среды. Кроме того, одной из причин неуютности района можно назвать жесткое разделение функций. Транспорт стал не соединяющим, а разделяющим, разрезающим элементом в жизнеустройстве района. Далее следует отметить слишком большой масштаб построек. Жители чувствуют себя маленькими и незначительными на фоне огромных зданий и пустынных пространств. И, наконец, нельзя не обратить внимание на отсутствие получастных уединенных пространств.

Таким образом, модернистский градостроительный подход, предусматривающий жесткое функциональное зонирование, не позволил создать комфортную жилую среду. Вместо этого здесь царит суровый контраст между высотными многоквартирными домами и открытыми плоскими необжитыми пространствами, состоящими из пустошей и строительных площадок [2]. Иными словами, застройка района Эрестад получила широкую мировую известность как новое достижение современной архитектуры, но потерпела фиаско как градостроительный эксперимент по созданию удобной, комфортной жилой среды.

Анализ социального жилья, построенного в Дании, показывает, что отношение к нему должно быть не как к второстепенному, малозначимому объекту, а как к жилью, которому необходимо уделять особое внимание со стороны государственных, муниципальных органов, архитекторов, строителей, разработчиков инженерных систем, оборудования и др. специалистов, работающих в области современного массового жилья.

 

Список литературы:

  1. Васильева А.В. Экспериментальное проектирование в крупнопанельном домостроении // Жилищное строительство. – 2012. – № 2. – С. 10-15.
  2. Королева О.В. Волгоград и Копенгаген – два решения одной проблемы социального жилья // Проект Нижняя Волга. – 2014. – № 1 (10). – С. 26-29.
  3. Fainstein S.S. Mega-projects in New York, London and Amsterdam. International Journal of Urban and Regional Research. 2008. Vol. 32, No. 4. P. 768-785.
  4. Urban Reports – Urban strategies and visions in mid-sized cities in a local and global context. Еd. by N. Schüller, P. Wollenberg, K. Christiaanse. Chicago (USA): GTA Publishers, 2009. 372 p.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.