Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 14 декабря 2016 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции часть 1, Сборник статей конференции часть 2

Библиографическое описание:
Герляк Н.А. НАИМЕНОВАНИЯ ЖИЛИЩ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОСТРОЕК В ХАНТЫЙСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КАЗЫМСКОГО ДИАЛЕКТА) // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 12(34). Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 67-73.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НАИМЕНОВАНИЯ ЖИЛИЩ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПОСТРОЕК В ХАНТЫЙСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КАЗЫМСКОГО ДИАЛЕКТА)

Герляк Наталья Андреевна

научный сотрудник отдела хантыйской филологии БУ «Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок»,

РФ, гХанты-Мансийск

NAMES OF HOUSES AND HOUSEHOLD BUILDINGS IN THE KHANTY LANGUAGE (AS EXEMPLIFIED IN KAZYM DIALECT)

Natalia Gerlyak

research Scientist of Khanty Philology Department, BI “Ob-Ugric Institute of Applied Research and Development”,

Russia, Khanty-Mansiysk

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается лексико-семантическая группа «наименования жилищ и хозяйственных построек» в хантыйском языке (на материале казымского диалекта). При исследовании лексики, относящейся к жилищам народа ханты, обнаруживаются, с одной стороны, локальные, характерные только для них особенности, с другой – черты общие с культурой соседних народов (ненцев, манси, коми-зырян) или прямые заимствования в результате давних с ними контактов. Также имеются и заимствования из неродственных языков (русского языка).

ABSTRACT

The article deals with the lexical-semantic group “names of houses and household buildings” in the Khanty language (as exemplified in Kazym dialect). When studying the vocabulary relating to the Khanty dwellings, on the one hand, the local ones which are defining characteristics only for them, on the other hand, features common with the culture of neighboring nations (Nenets, Mansi, Komi-Zyrian) or direct loans as a result of long-standing contacts are found. Also, there are loans from unrelated languages (the Russian language).

 

Ключевые слова: Жилище; хозяйственные постройки; хантыйский язык; казымский диалект.

Keywords: house; household buildings; the Khanty language; Kazym dialect.

 

В хантыйском языке (казымский диалект) обозначением обобщенного понятия ‘дом, жилище, строение’ является слово χɔt. Синонимом ему является словосочетание pawәr(t)-χɔt ‘бревенчатый дом’ (в современной действительности – основной тип постоянного жилища).

Например: χɔt omassәm Amńa juχanew kŭtup kεmn ‘Дом построил в среднем течении Амни’.

Kăt śεmja ĭkeŋәn pĭλa wostәn. Wɔnt mŭwәn pawәr χɔt tăjsәt ‘Две семьи жили, жены с мужьями [жили в одном доме]. У них в тайге бревенчатый дом был’.

Семантическая структура хантыйского слова χɔt близка семантической структуре слова rt, оно имеет следующие значения: ‘стойбище’ (дом или два-три дома в лесу, с примыкающей к нему территорией жизнедеятельности); 2. ‘деревня’ [2, с. 9].

Например: kǫrtełәn aj jŭχ χɔt ɔmәsәł / lŏpasat ‘На стойбище небольшой деревянный дом стоит, лабазы’;

Śaλta kŭtup ăspŏχεm piλa kǫrta mănsŭmәn ‘Оттуда со средним кузеном в деревню пошли’.

Тот факт, что хантыйский дом прочно и основательно сидит на земле, можно подкрепить языковым материалом, в частности, употреблением при слове χɔt ‘дом’ предиката ɔmәs=ti ‘стоять’ (букв.: ‘сидеть)’, например: ɔmәs=ti ‘стоять’ (букв.: ‘сидеть’) о деревне’: Tŭkjakәŋ kǫrtәw As pŭŋәλn omәs=λ ‘Деревня Тугияны стоит (букв.: ‘сидит’) возле Оби’;

Ɔmәs=ti ‘стоять’ (букв.: ‘сидеть’) о доме: λin χɔtәn atәλt wǫnt kŭtәpn ɔmss ‘Их домик одиноко стоял (букв.: ‘сидел’) посреди леса’;

Другие сочетания с компонентом χɔt ‘дом’ обозначают специализированные виды больших построек (общественные, административные, торговые, рабочие помещения).

К примеру, словосочетание jεmәŋ χɔt имеет значение ‘церковь’, например: λŭw mŏχtaλa jεmәŋ χɔt kŏśa mănәs, śăλta jεmәŋ χɔtәn rǫpitti χɔjat mănәs ‘Мимо него настоятель церкви прошел, потом служка прошел’;

Χɔn χɔt ‘дворец’ (букв.: ‘царь, дом’)’;

Purtǫni χɔt ‘аптека’ (букв.: ‘лекарства имеющий дом’)’;

Wɔj χɔt ‘звероферма’;

Sɔχăλ εwătti χɔt ‘пилорама’.

В настоящее время многие из этих названий вытесняются новыми заимствованиями из русского языка, в состав которых входит заимствованное слово и хантыйское слово χɔt.

Kăsna χɔt ‘тюрьма’, например: Salta Jepjum ikεm wŭsi. Χɔt tilaś măr ɔmasmәn tăjsa. Ɔmsum jɔχ Sŭmatwɔš kăsna χɔtәn jŭχ-jεŋk tałł’uman tăjumat ‘Потом мужа моего Ефима забрали. Шесть месяцев держали. Всех задержанных в Березовской тюрьме лед-дрова возить заставляли’;

Lεkkar χɔt ‘больница’;

Sɔvεt χɔt ‘дом советов’;

kara χɔt ‘пекарня’;

Kŭsnis χɔt ‘кузница’;

В хантыйском языке человек именует свои жилища, исходя из:

  • функциональности:

стационарные – pawәr-χɔt;

переносные – jŏrn-χɔt;

  • формы:

в форме чума – jŏrn-χɔt, ńuki χɔt;

в форме шалаша – χɔt-pεlәk, turăn χɔt.

  • целевого назначения:

для жилья – pawәr-χɔt;

для охотников, рыбаков – wελpәs aj χɔt ‘охотничья избушка’ (букв.: ‘добыча, маленький, дом’).

для родов – aj χɔt (букв.: ‘маленький дом’).

  • сезона:

летние – λŭŋ χɔt,

зимние tăλ kǫrt;

весенние - tɔwi kǫrt.

  • строительных материалов (природные, кирпичные, каменные):

Jŭχ χɔt ‘деревянный дом’ (букв.: ‘дерево, дом’);

Tǒnti χot ‘берестяной дом’ (букв.: ‘береста, дом’);

Mŭw χɔt ‘землянка’ (букв.: ‘земля, дом’);

Λɔńś χɔt ‘снежный дом’ (букв.: ‘снег, дом’);

Turăn χɔt ‘шалаш’ (букв.: ‘трава, дом’);

Kirmăś χɔt ‘кирпичный дом’ (букв.: ‘кирпич, дом’);

Kew χɔt ‘каменный дом’ (букв.: ‘камень’, ‘дом’).

  • по местонахождению:

Xɔtšăš ǒχăλ ‘за спиной чума нарта’;

Wǫnt χɔt ‘лесная избушка’ (букв.: ‘лес’, ‘дом’).

Помимо постоянных жилищ, у хантов, занимающихся оленеводством или вынужденных перекочевывать на значительные расстояния для промысла, распространен временный тип жилища – чум. Это конусообразная конструкция из жердей, которая покрывается покрышками, сшитыми из бересты – (в летнее время) или из меха – в зимнее.

Tǒnti χɔt ‘берестяной дом’, например: wŏstәn ĭmeŋәnkeŋәn. Tǒnti χɔtәn wŏsәt ‘Жили жена с мужем. В берестяном доме жили’;

Ńŭki χɔt ‘зимний чум, покрытый меховыми покрышками (нюками)’, например: taλ χăәt, wantε, sɔra pătλalәt, pa min ńŭki χɔtәn karti kŏr puŋalәn, šaj jaśmәn ɔmasmәn, arsir werәt ɔλaŋәn śĭ putrεmaλmәn ‘Зимние дни короткие, и мы, сидя в чуме возле железной печки, попивая чай, говорим о разных делах’.

Синонимом приведенному сочетанию является словосочетание jŏrn-χɔt ‘чум’ (букв.: ‘ненецкий дом’). Это сочетание, jŏrn-χɔt, приводится и в словаре В. Штейница [3, с. 566], значение его дается и на немецком языке, и, если перевести с немецкого, получится, что это ‘конусообразная палатка из коры берез’, что довольно точно: ханты делают такие временные строения для хранения несъедобных запасов, вещей, разной утвари.

Более капитальными были постройки с каркасом из бревен – mŭw-χɔt ‘землянка’ (букв.: ‘земляной дом’). Основой таких каркасных жилищ были опорные столбы, которые сходились вверху, образуя пирамиду, иногда усеченную, а сверху покрывались землей, дерном или мхом. Следы таких жилищ археологи связывают с далекими предками ханты – еще эпохи неолита (4–5 тыс. лет назад) [1, с. 38]. Такие постройки часто фигурируют в произведениях хантыйского фольклора, например: katra saľeχard jŏrәәn, ŏwәs jŏrәәn χăntet pĭλa λaλ’әssәt taś păti. Χăntet jŭkan kŏrtәtәn wŏsәt. Jŏrnәt ewәλt śĭ mǒrta śĭ păλsәt, mŭw-χɔtәn wŏsәt χăntet pa saranәt. Mŭw-χɔt wεәt pa śăλta jεrtәpәn lăp wεrλeλ ‘В старину северные ненцы с хантами воевали из-за богатства. Они в своих селениях жили. [Ханты] ненцев очень боялись, жили ханты и зыряне в землянках. Землянки были с перегородками, а сверху накрывали [землей и травой]’;

Aj χɔt отдельно приготовленная ‘маленькая хижина (периода) менструаций или родов женщины’, например: aj χɔta pĭtәs ‘Началась менструация’ (букв.: ‘в маленький дом попала’).

Kašaŋ ĭmĭ wŏnn aj χɔtәn ńawrεm wŏittal ‘Беременная (букв.: больная) женщина рожает (букв.: ребенка находит) в лесу в маленьком доме’. Многие слова связаны с табу, при этом запретные слова заменялись эвфемизмами.

Jak-χɔt ‘дом, в котором проводится медвежий праздник’ [т. е. дом того человека, который убил медведя и поэтому проводит медвежий праздник], например: tăλa jis. Tăλn jɔχλәλ mojpәr tŏsәt. Jă, jakti χɔta ăktәśti pĭtsәt imiλәλ ‘Наступила зима. Зимой люди принесли медведя. Женщины стали собираться на медвежьи игрища’;

Turăn χɔt ‘шалаш из травы’ (букв.: ‘трава’, ‘дом’) например: ĭmәλtijәn nuχ wεrλăs pa, wośχijλλәλe: λŭw turăn χɔtәλ, λŭw wars χɔtәλλŭw χɔăn śi uλtaλ satλ ‘Наконец проснулся, пощупал рукой: его дом из прутьев, его дом из осоки, в своем доме лежит, вроде’;

Χɔt χăr ‘шалаш, навес для ночевки’, например: in ikeλ manәs pa atελt χɔt χăr weras pa wǫnta jăŋχәλ ‘Когда мужчина ушел, другой стал один готовить место для ночлега (шалаш)’;

Wελpәs aj χɔt ‘охотничья избушка’, например: min wɔj wеλti χɔjаtәt χɔtәn usmәnɔλsәmәn ‘Мы в охотничьей избушке жили-ночевали’;

Łεpәs χɔt ‘скрадок (укрытие из снега или веток хвои)’ например: in ikelεŋki ăktәśәs wǫnta. Wǫnta λaŋki kănšti, łεpәs χɔt wεras, muλti, taŋχa, wǫλ ‘Теперь муж собрался в лес. Пошел в лес искать белок, построил шалаш (скрадок), наверно, что-то добывает’.

Наряду с жилыми постройками, обязательной составной частью поселения казымских ханты являлись различные хозяйственно-бытовые постройки, располагавшиеся рядом с жилищем или на местах промысла.

Ămpar ‘амбар’;

Łupas ǒχăl ‘короб для хранения и перевозки продуктов’.

Дрова также хранили в специальных строениях:

Śuλχɔt ‘дровяной навес’;

Tŭt’jŭχ paj ‘дровяник, поленница’.

Поленницу из дров ставили конусообразно, в виде чума. Такие дрова всегда были сухими, так как во время дождя вода скатывалась по палкам вниз. Если все-таки дрова промокали от затяжных дождей, то очень быстро продувались ветром. Такая техника строения упоминается в произведениях хантыйского фольклора, например: katra, wantε, tăm jiti tŭt’jŭχ taχti śirt wǒλλәt, tŭt’jŭχ nuχ punλa, ńar jŭχ sewәrλa. Śimәś śirәn wǒλ. Śuχaλen χɔtәn ‘В старину, видишь ли, дровяник такой был, ставили бревна, как чум и вверху их связывали, чтобы они сохли. Возле кострища. Так сушили сырые дрова’.

Для хранения летом портящихся продуктов ханты устраивали погреба-ледники, которые представляли собой ямы, выкапываемые до уровня вечной мерзлоты, куда складывали мясо на хранение и прикрывали толстым слоем мха: jεŋk χɔt ‘ледник’.

На улице сооружали хлебную печь. Её делали на фундаменте из бревен, сооружали каркас. Изнутри и снаружи обмазывали глиной. Спереди оставляли отверстие (устье), с задней стороны оставляли отверстие для обеспечения тяги: ńań kŏr ‘уличная печь для выпекания хлеба’, например: ńańλam kŏra ɔmăsmәn weł'śi lŭkλam sŏχatti pitλum ‘Тесто, в печь, поставив, только глухарей ощипывать начну’.

Еще одной хозяйственной постройкой для казымских ханты является баня: pewәλ (t)-χɔt ‘баня’. Раньше бани ханты строили возле речек и водоемов, позднее они переместились на территорию дворов.

Содержание животных требовало построек и для них: дощатые будки – amp χɔt ‘конура’ (букв.: ‘дом собаки’).

Были специальные сооружения и для оленей – ограды, корали, избушки, навесы. Cуществовали и оленьи сараи с дымокурами.

Pŏšas ɔw ‘ворота, ограда’;

Pŏšas ‘изгородь для оленей’, например: Kim εtsum, măttirn, wŭλet χŏntti pŏšasa λuŋatәλumeλ pa in ajλta kim śi šŏšλat ‘Наружу вышел и вижу: оказывается, олени уже в изгородь заходили, а теперь потихоньку ее покидают’;

Wŭλan wŏšup ‘олений загон’;

Pŏsәŋ pŭt ‘дымокур’ (букв.: ‘дым, котел’).

Когда ханты освоили разведение домашнего скота, то стали строить загоны и навесы для лошадей, стайки для крупного рогатого скота, овец и свиней. При этом использовались многие заимствованные от соседних народов конструкции и приемы строительства.

Mis χɔt ‘коровник’ (букв.: ‘корова, дом = строение’);

Łɔw χɔt ‘конюшня ‘ (букв.: ‘лошадь, дом = строение’);

Pεrăś χɔt ‘свинарник’ (букв.: ‘свинья, дом = строение’);

Ɔś ‘стайка’ (букв.: ‘овца’).

Для обозначения хозяйственных построек без дифференциации их размера или предназначения в казымском диалекте используют заимствованный из русского языка гипероним săraj ‘сарай’. Заимствованным словом из русского языка также является – pesetka ‘беседка’.

Еще одним видом хозяйственных построек, обязательной для коренного населения были навесы и вешала. Они служили для сушки и хранения рыбы, сетей, различного промыслового инвентаря:

Nurum ‘навес для сушки рыбы и рыбацких сетей’;

Łaŋλәŋ nurәλ ‘навес с крышей’;

Χŭλ sɔrti nir ‘жердь для сушки рыбы’;

Sŭwak ‘сушила для сушки рыбы’.

Таким образом, система наименований жилых и хозяйственных построек является составной частью хантыйского национального языка и отражает историю строительной культуры хантыйского народа. В то же время история хантыйского народа характеризуется тесными экономическими и культурными связями с другими (чаще родственными) народами. В результате таких связей и контактов в бытовую лексику хантыйского языка проникло и укрепилось значительное количество слов. Имеются и заимствования из неродственных языков, так из русского языка пришли слова ‘кузница’, ‘больница’, ‘пекарня’ и др. В настоящее время они органично освоены хантыйским языком, о чем свидетельствуют, в частности, производные данных слов (kŭsnis χɔt, lεkkar χɔt и др.).

 

Список литературы:

  1. Кулемзин В.М., Лукина Н.В. Знакомьтесь: ханты. – Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма, 1992. – 136 с.
  2. Соловар В.Н. Теоретические вопросы лексикологии и синтаксиса хантыйского языка: избранные труды / В.Н. Соловар. – Ханты-Мансийск: ООО Типография «Печатное дело», 2010. – 128 с.
  3. Steinitz W. Dialektologisches und Etimologisches Wörterbuch der ostjakischen Sprachen. 1–13. Berlin, 1966–1991.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий