Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Инновации в науке» № 9(70)

Рубрика журнала: Филология

Скачать книгу(-и): скачать журнал

Библиографическое описание:
Эшиев А.М. АКЫНЫ-ИМПРОВИЗАТОРЫ В ЭПОСЕ «МАНАС” // Инновации в науке: научный журнал. – № 9(70). – Новосибирск., Изд. АНС «СибАК», 2017. – С. 64-66.

АКЫНЫ-ИМПРОВИЗАТОРЫ В ЭПОСЕ «МАНАС”

Эшиев Асылбек Мирзатилаевич

д-р филол. наук, доц., кафедра межкультурной коммуникации и лингвистики,  Жалал-Абадский государственный университет,

Кыргызстан,  г. Жалал-Абад

AKYN-IMPROVISATORS EPOS «MANAS»

Asylbek Еshiev

doctor of philological sciences, Associate Professor, Department of intercultural communication and Linguistics, Jalal-Abad State University,

Kyrgyzstan, Jalal-Abad

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается социальный статус акынов-импровизаторов, певцов-глашатаев в эпосе «Манас». Раскрываются их предназначение и роль в идеолого-пропагандистских и культурно-массовых мероприятиях, их положение в иерархии властных структур эпических кыргызов. Исследуются личностные качества и творческое мастерство акынов-глашатаев, в частности, эр Ажыбая и Ырамандын Ырчы уулу, и их социальный статус. В исследовании широко применяется компаративистский подход.

ABSTRACT

Тhe article deals with the social status of akyn-improvisors, singers-heralds in the epic "Manas". Are being revealed their purpose and role-propogandistskoj ideologo and cultural and media activities, their hierarchical location in the power structures from the epic Kyrgyz.  Explores the personal quality and creative excellence akyns-messengers, in particular, er Azhybaja and Yramandyn Yrchy uulu, and their social status in the society. Komparativistskij is widely used in the study approach the study.

 

Ключевые слова: акын-импровизатор, певец-глашатай, комуз, эпос “Манас”, Манас, Ажыбай, Ырмандын Ырчы уулу, 7-8-сложные стихи, поминки, женитьба, военно-спортивные игры.

Keywords: akyn- improvisator, singer-herald, komuz, the Manas epic, Manas, Azhybaj, Yrmandyn Yrchy uulu, 7-8-complex poems, funeral repasts, marriage, military and sports games.

 

В кыргызском героическом эпосе «Манас» часто встречаются понятия акын (акын-импровизатор), ырчы (певец-импровизатор), жарчы (глашатай, бирюч). Быть в статусе певца-глашатая для каждого акына-певца считалось честью и достижением. В нужный момент в интересах государственности они могли стать идейными пропагандистами и стоять в авангарде идеологического фронта. Каждое их мелодично-ритмическое высказывание воспринималось как истина и руководство к действию. По сведениям эпоса, во властной структуре хана Манаса находились штатные певцы-глашатаи (например, Эр Ажыбай, Ырамандын Ырчы уулу, Жаш Айдар). А на поминках (аш), женитьбах (той) и прочих торжественных мероприятиях выбирались специальные певцы-глашатаи из профессионалов.  

На торжественных мероприятиях глашатаи-певцы оповещали народ о повестке дня и ходе состязаний, очевидно, на понятном всем языке. Поскольку на поминках-празднике находились, кроме своих (кыргызов и их союзников), беспристрастные (сколоты, персы) и неприятели (кидане, калмыки, ойроты), более вероятно, что мастера слова могли исполнять службу одновременно и на их языках. Например, в эпосе говорится, что эр Ажыбай владел шестидесятью языками. Не исключено, что большинство участников-гостей понимало общетюркский язык, ибо исполнители могли петь на традиционных 7-8-сложных стихах.

Видимо, сложно было “расположить” иноязычные лексемы, обороты речи в семи-восьми сложных динамичных импровизаторских стихах, поскольку в силлабическом стихосложении стихотворный размер определяется числом слогов (7-8-сложный стих, или 11-12-сложный стих). Несомненно, мы тут исходим из эпической правды средневековой языковой картины мира кыргызов:

По варианту Сагымбая Орозбак уулу в эпосе «Манас»:

Ыраман деген увазир... (Визир по имени Ыраман)

Ырамандын Ырчы уул, (Ырамандын Ырчы уул) [2, с. 92-93]

В эпических строках говорится, что Ырамандын Ырчы уулу – сын визиря Ырамана. Его настоящее имя – Каратай, после интронизации он получает эпонимическое прозвание Ырамандын Ырчы уулу. Считается, что он первый манасчи-сказитель по варианту Сагымбая Орозбак уулу. По эпическим данным, он был акыном-импровизатором, и, как верный соратник, интеллектуал, находился в числе отборных сорока витязей Манаса Великодушного.       

Каждый акын-импровизатор виртуозно владел музыкальным инструментом – комузом и, как правило, исполнял песни в его сопровождении. В эпосе сказывается, что по пути на Бухару в свадебном кортеже Манаса находилось сто комузистов:

Өрүктөн комуз чаптырган... (С урюка сделан комуз...)

Күүсүн уккан жактырган (Мелодия сама благодать)

Комузчудан жүздү алып (Брать с собой сто комузистов) [2, с. 390].

О комузе, или об аналогичном музыкальном инструменте, имеется немало сведений. Это могло бы свидетельствовать о древности комуза, кобуза, кобозе, кобзе, кобезе, кубузе и т.д. [1, с.24-37]; [9, с.268]. У Махмуда Кашгари (XI в.) и Бабура (XVI в.) – кобуз:

Ырчы уул менен бай Жакып… (Ырчы уул и бай Жакып)

Ырчы уулду ырдатып… (Запев песню Ырчы уул) [3, с. 87-91]

По варианту Шапака Рысмендеева в «Женитьбе на Каныкей» в дальний путь на Бухару отправляются Бай Жакып (отец Манаса) и Ырамандын Ырчы уулу. Почему выбор пал именно на него? Очевидно, Ырчы уул, кроме певческого таланта, был смышленым, смекалистым, храбрым воином. Однако, что немаловажно, он был превосходным ритором, полиглотом, мог найти общий язык со всеми. Поэтому Бай Жакып в такой дальний, небезопасный путь, мог взять с собой лучшего из лучших.

«Поминки по Кокетею» один из главных разделов эпоса «Манас». В повестовании упоминаются основные виды военно-спортивных игр кочевников, ход состязания, их правила, судьи и команда акынов-глашатаев, их права и обязанности. Имеются исторические сведения, что такого же характера поминки-праздник бытовали у исседонов и эллинов. Так, «Поминовение умерших исседонов совершали раз в год, причем это празднование, как и у эллинов, – прибавляет Геродот, – сын устраивал в честь отца» [6, с.334]. Стало быть, сама история возникновения такого культа («аш») очень древняя. В эпосе поминовение умершего отца Кокетею устраивал Бокмурун. И в очередной раз послы-глашатаи отправляются в дальную дорогу с извещениями:

Жайма көкүл жаш Айдар... (Айдар мой со складистым чубом...)

Көкөтөй жаман болду деп, (Рассказать, что плоховато уже Кокетею,)

Бар ногойго, карыга айт. (Оповестить всех ногоев, кереев.) [4, с.10]

Или,

Алтын көкүл жаш Айдар (Айдар с золотым чубом)

Акын ырчы бул бала. (Он юноша певец-акын.) [5, с.76]

В варианте Шапака Рысмендеева на поминках по Кокетею, главным вестовым-глашатаем назначается эр Ажыбай, один из старейших соратников-витязей Манаса. Он немедля приступает к своим торжественным обязанностям:

Ат чубатуу, жамбы атуу, (Осмотр скакунов, стрельба из лука,)

күрөш оюндары (борцовские игры)

Ажыбай ырдап какылдап, (Как он запевает Ажыбай,)

Айтып жүрөт шакылдап… (Как он строчит стихи...) [3, с.150]

Здесь бирюч-глашатай Ажыбай зазывает на конно-спортивные игры: (ат чабыш (конная скачка), жамбы атуу (стрельба из лука), эр эңиш (борьба верхом на коне), эр сайыш (поединки на пиках) и другие спортивные соревнования (балбан күрөш (пешая борьба) и т.д.). Нет сомнения, что эр Ажыбай, как и Ырамандын Ырчы уулу, был акыном-импровизатором, эрудитом, владевшим ораторским искусством. О нем говорится, что «Аргын кандын Ажыбай // Алтымыш уруу тил билген…», т.е. «Ажыбай сын Аргын хана // Знал шестьдесят этноязыков» [5, с. 67].

Из «Поединка на пиках Манаса и Коңурбая»:

Эр Ажыбай дагы айтып, (Затянул песню витязь Ажыбай,)

Жарчы кылды биздерди, (Он нас прописал глашатаем-бирючом,)

Жакшы кылды сиздерди (Вам стало благодатно-блаженно)

Ырчы кылды биздерди… (Он нас нарядил запевалой-певцом...) [5, с. 170].

По контексту выясняется, что акынов-глашатаев отбирал сам Ажыбай, глава творческих сотоварищей. Надо отметить, что в варианте Шапака Рысмендеева на первом плане находится эр Ажыбай, а не Ырамандын Ырчы уулу. Возможно, в истоке этого варианта стоял сам Ажыбай, или близкий ему сподвижник, акын-певец.

В поединке на пиках за весь день не могут одолеть друг друга Манас и Коңурбай. Тогда по распоряжению эр Ажыбая по шесть человек с двух сторон остановят поединок двух могучих богатырей до следующего дня:

Көтөргөн үйгө киргиле! (Теперь устраиваться в вежах!)

Эртең түштө чыккыла, (Завтра в полдень выступить,)

Ырчынын сөзүн уккула, (Команду бирюча-певца исполнить,)

Эс алып бүгүн жаткыла! (А сегодня набираться сил!) [3, с. 173].

Распоряжение главного глашатая было законом. Независимо от власти и всеобщей популярности, во время военно-спортивных игр все обязаны были выполнять его распоряжения. А ведь Манас был ханом кыргызов, а Коңурбай ханом киданов:

Ырчылары ким болот? (Кто будет акыном-глашатаем?)

Ырга жөндүү ким болот? (Кто будет достойным певцом?) [7, с. 499].

Перед представлением, как правило, детализировались традиционные вопросы, имеющие принципиальное значение. На свадьбу Семетея (сына Манаса) и Айчурек (дочь Акун хана) гонцами-глашатаями приглашаются знатные люди племен и родов. Правит тоем-свадьбой Бакай по совету главного советника-старца хана Кошоя:

Ошондо Ырчы уулдун бул Молтой, (Молтой – сын Ырчы уулу тогда)

жакын келип калды эми… (Подошел нынче поближе)

Кудурет өнөр берген ар кандай (Он самородок одаренный, уж некуда)

Комузун гана күүлөп бурады, (Так настроил комуза)

Ошо кезде Молтойдун (Молтой же он между тем)

Ошондо жар чакырган ай убагы. (Как бирючом заливался тогда.) [7, с. 501].

Здесь уже главным певцом-глашатаем выступает сын небезызвестного Ырамандын Ырчы уулу – Молтой. Да, по эпосу шла смена поколений: на идеолого-агитационную и художественно-эстетическую авансцену выходили их дети. Очень может быть, в истоке распространения одного из вариантов «Семетея» мог стоять акын-импровизатор грядущего поколения - Молтой.

Более вероятно, первыми сказителями-манасчи могли быть именно те одаренные акыны-импровизаторы, воины-соратники, участники великих и малых походов, современники средневековой общественно-политической жизни кыргызов.

 

Список литературы:

  1. Добродомов И.Г. Вопросы хронологии тюркских заимствований в славянских языках // Советская тюркология. №6, 1976. С.24-37.
  2. Манас. II китеп. Сагымбай Орозбак уулунун варианты боюнча. Фрунзе: «Кыргызстан», 1980. – 452 с.
  3. Манас. Шапак Рысмендеевдин айткан варианты боюнча. Бишкек: «Газета.KG», 2013. - 436 с.
  4. Манас. Көкөтөйдүн ашы. Тыныбек. Семетей баатырдан бир бөлүм: Эпос // Түз. Р.Сарыпбеков. Бишкек: Ала-Тоо, 1994. – С.10.        
  5. Манас. Манасчы Шаабай Азизовдун варианты боюнча. Бишкек: «Кут Бер», 2013. – 408 с.
  6. Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в Скифское время. М.-Л.: Изд. Академии наук СССР, 1953. - C.334.
  7. Семетей. Манасчы Шаабай Азизовдун варианты боюнча. Бишкек: «Кут Бер», 2013.- 538 c.
  8. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: «Прогресс», 1973. - С.268.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом