Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XXXIX Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 12 октября 2016 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рыскулова Б.А. СЛОЖНЫЕ ГЛАГОЛЫ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА: ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНОГО СОСТАВА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СЕМАНТИЧЕСКУЮ РЕАЛИЗАЦИЮ В РЕЧИ // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XXXIX междунар. науч.-практ. конф. № 10(32). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 79-84.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СЛОЖНЫЕ ГЛАГОЛЫ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА: ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНОГО СОСТАВА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СЕМАНТИЧЕСКУЮ РЕАЛИЗАЦИЮ В РЕЧИ

Рыскулова Бермет Абдрахмановна

аспирант Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына

Кыргызская Республика, г. Бишкек

Е-майл: bema.20gmail.com

COMPOUND VERBS CHINESE: FEATURES STRUCTURAL COMPOSITION AND ITS IMPACT ON THE SEMANTIC REALIZATION IN SPEECH

Bermet Ryskulova

graduate student of the Kyrgyz National University. JBalasagyn,

Kyrgyzstan, Bishkek

 

АННОТАЦИЯ

Настоящая статья посвящена характеристике сложных глаголов в китайском языке, в частности, рассмотрена структуральная составляющая этих глаголов с точки зрения особенностей семантической реализации в речи. Рассмотрены механизмы появления сложных глаголов разного типа в китайском языке.

ABSTRACT

This article is devoted of complex verbs characteristic in Chinese language, in particular, it has been descried structural components of these verbs in terms of semantic features implemented in speech. It has been descried the mechanisms of the occurrence of various types of complex verbs in Chinese.

 

Ключевые слова: глагол, сложный глагол, модель, лексическое значение, суффикс, тип, словообразовательная модель, конверсия.

Keywords: verb, complex verb, model, lexical meaning, suffix, type, word building model, conversion.

 

Глагол как часть речи в китайском языке – явление весьма неоднообразное. В сравнении с другими языками, в китайском языке глагол характеризуется как элемент языка, могущий потерять свою предикативность, в то время как именно предикативность характеризует глагол как «главную часть речи», по мнению академика В.В. Виноградова. Ср.: 我看书 «Я читаю книгу» 我看的书и «читаемая мною книга».

С другой стороны, глаголы в китайском языке характеризуются некоторой статичностью, несмотря на то, что практически всегда глагол – наиболее динамичная часть речи. Именно благодаря глаголу информативность речи приобретает тот или иной характер: она может быть очень подвижной, или, наоборот, может практически «стоять» на месте. Что касается китайского языка, то здесь, в силу того, что количество морфемных форм ограничено, глаголы, чтобы сохранить предикативное начало, сближаются с именными частями речи. Это и обеспечивает необходимую динамику.

Наиболее интересными в китайском языке представляются так называемые сложные глаголы. Часто такие типы глаголов именуют «мыслью в миниатюре». И это не случайно. Ведь в китайском языке сложный глагол может развернуться не только до уровня словосочетания, но и до предложения.

С другой стороны, сокращающиеся крупные языковые единицы превращаются в сложные глаголы. Такое явление не является характерным для языков мира. Лишь в некоторых наблюдается такое явление, но в китайском оно выражено наиболее значительно. Этот факт подчеркивает уникальность сложного глагола в китайском языке.

Как отмечается в «Лингвистическом энциклопедическом словаре», словообразование в китайском языке осуществляется за счет словосложения, аффиксации и конверсии. Выделяются модели словосложения – аналоги моделей словосочетания. И это действительно так: очень часто используемый сложный глагол практически ничем не отличается от традиционного словосочетания [1, с. 225].

Интересно, что составляющими сложных глаголов часто выступают далеко не глагольные компоненты. Это лексемы, принадлежащие другим грамматическим группам. Например, соединение качественной и именной первичных лексем приводит к возникновению сложного глагола.

Формирование лексического значения носит структуральный характер, когда семантические составляющие сложного глагола скрыто или явно формируют единую семантику слова.

Сложные глаголы по своей структуре имеют несколько типов. Так, например, тип А (глагольный подтип), когда вторая основа всегда глагольная.

Это глаголы: 林立línlìподняться во множестве, 口试 kǒushìустно экзаменовать, 梦见mèngjiàn – видеть во сне и т. д. Разрыв между компонентами невозможен. Подобные глаголы всегда обладают усложненным значением (на русский язык чаще всего переводятся словосочета­нием) и почти не оформляются суффиксами. В общем количестве глаголов их немного. Некоторые глаголы допускают образование путем конверсии от глагольных форм имен существительных. Например: от口试 kǒushìустно экзаменовать →口试 kǒushì – устный экзамен.

Другой тип, именуемый типом В (глагольный подтип), где глаголы всегда состоят из двух глагольных основ с парным соотношением, то есть оба слагаемых компонента равноценны.

К этому типу относятся глаголы: 生产shēngchǎnпроизводить; 设备 shèbèi – оборудовать; 发明 fāmíng – изобретать; 组织zǔzhīорганизовать; 讨论 tǎolùn – обсуждать и многие другие.

На основе этих глаголов путем конверсии в массовом количестве образуются отглагольные существитель­ные. Глаголы этого типа не допускают разрыва между своими частями. Подобные глаголы довольно свободно присоединяют суффиксы.

Например: 1. 我们讨论了这个问题. Wǒmen tǎolùnle zhè gè wèntí.Мы обсудили этот вопрос; 2. 这个问题我们从来没有讨论过. Zhè gè wèntí wǒmen cónglái méiyǒu tǎolùnguò. – Мы никогда не обсуждали этого вопроса; 3.我们正在讨论着这个问题. Wǒmen zhèngzài tǎolùnzhe zhè gè wèntí.Мы как раз обсуждаем этот вопрос.

При этом следует иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, не всякий глагол типа В может совмещать в себе любой суффикс. Например, глагол 希望xīwàngнадеяться, состоящий из двух сино­нимичных глагольных основ: 希xī - надеяться и 望wàngнадеяться, не принимает суффикса совершенного вида 了 le. Это объясняется тем, что его лексическое значение надежда не совместимо с грамматической идеей завер­шенности. При этом глагол легко сочетается с суффиксами 过 g и 着 zhe.

Во-вторых, глаголы типа В (глагольный под­тип) в целом все же реже оформляются видовыми суффиксами, нежели односложные глаголы. Связано это, скорее всего, с тем, что подобные глаголы в языке встречаются довольно часто. Именно этим объясняется видовое разнообразие глаголов, которое и обеспечивает его ситуативную реализацию в речи.

Выделяется еще один тип сложных глаголов – тип С, где глаголы структурально состоят из глагольной и именной основ, находящихся в глагольно-объектных соотношенях.

Например, 睡觉shuìjiào - спать, 说话shuōhuà - го­ворить, 吃饭chīfànесть, кушать, 动员dòngyuán мобилизовать, 作工zuògōng работать.

Характерная компонентная особенность таких глаголов: они могут расчленяться, восстанавливая качество слов. Например: 吃饭chīfàn может расчленяться на 吃了饭chīlefàn,吃过饭chīguòfàn,吃着饭chīzhefàn (суффиксальный разрыв), глагол 念书 niànshū – учиться – на 念中国书Niàn zhōngguó shū.Изучать ки­тайский, 念了三年的中国书. Niànle sān nián de zhōngguó shū.Tри года учился китайскому языку. (Разрыв с по­мощью слова или словосочетания).

Именную основу в этих глаголах часто называют «пустым» или «общим» объектом, так как самостоя­тельного значения она не имеет. Так, 书shū в составе сло­ва 念书niànshū не значит «книга», а 饭 fàn в 吃饭chīfàn не значит «вареный рис». Необходимо также пом­нить, что мы здесь имеем дело не с дополнением, а с ча­стью слова, специфическая черта которого состоит в спо­собности отделяться от первой глагольной основы и фор­мально восстанавливать качество слова [5, с. 472].

Но даже восстанавливая качество слова, второй ком­понент не приобретает самостоятельного вещественного значения. Например: 书shū в 念了三年的书. Niànle sān nián de shū. Также как и в 念书niànshū не значит книга (хотя отдельно 书shū значит именно книга).

В этих глаголах силовое ударение всегда падает на второй компонент: надо говорить 念书niànshū, 做工 zuògōng, 写字xiězì, 睡觉shuìjiào и т. д.

В современном языке существуют ряд словосочетаний, внешне совпадающих с некоторыми глаголами типа С. Так, слово 吃饭chīfànкушать. Например: 快去吃饭去. Kuài qù chīfàn qù. – Скорее иди кушать.

Словосочетание 吃饭chīfàn – есть вареный рис. Сравните: 我不想 吃饭我想吃肉. Wǒ bùxiǎng chīfàn wǒ xiǎng chī ròu. Я не хочу есть вареный рис, я хочу есть мясо.

Ряд глаголов этого типа не допускают разрыва между компонентами: 知道 zhīdàoзнать, 动员dòngyuán – мобилизо­вать и т. д.

Глаголов типа С меньше, чем глаголов типа В, но намного больше, чем глаголов типа А (глагольный подтип). На базе таких глаголов можно посредством конверсии образовывать отглагольные существительные: 说话shuōhuàразговор, 谈话 tánhuà - беседа, 发言 fāyán речь. Но интересно, что, в основном, эти глаголы не поддерживаются конверсией.

В основном же конверсией эти глаголы не поддерживаются. Здесь правильнее процесс называть трансляцией. По мнению Люсьена Теньера, трансляция – явление очень близкое конверсии. В частности, отмечается Теньером: «Сущность трансляции состоит в том, что она переводит полнозначные слова из одной грамматической категории в другую, то есть превращает один класс слов в другой» [6, с. 378].

Это наиболее продуктивный тип глагола в китайском языке. Не случайно глаголы типа D называют результативными. Здесь в самой структуре выражено значение результативности, близкое по структурно-семантическому типу глаголам совершенного вида. Именно поэтому такие глаголы при употреблении очень часто оформляются суффиксом совершенного вида 了le. Более того, подобные глаголы могут включать между своими компонентами служебные элементы 得 dé и 不bù, из которых первый 得 dé показывает объективную возможность достижения результата действия(看得见kàn dé jiànвидно, возможно увидеть), а второй – 不 – объективную невозможность достижения результата (看不见kàn bùjiàn - не видно, невозможно увидеть).

Подобные глаголы отличаются тем, что имеют внутри слов 不 и得 dé отличительный признак, по которому и определяется принадлежность к данному типу.

Глаголы типа D почти не поддаются конверсии, благодаря наличию грамматического значения результативности, выраженному в их структуре. Более того, они не подвергаются и трансляции, поскольку значение результативности часто связано только с грамматической идеей действия. Тем самым глаголы этой группы как бы оказываются накрепко привязанными к глагольным словам, к части речи, именуемой глаголом. Их можно назвать собственно глаголами в китайском языке.

Из всего сказанного выше можно сделать вывод, что глагол как часть речи и его реализация в китайском языке очень отличается от традиционной реализации в любом другом языке. В большей степени это относится к сложным глаголам. Словообразовательные модели глаголов в китайском языке отличаются от подобных моделей в других языках, в частности, в русском языке. Интересно, что модели, которые в других языках приводят к расширению смысла, в китайском языке могут, наоборот, значительно сужать его семантические возможности. Например, принцип словосочетания в образовании сложных глаголов.

С другой стороны, некоторая статичность глаголов в китайском языке, когда необходимо использовать «словосочетательный» компонент для динамичности семантики.

Самым интересным является пассивная способность китайских глаголов принимать суффиксы для образования различных глагольных форм. Низкая суффиксация – еще одна особенность китайского глагола.

И, наконец, конверсия, которая далеко не всегда выполняет «конверсивную» функцию в китайском языке, хотя механизм конверсии вполне соотносим с подобным механизмом в других языках.

Таким образом, глагол в китайском языке вообще и, в частности, сложный глагол – явление уникальное, изучение которого необходимо для правильного восприятия семантики китайского текста.

 

Список литературы:

  1. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: 1990. – 225 с.
  2. Новое в зарубежной лингвистике [Текст]: пер с кит. – М.: Прогресс, 1989. – Вып. 22: Языкознание в Китае / сост., общ. ред. и вступ. ст. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. Под ред. доктора филологических наук проф. Л.И. Скворцова. 28-е изд., переработанное. – М. Мир и образование ОНИКС-ЛИТ. – 1375 с.
  3. Солнцев В.М. Очерки по современному китайскому языку [Текст] / В.М. Солнцев. – М.: Изд-во ИМО, 1957. – 208 с.
  4. Солнцев В.М. Введение в теорию изолирующих языков. Изд. фирма «Вост. лит.» РАН, 1995. – 352 с.
  5. Сафронова М.В. – 472 с.
  6. Теньер Л. Основы структурного синтаксиса, 1988. – 378 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом