Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 9(29)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Усманов А.А. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО ВОПРОСУ ЭКСТРАДИЦИИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2018. № 9(29). URL: https://sibac.info/journal/student/29/105632 (дата обращения: 26.09.2021).

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО ВОПРОСУ ЭКСТРАДИЦИИ

Усманов Артур Ахматович

студент-магистрант юридического факультета Оренбургского государственного университета,

РФ, г. Оренбург

Актуальность данной статьи связана с повышением в последние годы интереса к исследованию процедуры передачи обвиняемых либо преступников. В статье рассматриваются некоторые проблемы международного сотрудничества по вопросу их выдачи. Проведенный анализ проблем позволяет сделать вывод, что институт экстрадиции на сегодняшний день не совершенен и имеет ряд проблем применения.

 

Ключевые слова: экстрадиция, проблемы института экстрадиции, международная экстрадиция.

 

Институт экстрадиции возник довольно давно. Первое правовое закрепление норм данного института мы наблюдаем в дошедшем до наших дней договоре от 1278 года до н. э. между царем хеттов Хетушилем III и египетским фараоном Рамсесом II, в тексте которого содержались нормы  взаимной помощи по передаче беглых рабов. В Киевской Руси институт экстрадиции находит свое отражение в договорах от 911 г., заключенных между князем Олегом и византийским королем Львом VI и содержащих нормы по взаимной передаче русских, виновных в преступлениях, совершенных на территории Византии, и греков, совершивших преступления на территории Киевской Руси, для исполнения наказания [1, с. 792].

Впервые термин «экстрадиция» появился во французском Декрете 1791 г., текст которого регламентировал некоторые аспекты процедуры передачи лиц. Однако с развитием стран развивается и преступная деятельность, которая выходит за пределы государства, представляя собой уже общемировую (глобальную) проблему, что делает необходимым уделять должное внимание держав вопросу международного сотрудничества в сфере передачи лиц, виновных в совершении преступлений. В юридической литературе институт экстрадиции определяется как система международных нормативно-правовых актов и национального законодательства, регламентирующих передачу преступников одним государством другому для привлечения к ответственности либо отбывания наказания за совершенное преступление [2, c. 21].

На сегодняшний день, пожалуй, самым важным документом, регулирующим институт выдачи преступников, является европейская Конвенция о выдаче 1957 г., подписанная Российской Федерацией в 1996 году. Положения данной конвенции регламентируют деятельность компетентных органов РФ с компетентными органами стран-участниц конвенции по вопросу выдачи преступников. Однако помимо международного закрепления, нормы института экстрадиции находят свое отражение и в национальном законодательстве стран. В российском законодательстве положения института экстрадиции, а также порядок направления и исполнение запроса выдачи лиц закреплены в ст. 13 УК, 460 и 462 УПК РФ. Из-за различия правовых систем государств институт экстрадиции имеет ряд проблем, среди которых одной из главных является проблема выдачи государством собственных граждан. В соответствии со ст. 13 УК РФ не подлежат выдаче другому государству граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории другого государства [6]. Но также имеется проблема определения статуса гражданина, например, в Норвегии в соответствии с законом к гражданам относятся лица, проживающие постоянно на территории королевства, т. е. иностранцы, имеющие право проживать на территории данного государства. Соответственно, отказ в выдаче своих граждан в Норвегии также закреплен в законодательстве.  Еще одна из проблем, которая заслуживает внимания, – это различия в избрании меры наказания за совершенное преступление. Так, к примеру, в некоторых странах законодательством предусмотрен отказ в выдаче преступника, если в запрашиваемом государстве ему избрана высшая мера наказания – смертная казнь [3, с. 121].

Помимо конвенций и национального законодательства, для упрощения процедуры экстрадиции между государствами могут заключаться двусторонние соглашения, регулирующие международное сотрудничество по вопросу экстрадиции. Российская Федерация имеет их с Турцией, Китаем, Бразилией. С рядом стран вопросы выдачи лиц, совершивших преступление, решаются в рамках международных соглашений о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Однако на деле количество экстрадируемых в Российскую Федерацию граждан намного меньше количества направляемых Генеральной прокуратурой в разные страны запросов об экстрадиции. В год РФ направляет более 800 запросов об экстрадиции преступников, из них удовлетворяются лишь 50-70. Соответственно, процент выполненных запросов варьируется от 8% до 10%, несмотря на то что в год, по официальным данным, Российская Федерация экстрадирует более 1500 иностранцев, обвиняемых в совершении преступлений. Многие ученые считают, что такого рода нестыковка данных происходит из-за того, что в РФ решение об отказе в экстрадиции либо ее удовлетворении принимает Главное управление международного сотрудничества Генеральной прокуратуры, в то время как в европейских странах это прерогатива суда.

Еще одной проблемой экстрадиции является принцип двойной преступности. Суть его заключается в том, что общественно опасное деяние, за совершение которого преступник подлежит экстрадиции, должно быть наказуемо в обоих государствах – как в запрашиваемом, так и в запрашивающем. Так, к примеру, в 1948 г. Гирхард Эслер бежал из США в Великобританию, опасаясь уголовного преследования. Компетентными органами США был направлен запрос об экстрадиции. Как только судно, на борту которого находился Г. Эслер, достигло берегов Великобритании, полиция арестовала его, и вопрос об экстрадиции рассматривался английским судом. Правовой основой по данному вопросу являлся Договор о выдаче между США и Британией от 1931 г. Однако судом было принято решение об отказе в выдаче, поскольку лжесвидетельство, вменяемое Г. Эслер в США, не было включено в список экстрадиционных преступлений, а также не было наказуемо законодательством Великобритании [4, с. 25].

Отдельное внимание стоит уделить проблеме дипломатического иммунитета, точнее прав, предоставляемых дипломатическому лицу. В юридической литературе дипломатический иммунитет – это предоставление особых прав дипломатическому лицу, в том числе и невосприимчивость к национальному законодательству государства, в которое такое лицо прибыло для исполнения своей миссии. В соответствии со своим статусом дипломаты не могут быть привлечены к ответственности за совершенное преступление в государстве, в которое они были направлены. Правовыми основами, регулирующими деятельность дипломатов, являются  Венская конвенция о дипломатических сношениях, а также национальное законодательство. Так, в Российской Федерации положения о дипломатическом иммунитете содержатся в ст. 401 ГПК РФ, в ст. 11 УК РФ [5, c. 32]. Из-за правового статуса дипломата и предоставленного ему дипломатического иммунитета зачастую лица, которые им обладают, злоупотребляют этим. К примеру, МИД РФ объявил персоной нон грата третьего секретаря политического отдела посольства США в России Фогла Райана Кристофера, которому вменялась попытка вербовки сотрудника одной из российских спецслужб.

Проанализировав все вышесказанное, можно сделать вывод, что, несмотря на наличие международных правовых актов, а также норм внутригосударственного законодательства, регламентация института экстрадиции весьма прозрачна и имеет ряд проблем, как теоретических, так и практических. Во-первых, нет единых правил передачи обвиняемых либо преступников другому государству, во-вторых, проблемы возникают из-за различия правовых систем государств, в-третьих, проблемы экстрадиции также вызваны политическими разногласиями и дипломатическим иммунитетом. Кроме того, проблемы экстрадиции связаны с нежеланием государств экстрадировать своих граждан, т. е. данная деятельность направлена на защиту прав и законных интересов гражданина. Решением этих проблем является создание единого унифицированного документа, регулирующего процедуру экстрадиции для всех стран, который позволит расширить рамки международного сотрудничества государств и их компетентных органов для рассмотрения, расследования и разрешения уголовных дел.

 

Список литературы:

  1. Бойцов А.И. Выдача преступников / А.И. Бойцов. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. – 792 с.
  2. Коняхин В. Институт экстрадиции: уголовно-правовая регламентация // Законность. – 2006. – № 1. – С. 21.
  3. Левашова О.В., Горичева В.Л. Современный аспект института экстрадиции // Успехи современной науки. – 2016. – Т. 3. – № 9. – С. 121.
  4. Мельникова Э.Б. Международное сотрудничество в сфере уголовной юстиции: Учебное пособие. – М.: Проспект, 2006. – 25 c.
  5. Сизов А.А. Особенности досудебного производства по делам о преступлениях, совершаемых иностранными гражданами: Монография / А.А. Сизов. – Курск: Изд-во МУП «Курская городская типография», 2013. – С. 32.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. (в ред. от 29.07.2017 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 25. – Ст. 2954; – 2017. – № 31. – Ст. 4799.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом