Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XLI Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 14 декабря 2016 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции часть 1, Сборник статей конференции часть 2

Библиографическое описание:
Джабраилова В.С., Рыбакова О.В. ВЕРБАЛИЗАЦИЯ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА ПРИ ПОМОЩИ ПРАГМАТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ КАК ФАКТОР ДИНАМИКИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 12(34). Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 73-79.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА ПРИ ПОМОЩИ ПРАГМАТИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ КАК ФАКТОР ДИНАМИКИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА

Джабраилова Валида Саидовна

студент 5 курса ФИЯ Московского государственного гуманитарно-экономического университета,

РФ, гМосква

Рыбакова Оксана Владимировна

студент 5 курса ФИЯ Московского государственного гуманитарно-экономического университета,

РФ, гМосква

TRANSCREATION OF LINGUISTIC WORLD-IMAGE VERBALIZATION AS A TOOL FOR LITERARY TRANSLATION EVOLUTION

Valida Dzhabrailova

candidate of Science, assistant professor of Moscow State University of Humanities and Economics,

Russia, Moscow

Oksana Rybakova

5th-year student, foreign department of Moscow State University of Humanities and Economics,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Статья рассматривает прагматическую адаптацию как эффективный механизм приспособления элементов языковой картины мира, на которой базируются события в оригинальном художественном произведении, к условиям современного рецептора.

ABSTRACT

The article deals with transcreation as an efficient technique for adjusting the elements of linguistic world-image to the linguistic background of contemporary receivers.

 

Ключевые слова: художественный перевод, рецептор, языковая картина мира, прагматическая адаптация.

Keywords: literary translation, receiver, linguistic world-image, transcreation.

 

Зарубежная классическая литература является неотъемлемой частью культуры страны, которую она представляет. В художественных текстах зафиксированы образы эпохи, реалии, свойственные ей, распознать и понять которые зачастую представляется сложным не только переводчику, но и самому представителю этой культуры. Основной задачей художественного переводчика является передача художественно-эстетического потенциала переводимого произведения, что, на наш взгляд, представляет определенную сложность не только в силу субъективных факторов, но и за счет внешних объективных причин, регулирующих механизмы восприятия рецепторов.

Работа художественного переводчика помимо собственно перевода заключается ещё и в способности дать оценку своему труду, который имеет вид законченного литературного произведения в виде текста переводящего языка. Способность анализировать свой перевод необходимо развивать в процессе обучения и сделать это можно за счёт сопоставления своего перевода с уже состоявшимися переводами профессиональных переводчиков, изданными и популяризованными.

Данная статья содержит в себе результат исследования, целью которого являлась проверка гипотезы о том, что меняющаяся картина мира влияет на восприятие рецептором языкового материала, затрудняя извлечение информации, тем самым, искажая образ, заложенный оригиналом. Проводя сопоставление с целью отработки навыка самоанализа, нам пришлось столкнуться с определенными сложностями и выявить несоответствия отдельных элементов существующих переводов современным моделям восприятия тех или иных концептов, вследствие чего актуальность нашего исследования представляется очевидной.

Основным инструментом переводчика является язык, знаками которого он обязан владеть в совершенстве для выполнения своей профессиональной миссии. Совокупность языковых знаков следует рассматривать в контексте языковой картины мира, поскольку они составляют её основу. Ю.Д. Апресян писал: «<…> каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации (концептуализации) мира, что и обуславливает возникновение определенных языковых стереотипов, отражающих языковую ментальность и отраженную в языковой картине мира» [1, с. 398]. В нашем исследовании мы будем придерживаться определения А. Вержбицкой, которая считает, что «языковая картина мира – это исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности» [2, с. 35].

Как говорилось ранее, языковая картина мира изменчива во времени. Художественный перевод должен соответствовать духу того времени, когда был создан оригинал, но при этом следует помнить о меняющейся картине мира, то есть, принимать во внимание, что рецептор перевода может не распознать образ в силу того, что в его сознании отсутствует назывные единицы, свойственные времени написания оригинала или более раннего перевода. Кроме того, следует учитывать, что в процессе развития языка слова могут утрачивать коннотацию, становясь нейтральными, а также меняя её с положительной на отрицательную или наоборот. Слово амбициозный (ambitious) когда-то использовалось для отрицательной характеристики человека. Чрезмерные претензии, болезненное самомнение, агрессивный карьеризм в сочетании с душевной черствостью – вот, что стояло за данным эпитетом. Теперь слово «амбициозный» под влиянием английского языка получило новое значение: «претендующий на высокую оценку, на успех».

Для создания образа, адекватного образу оригинала художественного произведения, в переводящем языке зачастую необходимо прибегать к прагматической адаптации текста перевода. Прагматический потенциал составляет важнейшую часть содержания высказывания, поскольку любое высказывание нацелено на получение определенного коммуникативного эффекта. Создавая текст на переводящем языке, переводчику приходится прибегать к прагматической адаптации в переводе, при этом важнейшими аспектами прагматики перевода можно считать: 1) прагматическую ориентацию на содержание оригинала, 2) ориентацию переводчика на участников коммуникативного процесса, то есть на создателя оригинала (Источника) и Рецептора перевода [5, c. 7].

Когда речь идёт о переводе художественного текста, необходимо принимать во внимание тот факт, что переводчик всегда является соавтором, интерпретатором. То есть, если объектом перевода становится художественный, а значит, культурно-значимый текст, он всегда содержит в себе множество потенциальных интерпретаций, исключая наличие одной единственно верной [4, c. 98]. Однако когда перевод художественного произведения становится достоянием широкого круга рецепторов, приобретает значимость, существует вероятность, что со временем он может утерять актуальность в силу изменившейся языковой картины мира.

В нашей статье мы задаемся целью сравнить переводы отрывка классического произведения Джерома К. Джерома “Three Men in a Boat” на русский язык с целью выявления расхождений, мотивированных изменениями в языковой картине мира. В настоящее время существует 12 переводов этого произведения на русский язык, выполненных в разные эпохи. Мы рассмотрим переводы М. Салье (1958 г.), М. Донского (1958 г.), Е. Кудашевой (2010 г.) и Гая Севера (2012 г.).

Рассмотрим несколько примеров:

I. The remaining four passengers sat on for a while, until a solemn-looking man in the corner, who, from his dress and general appearance, seemed to belong to the undertaker class.

  1. Четыре оставшихся пассажира некоторое время продолжали сидеть, но потом какой-то сумрачный господин в углу, принадлежавший, судя по одежде и внешнему облику, к классу гробовщиков. (М. Салье)
  2. Остальные четверо пассажиров просидели еще некоторое время, пока торжественный с виду человек в углу, походивший одеждой и общими приметами на члена бюро похоронных процессий. (М. Донской)
  3. Четверо оставшихся пассажиров некоторое время держались, пока мужчина, который сидел в углу с торжественным видом и, судя по костюму и по выражению лица, принадлежал к мастерам похоронного дела. (Е. Кудашева)
  4. Осталось четверо. Какое-то время они сидели, пока внушительный джентльмен в углу (который судя по костюму и общему виду, принадлежал к мастерам похоронного бюро)

На первых двух переводах сказывается политическая обстановка времени, когда актуальными были такие явления, как «классовая борьба», «политбюро партии», возможно выбор лексических средств обусловлен именно этим фактором. Оба варианта для современного рецептора малоприемлемы. Третий и четвертый переводы сохранили иронию оригинала, не нарушают узус, выбор коллокаций соответствует современным условиям.

II. “You think he would be upset,” she queried, “if I gave a man a sovereign to take them away and bury them?” (Гай Север)

  1. Как вы думаете, Том очень огорчится, если я дам кому-нибудь соверен и попрошу унести эти сыры и закопать их в землю? (М. Салье)
  2. Как вы думаете, расстроит ли его, – спросила она, – если я дам человеку золотой, чтобы он отнес их и закопал в землю? (М. Донской)
  3. А как вы считаете, – осведомилась она, – Том будет очень расстроен, если я дам дворнику соверен, чтобы он забрал этот сыр и зарыл его? (Е. Кудашева)
  4. Вы думаете, он расстроиться, – спросила она, – если я дам соверен*, чтобы этот сыр увезли и где-нибудь закопали? (Гай Север)

В первом переводе прослеживается случайный выбор исполнителя заказа, реалия «соверен» никак не комментируется. Рецептору необходимо самостоятельно раскрыть значение слова. Во втором переводе предпринята явная попытка «подогнать» стиль перевода под стандарты «дворянского романа» («человеку», «золотой»), что влияет на восприятие, добавляя абзацу коннотации, которых нет в оригинале. У современного рецептора может возникнуть вопрос, «о каком человеке речь». Третий переводчик никак не комментирует слово-реалию «соверен». Переводчик в четвертом примере даёт сноску и объясняет значение слова. Четвёртый вариант перевода содержит только релевантную информацию, и адаптация обусловлена общей тенденцией к прагматизму.

III. She kept her word, leaving the place in charge of the charwoman.

  1. Она сдержала слово и оставила квартиру на попечение служанки. (М. Салье)
  2. Она сдержала слово, поручив дом судомойке. (М. Донской)
  3. Она сдержала слово, оставив дом на попечение поденщицы. (Е. Кудашева)
  4. Она сдержала слово, оставив жилье на попечение домработницы. (Гай Север)

Служанка – это женщина которая прислуживает, слово разговорного регистра, в то время как в оригинале charwoman – приходящая домашняя работница, следовательно, происходит подмена понятия. Судомойка - женщина, занимающаяся мытьём посуды, устаревшее. Современному читателю ни о чём не скажет. Подёнщик (также подёнщица) (устар.) – отличительное название временного рабочего в царской России, занятого подённым трудом, подённой работой (подёнщина). Слово устаревшее. Лишь четвертый перевод сохраняет прагматику оригинала, не вызывая у рецептора затруднений с пониманием, т. к. современные реалии отображаются без потери смысла.

В процессе анализа большинства примеров мы пришли к выводу, что перевод, выполненный Гаем Севером в 2012 году, наиболее полно отображает современную языковую картину мира, в то время как переводы, выполненные в более ранние периоды, либо содержат устаревшую лексику, либо не соответствуют интенции оригинала, а, значит, нейтрализуют его прагматический потенциал. По итогам исследования можно сделать вывод о том, что изменения в языковой картине рецепторов переводящего языка неизменно должны приводить к пересмотру существующих переводов классических произведений, поскольку устаревающие понятия не дают возможности раскрыть весь потенциал оригинального художественного произведения, соответственно, теряется его прагматический потенциал.

 

Список литературы:

  1. Апресян Ю.Д. Избранные труды. – Т. II. Интегральное описание языка и системная лексикография. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. – 512 с.
  2. Вержбицкая А. Языковая картина мира как особый способ репрезентации образа мира в сознании человека. Вопросы языкознания – № 6 – 2000. – С. 33–38.
  3. Габбасова А.Р., Фаткуллина Ф.Г. Языковая картина мира: основные признаки, типология и функции // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 4; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9954 (Дата обращения: 21.11.2016).
  4. Джабраилова В.С. Вариативность перевода художественного текста как результат переводческой интерпретации // Сборник трудов Всероссийской научно-практической конференции «Научный опыт и знания: историческое прошлое, настоящее и перспективы будущего». – М., 2015. С. 97–100.
  5. Комиссаров В.Н. Прагматические аспекты перевода // Прагматика языка и перевод: сб. науч. тр. / МГПИИЯ им. М. Тореза. – М., 1982. Вып. 193. С.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом