Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 23(109)

Рубрика журнала: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3

Библиографическое описание:
Долгов А.А. КРИТИКА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ В ГРАФИЧЕСКОМ РОМАНЕ АЛАНА МУРА «ХРАНИТЕЛИ» // Студенческий: электрон. научн. журн. 2020. № 23(109). URL: https://sibac.info/journal/student/109/184286 (дата обращения: 08.03.2021).

КРИТИКА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ В ГРАФИЧЕСКОМ РОМАНЕ АЛАНА МУРА «ХРАНИТЕЛИ»

Долгов Антон Александрович

студент, Институт филологии и Межкультурной коммуникации, Уральский государственный педагогический университет,

РФ, г. Екатеринбург

CRITICISM OF EXCLUSIVITY IN ALAN MOORE'S GRAPHIC NOVEL «WATCHMEN»

 

Anton Dolgov

student, Institute of Philology and Intercultural Communication, Ural State Pedagogical University,

Russia, Ekaterinburg

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается графический роман «Хранители» с позиции наличия в его идейной структуре критических суждений о категории исключительности, относящейся как к отдельному человеку, так и к нации. В этой связи затрагивается биография Алана Мура и феномен супергероя, развившийся в жанре комикса в XX веке.

ABSTRACT

In this article the graphic novel «Watchmen» is examined from the point of presence in its ideological structure of critical judgments about the category of exclusivity, relating to both the individual and the nation. In this regard, the biography of Alan Moore and the phenomenon of the superhero, developed in comic genre in the XX century, are touched upon.

 

Ключевые слова: Алан Мур, «Хранители», супергерой, комикс, исключительность.

Keywords: Alan Moore, «Watchmen», superhero, comic, exclusivity.

 

Исключительность американской нации - основательно закрепившийся в мировой культуре стереотип о превосходстве Америки в отношении других государств. [1] Что конкретно понимается под данным концептом?

Во-первых, логика богоизбранности, согласно которой нация благословлена самим богом на то, чтобы избавить людей от тиранического гнета, и бог всячески способствует своему народу. [2]

Во-вторых, проистекающая из первого пункта идея о предначертании. Миссия Америки – стать «светочем мира», предложив совершенную модель обеспечения равенства, безопасности и благополучия.

В-третьих, право нации принимать любые меры, если они способствуют достижению национального благополучия.

Вышеперечисленные позиции нередко имеют место в политической риторике; на основе их содержания, по мнению многих специалистов, формируются принципы ведения внутренней и внешней политики государства. [1]

На базе идея национальной исключительности зародилось родственное клише – «американская мечта». В отличие от предшествующей, эта концепция должна служить ориентиром не для нации целиком, но для каждого отдельного ее представителя.

Частое упоминание категорий национальная исключительность и американская мечта в политическом дискурсе обусловили их распространение и в массовом искусстве, внутри которого самая ранняя и самая очевидная реализация данных концептов произошла в форме комикса о супергероях - «персонажах, имеющие особые способности, такие как умение летать, используемые для борьбы со злом или помощи людям.

Золотой век комиксов, несмотря на возникновение жанра еще в XIX веке, наступил в 1938 с изданием первых сюжетов о Супермене. Супермен – живущий среди людей инопланетянин; по меркам человек он обладает буквально «божественными» умениями (левитация, абсолютная неуязвимость, способность поднимать невероятный вес и пр.), которые, однако, он скрывает под маской непримечательного сотрудника газеты. Планета Супермена была уничтожена, по причине чего он всеми силами защищает полюбившихся ему землян и строго соблюдает человеческие законы. Образ Супермена стал каноном, черты которого возможно проследить практически в каждом супергерое. [3]

Рассмотрение Супермена через призму исключительности обнажает рецептивную двуплановость персонажа. Видя, как под очками обычного клерка прячется всемогущий герой, читатель начинает бессознательно ассоциировать себя с ним. Позднее авторы комиксов усилили воздействие этого фактора: если Супермен имел способности от рождения, то последующие герои, будучи изначально заурядными личностями, их неожиданно получали (случайный паучий укус Человека-паука, ненамеренное вдыхание радиоактивных паров Флэшем, облучение Халка во время ядерных испытаний и т.д.). Читающие верили, что и на них однажды снизойдет благословение, дарующее исключительные способности. [4]

Также важно отметить, что происхождение сверхсил персонажей объяснялись традиционным толкованием американской мечты как материального благополучия. Так, Бэтмен и Железный Человек являются обычными людьми, однако, заработанный капитал дает им возможность разрабатывать высокотехнологичное снаряжение, не уступающее по функционалу способностям того же Супермена.

Второй паттерн рецепции Супермена можно назвать теистическим. Если бы существо, подобное Супермену, действительно существовало, то в рамках нашего мира оно считалось бы богом. Это условное восприятие было осмыслено комиксистами и реализовано в их работах. Следственно, инопланетное имя Супермена (Кал-Эл) переводится с иврита как «голос Бога», что является отсылкой к библейским пророкам, спасающим народ при помощи божественных сил; серия комиксов с участием Супермена и других героев имеет название «Gods Among Us» (Боги среди нас); персонажи-люди принимают Супермена за бога: «Во многом Кларк является человеком более, чем все мы. Впрочем… он посылает огонь с небес и трудно не думать о нём, как о боге». [5] Однако Супермен не является богом для всего человечества – он бог лишь для избранного народа. Супермен чтит американские законы, американскую мораль и поддерживает армию США в борьбе с нацизмом. Равным образом Капитан Америка демонстрировал успехи национальной армии в войне с Гитлером, а вышеупомянутый Железный Человек изображал победу выдающейся американской экономики над коммунистическим террором.

Продолжительное следование спросу на исключительность, выражавшееся в однообразных сюжетах (безупречный в своих личностных и физических качествах герой всегда одерживает верх над злом), привело жанр комикса к стагнации. [6]

Ситуация положительно меняется с началом творческого пути Алана Мура. В 60-ые американские супергерои приобрели популярность у европейской аудитории, в частности в Великобритании. Ранние годы Мур провел в британской глуши, где единственным способом отдалиться от мрачной действительности оказались комиксы. Со временем Мур ощутил, что комиксы могут предложить лишь эскапизм, но не решение проблем. Руководствуясь данными умозаключениями, молодой человек пробует себя в качестве комиксиста, окружая своих персонажей близкими к реальности проблемами и требуя от них соответствующих действий. Так, на ранних этапах карьеры Алан Мур «спасает» угасающую серию «Болотная тварь».

«Работая над «Болотной тварью», которая была чем-то вроде комикса ужасов, я понял, что большой пользы не выйдет, если я буду все время пугать читателей. Нужно что-то другое, что разнообразит шаблонность страшной истории. Я подумал, что хорошо получится, если соединить выдуманных монстров: вервольфов, вампиров и зомби — с ужасами реальной жизни: расизмом, сексизмом, загрязнением воздуха и уничтожением окружающей среды. Благодаря фантастическому обрамлению социальные проблемы выглядят более эффектно. Ведь мало кто из нас по-настоящему боится вампиров. Мы живем в мире, который и так очень опасен, даже несмотря на отсутствие в нем ужасных сверхъестественных сил». [7]

С 1986 по 1987 году публикуется самостоятельный проект Мура «Хранители», обусловивший глобальное переосмысление архетипа супергероя. В основе «Хранителей» легли наблюдения за острыми социально-политическими процессами XX века: Холодная война, войны во Вьетнаме и Афганистане, Карибский кризис и т.д. Мур считал происходящее катастрофой, причиной которой является коллизия исключительных личностей, таких как Рейган, Никсон, Тэтчер и пр. Каждая нация, ориентируясь на лидера, формирует собственную модель исключительности, тем самым вступая в борьбу за мировое господство.

«Мы шовинисты в своей картине мира, потому что ведем себя так, как будто она всего одна. Мы считаем, что люди других культур находятся во власти иллюзий, или что они примитивны, или просто пока еще ничего не поняли. Таким образом мы изолируем себя». [7]

В «Хранителях» Алан Мур воссоздал реальный мир с поправкой на то, что в нем присутствует существо со сверхсилами. [8] Расщепленный на атомы в ходе эксперимента ученый собирается в новой форме – всесильной разумной энергии, носящей псевдоним Доктор Манхэттен. Существование Доктора есть главный фактор альтернативности романной истории. «Бог существует, и он – американец!», - провозглашает правительство США и привлекает Манхэттена к службе. Так, Америка за неделю покорила Вьетнам. СССР сбавили хватку в Холодной войне, ведь на стороне противника настоящий бог. Тем не менее, к 1985 году напряжение в мире достигло пика. До начала ядерной войны остаются мгновения.

За несколько лет до основных событий Доктор Манхэттен вступает в ряды Хранителей – группы граждан, самостоятельно осуществлявших контроль за преступностью. Характерной чертой участников были костюмы, а также жестокие методы борьбы с беззаконием. В 1977 общественность сочла Хранителей линчевателями, и деятельность костюмированных героев была официально пресечена. На законных основаниях (и с полным подчинением правительству) работу продолжили только Доктор Манхэттен и Комедиант.

Комедиант, с точки зрения Мура, есть реальная военная сила Америки, прежде скрытая под маской бравого Капитана Америки. Комедиант – фашист; бесчувственный головорез; политический интриган, содействующий худшим лидерам (к примеру, он убивает Кеннеди, проложив путь Никсону). Работа на правительство дает Комедианту право творить бесчинства и оставаться безнаказанным. Расстреливая гражданских, он отмечает, что американская мечта сбылась. Комедиант признает собственную сумасбродность и эгоизм, но он считает эти качества присущими всему современному миру. И он прав в том, к чему это все идет: «Люди пытаются перебить друг дружку с начала времен. Сейчас мы обрели мощь, чтобы доделать дело. Остальное не имеет значения: взлетят ракеты - мы уже прах. А наш Озимандиа будет самым умным на горе пепелища».

Образ костюмированного героя помогает реализовать личные амбиции и другому участнику Хранителей – Роршаху. Роршах продолжает карать виновных в обход закона; он находится в розыске, однако, полное жестокости прошлое не позволяет ему отступить. Роршах видит гниющий мир и отказывается следовать у него на поводу. Он ведет кровавую войну против и исключает любые компромиссы – виновный должен быть наказан.

«Когда человек хотя бы раз видит черную изнанку общества, он больше никогда не обернется к ней спиной. Не притворится, что ее не существует, кто бы ни приказывал ему обернуться. Мы делаем это не потому, что это дозволено, мы делаем потому, что должны. Мы делаем это потому, что вынуждены».

Основной конфликт романа происходит между Роршахом и бывшим членом Хранителей Адрианом Вейдтом, по прозвищу Озимандия. Вейдт превратил Хранителей в бренд, наподобие Marvel, и, заработав капитал, основал крупнейшую корпорацию в истории. Значительные суммы Вейдт пускает на развитие технологий, призванных снизить напряженность между США и Советским Союзом и обеспечить нерушимость мира, предоставив человечеству неиссякаемый источник энергии. Однако прозвище Озимандия многое говорит об истинных амбициях своего носителя. В рамках теневого проекта Вейдт стирает с лица Земли Нью-Йорк и перекладывает вину за это на инопланетян (инопланетное вторжение – клише Золотого века комиксов, которое Мур использовал для усиления карикатурности). Таким образом, человечество переключается на внешнего агрессора, а Озимандия становится держателем мировых ресурсов.

В планы Вейдта вмешивается Роршарх и Доктор Манхэттен. Роршарх, исходя из своих принципов, намеревается обнародовать правду. Вейдт убеждает Манхэттена в том, что дело сделано, и смерть миллионов американцев не должна оказаться напрасной. Манхэттен убивает Роршаха и навсегда покидает Землю. Даже бог счел свой народ чрезмерно иррациональным.

Финал романа переносит читателя в редакцию американской газеты, в почтовом ящике которой ожидает своего часа дневник Роршаха с доказательствами против Вейдта. Борьба за исключительную правоту продолжается.

«Хранители» - изобличение деструктивных установок общества, ведущих к масштабному коллапсу. По мнению Мура, беспрестанное стремление каждого к самореализации означает всеобщую тягу к исключительному положению. Но, так как двух первых мест быть не может, от этой гонки стоит ждать только разрушительных столкновений.

 

Список литературы:

  1. Петречук А. И. АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА И АМЕРИКАНСКАЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ. ОТ ИСТОКОВ ДО СОВРЕМЕННОСТИ // Архонт. — 2017. — № 3. — С. 51–64.
  2.  Уинтроп Д. Образ Христианского Милосердия // Proza.ru URL: https://proza.ru/2015/05/28/81 (дата обращения: 02.06.2020).
  3. Comics Timeline // Infoplease URL: https://www.infoplease.com/spot/comics-timeline#CT-1930 (дата обращения: 04.06.2020).
  4. Умберто Эко. Роль читателя. Исследования по семиотике текста // М., 2005.
  5. Loeb. J. Superman/Batman #3 - The World's Finest, Part Three: Running Wild // DC Comics, 2003.
  6. История комиксов: от середины 50-х до наших дней // Disimia.ru URL: https://disima.ru/vse-o-komiksax/istoriya-komiksov-ot-serediny-50-x-do-nashix-dnej/eline#CT-1930 (дата обращения: 28.05.2020).
  7. Вайленз Д. Земля фантазии Алана Мура (биографический фильм) // Великобритания, 2003.
  8. Мур А. Хранители. Абсолютное издание // А. Мур, Д. Гиббонс - СПб.: Азбука СПб, 2014.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом