Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXIV Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история» (Россия, г. Новосибирск, 20 мая 2013 г.)

Наука: История

Секция: История России

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чогандарян М.Г. ОБРАЗ СОВЕТСКОГО ВНЕШНЕГО ВРАГА В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПЛАКАТЕ В 1920—30-Е ГГ. XX В. // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. XXIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ОБРАЗ  СОВЕТСКОГО  ВНЕШНЕГО  ВРАГА  В  ПОЛИТИЧЕСКОМ  ПЛАКАТЕ  В  1920—30-Е  ГГ.  XX  В.

Чогандарян  Марина  Георгиевна

аспирант  Оренбургского  педагогического  университета,  г.  Оренбург

E-mail: 

 

Основным  императивом  внешней  политики  большевиков  после  1917  года,  являлось  представление  о  существовании  враждебного  капиталистического  окружения.  Политическая  элита  советского  государства  с  учетом  международной  обстановки  и  взаимоотношений  с  капиталистическими  странами,  неустанно  предупреждала  советских  граждан  о  надвигающейся  войне.  Советская  пропаганда  использовали  различные  каналы  визуальной  пропаганды  для  конструирования  и  распространения  в  массовом  сознании  советских  граждан  образа  внешнего  врага.

Одним  из  важнейших  средств  массовой  агитации  и  пропаганды  в  исследуемый  период  являлся  политический  плакат.  Политический  плакат  —  разновидность  графики,  сопровождаемой  лаконичным  текстом,  сделанное  в  агитационных  и  пропагандистских  целях.  Одной  из  особенностей  политического  плаката  являлось  яркое  условное  декоративное  цветовое  решение,  а  также  броская  надпись-призыв.  Советский  политический  плакат  заявил  о  себе  в  период  Гражданской  войны,  играя  роль  проводника  идейных  взглядов  РСДРП(б).  Он  был  везде  —  как  экраны,  обои,  иконостас,  тем  самым  плакат  определял  зрительное  восприятие  советских  людей.  Неотъемлемыми  качествами  советского  политического  плаката  являлась  идейная  целеустремленность  и  революционная  страстность,  что  сделало  его  массовым  средством  агитации  и  пропаганды.  «Плакаты  являются  основным  средством  воздействия  на  пролетариат»  —  пишет  в  своей  работе  «Дебаты  по  поводу  закона  о  плакатах»,  основоположник  марксизма  Ф.  Энгельс.  Довольно  ярко  охарактеризовал  плакат  искусствовед  В.П.  Полонский:  «Он  требует,  призывает,  приказывает,  повелевает.  Плакат-орудие  массового  внушения,  средство  организации  коллективной  психологии»  [8,  С.  11].  В  оценке  политического  плаката  ему  вторит  Ф.  Энгельс.  В  условиях  дефицита  изобразительных  средств  массовой  информации,  первые  советские  плакаты  обладали  довольно  высокой  степенью  воздействия  на  сознание  граждан.  Советским  пропагандистским  плакатом  было  создано  множество  образов  внешних  и  внутренних  врагов  и  противников.  Безусловно,  эти  образы  зеркально  отражали  идеологическое  и  политическое  противостояние  первого  в  мире  социалистического  государства  с  капиталистическими  странами. 

Таким  образом,  советская  власть  придавала  огромное  значение  плакатной  пропаганде.  Основную  роль  в  1920-е  гг.  в  наглядной  агитации  играли  соответствующие  плакаты,  прежде  всего  знаменитые  «Окна  сатиры  Роста».         

В  1920-е  гг.  в  список  наиболее  опасных  внешних  врагов  Советского  Союза  входили,  прежде  всего,  Англия,  Франция,  Германия  и  Италия.  Англия  и  Франция,  в  советской  пропаганде  периодически  выдвигались  на  первый  план  в  качестве  потенциальных  противников,  организаторов  интервенции  и  т.  п.  В  политическом  плакате  вышеуказанного  периода  создается  собирательный  образ  внешнего  врага.  С  целью  передать  опасность  конкретной  внешнеполитической  ситуации  художники  часто  рисуют  образы  врагов  устрашающими  и  жестокими.  В  графическом  языке  широко  используется  экспрессия  и  гипербола,  отличительной  чертой  становится  аллегория.  Например,  такая  стихотворная  подпись  сопровождала  карикатуру  заслуженного  ветерана  советской  политической  пропаганды  —  М.  Черемных,  «Жирная  Америка  и  тощая  Европа»:  «Европа  смотрит  взглядом  тусклым,  товара  нет  и  порван  зонт,  и  под  дождем  штыков  французских,  Европы  мрачен  горизонт»  [5,  С.  536]. 

После  того,  как  в  1930-е  гг.  лидер  советского  государства  выдвинул  тезис  «об  обострении  классовой  борьбы  в  процессе  построения  социализма»,  страх  перед  внешними  врагами  усиленно  конструировался,  прежде  всего,  наглядными  средствами  пропаганды.  Одним  из  важнейших  средств,  как  и  в  предыдущее  десятилетие  массовой  агитации  и  пропаганды  являлась  визуальная  плакатная  пропаганда.  Образ  враждебно  настроенного  капиталистического  мира  в  советском  политическом  плакате  30-х  гг.  у  художников  ассоциировался  с  коварством,  злобой,  стяжательством,  жестокостью,  лицемерием,  облаченными  в  черный  фрак  и  котелок.  Советские  художники  обращались  и  к  новым  техни-ческим  средствам,  проверяя  их  пригодность  для  поставленной  цели.  В  частности,  художник-авангардист  Г.  Глуцис  использовал  фотомонтаж,  о  чем  сам  писал:  «Я  создаю  свои  работы,  используя  фототехнику,  химию,  оптику  и  аппаратуру,  как  новую  изобретательную  технику,  для  создания  художественно-идеологического  образа»  [2,  С.  116]. 

К  числу  первых  фотомонтажных  пропагандистках  плакатов  Глуциса,  посвященных  «антиимпериалистической  войне»,  относится  плакат  «Пушечное  мясо».  В  рассматриваемый  период  техника  фотомонтажа  стала  действенным  оружием  плакатной  пропаганды.  Сам  художник  не  раз  отмечал  преимущества  фотомонтажа,  как  метода  воздействия  на  массового  зрителя:  «Заменяя  рисунок  от  руки  фотографией,  художник  более  правдиво,  более  жизненно,  более  понятно  для  масс  изображает  тот  или  иной  момент»  [3,  С.  120].           

С  приходом  к  власти  Гитлера,  Германия  все  более  выдвигалась  в  число  наиболее  опасных  противников  первого  социалистического  государство  в  мире.  Советской  пропагандой  конструировался  образ  Германии  как  страны,  руководствующейся  агрессивной  внешнеполитической  доктриной,  направленной,  в  первую  очередь,  против  СССР.  Репрессии  против  коммунистов,  сожжения  книг  на  площадях,  дали  советским  пропагандистам  большое  количество  материала  для  «демонизации»  гитлеровского  режима,  а,  заодно,  и  позволили  увеличить  количество  негативных  ассоциаций,  вызываемых  понятием  «фашизм».  М.  Горький  писал  в  1934  г.  по  поводу  прихода  Гитлера  к  власти:  «Если  нация,  которая  дала  миру  Ганса  Сакса,  Гёте,  Бетховена,  семью  Бахов,  Гегеля,  Гумбольдта,  Гельмгольца  и  многих  десятков  крупнейших  «мастеров  культуры»,  —  если  эта  нация  избирает  вождем  своим  Гитлера,  это,  конечно,  факт,  свидетельствующий  об  истощении  творческой  энергии  ее  командующего  класса...»  [1,  С.  206].

Гротескными  злободневными  карикатурами  на  международные  темы  являлись  работы  классиков  политического  плаката  —  Кукрыниксов.  Значимым  моментов  в  творчестве  художников-графиков,  стали  антифашистские  плакаты.  Еще  в  1932  году  обличая  сопротивляющихся  врагов,  рисуют  на  фраке  капиталиста  свастику.  Однако  следует  отметить,  что  конкретные  исторические  лица  «внешних  врагов»  в  плакате  не  фигурируют,  и  образ  врага  еще  не  разграничен.  В  этом  сказалось  то,  что  до  середины  1930-х  гг.,  Германии  в  ряду  врагов  СССР  отводилась  второстепенная  роль.  Основным  внешним  врагом  СССР  в  это  время  называли  Великобританию.          

В  1934  году  на  XVII  съезде  ВКП(б)  Генеральный  секретарь  ЦК  Сталин  проанализировал  общую  картину  международного  положения.  Развязанная  Японией  война  против  Китая  обострила  обстановку  на  Дальнем  Востоке.  Победа  национал-социализма  (фашизма)  в  Германии,  торжество  реваншистских  идей  привели  к  усилению  противоречий  в  Европе.  Наконец,  выход  Японии  и  Германии  из  Лиги  Наций  послужил  новым  толчком  к  росту  вооружений  и  подготовке  новой  войны.  Советский  лидер  подчеркнул,  что  в  создавшихся  условиях  буржуазный  пацифизм  «влачит  жалкое  существование»,  «дышит  на  ладан»,  а  капиталистические  государства  стремительно  вооружаются.  «Дело  явным  образом  идет  к  новой  войне»  [9,  С.  8,  10],  —  заключил  Генеральный  секретарь  ЦК.

Исходя  из  сталинской  концепции,  опасность  для  СССР  представляли  не  отдельные  зарубежные  страны  (например,  Германия  или  Япония),  а  все  капиталистическое  окружение.  Сталин,  заявлял:  «...у  нас  капиталистическое  окружение,  значит,  мы  окружены  врагами,  врагами  цивилизованными  и  более  культурными,  чем  мы,  врагами  опытными,  которые  ни  перед  чем  не  остановятся»  [7,  С.  92].

С  началом  Гражданской  войны  в  Испании  антифашистская  тема  в  советском  плакате  звучит  громче.  Против  опасности  войн  выступают  М.Черемных  в  плакате  «Чтоб  из  этой  лапы  выпал  нож,  антифашистского  фронта  силы  множь!»,  а  также  П.Караченцев,  считающий  «завоевателей  мира»  врагами  собственных  народов.  Задача  осмеяния  советских  внешних  врагов,  в  частности  фашистов,  успешно  решалась  и  карикатуристами.  В  частности,  в  плакате  Б.  Пророкова  «Фашизм-враг  культуры»,  фашизм  получил  аллегорическую  трактовку,  изображался  змеей  в  виде  свастики,  звероподобным  чудовищем,  приемы  гротеска  и  гиперболы,  символики  и  аллегории  помогали  художникам  передать  опасность  главного  внешнего  врага  Советского  государства  накануне  Второй  мировой  войны. 

Целый  ряд  плакатов  Бориса  Ефимова  —  протагониста  карикатуры,  посвящен  образу  советского  внешнего  врага  в  30-е  гг.:  «Лицо  врага»  (1931),  «Карикатура  на  службе  обороны  СССР»  (1931),  «Фашизм  —  враг  народов»  (1937),  «Поджигатели  войны»  (1938),  «Фашистские  интервенты  в  Испании»  (1938)  [4,  С.101].

Во  всех  перечисленных  случаях  образ  врага  выражен  очень  четко,  представлен  как  нечто  единое.  Это  одна  из  черт  советской  плакатной  живописи.  В  данном  случае  проявляется  пропагандистский  прием  отождествления,  для  последующей  «демонизации»  противника  [6,  С.  23].

Таким  образом,  политический  плакат,  как  средство  визуальной  пропаганды,  внес  существенный  вклад  в  процесс  формирования  и  распространения  образа  советского  внешнего  врага. 

 

Список  литературы:

  1. Горький  М.  Собрание  сочинений.  М.,  1953.  —  Т.27.  —  351  с.
  2. Клуцис  Г.  Фотомонтаж  как  новый  вид  агитационного  искусства.//Изофронт.  Классовая  борьба  на  фронте  пространственных  искусств.  Сборник  статей  объединения  «Октябрь».  Под  ред.  П.И.  Новицкого.  М.,  Огиз-Изогиз,  1931.  —  243  с.         
  3. Клуцис  Г.Г.  //Советские  художники.  М.,  1937.  —  Том.  1.  —  287  с. 
  4. Краткая  энциклопедия  карикатуры.  Под  авт.  Москина  Д.Н.  Петрозаводск,  2000.  —  208  с. 
  5. Крокодил.1923.  —  №  3.  —  С.  536
  6. Крысько  В.  Секреты  психологической  войны  (цели,  задачи,  методы,  формы,  опыт).  М.,1999.  —  450  с.
  7. Невежин  В.А.  «Если  завтра  в  поход...»:  Подготовка  к  войне  и  идеологическая  пропаганда  в  30-х  —  40-х  годах.  М.:  2007.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://militera.lib.ru/research/nevezhin_va/index.html  (дата  обращения  14.05.2013).
  8. Полонский  В.П.  Русский  революционный  плакат.  М.,  1925.  —  192  с.
  9. Стенографический  отчет.  XVII  съезд  ВКП  (б)  26  января  —  10  февраля  1934  г.  М.,  1934.  —  300  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (1)

# Лазарь Фрейдгейм 11.05.2016 21:51
Доводы о фальшивости антибританского плаката - ваше мнение? В интернете длительно обсуждается вопрос о подлинности существования антибританского плаката "Трещит имперская Британия". Плакаты считаются работой Кукрыниксов, текст Маршака. Первый плакат предположительно относится к 1940-41 г., второй - 1944 г. Большинство мнений склоняется к поздней (2008 -?) подделке первого плаката. Предполагается, что это плод современного Photoshop. В пользу этого истолковывается, например, наличие по левой кромке первого плаката надписи "Кукрыниксы-Маршак 41", как бы по небрежности не убранной при обработке в фотошопе второго плаката. Мне представляется наличие такой надписи очень существенной для атрибуции плаката. Но не как свидетельство fake, а как подтверждение независимости существования обоих плакатов. На мой взгляд, этот текст на первом плакате свидетельствует о его оригинальности по следующим обстоятельствам: 1. Эта надпись есть только на антибританском плакате, на антигерманском ее нет. (Нечего было убирать при фотошопе). 2. В 1940-41 гг. в политическом плакате не могло быть темы бомбежки Берлина - пакт Риббентропа-Молотова. Ваше мнение: в пользу чего свидетельствует надпись "Кукрыниксы-Маршак 41" на антибританском плакате? Фальшивка или еще одно документальное свидетельство хамелеонства политики советского правительства? Прикрепленное изображение

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом