Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Инновации в науке» № 10(71)

Рубрика журнала: Филология

Скачать книгу(-и): скачать журнал

Библиографическое описание:
Эшиев А.М. ИНСТИТУТ «АК ҮЙЛҮҮ» В ЭПОСЕ «МАНАС» // Инновации в науке: научный журнал. – № 10(71). – Новосибирск., Изд. АНС «СибАК», 2017. – С. 73-74.

ИНСТИТУТ «АК ҮЙЛҮҮ» В ЭПОСЕ «МАНАС»

Эшиев Асылбек Мирзатилаевич

д-р филол. наук, доц., кафедра межкультурной коммуникации и лингвистики, Жалал-Абадский государственный университет,

Кыргызстан, г. Жалал-Абад

"AK UJLUU" INSTITUTE IN THE EPIC "MANAS"

 

Asylbek Еshiev

doctor of philological sciences, Associate Professor, Department of intercultural communication and Linguistics, Jalal-Abad State University,

Kyrgyzstan, Jalal-Abad,

 

АННОТАЦИЯ

Анализируются институты побратимства и гостеприимства (или их идентичные параллели) народов Древнего Востока (Персия, Лидия, Северный Китай (Поздняя династия Тан; Династии Ляо (кидане)), Монголия, Центральная Азия) и Запада (Эллада (Греция), Спарта. В их числе исторический монголо-киданский институт побратимства и кара китайский, кыргызский эпические институты гостеприимства «ак үйлүү». Особо выделяется гуманизм кыргызской церемониальной традиции «ак үйлүү» в эпосе «Манас». Такие особые виды межкультурных и межгосударственных отношений могли существовать с древних времен на заре появления самодостаточных государствообразующих субъектов и их интересов.

ABSTRACT

The author analyzes twinning and hospitality institutions (or their identical parallel) peoples of the ancient Near East (Persia, Lydia, North China (later Tang dynasty; Liao Dynasty (Kidane)), Mongolia, Central Asia) and West (Hellas (Greece) Sparta. Including historical Mongol-kidanskij Institute twinning and Kara Chinese, Kyrgyz epic institutions hospitality "аk ujluu". Emphasizes the humanism of the Kyrgyz ceremonial traditions "аk ujluu" epos "Manas". These special kinds of intercultural and inter-State relations could exist since ancient times at the dawn of the advent of self-contained constituent entities and their interests.

 

Ключевые слова: Институт побратимства, институт гостеприимства, «ак үйлүү» («почетный заложник», «аманат»), ксении, гостеприимец царя, проксены, эпос «Манас»; кыргызы, кидане. 

Keywords: Institute of twinning, Institute of hospitality, «аk ujluu» ("honorary hostage", "аmanat"); хenia, gostepriimec King, prokseny, epos "Manas", kyrgyz, kidan.

 

Древние формы института гостеприимства.

По историческим данным, эллинская форма гостеприимства существовала еще во времена Геродота. Так, «Гистией ведь был тираном Милета и, когда эти наксосцы – прежние гостеприимцы Гистиея – прибыли в Милет, как раз находился в Сусах». В примечании: «В Греции существовали особые союзы (ксении) между гражданами отдельных государств. Люди, связанные взаимным союзом гостеприимства, назывались ксенами (гостеприимцами, «кунаками»)» [1, с. 246; с. 525]. Здесь говорится о милетских и наксосских союзах гостеприимства (ксении). Ксеркс лидийцу Пифийу: «Я нарекаю тебя моим гостеприимцем…». «В примечании: «Титул «гостеприимец царя» был связан с высокими почестями» [1, с.324; с. 534]. Очевидно, титул «гостеприимец царя» специально присваивался, и он (титул) содержал определенные права и обязанности. «Им (спартанским царям. -А.Э.) поручено назначать проксенами любого из граждан» [1, с. 289]. Следовательно, и в демократической Спарте функционировал такой институт представительства.

Монголо-киданский институт побратимства.

Известный китайский историк Е Лун-ли (XII-XIII вв.) в «Истории государства киданей» (1180 г.): «В седьмой луне позднетанский двор послал к киданям Яо Куня сообщить о смерти императора. Услышав об этом, Тай-цзу, рыдая, воскликнул: «О сын моего чаодина!...» [4, с. 50]. В комментарии: «Чаодин или чжаодин. Как уже говорилось, в 905 г. Абаоцзи и Ли Кэ-юн совершили обряд побратимства, обменявшись халатами и лошадьми. Институт побратимства был широко распространен среди киданей… Подобный же обычай наблюдался и у древних монголов…» [4, с. 361]. Стало быть, кидано-монгольский институт побратимства существовал, функционировал, может быть, находился в вершине, и все же, такой политический субъект как позднетанский двор для киданя Тай-цзу оставался  чаодином (чжаодином), т.е. jadом («чужим»).

Кара китайский и кыргызский эпический институт «ак үйлүү».

По эпосу «Манас» у кара китайцев бытовало военно-политическая традиция «ак үйлүү». Так, после падения эпической кыргызской государственности Ногой хана (деда Манаса) кара китаец Алооке хан станет единоличным правителем Кыргызской земли. И, наверное, остерегаясь от всяких непредвиденных обстоятельств, берет в себе в «ак үйлүү» (в «почетные заложники»; «аманат») представителей из ханского рода кыргызов.

Саны кетип тарады… (Рассыпался кто куда...)

Ак үйлүү күттү Алооке… (Алооке ритуал ак үйлүү содержал)  [2, с. 31].

В эпических строках говорится, что из достославных шести городов (Маргалан, Кокон, Букар, Самаркан и т.д.) эпических кыргызов, были разбросаны и рассеяны сородичи Ногой хана, и некоторые из них оказались в положении «ак үйлүү» у Алооке хана. Эпического «ак үйлүү» кара китайцев, в какой-то мере, можно было бы идентифицировать с историческим институтом побратимства киданей (и монголов). Как назывался такой особый вид межгосударственных отношений на кара китайском языке, кроме как «ак үйлүү», в эпосе не упоминается. 

В эпосе повествуется аналогичная кыргызская церемониальная институция «ак үйлүү». Так, в Андижане Манас берет в «ак үйлүү» Бооке, старшего сына Алооке хана, и сына его же брата Кошабыша. В сущности, словосочетание «ак үйлүү» звучит гуманно и благожелательно (буквально: «имеющий белую юрту»), и, вероятнее всего, им обоим были преподнесены юрты, отличившиеся белизной (белая вежа; ак боз үй). Такие особливые вежи, скорее всего, стояли особняком на виду у всех. И, все-же, такой церемониал имел, безусловно, определенные политические цели.

Башкы балаң Боокени (Сына старшего Бооке)

Мага жолдош бериңиз! (Мне в сотоварища дайте!)

Ак үйлүүгө алганым... (В аманата возьму...)

Бир агаңыз бар экен... (Сына Вашего брата...)

Кошабышын бериңиз... (Мне Кошабыша дайте...) [3, с. 196].

Здесь, несомненно, речь шла о «почетном аманате» из самых близких родичей Алооке хана. Такой неожиданный поворот событий, очень может быть, кара китайским ханом воспринимался без всякого восхищения. Однако, по идее эпических строк, выдав самых близких людей в «ак үйлүү», Алооке хан ограждает себя и свой народ от всяких бед и невзгод.

Улуктук кылып Алооке (Разумно Алооке поступил)

Ушинтип ишин оңдоду… (Дело свое поправил…)

Баласы менен анысын (Племянника и сына)

Баатырга кошту Алооке... (Алооке Манасу вручил...) [3, с. 197].

И в то же время, по эпическим данным, строго соблюдались предписания института гостеприимства «ак үйлүү» кыргызов. Так, по сюжету эпоса Бооке и Кошабыш имели особые права и привилегии. Например, они наравне с сорока витязями пребывают в Букаре, на знаменитой свадьбе Манаса с Каныкеем.

Жангер уулу Жабыке, (Жабыке сын Жангера,)

Алооке уулу Бооке, (Бооке сын Алооке,)

Ырчыуул, Бозуул ыктуусу, (Ырчыуул, Бозуул смышленые,)

Эр Тазбаймат мыктуусу... (Эр Тазбаймат молодец...)

Кырк баатыр кырка туруптур... (Сорок витязей построились в ряд,) [3, с. 420].

Очень существенно, что первоначальные сказители в эпическом повествовании «не забыли» включить в список делегации сорока витязей Великодушного кара китайцев Бооке и Кошабыша. По всей видимости, они посчитали долгом и честью воспевать только правду (эпическую правду). В эпосе говорится, что «Алооке уулу Бооке экен, // Атканын жазбас мергени»; «Кошабыш деген эр экен // Кошу болсо, кол болсо // Э дегиче аскерди // Эсебин алчу неме экен» [3, с. 197] (Буквально: «Сын Алооке Бооке, // Он же, меткий стрелок»; «Славный витязь Кошабыш // Что дружина, что рать // Не давь им опомниться // Проще ему расправу учинить»). Очевидно, у Манаса заранее имелись конфиденциальные сведения о кара китайских витязях Бооке и Кошабыше, и, он предпочитает в «ак үйлүү» именно их. Примечательно, что Бооке и Кошабыш («Коңгуроо уулу Кошабыш» [3, с. 420]) числятся в составе сорока витязей Манаса, и наряду с Ырчыуул, Бозуул, Тазбаймат, Шууту, сочетаются браком с букарскими красавицами. Очевидно, оба кроме общественного статуса, имели и определенные политические права.

Итак, по историческим и эпическим сведениям, в геополитическом пространстве Востока и Запада (Эллада (Греция), Спарта, Персия, Лидия, Северный Китай (Поздняя династия Тан; Династии Ляо (кидане)), Монголия, Центральная Азия) действовали по форме аналогичные, по содержанию относительно различающиеся, межгосударственные представительские институты. Видимо, такие виды межкультурных отношений бытовали с древних времен на заре появления самодостаточных государствообразующих субъектов и их этнических интересов. Примечательно, что особый вид института гостеприимства «ак үйлүү» встречается в кыргызском героическом эпосе «Манас». Не исключено, что помимо эпических сведений, у древних и средневековых кыргызов мог существовать аналогичный институт общественно-политической дипломатии.

 

Список литературы:

  1. Геродот. История в девяти книгах. Ленинград: Наука, 1972.
  2. Манас. Саякбай Каралаевдин варианты боюнча. I китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1984. - С. 31.
  3. Манас. Сагымбай Орозбак уулунун варианты боюнча. II китеп. Фрунзе: Кыргызстан, 1980. -452 c.
  4. Таскин В.С. «История государства киданей» как исторический источник // Е Лун-ли. История государства киданей. Москва: Наука, 1979. – 378 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом