Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 35(163)

Рубрика журнала: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4

Библиографическое описание:
Фефелов П.К. СОВРЕМЕННОЕ ПОНЯТИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО // Студенческий: электрон. научн. журн. 2021. № 35(163). URL: https://sibac.info/journal/student/163/228512 (дата обращения: 28.02.2024).

СОВРЕМЕННОЕ ПОНЯТИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Фефелов Павел Кириллович

студент, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Новосибирский Юридический Институт (филиал) Томского Государственного Университета,

РФ, г. Новосибирск

Аверченко Александр Критэрьевич

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц., Новосибирский Юридический Институт (филиал) Томского Государственного Университета,

РФ, г. Новосибирск

THE MODERN CONCEPT OF A SUSPECT

 

Pavel Fefelov

student, Department of Criminal Procedure and Forensic Science, Novosibirsk Law Institute (branch) of Tomsk State University,

Russia, Novosibirsk

Alexander Averchenko

scientific adviser, Candidate of Sciences in Jurisprudence,  Novosibirsk Law Institute (branch) of Tomsk State University,

Russia, Novosibirsk

 

АННОТАЦИЯ

В статье описаны основания приобретения лица статуса «подозреваемый», рассмотрен вопрос процессуального положения подозреваемого. Рассмотрен существующий механизм наделения лица статусом подозреваемого.

ABSTRACT

The article describes the grounds for acquiring a person of the status of "suspect", considers the issue of the procedural status of the suspect in the event of his release from custody. The existing mechanism of giving a person the status of a suspect is considered.

 

Ключевые слова: подозреваемый; задержание; освобождение из под стражи.

Keywords: suspect; detention; release from custody.

 

Рассматривая участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, можно обратить внимание на то, что в этот перечень включены только физические лица (нет ни одного государственного органа, должностного лица). Тем самым, защитная функция имеет частноправовую природу. Исключением является прокурор, поскольку в ряде случаев он выступает в качестве представителя обвиняемого, который не виновен в совершенном преступном деянии. В качестве субъекта уголовно-процессуальных отношений подозреваемый появляется на самой ранней стадии предварительного расследования. Статус подозреваемого – временный, поскольку при наличии достаточных оснований причастного подозреваемого к совершенному преступлению, подозреваемым становится обвиняемым. Процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого меняется в зависимости от факта предъявленного ему обвинения. В отношении подозреваемого может быть возбуждено уголовное дело, проведен розыск, но обвинения, как такого, еще нет, поскольку имеется лишь основанное на предварительных данных расследования предположение, что данное лицо тем или иным образом причастно к совершенному преступлению.

Понятие подозреваемого в УПК РФ дано через перечисление оснований его признания, что делает данную дефиницию не совсем практичной и удобной. Согласно, ч. 1 ст. 46 УПК РФ подозреваемым является лицо:

«– либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ;

– либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ;

– либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК РФ;

– либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ».

Указанные выше основания для признания лица подозреваемым уже были рассмотрены выше, между тем, самого понятие подозреваемого, несмотря на его закрепленность в УПК РФ, в литературе вызывает многочисленные споры.

Исследуя сущность подозреваемого, Е. В. Сопнева исходит из предположения, что только подозрение в совершенном преступлении, может служить основанием для возникновения новой процессуальной фигуры – подозреваемого. Е. В. Сопнева с учетом данной позиции пишет, что «при таком подходе «подозреваемый – это лицо, в отношении которого установлены достаточные данные, позволяющие предположить его причастность к преступлению, и привлечь в качестве подозреваемого» [1].

Между тем, данный подход трудно реализуется на практике, поскольку на первоначальной стадии предварительного расследования чаще всего недостаточно доказательств, указывающих на причастность данного лица к совершенному преступлению. Более того, в качестве вероятных кандидатов на статус подозреваемого могут претендовать несколько лиц. В процессе расследования в отношении некоторых из них устанавливается непричастность к совершенному преступлению, следовательно, такие лица утрачивают статус подозреваемого и переходят, например, в статус свидетелей. Правда, на практике бывает и иная трансформация, когда статус свидетеля изменяется в статус подозреваемого.

В литературе можно встретить и иные подходы к определению понятия «подозреваемый».

А. П. Кругликов полагает, что подозреваемым следует считать лицо, в «отношении которого следователем (дознавателем) по находящемуся в его производстве уголовному делу выдвинуто и изложено в определенных процессуальных документах обоснованное предположение о совершении этим лицом преступления и предприняты определенные процессуальные действия, направленные на его изобличение» [2].

И. С. Дикарев полагает, что «подозрение – это основанное на достаточных данных предположение о причастности лица к совершению деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном уголовно-процессуальном законодательством» [3].

Ученые, указывая на формулировки «основанное на достаточных данных предположение о причастности лица к совершению деяния», «есть основания полагать, что данное лицо совершило преступление», делают акцент на доказательства, подтверждающие причастность лица к совершению преступления. Но не всегда к моменту подозрения собирается достаточный объем доказательств, позволяющих предварительно заключить о причастности лица к совершению преступления, особенно после принятия и регистрации сообщения о преступлении, свидетельствующего о начале уголовного судопроизводства в целом.

Практика показывает, что под подозрение до возбуждения уголовного дела может попасть как лицо, совершившее преступление, так и лицо, не совершившее преступление. Каждый из этих лиц может оказаться в роли фактически задержанного лица или подозреваемого с оформлением протокола задержания подозреваемого. Относительно вопроса исчисления срока уголовно-процессуального задержания в 48 часов нельзя забывать, что начало его исчисления связано с моментом фактического задержания (п. 11 ст. 5, ч. 3 ст. 128 УПК РФ).

В литературе также рассматривается понятие «заподозренного». К.К. Клевцов определяет данного субъекта как «лицо, в отношении которого у органов предварительного расследования и дознания появились основания подозревать в совершении преступления, но до момента получения им официального статуса подозреваемого» [4]. Статус «заподозренного» в УПК РФ не регламентируется, между тем, до принятия решения о привлечении лица в качестве подозреваемого оно моет быть допрошено следователем или дознавателем (еще в статусе свидетеля), однако, у следователя или дознавателя уже на данной стадии имеются все основания полагать, что данное лицо имеет причастность к расследуемому преступлению. В этой связи статус «заподозренного» требует более детальной регламентации.

Процессуальный статус подозреваемого неразрывно связан с полномочиями защитника. В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник допускается с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, то есть с момента его задержания и лишения свободы передвижения. Законодатель указал условия применения данного пункта: «когда должностным лицом будет оформлен протокол задержания в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ (п. п. «а» п. 3 ч. 3 ст.  49 УПК РФ), либо будет вынесено судебное постановление об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу» (п. п. «б» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).

Право на защиту подозреваемого предполагает наличие определенных правовых возможностей у стороны защиты, а также реализацию обязанностей со стороны лиц, официально расследующих уголовное дело [5]. В этом плане можно говорить о двойственной правовой связи прав и обязанностей участников уголовного процесса защиты и обвинения. Если сторона защиты имеет соответствующие процессуальные права и чаще всего самостоятельно реализовать их не может, то логично предположить, что обязанности по обеспечению этих прав берет на себя государства в лице участников предварительного расследования и судебного органа.

Обязанности обеспечить право на защиту подозреваемому возлагается на дознавателя, орган дознания, начальника органа дознания или начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, суда.

Из системного анализ ст.ст. 16, 46УПК РФ можно заключить, что сторона обвинения и суд обязаны оказать содействие в реализации права подозреваемого на защиту. Это содействие имеет определенные формы выражения, например, рассмотрение ходатайств, приглашение и назначение защитника, разъяснение прав в процессе производства следственных и судебных действий.

В целях обеспечения подозреваемому его права заявлять ходатайства, органы и должностные лица правоохранительной системы несут следующие процессуальные обязанности:

– обязанность разъяснять право подозреваемому на защиту в числе других прав, предусмотренных ст.46УПК РФ,

– обязанность принять и своевременное рассмотреть заявленное в любой (письменной или устной) форме ходатайство. Отказ от принятия и рассмотрения ходатайства недопустим, даже если ходатайство по тем или иным причинам не подлежит удовлетворению;

– своевременно и в надлежащей форме (письменно) уведомить подозреваемого, обвиняемого о результатах рассмотрения ходатайства [6].

Право на защиту реализуется посредством возложения на следствие, дознания или суд обязанности обеспечить участие в уголовном деле защитника. Из ст. 49 УПК РФ, а также иных статей УПК РФ логично следует, что защитником в рамках производства предварительного расследования является, прежде всего, адвокат, как профессиональный защитник, обладающий должным уровнем правовых знаний и компетенции в области права. В качестве защитника может быть допущен родственник и иное лицо, о чем также указано в ч. 1 ст. 49 УПК РФ.

На этапе предварительного расследования защитниками подозреваемого, обвиняемого не могут быть иные лица, в том числе, родственники подозреваемого или обвиняемого.

Этот вывод сделан на основании анализа постановления Конституционного Суда РФ [7], который посчитал, что, гарантируя обвиняемому право на получение квалифицированной юридической помощи, государство вправе устанавливать с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии к лицам, которые официально уполномочены на оказание такой профессиональной помощи. Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что выполнение задач правосудия и обязанность государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь исключает привлечение в качестве защитника иного лица, кроме адвоката.

Аналогичный вывод содержится также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 41[8], согласно которому на стадиях досудебного производства защитником может выступать только адвокат, поскольку только адвокат обладает тем объемом правовых знаний и опыта, чтобы защитить лицо в стадии предварительного расследования, которое отличается сложным, зачастую запутанным правовым регулированием. Именно данное обстоятельство и обуславливает признание адвоката в качестве единственной формы защиты по уголовному делу. В рамках судебного следствия и судебного рассмотрения уголовного дела допускается возможность участия иных лиц в качестве защитников. При этом, закон не разъясняет, какие именно лица могут быть защитниками обвиняемого в судебном разбирательстве. Также закон не определяет требования, в том числе, профессиональные, к иным лицам, выступающим в качестве защитника обвиняемого. Данное обстоятельство, бесспорно, требует более детального рассмотрения, о чем будет сказано в дальнейшем.

Итак, в предварительном расследовании защитником выступает лицо с высшим юридическим образованием, которое, согласно УПК РФ организует защиту интересов и прав в течение всего уголовного судопроизводства. Таким лицом является адвокат.

Заслуживает внимания законодателя точка зрения Х. Г. Дациевой, которая связывает момент приобретения лицом правового статуса подозреваемого «непосредственно с фактом любого вовлечения его в сферу уголовно-процессуальной деятельности соответствующих правоохранительных органов, направленной на проверку предположения о причастности такого лица к содержащему признаки преступления деянию (до выдвижения обвинения)»[9].

Е. Фролова, А. Горбань верно указывают на то, что «на лицо, в отношении которого производиться проверка сообщения о преступлении, должны распространяться гарантии подозреваемого» [10].

Предложение Л. Г. Татьяниной о дополнении перечня участников уголовного судопроизводства лицом, задержанным для выяснения обстоятельств, появляющимся до возбуждения уголовного дела, закрепив статьей 46.1 УПК РФ [11], имеет также право на существование.

А. С. Александров, Н. Н. Ковтун, И. И. Никитченко также предлагают рассматривать подозреваемого в широком смысле, как лицо, в отношении которого проводится уголовное производство [12].

Тем самым, в научной литературе до сих пор не выработано сколько-нибудь единого и общепринятого подхода к определению понятия «подозреваемый». С учетом сказанного можно заключить, что подозреваемый – это участник уголовного процесса со стороны защиты, появляющийся в нем временно на стадии предварительного расследования и лишь в исключительных случаях. Как участник уголовного процесса, подозреваемый - это лицо, в отношении которого имеются доказательства, указывающие на его виновность в совершении преступления, но недостаточные для привлечения в качестве обвиняемого, и к которому для обеспечения быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения и наказания виновных, применено задержание, мера пресечения, мера обеспечения средств доказывания или иная мера процессуального принуждения, либо вынесено уведомление о признании его подозреваемым.

В заключении можно предложить следующее определение понятия «подозреваемого». Подозреваемым является, предположительно, виновное в совершении преступления лицо, которое в силу необходимости обеспечения задач уголовного судопроизводства вовлечено в уголовный процесс на стороне защиты путем применения к нему мер процессуального принуждения или принятия соответствующего процессуального акта.

 

Список литературы:

  1. Сопнева Е.В. Определение подозреваемого лица в уголовном процессе: современное и возможное состояние // Вестник экономической безопасности. – 2016. – №5. – С.73.
  2. Кругликов А. П. Уголовный процесс: учебник для бакалавров. – М.: Норма, 2015. – С. 103.
  3. Дикарев И. Подозрение в уголовном процессе // Законность. – 2013. – № 8. – С. 20.
  4. Клевцов К.К. Процессуальный статус и показания заподозренного лица – старые песни о главном // Вестник Московского университета МВД России. – 2021. – №2. – С.171.
  5. Егорова, У. Г. Обеспечение и защита прав обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе / У. Г. Егорова // Молодой ученый. – 2019. – № 7 (245). – С. 183-185. – URL: https://moluсh.ru/arсhive/245/56352/ (дата обращения: 17.10.2021).
  6. Колчина И. Н. Проблемные вопросы реализации уголовно-процессуального принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту // Экономика, управление и право: инновационное решение проблем: сборник статей победителей VIII Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2017. – С. 169.
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 928-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Зимичевой Веры Николаевны и Реканта Анатолия Абрамовича на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. – 2008. – № 5.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 г. № 41 (ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» // Вестник ВС РФ. – 2014. – №1.
  9. Дациева Х. Г. Институт подозреваемого в механизме уголовного преследования // Пробелы в российском законодательстве. – 2013. – № 3. – С. 152-154.
  10. Фролова Е., Горбань А. Правовая обеспеченность доказательственной силы объяснения в уголовном процессе России // Уголовное право. – 2015. – № 3. – С. 115, 117.
  11. Татьянина Л. Г. Процессуальные проблемы производства по уголовным делам с участием лиц, имеющих психические недостатки (вопросы теории и практики): автореф. дис. д-ра юрид. наук. – Ижевск, 2004. - С. 16.
  12. Александров С. А. Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного производства в Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://www.iuaj.net/node/1766 (дата обращения: 16.10.2021).

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.