Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 40(168)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6

Библиографическое описание:
Чжан И. ИССЛЕДОВАНИЕ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ МЕЖДУ «СВЕТЛАНОЙ» И «СТАРЫМИ КНИГАМИ» // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 40(168). URL: https://sibac.info/journal/student/168/233977 (дата обращения: 23.05.2022).

ИССЛЕДОВАНИЕ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТИ МЕЖДУ «СВЕТЛАНОЙ» И «СТАРЫМИ КНИГАМИ»

Чжан Инюй

магистрант, институт русского языка, Сианьский университет иностранных языков,

КНР, г. Сиань

Вэн Юйся

научный руководитель,

доктор, двухступенчатый проф., институт русского языка, Сианьский университет иностранных языков,

КНР, г. Сиань

АННОТАЦИЯ

Разные эпохи наделяли женские образы в русской литературе разными духовными коннотациями, но истинная доброта и красота русского национального духа никогда не менялась. С помощью интертекстуальной стратегии повествования писатели связали женские образы в истории русской литературы в цепь символов. В статье делается попытка выявить общность прекрасных качеств русского национального женского образа на основе анализа интертекстуальности между «Светланой» и «Старыми книгами».

 

Ключевые слова: «Светлана»; «Старые книги»; женские образы; интертекстуальность

 

Ⅰ. Введение

В. С. Маканин создал свой оригинальный стилистический взгляд на «Рифму-роман» и часто использует интертекстуальные повествовательные стратегии, опираясь на произведения выдающихся русских традиционных писателей.

Как поэт-романтиков XIX века, В. А. Жуковский написал «Светлану», в которой кратко описывается загадочная история любви. Героиня смелая и искренняя, а ее верность и вера в любовь сделали ее счастливым концом. В «Старые книги» В. С. Маканин позаимствовал интертекстуальные стратегии, чтобы сформировать Светлану на протяжении всего ХХ века и превратился в спекулянта, занимающегося скальпированием книг, в конечном итоге из-за тоски по любви. Бросьте все и сдайтесь в тюрьму. Девушки разных эпох, кажется, обладают разными духовными качествами, но правда, добро и красота, которые они разделяют, как русских женщин, длятся вечно.

Ⅱ. Интертекстуальность

Есть две ситуации появления литературы: одна - это «теория вдохновения», а другая - «теория подражания». Платон относил литературное и художественное творчество к вдохновению богов. Когда люди получают это вдохновение, они впадают в безумие, теряют рассудок и занимаются почти счастливыми литературными творениями. Этот взгляд подчеркивает изобретательность творческого предмета, а каждое слово исходит от оригинальности.

Понятие «имитация» восходит к пифагорейской школе древней Греции, которая считала, что «все вещи являются имитацией логарифмов». Так называемая «имитация» должна иметь двойственную противоположность. Позже Гераклит считал, что искусство выражается в позе, воспроизводящей природу, и Демокрит также согласился с этим утверждением, что «искусство происходит от природы». Платон считает, что корень всего - в идеях, все - имитация идеям, а литература и искусство - всего лишь имитации подражания. Аристотель усилил положительный эффект имитации: сущность искусства заключается в имитации, которое не обязательно должно быть верным оригиналу, но может сделать подражание более красивым или уродливым.

Писатели-постреалисты часто охватывают пространство и время, используя интертекстуальные повествовательные стратегии для построения произведений с разных точек зрения. Они переделывают классику, отбирая материалы и обрабатывая их, придавая им новый оттенок времени и побуждая людей переосмыслить классические положения. Интертекстуальность относится к отношениям и процессу взаимной связи и трансформации между текстом и другими текстами, идентичностью, значением, предметом и социальной и исторической реальностью. Интертекстуальность в узком смысле относится к взаимному отображению и взаимосвязи между литературными текстами, тогда как интертекстуальность в широком смысле относится к интертекстуальности между литературным текстом как областью символа и культурой его коннотации, а также взаимодействием между денотацией и сигнификатом знака.

III. Рифма-роман

В «Ракурсе» В. С. Маканин упомянул новый стиль, названный «Рифма-роман», который имеет две отличительные характеристики: первая состоит в том, чтобы имитировать классические произведения, но высмеивать реальность, а другая заключается в том, что «ключевые слова» используются в качестве «рифма», чтобы направлять повествование и составлять семантическое поле произведения. Подражание имеет двоякое значение: либо воспроизводит классику, либо пересматривает традиции. Многие писатели-постреалисты, включая В. С. Маканина, будут в полной мере использовать стратегии интертекстуального повествования, чтобы подражать традиционным русским писателям при создании. Но они не пытаются таким образом отрицать традиции и классику, а выдвигают свои собственные взгляды на существующие проблемы через контраст.

В романе «Старые книги» В. С. Маканин воспроизвел поэму «Светлана». Подобная имитация предназначена не для того, чтобы деструктивно ухудшить изначальное возвышенное и раскрыть ложную сторону персонажей, созданных В. А. Жуковским, а для того, чтобы использовать имя персонажа для создания образа спекулянта, побуждающего читателя задуматься. Иррациональность нынешней жизни. Хотя писатель подражал В. А. Жуковскому, ирония есть реальность.

Ⅳ. «Светлана»

Причудливый колорит повествования - одна из романтических традиций: В. А. Жуковский использует счастливый конец, чтобы сбалансировать структуру стихов. В «Светлане» в героине отражены жизнерадостность, доброта, смелость, верность любви и готовность посвятить этому свою жизнь. С тех пор одни и те же женские характеристики неоднократно появлялись в русской литературе.

Сюжет поэмы основан на гадании девочек в домашних условиях, что придает стихотворению загадочность этой традиционной русской народной культуре. Светлана гадание наедине во имя любви со страхом и тревогой. Гадание было исполнено неведомого страха: жених вернулся с шепотом замка, его лицо было бледным, как мертвец, он втянул Светлану на коня и побежал по дороге в церковь. В фольклоре образ дороги связан с жизненным путем. Эта дорога к церкви символизирует жизнь героини - от короны до могилы. Однако, когда Светлана ехала по этой дороге, по снегу и лугам, сквозь метель, все это предвещало несчастье. Снег, черная ворона, лунный свет и могила - все это явные признаки смерти. Светлана и «жених» сначала войдут в храм Божий, а затем прыгнут в «мирный уголок», то есть «хижину под снегом». (метафора гробницы). Проснувшись от сна, жених действительно вернулся - это награда, которую получила Светлана за преодоление страха. Она была твердой, верной и возродилась с верой в Бога.

Сильная преданность Светланы - продукт русской национальной культуры. Она взращена национальным духом, который воплощает духовные потребности всего русского народа, а также отражает различные препятствия на пути развития русской культуры.

Ⅴ. «Старые книги»

В. С. Маканин устанавливает связь с поэмой В. А. Жуковского «Светлана» через отрицательную интертекстуальность. В отличие от чистой девушки в стихотворениях В. А. Жуковского, Светлана в произведениях В. С. Маканина гладкая, трепещущая и сплетница на книжном рынке. Она спекулирует, плетет интриги, трет древние книги, обманывает священников, общается с государственными учреждениями и разыгрывает полицию. Спекулянт в конце концов сдался за решетку из-за погони за красивой любовью, но Караткин потерял надежду на жизнь и любовь из-за тени своей бывшей жены и прервал связь со Светланой после того, как ее посадили в тюрьму. Верность русских женщин любви и даже готовность посвятить себя любви также может отразиться на ней.

Женские образы в общем смысле являются символом истины, добра и красоты, но В. С. Макканин отказался от этого традиционного духа. Светлана, которая борется на книжном рынке, является жертвой семейного воспитания, социального окружения и давления на выживание. У нее ничего нет. Фактически, это также истинное изображение некоторых молодых людей в советское время. Они могут использовать свой разум только для поддержания своей жизни из-за различных факторов давления. После того, как церковный разнорабочий обманул натёрки древних книг для перепродажи, она снова пожалела этого несчастного человека, и вновь появилась изначальная доброта в человеческой природе. Простота и лояльность Светланы в отношениях с Караткиным до сих пор являются наследием прекрасных качеств русских женщин.

Старые книги - это символ феодальной системы окклюзии, преходящей культуры и традиции. В романе ученые гоняются за старыми книгами, спекулянты продают старые книги, епископы закрывают старые книги, а стирки лишают старые книги своего уникального значения и ценности. Похоже, это означает, что пока классика стоит на месте, она также сталкивается с проблемами устаревания. Запрещённые книги являются вызовом существующей системе. Старые книги, скапливаемые в доме Караткина, представляют собой интерпретацию старой школы идеологической безвестности. Они не хотят выходить из оков и не надеются на новые жизнь. В рамках одного произведения книга производит семантическое смещение, через собственное семантическое смещение, формируется новое семантическое поле и формируются два голоса разногласий с имитацией классических произведений.

В. С. Маканин отражал жизненное состояние советского общества через старые книги, а торговля Светланой старыми книгами была безмолвным вызовом социальной системе. Новая социальная среда и фон времени придают людям новые черты характера, сохраняя при этом традиционные красивые вещи. Хотя Светлана была выродком, она также выражает свое желание и стремление к лучшей жизни. В постреалистической литературе писатели используют скрупулезное построение интертекстуальных отношений, или ищут духовную подпитку из предыдущего текста, или используют подрывные методы, чтобы спланировать выход из духовного положения людей в текущем тексте.

Ⅵ. Заключение

Женские образы в русской литературе могут проявлять разные качества из-за миграции пространства и времени, а общество и время постоянно придают им новые духовные коннотации. Писатели используют интертекстуальные повествовательные стратегии, чтобы связать и сопоставить женские образы в истории русской литературы. Эти женские образы показывают духовный темперамент русской национальности. Их депрессия, колебания, исследования и борьба на протяжении более ста лет отражают болезненный исторический процесс русского народа, являются надеждой русского народа и символом продвижения и развития русской цивилизации.

 

Список литературы:

  1. Маканин В. С. Старые книги, — М.: Советский писатель, 1976.
  2. Жуковский В. А. Светлана, — М.: А. Лепского, 1909.
  3. Лю Чжихуа. «Романы-рифмы»: оригинальный сатирический симуляционный стиль В. С. Маканина. —J .: Русская литература и искусство, 2019. — Т. 3. — С. 72.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом