Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 36(164)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Травкин П.С. ЛИТЕРАТУРА СУЛТАНАТА БРУНЕЙ // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 36(164). URL: https://sibac.info/journal/student/164/229013 (дата обращения: 23.05.2022).

ЛИТЕРАТУРА СУЛТАНАТА БРУНЕЙ

Травкин Павел Сергеевич

студент магистратуры, кафедра теории общественного развития стран Азии и Африки, Санкт-Петербургский государственный университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

LITERATURE OF SULTANATE BRUNEI

 

Pavel Travkin

Master's degree student, Department of Social Development Theory of Asia and Africa, Saint-Petersburg University,

Russia, Saint-Petersburg

 

АННОТАЦИЯ

Брунейская литература иногда воспринимается как «младший брат» малайской литературы. С одной стороны, данное утверждение справедливо, так как многие брунейские писатели сформировались под влиянием малайских авторов, с другой же стороны, литература Султаната Бруней из-за своего специфичного пути развития обладает уникальной самобытностью.

ABSTRACT

Brunei literature is sometimes perceived as the "younger brother" of Malay literature. On the one hand, this statement is true, since many Bruneian writers were formed under the influence of Malay authors, on the other hand, the literature of the Sultanate of Brunei has a unique identity due to its specific path of development.

 

Ключевые слова: Бруней, литература, литература Юго-Восточной Азии.

Keywords: Brunei, literature, literature of South-East Asia.

 

Брунейская литературная традиция иногда воспринимается как «младший брат» малайской литературы. С одной стороны, данное утверждение справедливо, ведь многие брунейские писатели сформировались под непосредственным влиянием малазийских писателей, также многие деятели малазийской литературы XX в. оказывали значительное влияние на развитие ее в Султанате Бруней. Примером может служить деятельность малазийских писателей, таких как Шахнон Ахмад, Отман Келантан, Мухаммад Хаджи Саллех, Отман Путих и других, в брунейском совете по языку и литературе [5, с. 52-53]. Однако уже сейчас в Брунее формируется новая литературная традиция, обладающая своей самобытностью, но с некоторыми заимствованиями из литературы соседних стран: Индонезии, Малайзии и Сингапура.

До начала XIX в. брунейская литература во многом заимствовала сюжеты из литератур народов архипелага, в первую очередь малайской. В государстве были популярны такие жанры литературы того периода как: пантуны, хикаяты, шаиры. В частности, в Брунее были популярны такие произведения как: переработки Рамаяны и Махабхараты (доисламский период), Хикаят Ханг Туах (исламский период) [1, с. 182-183]. Однако уже тогда появляются первые брунейские литературные произведения. Наиболее значимыми шедеврами брунейской литературы можно назвать: Шаир Аванг Семаун (история о происхождении династии султанов Брунея, а также о принятии первым султаном Аванг Алак Бетатаром (Мухаммед Шах) страны ислама в 1368 г.) и брунейская трактовка Хикаята о Ханг Туахе, где после финала истории, заканчивающейся падением Малакки, следовали размышления о том, что Бруней является ее наследником и должен не допустить повторения такой судьбы [1, с. 184]. Эта трактовка соотносится с тем, что после падения Малакки в 1511 г. Бруней испытал период небывалого подъема, а в 1578 г. пал под ударами испанцев из-за разрозненности элит. Стоит сказать, что после 1578 г. идея о возрождении великой империи, контролировавшей все побережье острова Борнео и части филиппинского архипелага, является одной из главных идей брунейской литературы. Примечательны также и другие произведения периода средневековья: Повесть о раджах Брунея, Шаир Багинда, Шаир Прау, Шаир Перемпуан и т.д.

В данный период также формируется уникальный для малайского мира литературный жанр – «шаир раджанг» (мал. Syair Rajang), то есть шаир о времени, периоде времени. Данный вид шаира представляет собой произведение о том, какое значение имеют дни в каждом месяце года, что они означают, и как влияют на жизнь человека. Стоит отметить, что подобного рода шаиры сочиняются до сих пор. Одним из авторов подобного рода поэм был предыдущий султан Брунея Омар Али Шайфуддин III [5, с. 53-54].

После нашествия испанцев в 1578 г. сила брунейской империи стала падать и к началу XIX в. султанат едва контролировал территории Саравака и Сабаха. Литература государства также переживала упадок. Возрождение литературного творчества брунейцев произошло в 1840-х гг. XIX в., когда метсный шахбандар Мухаммед Саллех написал «Шаир Ракис» [5, с. 51], где выдвигал основные идеи возрождения великого государства и преодоления внутренних распрей с целью удержать султанат от распада. Других произведений Саллех не оставил, так как был убит в очередной гражданской войне. Сегодня его произведение брунейские исследователи оценивают очень высоко, сравнивая Саллеха с Абдуллахом Мунши и Хамзой Фансури [5, с. 54].

После смерти Саллеха брунейская литература вновь пришла в упадок. Такое положение дел сохранялось до начала XX в., когда англичане установили систему резидентства в Брунее. Тогда же началось проникновение английской литературы в султанат, что привело к тому, что английская литература повлияла на литературу Брунея которая также в это попадает под влияние литературы Британской Малайи, так как дети брунейской знати, а потом и первые интеллигенты, проходили обучение в колледже Султана Идриса в Малайе [5, с. 51]. Высших учебных заведений в Брунее не было до 1980-х гг. Именно поэтому первые рассказы, появившиеся во второй половине 1930-х гг. были почти полностью скопированы с произведений малайских авторов. Сильное влияние малазийской литературы ощущается до сих пор, так как большое количество малазийцев преподавало и преподает на филологическом факультете Университета Брунея [5, с. 53], однако до 1980-х оно ощущалось особенно сильно.

Первым брунейским романом можно назвать «Кровавую корону» («Кровавый трон» в переводе В. А. Погадаева) (мал. Mahkota yang Berdarah) Юры Халима 1951 г., который соотносят с романом «Настоящий друг» (мал. Kawan Benar) Ахмада Рашида Талу 1927 г., считавшегося первым малазийским романом. Далее, к концу 60-х гг. вышли еще два романа: «Помолвка/Жена Лидера Нации» (мал. Tunangan Pemimpin Banggsa) (в пер. В. А. Погадаева: «Помолвка отца нации») Х. М. Саллеха 1952 г. и «Светящиеся линии на Рассвете Сумерек» (мал. Garis Cerah di Ufuk Senja) (в переводе В. А. Погадаева: «Светлые всполохи на вечернем горизонте») 1968 г. [5, с. 52]. Все романы проходили жесткую цензуру британских колониальных властей, что стало одной из причин, почему жанр романа, в отличие от поэзии и коротких рассказов, почти не развивался в Брунее [5, с. 52].

Поэзия Брунея в то же время постепенно начинает отходить от классических инструментов малайской поэзии и пользоваться современными методами написания стихов. Значимыми произведениями того периода можно выделить сборник стихов Юры Халима «К могиле Болкиаха» (мал. Ke Makam Bolkiah) и «Ты все еще Малаец» А. С. Исмы (мал. Kau Masih Melayu). В стихах авторов вновь поднимались исторические и национальные сюжеты. Стоит также отметить сборник стихов «Сосед по комнате» (мал. Kawan Sekamar) Нурхайэма, где основной темой стихов был черный юмор [5, с. 55-56].

Активно развивался жанр короткого рассказа. Самым примечательным автором подобного жанра был Муссиди. Его короткие рассказы, большинство из которых было написано в 1970-х гг., в сатирической манере высказываются на социальные темы и те процессы, происходившие в брунейском обществе того периода [2, с. 71-72].

В период 1950-60-х гг. начал возрождаться жанр шаира. Самым значимым шаиром тех десятилетий стала поэма «О Конституции» султана Омара Али Шарифуддина III. Ее написание было связано с тем, что в 1959 г. англичане даровали Брунею право внутреннего самоуправления.

После этого до 1980-х гг. не было каких-либо значимых романов в брунейской литературе. В 1980-х произошел самый настоящий литературный подъем. В произведениях новых авторов поднимались темы возрождения великого и процветающего Султаната Бруней, однако теперь идеи были ориентированы не столько на возрождение империи, а скорее на экономическое и социальное благополучие султаната. Немаловажной стала тема и исламского возрождения, особенно во второй половине 1980-х гг. и 1990-х гг., когда султан Хассанал Болкиах начал все чаще говорить о введении МИБ (Малайской исламской монархии) (мал. Melayu Islam Beraja) и элементов шариата. Другой же темой стала попытка осмыслить события восстания 1962 г., которая была предпринята в 1985 г. Леманоном Ахмадом в романе «Поражение», и резкий подъем антисоциалистических настроений в брунейском обществе.

В 1980-х гг. начинает появляться женская литература и литература этнических меньшинств, прежде всего брунейских китайцев. Чонг Ах Фок своим романом «Иностранец» (мал. Orang Asing) воспел государственную идеологию Брунея со стороны немусульманина и немалайца [5, с. 58]. Женская литература 1980-х была представлена произведениями Нурсии Абдул Гапар, самым значимым из которых стал роман «Порабощение» (мал. Pengabdian) 1983 г. Этот психологический роман о женщине-патриоте, получившей образование на Западе, вернувшейся в Бруней, и старающейся осмыслить свою жизнь [5, с. 58-59]. Роман также характерен яркими националистическими мотивами [6, с. 3].

На фоне всех писателей той поры выделяются работы Муслима Бурмата с его романами «Бегущий с ветром» (мал. Lari Bersama Musim), «Первая верхушка» (мал. Puncak Pertama), «Заходящее Солнце» (мал. Terbenamnya Matahari) и «Берег в заморской стране» (мал. Sebuah Pantai di Negeri Asing). В своих романах Муслим Бурмат рисует достаточно мрачную картину происходящих событий, будь то неравнодушные к конфликту в Боснии брунейские мусульмане, которые хотели помочь своим братьям по вере, но которые были убиты руками пиратов на территории архипелага Сулу, пытаясь доставить оружие в охваченную войной Югославию. Будь то рыбак, ставший крестьянином, который погибает от стихийного бедствия, так как не может противостоять силам природы [5, с. 59-60].

На сегодняшний день брунейская литература активно развивается. Основными темами являются: исламское возрождение через МИБ и шариат, превращение Брунея в одно из самых развитых государств мира к 2035 г., женская эмансипация через шариат и МИБ, магический реализм (примером такого жанра в брунейской литературе можно назвать роман Катарины Мохаммед Дауд «The Halfling king»), а также научная фантастика (самый выдающийся пример «The Forlorn Adventure» Амира Фалика 2013 г., где МИБ и исламские ценности сохранились даже через 500 лет) [4].

Активную роль в развитии литературы принимает Совет по Языку и Литературе, сотрудничая с новыми авторами и предоставляя им площадку для публикации своих работ в журналах: «Бахана», «Пангсура», а также координирует свою работу с национальным объединением писателей «Астравани» [3, с. 53]. Также стоит отметить, что Совет по Языку и Литературе является также и органом, осуществляющем цензуру, удаляя те элементы, которые противоречат религии и национальной идеологии [7].

Однако влияние малазийской и английской литератур все еще велико, и брунейская литература все еще догоняет малазийскую, проходя через те этапы, которые литература Малайзии прошла несколько десятилетий назад.

Влияние английской литературы проявляется в том, что до сих пор большое количество авторов пишут только на английском языке и часто издаются за рубежом [4]. Издательство книг на английском в Брунее сильно затруднено из-за политики Совета по литературе и языку по поддержки писателей, создающих произведения на малайском языке [6, с. 4].

Тем не менее, брунейские авторы часто становятся победителями различных наград по литературе в Юго-Восточной Азии, например, Литературная премия Юго-Восточной Азии и Литературная премия АСЕАН [3, с. 53].

 

Список литературы:

  1. Воскресенский Г. А., Ефанова Л. В. Культура.// Бруней. Справочник.- М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990.- С. 155-193.
  2. Носков Ю. И. Бруней. Рассказы «Сына Брунейской Лягушки»// Азия и Африка сегодня № 7.- М.: ИВ РАН, 2014. – С. 71-72.
  3. Погадаев В.А. Бруней. Краткий справочник.- М.: ИСАА МГУ, 2015.- С. 192.
  4. Bruneian Literature in English: an Observation. URL: https://openbrunei.org/2016/11/bruneian-literature-in-english-an-observation/ (дата обращения: 03.11.2021)
  5. C. N. Gallop. Kesusasteraan Brunei Darussalam: suatu pandangan.// Малайско-индонезийские исследования. Выпуск XII- М.: «Муравей-Гайд», 1999.- С. 51-61.
  6. Kathrina Mohd Daud, Grace V S Chin, Maslin Haji Jukim. Contemporary English and Malay Literature in Brunei: A Comparison, 2016. – P. 1-9.
  7. Self-Censorship in Bruneian Literature and News Reporting. URL: https://search.proquest.com/openview/21ab42b0415c8e62e3fd416b4ae5e6cb/1?pq-origsite=gscholar&cbl=1356369 (дата обращения: 03.11.2021)

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом