Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 40(168)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Чжан И. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОКРАСКА В СТИХОТВОРЕНИЯХ В. В. МАЯКОВСКОГО С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РЕЧЕВОГО ЖАНРА // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 40(168). URL: https://sibac.info/journal/student/169/234072 (дата обращения: 23.05.2022).

СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОКРАСКА В СТИХОТВОРЕНИЯХ В. В. МАЯКОВСКОГО С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РЕЧЕВОГО ЖАНРА

Чжан Инюй

магистрант, институт русского языка, Сианьский университет иностранных языков,

КНР, г. Сиань

АННОТАЦИЯ

Теория речевого жанра М. М. Бахтина внесла большой вклад в раскрытие стилистической окраски в структурной стилистике. Поэзия, как один из вторичных жанров, обладает ярко выразительными и стилистическими окрасками. В статье предпринята попытка анализа стилистической окраски «Революции» В. В. Маяковского через теорию речевого жанра.

 

Ключевые слова: теория речевого жанра; стилистическая окраска; В. В. Маяковский; «Революция»

 

Ⅰ. Введение

Языковые единицы входят в речевую практику через жанры, а стилистическая окраска воздействует на языковые единицы через жанры. Эти уникальные взгляды на теорию речевых жанров М. М. Бахтина дают новые основания для изучения стилистических характеристик языковых единиц. Поэзия, как один из вторичных жанров, обладает ярко выразительными и стилистическими окрасками. Как типичный поэт футуризма, В. В. Маяковский часто вводит большое количество новых языковых жанров, делая свои стихи полными уникальной стилистической окраски. В его более поздних произведениях патриотизм и поддержка социалистической революции - его творческие мотивы. Выражая свои основные идеи, он уникальным образом помещает языковые знаки в практическую ситуацию, тем самым придавая языковым знакам выразительные и стилистические окраски.

Ⅱ. Теория речевого жанра

М. М. Бахтин считает, что суть речевого общения заключается в диалоге между независимыми субъектами. Другими словами, это означает субъективное и активное взаимодействие между говорящим и реципиентом. Речевое общение - это последовательный процесс, в котором говорящий выражает свое мнение и отвечает после того, как говорящий принимает и понимает его. Он придает большое значение субъектной позиции интервьюируемого и считает, что это выражение создано для других. Когда получатель принимает и понимает речевое значение говорящего, он также должен положительно отреагировать на него: согласиться или частично согласиться, наложить вето или частично наложить вето, или дополнить, применить, практиковать и т. Д. Чтобы способствовать пониманию положительного ответа респондента, говорящий должен полностью учитывать перцептивный фон и концептуальные убеждения получателя, а также выбирать соответствующий жанр и средства выражения для организации речи.

Жанр - это литературная категория, первоначально относящаяся к внутренней классификации произведений искусства, такой как типы и стили. М. М. Бахтин творчески ввел его в область лингвистики, придав ему новое значение, и таким образом выдвинул уникальную теорию речевых жанров.

Речевой жанр - это типичная и устойчивая форма выражения в речевом общении, и выражение всегда имеет соответствующие характеристики речевого жанра. М. М. Бахтин делит речевые жанры на первичные и вторичные, также известные как простые жанры и сложные жанры. Первичный жанр (простой жанр) относится к жанровому стилю повседневного общения, а вторичный жанр (сложный жанр) относится к более сложным и относительно развитым культурным коммуникациям (в основном письменное общение), полученным из первичного жанра грядущего, например романы, стихи, драмы и др.

III. Взгляд стилистической окраски М. М. Бахтина

Стилистические окраски делятся на стилевие окраски и эмоционально-выразительные окраски. Стилевие окраски и эмоционально-выразительные окраски - это два аспекта одного и того же, и один и тот же языковой метод имеет и стилевие окраски и эмоционально-выразительные окраски.

По мнению М. М. Бахтина, эмоционально-выразительные окраски не только относятся к эмоционально-оценочному отношению испытуемого к содержанию собственного выражения, но и определяет структуру и стиль выражения. Языковая единица, составляющая выражение, сама по себе не обладает выразительной силой, но приобретает выразительную силу в конкретном выражении. В разных контекстах одна и та же языковая единица или даже одно и то же выражение могут иметь совершенно разные выразительные способности.

В нашем повседневном языке есть несколько типов оценочных выражений, таких как: хорошо, круто, скучно и т. Д. Эти языковые единицы обнаруживают определенную выразительность как буквально, так и в нашем подсознании, но на самом деле они оторвались от категории языковых единиц и стали выражениями в типичной среде, то есть в речевых жанрах. Когда говорящий выбирает слова и формирует предложение, чтобы сформировать выражение, он всегда будет отдавать предпочтение словам, которые соответствуют выразительности выражения. Фактически, когда мы выбираем слова, мы начинаем со всего выражения. Все выражение всегда эмоционально выразительно.

Таким образом, эмоционально-выразительные окраски языковой единицы в выражении фактически исходит из всего выражения. Речевой жанр - это типичная и устойчивая форма выражения, включающая характерные выразительные окраски. Жанр соответствует типичной сцене вербального общения, соответствующей типичному контакту между значением языковой единицы в типичном общении и действительностью, и дает типичные выразительные окраски.

М. М. Бахтин считает, что стилевие окраски, как и выразительные окраски, относятся к типичной среде языковых единиц. Когда языковые единицы составляют выражения и используются в типичной среде, общие функциональные задачи заставляют языковые единицы образовывать лингвистическую цепочку - речевой жанр. Эта структурная близость и целостность делают выражение единством и заставляют адресата ощущать определенные стилистические окраски, то есть стиль.

Стилевие окраски выражаются как уникальная языковая цепочка, которая содержит определенную логику и взаимосвязь языковой единицы, и все это ограничено коммуникативной задачей и, в конечном итоге, ограничено ситуацией вербального общения. В конкретном стилевие окраски принадлежат общему выражению, и так же, как выразительные окраски, излучается на все составляющие компоненты выражения и составляет языковую единицу выражения для получения окраски стиля.

Ⅳ. Стилистические окраски в «Революции»

Футуризм - наиболее радикальный и бунтарский жанр в модернистской литературе. Художественные взгляды и эстетические теории школы можно грубо разделить на два аспекта: один - это отрицание традиционной культуры, а другой - новаторство языка поэзии. Они считают, что язык должен быть прежде всего языком и следует рассматривать сам язык, а не обращать внимание на значение языка. Существующие слова потеряли свежесть из-за чрезмерной смысловой нагрузки, и им сложно передать дух современности и будущего. Поэтому они предложили изменить структуру и грамматические правила существующих слов в попытке восстановить порядок следования слов. язык. Произведение В. В. Маяковского разрушает давнее представление о том, что символизм рассматривает слова как символы, указывающие на богов и посвящен восстановлению свободы слова. Что касается словарного запаса, он ввел в поэзию большое количество новых языковых жанров: разговорный язык и даже новую лексику и производные слова, чтобы добиться эффекта «обесценивания».

С точки зрения теории речевого жанра взгляд стилистической окраски М. М. Бахтина нашел отражение в «Революции». С точки зрения теории речевого жанра риторический колорит Бахтина нашел отражение в «Революции». «Революция» - длинное стихотворение, достоверно воспроизводящее сцену Февральской революции. Чтобы показать хаос революционной войны, панику народа и недовольство последним царем, В. В. Маяковский выбрал ряд слов из общий тон стихотворения, такой как: «кровавый, энтузиазм, ненависть, ужас, спасение, радость и т. д.», придавая им соответствующие выразительные цвета. Через перестановку и сочетание этих слов, образующих речевой жанр в революционной ситуации, в этих выражениях передаются недовольство В. В. Маяковского царем, ожидания революции и прекрасное видение нового режима.

«Орел» изначально был просто птицей, обычным нейтральным словом, но в традиционной русской культуре он наделен сакральными и смелыми чертами. Как революционер, В. В. Маяковский пролил свою кровь на «Орла». «Орел», который изначально символизировал достоинство империи, в этот момент также стал злобным «Орлом» и даже призвал массы поймать голова двуглавого орла, и отсечь двуглавого орла. Полицейские, расстрелянные царским правительством, превратились в «груды черных орлиных перьев». «Родной» и «братья», встречающиеся во второй половине стихотворения, изначально были адресными терминами в семейной родословной. Поэт выбрал этот термин, чтобы призвать людей к смелости и передать энтузиазм по поводу революции в сердцах русских людей через эти близкие названия.

В. В. Маяковский хорошо описывает бурные социальные перемены и ожесточенную борьбу. В начале стихотворения написано: «26 февраля Пьяные, смешанные с полицией, солдаты стреляли в народ 27-е Разлился по блескам дул и лезвий рассвет ...» Такое расположение речевые единицы составляют стиль газет и журналов, делая фрагменты революционной сцены более реальными.

Как типичный символ поэзии, «рифма» еще более почитается футуристами. Когда языковые единицы выражаются в стихотворении, возникает уникальный порядок сортировки, благодаря которому читатели могут почувствовать определенный стилистические окраски. В. В. Маяковский принял форму лестничного стихотворения, волнообразный ритм в стихотворении также представлен наглядно. Чтобы получить рифму, он помещает стихотворение в конец строки, и для этого использует инвертированный синтаксис. Например:

“Сразу —

люди,

лошади,

фонари,

дома

и моя казарма

толпами

по сто

ринулись на улицу.”

Ⅴ. Заключение

Люди, говорящие или пишущие статьи, следуют одновременно двум наборам норм: форме языковых единиц и форме речевых единиц (то есть речи или текста). Когда говорящие используют слова и синтаксис для организации своего собственного дискурса, они в основном ограничиваются и определяются второй формой. Креативность людей в организации речи в основном проявляется в использовании более гибких жанров, а не языковых единиц; развитие и изменение языковых единиц (фонетических, лексических, синтаксических средств и т. Д.) Невозможно отделить от изменений речевых жанров. Речевой жанр - это характеристика непреодолимой морфологической интонации от языковой формы к живому дискурсу, выражающей модальность. Когда мы строим свое выражение, выбирая слова, оно всегда субъективно и эмоционально.

По мнению М. М. Бахтина, существует два основных способа получения модальности слова: мы выбираем слова в соответствии с жанровыми атрибутами слов, и слова могут приобретать определенную типичную модальность в жанре; или в процессе речевого общения, слова могут вводиться наша речь от выражений других людей, сохраняя более или менее тон и эхо этих личных выражений. Как представитель трехмерного футуризма В. В. Маяковский отбросил все дополнительные значения языковых единиц и придал соответствующие стилистические окраски при формировании выражений. Языковые единицы входят в речевую практику через жанры, а стилистические окраски воздействуют на языковые единицы через жанры. В. В. Маяковский добавляет более стилистическую окраску к поэтическому языку через типичные выражения в типичной среде и представляет читателям красочный языковой мир.

 

Список литературы:

  1. Маяковский В. В. Революция, — М.:Красная Новь , 1923.
  2. Бахтин М. М. Собрание сочинений в семи томах, — М.: Языки славянских культур, 2008 . — Т. 4(1).
  3. Ван Цзясин, Юань Цзяньвэй: Взгляд стилистической окраски М. М. Бахкина с точки зрения теории речевых жанров, —J .: Русская литература и искусство, 2015. — Т. 2. — С. 55.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом