Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 4(174)

Рубрика журнала: Педагогика

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8

Библиографическое описание:
Трантова И.В. ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЖЕСТОВОМУ ЯЗЫКУ СПЕЦИАЛИСТОВ РАЗНЫХ СФЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 4(174). URL: https://sibac.info/journal/student/174/240672 (дата обращения: 14.08.2022).

ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЖЕСТОВОМУ ЯЗЫКУ СПЕЦИАЛИСТОВ РАЗНЫХ СФЕР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Трантова Ирина Владимировна

магистрант, кафедра акмеологии и психологии развития, Кемеровский государственный университет,

РФ, г. Кемерово

Холодцева Елена Лиунгартовна

научный руководитель,

канд. психол. наук, доц., Кемеровский государственный университет,

РФ, г. Кемерово

FEATURES OF TEACHING RUSSIAN SIGN LANGUAGE TO SPECIALISTS IN VARIOUS FIELDS OF ACTIVITY

 

Irina Trantova

Master's degree student, Department of Acmeology and Developmental Psychology, Kemerovo State University,

Russia, Kemerovo

Elena Kholodtseva

scientific supervisor, PhD. psycho. Associate Professor, Kemerovo State University,

Russia, Kemerovo

 

АННОТАЦИЯ

В статье описываются особенности обучению жестовому языку специалистов разных сфер деятельности.  Обозначена проблема необходимости обучения русскому жестовому языку в современном мире, в соответствии действующим законодательством, стирание огромного количества барьеров между мирами слышащих и глухих. Рассмотрены различные подходы по проблеме совершенствования и уместного использования русского жестового языка. Одним, из которых, является использование русского жестового языка как альтернативной формы коммуникации. Также обозначены особенности обучения жестовому языку будущих специалистов сопровождения русскому жестовому языку.

ABSTRACT

The article describes the features of teaching sign language to specialists in different fields of activity. The problem of the need to teach Russian sign language in the modern world, in accordance with the current legislation, the erasure of a huge number of barriers between the worlds of hearing and deaf is outlined. Various approaches to the problem of improving and appropriate use of the Russian sign language are considered. One of which is the use of Russian sign language as an alternative form of communication. The features of sign language training for future Russian sign language support specialists are also outlined.

 

Ключевые слова: дактильная азбука; дактильная речь; жестовый язык; жестовая речь, знания; навыки.

Keywords: dactylic alphabet; dactylic speech; sign language; sign language, knowledge; skills.

 

Конвенция о правах инвалидов, подписанная от имени Российской Федерации министром иностранных дел 24 сентября 2008 года в Нью-Йорке, направлена на обеспечение полного участия инвалидов в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни общества.

В соответствии с Конвенцией государство должно предпринимать все необходимые меры (в том числе законодательные) для обеспечения достаточного жизненного уровня инвалидов и их социальной защиты. К таким мерам отнесены обучение в системе общего образования, установление благоприятных условий на рынке труда, создание доступной для инвалидов среды и адаптация в этих целях градостроительной, транспортной, коммуникационной инфраструктуры, обеспечение доступа инвалидов к информации. Определены меры, необходимые для создания безбарьерной среды.

30 декабря 2012 года президент Российской Федерации Владимир Путин подписал поправки к закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», касающиеся статуса жестового языка.

Сегодня русский жестовый язык, согласно внесенным поправкам в закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 08.12.2020 г., признается языком общения при наличии нарушений слуха и (или) речи, в том числе в сферах устного использования государственного языка Российской Федерации. Вводится система субтитрирования или сурдоперевода телевизионных программ, кино- и видеофильмов. Перевод русского жестового языка (сурдоперевод, тифлосурдоперевод) осуществляют переводчики русского жестового языка (сурдопереводчики, тифлосурдопереводчики), имеющие соответствующие образование и квалификацию. Порядок предоставления услуг по переводу русского жестового языка (сурдопереводу, тифлосурдопереводу) определяется Правительством Российской Федерации.

Уполномоченные органы оказывают инвалидам помощь в получении услуг по сурдопереводу, тифлосурдопереводу, предоставлении сурдотехники, обеспечении тифлосредствами. Органы государственной власти и органы местного самоуправления создают условия в подведомственных учреждениях для получения инвалидами по слуху услуг с использованием русского жестового языка. Обеспечиваются подготовка, повышение квалификации и профессиональная переподготовка преподавателей и переводчиков русского жестового языка, развитие русского жестового языка. [3].

Основные Федеральные законодательные акты, закрепляющие право на использование ЖЯ:

Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ «Статья 5. Обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации. Лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, при реализации и защите их прав и законных интересов на территории Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральными законами, обеспечивается право на пользование услугами переводчиков». [4]

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" «Статья 19. Информирование о предоставляемых социальных услугах с использованием русского жестового языка (сурдоперевода), допуск сурдопереводчика;» [5]

Федеральном законе – ФЗ "Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «При получении образования обучающимся с ограниченными возможностями здоровья предоставляются бесплатно специальные учебники и учебные пособия, иная учебная литература, а также услуги сурдопереводчиков и тифлосурдопереводчиков. [6]

Жестовый язык, используются глухими или слабослышащими людьми с целью коммуникации. Однако в настоящее время в нашем обществе интерес к русскому жестовому языку возрос, не только как языка субкультуры глухих, но и как отдельной лингвистической системы, которая в свою очередь многообразна, представляет собой полноценную языковую систему с собственной грамматикой и позволяет выражать сложные смыслы, обладает специфическими особенностями.

Обосновывается важность изучения русского жестового языка как компонента лингвистической компетентности для детей, получающих образование, их слышащих родителей для взаимодействия с неслышащими детьми, педагогами, сурдопереводчиками, социальными работниками, сотрудниками МВД, волонтерами и др.

Выявлена и обоснована необходимость в овладении русским жестовым языком для разных категорий слушателей:

- детей из речевой среды, которые могут взаимодействовать с глухими и слабослышащими детьми. Выявлено огромное значение этого взаимодействия для психического развития и формирования личности глухого ребенка.

- учителей, которые используют русский жестовый язык в обучении детей с нарушениями слуха. Что позволит повысить результативность образовательного и воспитательного процессов, и будет способствовать успешной социализации лиц с нарушениями слуха.

- родителей, которые хотят общаться со своими неслышащими детьми, принимая особую социальную и культурную идентификацию неслышащего ребёнка.

- служащих, которые безбарьерно могут обслуживать инвалидов по слуху, консультируя их по разным вопросам.

- людей, которые хотят быть посредниками в общении между глухими людьми и остальным миром – переводчиками.

В системе социальной защиты населения, здравоохранении, учреждениях культуры, спорта, образования, службе занятости, торговле и других работают сотрудники, обслуживающие глухих и слабослышащих людей, но не обладающие навыками общения с ними. В развитых странах дальнего зарубежья обучение жестовой речи для врачей, полицейских, социальных работников является обязательным условием при приеме на работу. [7, с.75].

Необходимо увеличение количества слышащих специалистов разных сфер деятельности, владеющих русским жестовым языком, без этого невозможна полная социализация глухих людей в современном мире.

Очень важным средством общения глухих сограждан является русский жестовый язык. Но, несмотря на то, что принимаются необходимые меры для создания безбарьерной среды и реализации процесса социализации людей с нарушениями слуха, взаимодействуя с миром слышащих, глухие россияне указывают на языковой барьер.

Русский жестовый язык – естественный язык, используемый для коммуникации людьми с нарушениями слуха, проживающими на территории Российской Федерации и, частично, на территории ряда стран – бывших республик Советского Союза. Русский жестовый язык, предположительно, принадлежит к семье французского жестового языка, куда также входят американский, нидерландский, фламандский, квебекский, ирландский и бразильский жестовые языки [8, с. 558].

Жестовый язык – самостоятельный язык, имеющий свои структуру и особенности функционирования. В отличие от словесных языков, базирующихся на деятельности слухового анализатора, жестовые языки опираются на зрительно-пространственное восприятие мира. Основной смысловой единицей жестового языка является жест, т. е. «кинетический акт, в котором участвуют в первую очередь руки.»

Фундаментальное значение для современной отечественной сурдопедагогики имеют многолетние научно-исследовательские и педагогические изыскания Г. Л. Зайцевой (1934-2005). Основываясь на идеях Л. С. Выготского, применяя лингвистический и психолингвистический подходы к изучению русского жестового языка.

Целью освоения жестового языка, является умение слушателей трансформировать устно-письменную (звуко-буквенную) систему в «видимую речь» - дактильную и жестовую и, наоборот, прочитать дактильные слова, фразы и жесты в звуко-буквенный вариант речи.

Дактилология (греч. dactilos logos) –– специальная пальцевая азбука, отражающая графемы национального языка, единица которой называется дактилемой.

Дактилемы обозначающее соответствующие графемы (буквы) представляют собой определенное положение пальцев. Важным компонентом дактилологии является артикуляция, обязательное проговаривание дактилируемых слов или фраз, это облегчает понимание собеседника. Дактилирование существенно отличается от письменной речи. Если написанное слово или предложение, мы видим полностью единовременно, то чтение с дактилирующей руки – это побуквенное чтение зрительно на короткое время появляющихся и сменяющих друг друга дактилем.

Таким образом, чтение дактильного написания – процесс сложный, требующий не только определённых навыков, хорошей зрительной памяти и напряжённого внимания.

Таким образом, дактилология является неотъемлемым переходом от одного языка к другому: от русского звучащего к русскому жестовому. Не случайно в сурдопедагогике дактилология используется не только как вспомогательное коммуникативно-речевое средство в учебно-воспитательном процессе, но и как средство формирования письменного и устного русского языка [9, с. 42].

Лингвистика жестового языка

Исследования показали, что жестовые языки обладают всеми компонентами, характеризующими их как полноценные языковые явления.

Разделяют русский жестовый язык со своей лингвистической структурой, а также калькирующую жестовую речь, грамматика которой полностью основывается на грамматике звучащего языка. Однако, любой профессиональный переводчик умело пользуется двумя системами для достижения основной цели – передачи смысла сообщения.

Калькирующая жестовая речь (КЖР) — вторичная знаковая система общения, калькирующая лингвистическую и морфологическую структуру словесного языка, где жесты являются эквивалентами слов. Калькирующей жестовой речью часто пользуются позднооглохшие или слабослышащие люди, переводчики на официальных мероприятиях.

Калькирующая жестовая речь может содержать 3 вида лексических единиц: 1. Жесты-эквиваленты, заимствованные из РЖЯ 2. Дактильное обозначение слова 3. Жесты в сочетании с дактилем (приставки, окончания).

Русский жестовый язык почти полностью независим от звучащего русского языка и не является визуальной частью, но не менее многогранен и богат языковыми явлениями диалектами, сленгом идиоматикой и т.д.

На территории России присутствует один общий русский жестовый язык, в регионах же с иным звучащим языком отличается лишь местными диалектами.

Жест, как и слово, состоит из элементарных, не обладающих собственным значением компонентов — хирем (в звучащем звуковом языке — фонем), которые разделяются на мануальные (связанные с руками) и немануальные. [9, с.44].

Впервые морфологию жестового языка описал У. Стоуки в 1960 г. в книге «Структура жестового языка». По Стоуки, всякий жест этого языка (функционально близкий морфеме — минимальной значимой единице звуковых языков) складывается из хирем (от греч. χείρ — рука), делящихся на три класса — табы указывают на место исполнения жеста, дезы — на конфигурации руки, а сиги — на характер движения. В настоящее время выделяют 4 основные мануальных компонента: конфигурация кисти, ориентация кисти, место исполнения - локализация, характер и направление движения. Пятый компонент жеста — немануальный — мимика лица, артикуляция, амплитуда исполнения жеста. [10]. Эти данные и в своих исследованиях подтвердила Г.И. Зайцева.

Сравнивая жестовый язык с явлениями звучащего языка можно выделить следующие характерные для жестового языка особенности:

Иконичность Если в звучащем слове между сущностью предмета или действия нет никакой органической связи, т.е. его звучание или написание не отражает качеств, свойств, характеристик предмета, действия и т.д.  Например, почему дом называется именно дом и что в звучащем слове указывает на его характерные особенности и свойства? (Кстати, звучание слова дом, похоже на тревожный звон колокола.) В то время для жеста, зачастую характерна образность, изобразительность: складываем руки крышей или изображаем дом многоэтажный. Жест часто передаёт какой-либо характерный признак, особенности предмета, явления, действия. Например, дом, метель, дождь, холодно, бояться, любить, дружить. В принципе, даже у самых изменённых жестов можно найти этимологию их первоначального рисунка. Например, здравствуйте – желаю здоровья; спасибо – сердце+память, и т.д.

Синкретизм Синкретизм жеста заключается в передаче в совокупности значений предмета-орудия и действия предметом („ручка‟ и „писать‟, ‘еда’ и ‘кушать’), состояния-качества-признаки (‘молодой’ и ‘молодость’, ‘свежесть’ и ‘свежий’) и др. Это явление подчиняется определѐнным закономерностям. Например, может использоваться один жест для обозначения действия и орудия действия („топор – рубить’); действия исполнителя и орудия действия („лыжи’ – ‘ходить на лыжах’). Следует отметить, что благодаря вниманию лингвистов к жестовому языку, в последние годы явление синкретизма активно изучается, найдены жесты- эквиваленты и способы уточнения нужных понятий. Так, например, разграничены жесты исполнителя и качества действия („организатор’ – ‘организованный’; ‘лыжник’ – ‘лыжный’). Обнаружено, что в первом случае, для конкретизации значения, добавляется жест „человек‟, обозначающий принадлежность человеку или роду, во втором добавляется жест „связь‟, обозначающий отнесенность признака к конкретному предмету [11, с. 3]. Такие сочетания жестов называются сложными жестами (компаундами). Конкретность Если в звучащем языке слово носит достаточно широкое обобщённое понятие - посуда, овощи, предметы, большой, маленький (обобщённое опосредование), то для жеста характерна конкретность, т.е. отсутствие в жесте широкого обобщения.

Слова такого рода ограниченного изображением признака предмета и характера действия, показываются иными жестами, конкретно и точно передающими действия, признаки, смысл, т.е. их контекст. Это, как считает Р.М. Боскис, указывает на многословность жестового языка. Так, посуда = тарелка+стакан+разный, овощи=помидор+огурец+разный.

Пространственность и одновременность В жестовом языке существует явление, называемое синхронная структура языка, которая позволяет передавать информацию параллельно, например, в предложении «стулья стоят вдоль стен напротив» может быть передано с помощью одного-единственного жеста, причём, можно передать и место положение стульев в комнате, и их количество и положение рассказчика по отношению к стульям одним жестом, в то время как звучащие языки функционируют секвентильно, то есть все выраженное одним жестом будет описано словами последовательно одно сообщение за другим: участники стоят передо мной в шеренгу, свет горел по всему периметру потолка, перевернуть стулья и поставить их на стол.

Интонация в жестовом языке. Средства выразительности равно, как в звучащий речи существует интонация, так и в жестовой речи существует понятие эмоционально-выразительной составляющей, проще говоря, той же интонации и способы её передачи различными средствами выразительности жестового языка. К ним относятся: мимика лица, логическое ударение, через ускорение или замедление исполнения жеста, психологическая пауза, введение жестов – параллелизмов, использования жестов-диалектов, включение второй руки и т.д. Например, Здравствуйте… (равнодушно, радостно, ехидно) (логическое ударение) За мной придёт машина (пауза) А теперь…сюрприз! (параллелизмы)Он едет, едет сейчас, едет торопится и т.д.  (вторая рука) Сколько можно, ну сколько?! Он на меня смотрел, смотрел, смотрел…

По каким критериям один текст признается переводом другого?

В.Н. Комиссаров определяет перевод как «вид языкового посредничества, при котором на другом языке создается текст, предназначенный для полноправной замены оригинала в качестве коммуникативно равноценного последнему» [12,с.44]

Идентичность или близость, по которой мы судим о переводе, называется инвариант перевода.

Инвариант перевода – это суть то, что должно быть вербально передано адресату с учетом и сохранением всех речеязыковых особенностей конфронтируемых языков в зависимости от ситуации, целей и сферы общения. При переводе передаются не слова, не лексические единицы, а мысли, смысл, ибо мысли не отделимы от языка, в языке они получают свое физическое воплощение. Переводчик осуществляет поиск смыслового содержания мысли, выраженного вербально, в слове (фразе, высказывании) на исходном языке и затем переносит это содержание на язык перевода. Изменение словарной, физической оболочки мысли неизбежно, т. е. лексической единицы (слова), но главное состоит в том, что мысль должна сохраниться в переводе, а отсюда, именно мысль есть суть инвариант перевода.

Более детальный анализ на основе материалов И.С. Алексеевой позволяет выделить 8 операций, комбинация которых наблюдается во время работы переводчика жестового языка (перевод со звучащего на жестовый язык):

1. Восприятие устной речи.

2. Понимание услышанного.

3. Интегрирование понятых единиц смысла в предыдущие знания, извлеченные из текста оригинала.

4. Формирование высказывания на жестовом языке на базе когнитивной памяти.

5. Восстановление элементов высказывания на основе звучащего языка с использованием прямых соответствий, осуществляемых автоматически.

6. Восстановление элементов высказывания на основе вербальной памяти (поиск слов для выражения понятого).

7. Визуальный/«кинестетический» контроль переводчика за собственной речью.

8. Осознание окружающей обстановки

(перевод с жестового на звучащий язык):

1. Восприятие жестового высказывания.

2. Понимание увиденного.

3. Интегрирование понятых единиц смысла в предыдущие знания, извлеченные из текста оригинала.

4. Формирование высказывания на звучащем на базе когнитивной памяти.

5. Восстановление элементов высказывания на основе жестового языка с использованием прямых соответствий, осуществляемых автоматически.

6. Восстановление элементов высказывания на основе вербальной памяти (поиск слов для выражения понятого).

7. Слуховой (при устном)/визуальный (при письменном) контроль переводчика за собственной речью.

8. Осознание окружающей обстановки [13, с. 352]

Целью обучению жестового языка мы видим формирование лексического запаса, активация лексических единиц и развитие навыка их использования.

При обучении лексике жестового языка следует учитывать тот факт, что лексические единицы жестового языка обладают своей спецификой:

под формой слова понимается его визуальный жест, который воспринимается зрительно, под содержательной стороной слова понимают его значение.

Этапы работы над лексикой:

1) Этап презентации новых лексических единиц;

2) Этап семантизации (раскрытия значения новых лексических единиц);

3) Этап контроля понимания новых лексических единиц;

 4) Этап заучивания и запоминания новых слов и выражений;

5) Этап тренировки использования новой лексики и ее восприятия

Приемы работы над лексикой

На этапе первичной тренировки лексических единиц требуется обеспечить:

- правильность и точность восприятия образа слова, установление прочной связи между образом и значением;

- правильную локализацию слова в памяти на основе привлечения информации о других словах звучащего и жестового языков;

- правильное и разнообразное комбинирование новых лексических единиц с другими, уже известными слушателями словами русского жестового языка.

Одним из способов достижения специалистами коммуникативной компетенции считается формирование и совершенствование языковых навыков, которые включают в себя развитие лексического навыка.

Лексический навык - автоматизированное действие по выбору лексической единицы адекватно замыслу и в соответствии с нормами сочетания с другими единицами в продуктивной речи, а также автоматизированное восприятие и ассоциирование со значением в рецептивной речи.

В основе лексического навыка лежат следующие операции:

a. перевод лексической единицы из долговременной в оперативную память (вызов слова);

б. сочетание лексической единицы с предыдущей или последующей;

в. определение соответствия выбора и сочетания единиц ситуации.

Выделяются шесть стадий формирования лингвистического навыка (Пассов, 1989):

1. восприятие слова в процессе его функционирования;

2. осознание значения слова;

3. имитация слова в изолированном виде или в контексте предложения;

4. обозначение, направленное на самостоятельное называние объектов, определяемых словом;

5. комбинирование (слово вступает в новые связи);

6. употребление слова в разных контекстах.

Для формирования первоначального запаса использовались слова, часто употребляющиеся в речи. Это тот небольшой объем слов, который позволит складывать простые предложения, строить несложные монологи и диалоги. При пополнении словарного запаса использовался словарь Фрадкиной «Говорящие руки» с тематической разбивкой материала.

При пополнении словарного запаса на занятии слова демонстрировал преподаватель.

При самостоятельном изучении слушатели пользовались словарями и онлайн-словарями. На занятиях обозначалась тема занятия, давалась возможность слушателям формулировать фразы, раскрывающие данную тему. Составляя новые предложения, т.е. практически сразу слушатели употребляли лексику, учитывая при этом грамматические особенности РЖЯ.

Во второй половине занятия преподаватель сверяется со словарем – все ли слова слушатели задействовали, сразу же встроив их в уже составленные тексты. [9, с. 81]

Принципы, на основании которых формируется содержание данной педагогической технологии, включают представления слушателей о лингвистическом, психолингвистическом, педагогическом и других аспектах модели изучения языка.

Реализацию принципов обеспечивают следующие подходы:

Проблема повышения уровня владения основами русского жестового языка с применением личностно-ориентированного подхода рассматривалась многими авторами в нескольких векторах, в частности, А.А. Вербицким [16, с. 248], Г.В. Лаврентьевым [17, с. 146], А.В. Хуторским [18, с. 85] и В.В. Сериковым [19, с. 14] и другими. Главным аспектом данных учений является усиление процессов реформирования образования на основе гуманитаризации ценностей обучения.

В связи с многослойностью и неоднозначностью учебного процесса, требующего дифференцированного подхода к каждому слушателю, появились новые способы раскрытия личности через создание условий для их активизации за счёт опыта переживания субъекта учения. Сформировать у слушателей интерес к дактильной речи; заложить фундамент невербальной речи; создать условия для раскрытия личного потенциала каждого обучающегося – задачи, которые стоят перед преподавателем данной дисциплины [20, с.191].

Систему обучения жестовому языку предлагается выстраивать поэтапно:

  • информация об основных теоретических сведений - данных современных исследований лингвистического, психологического, социологического, педагогического и других аспектов проблемы жестового языка;
  • обучение слушателей жестовому языку (языковая компетенция) и формирование практических навыков общения при помощи жестовой речи (коммуникативная компетенция); формирование лингвистической компетенции.
  • контроль преподавателем, оценивающим уровень приобретаемых знаний, умений и навыков.

Одной из форм, обеспечивающей усвоение русского жестового языка в доступной форме слышащими специалистами разных сфер деятельности, является встречи – общения с носителями жестового языка, исполнение жестовой песни, рассказа на выбранную тему, заучивание стихов и т.д.

 

Список литературы:

  1. Конвенция ООН о правах инвалидов URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability
  2. Декларация Европейского Парламента о Правах Слепоглухих URL: http://www.slepgluh.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=43&Itemid=37
  3. Федеральный закон от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 08.12.2020) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 19.12.2020) ст.14, 19
  4. Федеральный закон от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» URL: http://base.garant.ru/12140387/
  5. Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" URL: http://base.garant.ru/70552648/
  6. Федеральный закон – ФЗ "Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ
  7. Губич Т. А., Кириллова А. Г. Проблемы использования русского жестового языка в профессиональном образовании [Электронный ресурс] /Т. А. Губич, А. Г. Кирилова; под ред. Н. А Агафоновой // Русский жестовый язык: законодательство, исследования, образование : материалы I межрегиональной науч.-практ. конф. 27 октября 2017 г., Красноярск / М-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. гос. бюджет. образоват. учреждение высш. проф. Образования «Красноярский гос. пед. ун-т», 2017. –75с. – URL : http://krasvog24.ru/files/18-124-168.pdf (дата обращения 11.07.2019).
  8. Zeshan Sign Languages // Haspelmath M., Dryer M., Gil D., Comrie B. (eds.). The World Atlas of Language Structures. Oxford: Oxford University Press, 2005. P. 558–559
  9. Камнева, В.П. Учебное пособие для обучения переводчиков русского жестового языка в профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования [Текст]/О.О. Афанасьев, А.Е. Харламов // Москва – 2016 , 41-82 с.
  10. 2William C. Stokoe, Jr. Sign Language Structure: An Outline of the Visual Communication. Systems of the American Deaf (англ.). Oxford University Press (2005).
  11. Русакович, И.К. Жестовый язык как знаковая система. Лингвистические особенности жестового языка // Методика развития жестовой речи / Т.А. Григорьева, И.К. Русакович: электронное учеб.-метод. пособие. – Минск : УИЦ БГПУ, 2016. – С. 3-16.
  12. Комиссаров, В.Н. Современное переводоведение. [Текст ]/ Курс лекций.-М.: ЭТС.-1999. С.44
  13. Алексеева, И. С. Введение в перевод введение: Учеб. пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб. заведений. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Издательский центр «Акаде мия», 2004. - 352 с.
  14. Димскис, Л.С. Изучаем жестовый язык : пособие для студентов дефектол. фак. пед. унтов / Л.С. Димскис. - Минск : НМЦентр, 1998.
  15. Зайцева, Г. Л. Жестовая речь. Дактилология. М.: ВЛАДОС, 2000.
  16. Вербицкий А.А. Компетентностный подход и теория компетентностного обучения : учебное пособие. М.: МГПУ 2017. 248 с.
  17. Лаврентьев Г.С., Лаврентьева Н. Б. Инновационные обучающие технологии в процессе подготовки специалистов. Барнаул: АГУ, 2012. 146 с.
  18. Хуторской А.В. Методологические основания применения компетентностного подхода к проектированию образования // Высшее образование в России. 2017. № 12. С. 85–91.
  19. Сериков В.В. Проблема целостности образовательных систем // Известия Волгоградского ГПУ. 2017. № 3 (116). С. 14–20.
  20. Липина Е.А. Методика интенсивной иноязычной подготовки сотрудников органов внутренних дел в системе дополнительного профессионального образования // Вестник Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД России. 2014. № 3. С. 191–195.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом