Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 21 августа 2013 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Казакова А.И. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ СЕМАНТИКИ В ДИСКУРСИВНОМ ПОЛЕ КИНОФИЛЬМА // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. III междунар. науч.-практ. конф. № 3. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ  ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЙ  СЕМАНТИКИ  В  ДИСКУРСИВНОМ  ПОЛЕ  КИНОФИЛЬМА

Казакова  Анна  Игоревна

аспирант  Астраханского  государственного  университета,  г.  Астрахань

E-mail

 

На  рубеже  ХХ—ХХI  веков  идет  интенсивный  процесс  системного  исследования  фразеологической  семантики  русского  языка.  Базой  когнитивно-дискурсивного  исследования  фразеологического  значения  послужили  основополагающие  труды  отечественных  и  зарубежных  ученых,  разрабатывавших  теорию  фразеологической  семантики  (А.М.  Бабкин,  В.В.  Виноградов,  Б.А.  Ларин,  В.П.  Жуков,  А.И.  Молотков,  В.Л.  Архангельский,  В.М.  Мокиенко,  Н.Ф.  Алефиренко,  J.  Matešić,  J.  Mlacek,  F.  Čermák,  S.  Skorupkа  и  др.).  Эти  учения  позволяют  по-новому  взглянуть  на  проблему  формирования  фразеологического  значения  в  различных  дискурсах,  в  частности  в  дискурсе  отечественного  киноискусства.

Современное  исследование  когнитивно-дискурсивных  механизмов  формирования  семантики  фразеологических  единиц  из  кинодискурса  невозможно  без  обращения  к  дискурсивной  деятельности  человека  и  тем  речемыслительным  процессам,  которые  происходят  в  дискурсе  кино.

Известный  лингвист,  посвятивший  множество  работ  изучению  английской  фразеологии,  А.В.  Кунин  определяет  фразеологические  единицы  как  «устойчивые  сочетания  лексем  с  полностью  или  частично  переосмысленным  значением»  [2,  с.  10].

Согласно  определению,  представленному  в  Лингвистическом  энциклопедическом  словаре,  фразеологические  единицы  —  это  «устойчивые  словосочетания,  характеризующиеся  постоянством  лексического  состава  и  осложненной  семантикой»  [3,  с.  592].  Значение  фразеологической  единицы,  как  указывается  далее  в  той  же  статье,  не  делится  на  элементы,  соответствующие  элементам  его  внешней  формы,  и  обычно  не  вытекает  из  сложения  значений  отдельных  элементов  фразеологической  единицы.  Поэтому  однозначное  понимание  фразеологических  единиц  из  отечественного  кинодискурса  и  интерпретация  их  смысла  невозможны  без  анализа  широкого  контекста,  определяющей  ситуации,  внутренней  формы  и  семантики  и,  прежде  всего,  знания  семантических  особенностей  и  признаков  этих  единиц,  которые  по-разному  в  них  сочетаются.

В  рамках  нашего  исследования  интересна  историко-семасиологическая  концепция  внутренней  формы  языковых  единиц,  разработанная  А.А.  Потебней,  которая  легла  в  основу  разграничения  языковых  и  внеязыковых  значений.  Первые  названы  «ближайшими»,  а  вторые  —  «дальнейшими»  значениями  [5,  с.  53].

«Ближайшее  значение»  оказывается  главным  источником  народно-поэтического  и  лингвокреативного  мышления.  Оно  стимулирует  семантическую  эволюцию  языкового  знака  вообще  и  фраземы  в  частности,  развивая  «дальнейшее  значение»,  которое  совмещает  в  себе  различные  внеязыковые  знания  о  номинируемой  действительности,  отраженные  в  сознании  в  виде  понятий  и  представлений.  В  качестве  примера  рассмотрим  ФЕ  летят  утки,  летят  утки.  —  И  два  гуся  из  кинофильма  «Бриллиантовая  рука»  [1,  с.  140].  Фразеологическая  единица  в  данном  случае  не  только  реализует  свое  номинативное  значение  —«русская  народная  песня»,  но  и  участвует  в  создании  комедийного  образа  главных  героев  в  эпизоде  продумывания  плана  операции  в  ресторане.  Прагматическая  пресуппозиция  дает  приращение  смысла: ̒прибаутка,  исполняемая  при  обдумывании  чего-либо̓.  Так,  ассоциативные  связи  развивают  «дальнейшее  значение»  конкретного  фразеологизма  из  дискурсивного  поля  кинофильма.

Основным  средством  развития  «дальнейшего  значения»  фразеологических  единиц  из  кинодискурса  служат  образные  представления  ингерентного  и  адгерентного  характера  [6,  с.  44].  Ингерентные  ассоциации  возбуждаются  на  основе  реальных  свойств  объектов,  обозначаемых  словом.  Например,  во  фразеологической  единице  спелись  уже!  из  кинофильма  «Большая  жизнь»  [1,  с.  202]  глагол  имеет  ассоциативную  отсылку  к  его  прямому  значению  — ̒достигли  согласия  в  совместном  пении,  договорились̕.  В  дискурсивном  поле  кинофильма  фразеологическая  единица  приобретает  значение  — ̒сговорились  для  совершения  какого-либо  действия̕.

Адгерентные  ассоциации  фразеологических  единиц  из  кинофильмов  сопряжены  со  способностью  человеческого  сознания  к  познанию  мира  за  счет  аналогии  со  свойствами  иноприродных  объектов,  то  есть  за  счет  создания  гипотез  о  сходстве  непредметной  действительности  и  элементов  предметного  ряда  и  их  свойств.  «Стремление  одухотворить  вещное  и  овеществить  психическое,  вдохнуть  вжизнь  в  предметы  и  наградить  предметными  свойствами  абстрактные  сущности  лежит  в  основе  языкового  мифотворчества,  моделирующего  непредметную  действительность  как  наглядно  и  чувственно  воспринимаемый  мир»  [6,  с.  52]. 

Так,  «ближайшее  значение»  фразеологизмов  из  дискурсивного  пространства  отечественного  киноискусства  соотносится  с  современным  представлением  значения  как  социально  и  исторически  обусловленная  связь  между  акустическим  образом  фраземы  и  образом  наименованного  предмета,  то  есть  как  общая  для  коллективного  языкового  сознания  сторона  содержания  знака,  которая  обеспечивает  взаимопонимание  говорящих  в  процессе  их  речевого  общения. 

А  вот  «дальнейшее  значение»  фразеологических  единиц  у  каждого  различное.  Из  личного  понимания  возникает  высшая  объективность  мысли  при  посредстве  народного  понимания,  то  есть  языка  и  средств,  создание  коих  условлено  существованием  языка  [5,  с.  54]. 

Как  известно,  фразеологические  единицы  наиболее  полно  проявляют  свой  смысловой  потенциал,  когда  они  «работают»,  то  есть  в  условиях  функционирования,  в  условиях  контекста,  в  том  числе  речевого  контекста  в  рамках  дискурсивного  поля  кинофильма.  Так,  фразеологизм  я  доцент!  —  Поздравляю!  из  кинофильма  «Джентльмены  удачи»  [1,  с.  570]  реализует  системное  фразеологическое  значение,  но  ироническая  коннотация  дает  возможность  образного  восприятия  фразеологического  значения.  В  словаре  С.И.  Ожегова  слово  доцент  имеет  значение  — ̒ученое  звание  и  должность  преподавателей  вузов  в  ряде  стран̓.  В  контексте  со  словом  поздравляю,  с  которым  фразеологизм  вступает  в  адгерентно-ассоциативные  связи,  и  в  соответствии  с  эпизодом  кинофильма  он  приобретает  дополнительный  отрицательный  смысл  с  иронической  окраской  — ̒ироничный  ответ  на  признание  в  чем-либо̓. 

Следовательно,  фразеологические  единицы  из  дискурсивного  пространства  отечественного  киноискусства  служат  не  только  для  наименования  вновь  познанного  объекта,  сколько  для  экспрессивно-эмотивного  обозначения  уже  существующего.

Коннотативность  фразеологически  связанного  значения  слова  представляет  собой  остаток  внутренней  формы,  который  удерживает  связь  переосмысленного  значения  с  опорным  для  него  наименованием.  Например,  фразеологическая  единица  ты  что  хочешь  уйти  сухим?  Не  хочешь  отметить  своей  женитьбы?  из  кинофильма  «Ирония  судьбы  или  с  легким  паром»  [1,  с.  430]  имеет  фразеологическое  значение  — ̒предложение-вопрос  о  праздновании  помолвки̓.  В  данной  фраземе  выражение  уйти  сухим  имеет  значение   ̒уйти  трезвым̕.  Прилагательное  сухой  в  толковых  словарях  имеет  следующие  значения:  1.  Не  содержащий  влаги,  не  мокрый,  не  замоченный.  2.  Лишенный  влажности,  не  сырой.  3.  Лишенный  воды,  грязи.  4.  Лишенный  или  лишившийся  свежести,  сочности,  мягкости;  высохший  или  высушенный.  5.  Лишенный  питательных  соков;  омертвевший,  безжизненный.  6.  Совершающийся,  действующий  или  производимый  при  отсутствии  влаги,  жидкости.  7.  То  же,  что  худощавый  (разг.).  8.  Лишенный  мягкости,  доброты;  безучастный,  неласковый.  9.  Скупой,  лаконичный.  10.  О  звуках:  лишенный  мелодичности,  мягкости.  Сухой  закон  —  запрет  употреблять  спиртные  напитки  [4,  с.  322].  А  в  данном  случае  прилагательное  сухой  сохраняет  ассоциативную  связь  лишь  с  выражением  сухой  закон,  что  приводит  данное  выражение  к  значению  — ̒остаться  трезвым̓.

Коннотативные  признаки,  которые  устойчиво  сопровождают  фразеологические  единицы  из  дискурсивного  пространства  отечественного  киноискусства  в  их  связанном  значении,  основаны  на  адгерентных  ассоциациях,  опирающихся  на  реальное  сходство  нового  и  прежнего,  а  также  на  метафорическом  уподоблении,  объединяющем  их.  Как  носитель  обыденного  сознания  значение  фразеологических  единиц  из  дискурса  кино  служит  опосредованным  средством  хранения  и  выражения  ассоциированных  представлений  об  окружающем  мире,  о  непосредственно  наблюдаемых  явлениях.  Во  фразеологическом  значении  отражаются  не  только  конкретные  реалии  объективного  мира,  сколько  эмоционально-оценочное  отношение  к  ним,  выражая  различные  эмоции,  чувства  и  оценку.

 

Список  литературы:

1.Кожевников  А.Ю.  Крылатые  фразы  и  афоризмы  отечественного  кино  /  Авт.-сост.  А.Ю.  Кожевников.  М.:  ЗАО  «ОЛМА  Медиа  Групп»,  2009.  —  672  с.

2.Кунин  А.В.  Курс  фразеологии  современного  английского  языка.  Дубна:  Феникс+,  2005.  —  488  с.

3.Лингвистический  энциклопедический  словарь  /  Гл.  редактор  В.Н.  Ярцева.  М.:  «Советская  энциклопедия»,  1990.  —  668  с.

4.Ожегов  С.И.  Словарь  русского  языка  /  С.И.  Ожегов.  М.:  Рус.  яз.,  1987.  —  750  с.

5.Потебня  А.А.  Мысль  и  язык  /  А.А.  Потебня  //  Русская  словесность.  От  теории  словесности  к  структуре  текста.  Антология.  М.:  Academia,  1997.  —  С.  51—65.

6.Телия  В.Н.  Русская  фразеология.  Семантический,  прагматический  и  лингвокультурологический  аспекты  /  В.Н.  Телия.  М.:  Языки  русской  культуры,  1996.  —  288  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме