Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVIII-XIX Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 08 декабря 2014 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Айтбаева Б.М. ЭПИТЕТЫ В ЭПОСАХ (НА МАТЕРИАЛАХ КАЗАХСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ) // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XVIII-XIX междунар. науч.-практ. конф. № 11-12(17). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЭПИТЕТЫ  В  ЭПОСАХ  (НА  МАТЕРИАЛАХ  КАЗАХСКОЙ  ЛИТЕРАТУРЫ)

Айтбаева  Бакыт  Манатовна

канд.  филол.  наук,  доцент  Карагандинского  государственного  университета  им.  Е.А.  Букетова,  Республика  Казахстан,  г.  Караганда

E-mail:  beibarys@mail.ru

 

Если  внимательно  сосредоточиться  на  истории  исследования  героического  эпоса  казахов,  то  видно,  что  большинство  исследователей  обращают  внимание  на  изобразительность  слова  в  эпосе.  Одной  из  сторон  изучения  изобразительности  слова  в  эпическом  произведении  является  исследование  функции  эпитетов.  Мы  посчитали  возможным  затронуть  вопрос  о  формировании  общих  выводов  об  эпитетах,  возникающих  при  рассмотрении  теории  казахской  литературы  и  анализе  отдельных  произведений,  о  высказанных  в  процессе  анализа  художественной  специфики  нашего  духовного  наследия  предложениях  и  размышлениях,  связанных  с  эпитетами  и  являющихся  результатом  этих  исследований. 

Исходя  из  сказанного,  мы  посчитали  возможным  остановиться  на  том  мнении,  что  основу  работ,  формирующих  глубокое  понимание  изобразительности  языка  произведений  и  разных  способах  его  создания,  заложил  А.  Байтурсынов.  Ученый  указывает  в  основном  на  три  разных  способа  создания  изобразительности  языка:

1.  украшение,

2.  намекание  (ср.:  аллюзия),

3.  воздействие  (воодушевление)  [1,  с.  353].

К  первому  способу  —  «украшение»  —  он  отнес  следующие  виды  тропов:  определения,  эпитеты,  сравнения,  замены,  воздействие  и  др.  В  свою  очередь  они  подразделяются.  Автором  дается  подробное  разъяснение  понятию  эпитет:  «Когда  мы  хотим  какой-нибудь  предмет  отделить  от  множества  других,  хотим  сказать  так,  чтобы  привлечь  внимание,  то  к  названию  этого  предмета  для  более  ясного  его  определения  добавляем  слово.  Например,  «Кара  (черный)  Мукан»,  «Сары  (светлый)  Мукан»,  «Болыс  (волостной)  Мукан».  Здесь  для  того,  чтобы  отделить  друг  от  друга  разных  Муканов  и  ясно  показать  каждого  из  них,  мы  к  имени  Мукан  добавляем  другие  слова. 

То,  что  мы  говорим  Атымтай  Жомарт  (щедрый),  Жиренше  шешен  (красноречивый  оратор),  Каз  даусты  (гусиноголосый)  Казыбек,  употреблено  с  характеризующей  целью.

  В  приведенных  примерах  слова  черный,  светлый,  волостной,  щедрый,  красноречивый,  гусиноголосый  специально  использованы  с  характеризующей  целью.  Поэтому  этот  вид  определений  служит  только  для  определения,  характеристики.  Кроме  них,  существуют  определения,  используемые  в  целях  украшения.  Такое  определение,  если  вначале  используется  с  чисто  выделительной  целью,  то  в  последующем  перерастает  в  определение  с  целью  украшения.  В  настоящее  время  мы  говорим  кызыл  (красный  в  значении  красноречивый)  язык,  алтайы  (красивый  —  с  пышной  шкурой  красноватого  цвета)  лиса,  ак  (белый)  сокол  в  большей  степени  для  того,  чтобы  приукрасить  речь  [1,  с.  353].  Отсюда  следует  вывод  о  том,  что  А.  Байтурсынов  прекрасно  знал  об  отличительных  признаках  определений  раннего  периода,  особенностях  их  употребления  позднее  в  художественной  литературе.  Он  точно  определил,  что  свойство  эпитетов  постоянно  повторяться,  берет  начало  в  древнейших  источниках.

Этот  вывод  также  подтвердил  и  уточнил  известный  ученый  К.  Жумалиев  в  своей  работе  «Теория  литературы»:  «Говоря  постоянный  эпитет,  большинство  исследователей  имеют  в  виду  закрепленные  за  каким-либо  предметом  устойчивые  эпитеты.  Например:  «Красное  знамя»,  «Красная  Армия»,  «Пестрый  цвет»  и  др.  [2,  с.  108].  Наряду  с  этим  в  работе,  посвященной  теории  литературы,  дается  понимание  того,  что  чаще  всего  слова,  являющиеся  эпитетами,  становятся  таковыми  благодаря  именам  прилагательным,  глагольным  формам  (причастию,  деепричастию)  [2,  с.  109].  Обратив  внимание  на  то,  что  наряду  с  постоянными  эпитетами  в  казахской  поэзии  часто  используются  сложные  эпитеты,  К.  Жумалиев  более  подробно  остановился  на  путях  их  создания,  привлекая  примеры  из  стихов  Абая,  которым  он  уделял  значительное  внимание  [2,  с.  110].  Одно  из  основных,  ранее  в  науке  недостаточно  точно  сформулированных,  однако  серьезно  оцениваемых  и  последовательно  доказуемых  заключений  связано  с  эпитетами;  мы  остановимся  на  исканиях,  нацеленных  на  понимание  путей  их  познания,  узнавания  среди  богатства  наших  художественных  средств.  Одним  из  таких  исследований  является  труд  академика  З.  Ахметова.  Серьезные  высказывания  ученого,  связанные  с  словесным  рисунком  и  изобразительностью  языка  в  целом  нашего  духовного  наследия,  нашли  продолжение  в  науке,  к  месту  цитируются  в  исследованиях,  характеризующих  особенности  поэтического  языка  художественных  произведений. 

В  работе  З.  Ахметова,  отметившего  многогранность  строения  казахских  стихов,  приводится  такое  мнение,  имеющее  отношение  к  эпитету:  «Известно,  что  в  народной  поэзии  (словесное  искусство  какого  бы  народа  не  взяли)  часто  встречаются  постоянные  эпитеты,  используемые  совместно  с  каким-либо  определенным  понятием  (айдын-зеркальное  озеро,  аскар-неприступная  гора).  Это  не  случайное  явление.

  Видов  изобразительных  слов,  красивых  словесных  оборотов  с  точки  зрения  количественной  в  народной  поэзии,  как  и  в  письменной  литературе,  было  множество,  однако  частотность  их  использования  здесь  была  выше.  Отмечается  то,  что  в  народных  стихах  и  песнях  изобразительные  слова  занимают  прочное  место,  укрепившиеся  в  них  примеры  являются  отобранными,  отсеянными,  истинно  лучшими  образцами  словесных  украшений  в  орнаменте  поэтического  языка.  Поэтому  необходимо  спокойно  разобраться  с  такими,  как  эпитет,  сравнение,  метафора,  олицетворение,  символ,  способами  словесного  изображения,  сопоставления,  украшения,  знание  и  понимание  свойственных  языку  народа,  словесному  орнаменту  народной  поэзии  особенностей  имеет  большое  значение»  [3,  с.  30]. 

Такие  цели  на  путях  понимания  и  чувствования  художественного  искусства  никогда  не  сходили  с  повестки  дня.  Ясна  очевидность  того,  что  народному  творчеству  надо  уделять  особое  внимание.  Поскольку  интересующие  нас  эпитеты  в  героическом  эпосе  даны  в  исследовательских  работах  лишь  обзорно,  специально,  в  полной  мере  не  рассматривались  особо,  постольку  мы  решаем  заняться  тщательным  исследованием  специфических  особенностей  определений  и  решаем  обратить  внимание  на  их  функцию  в  эпосе.  В  этом  деле  вот  это  мнение  академика  Кабдолова,  отмечавшего,  что  «литературный  язык  —  это  не  просто  язык,  художественный  язык,  следовательно,  красивые  слова»,  осталось  в  памяти:  «Заслуживает  упоминания  то,  что  определение,  то  есть  эпитет  (на  греческом  epitheton  —  приложение)  —  это  изобразительное  слово,  определяющее  особую  характеристику,  качество  предмета,  явления.  Без  эпитета  даже  трудно  определить  то,  что  хочешь  сказать,  конкретизировать  изображаемый  предмет»  [4,  с.  226].  Таким  образом,  в  теоретических  трудах  заключения  относительно  эпитетов  упираются  в  это.  В  произведении  реализуются  возможности  эпитетов  сказать  необходимое  в  расцвечивании  изображаемого  мира,  усилении  плодотворности  произведения.  Обобщая  приведенные  выше  мнения,  касающиеся  определений,  мы  выделяем  следующие  виды  эпитетов.  Первая  группа  —  это  постоянные  эпитеты,  употребляющиеся  регулярно  в  одном  ряду  с  какими-то  определенными  понятиями,  сформировавшиеся  в  сознании  людей  с  художественной  стороны,  превратившиеся  в  традицию  благодаря  привычному  использованию.  Вторая  группа  —  появившиеся  как  итог  наблюдений,  старательного  слежения  за  особым  характером  явления,  предмета  -  определяющие  эпитеты  или  сложные  эпитеты.  В  результате  вышеприведенных  заключений  ясно,  какие  эпитеты  входят  в  эту  группу.Таким  образом,  подводя  итоги,  отмечаем  одним  из  художественных  способов  акынов-сказителей,  умело  и  уместно  использовавших  в  большом  количестве  особо  разнообразные  цвета  в  передаче  явлений  жизни  в  героическом  эпосе,  были  эпитеты.  В  процессе  их  использования  специализировались  и  их  функции. 

1.  Названия  цветов  в  эпосе  могут  характеризовать  конкретные  предметы  и  отвлеченные  понятия.  Они  обрастают  в  содержательном  отношении  удивительными  значениями  и  переходят  в  символический  знак.  Насколько  это  доказательно  может  показать  в  общем  виде  произведенная  классификация:

Белый:  кольчуга,  мрамор,  молоко,  борода,  зубы,  намерения,  лицо,  рука,  скатерть,  орда,  благословение,  знамя,  одеяло,  лик,  сердце,  панар,  воробей,  баран,  верблюжонок,  снег,  тулпар  (крылатый  конь),  лопатка,  масло,  сокол,  кость,  занавес,  тело,  копье,  меч,  панцирь,  ружье,  алмаз  и  др. 

Черный:  земля,  небо,  сердце,  душа,  ружье,  конь,  ночь,  лицо,  гора,  камень,  верблюд,  сила,  утес,  казах,  албасты  (демоническое  существо),  коварный,  тулпар  (крылатый  конь),  баран,  волк,  беркут,  птица,  дорога,  стопа,  копье,  ягненок,  холм,  море,  калмык,  верблюд  и  др. 

Красный:  кровь,  камень,  лик,  гора,  мор,  виноград,  шелк,  копье,  язык,  угли,  лиса,  лекарство,  солнце,  одеяло  и  др.

Синий  (зеленый):  волк,  жеребенок  по  второму  году,  жеребенок  по  четвертому  году,  жеребенок,  кобыла,  конь,  луга,  поясница,  небо,  кусок  материи  из  цветных  лоскутков,  ишак,  голубь,  скакун,  верблюд,  вилы,  цапля,  сукно,  холм,  вершина,  арба,  чекмень,  повозка,  крытая  повозка,  муха  и  др.

Желтый:  утро,  вода,  золото,  река,  мед,  кумыс,  верблюд  и  др.

Серый:  стрела,  змея,  облако;

Светло-серый:  парень,  лошадь,  конь,  аркан,  баран,  кобыла,  жеребец.

Данные  эпитеты  во  множестве  своем  встречаются  и  в  эпосах  родственных  нам  народов.

Следовательно  они  являются  определениями,  в  полной  мере  знакомящие  с  традиционными  признаками  эпического  произведения.

2.  Определения  в  героическом  эпосе  отличаются  общими  признаками,  соответствующими  традиции.  Точную  картину  этого  дают  приведенные  таблицы.  Основной  результат  главной  общности  можно  увидеть  из  повторений,  также  из  образа  батыра  и  крылатого  коня  под  ним.  В  создании  достойной  героя  его  возлюбленной  также  используются  передающие  общие  признаки  сочетания  «тонкая  талия»,  «черные  глаза»,  «белое  горло»,  «светлый  облик»,  «изогнутая  бровь»,  и  др.  Говоря  точнее,  ясно  видим  характерные  не  только  для  одной  красавицы,  но  связанные  со  всеми  возлюбленными  признаки,  которые  благодаря  повторам  встречаются  здесь.

3.  Эпитеты,  связанные  с  цветами  «черный»,  «серый»  в  эпосе  в  большинстве  своем  изобличают  отрицательных  героев,  раскрывая  полностью  их  мерзкие,  вероломные,  предательские  дела.

4.  Встречающиеся  в  героическом  эпосе  эпитеты  находим  также  в  обрядовых  песнях.  В  этой  связи  прежде  всего  мы  называем  признаки,  создающие  привлекательный  цветовой  облик  четырех  видов  скота  и  хищных  зверей.

5.  В  наследии  акынов-сказителей,  в  частности,  в  героическом  эпосе,  возникших  как  образец  фольклорной  традиции,  встречаются  во  множестве  примеры  использования  эпитетов.

Обобщая  сказанное,  отмечаем  как  бесспорный  факт,  что  одно  из  изобразительных  средств  в  эпосе  —  эпитеты  возникли  не  из  небытия,  а  являются  результатом  чудесного  мастерства,  созданным  на  примере  традиционной  поэтики. 

 

Список  литературы:

  1. Байтурсынов  А.  Белый  путь.  Литературные  исследование  Алматы:  Казгоспеч.,  1980.  —  340  с.
  2. Жумалиев  К.  Казахские  эпосы  и  проблемы  истории  литературы.  Алматы:  Казгоспеч.,  1958.  —  404  с.
  3. Ахметов  3.  Теория  стихосложения.  Алматы:  Мектеп,  1973.  —  212  с.
  4. Кабдолов  3.  Основы  теории  литературы.  Алматы:  Мектеп.  1970.  —  377  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий