Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: I Международной научно-практической конференции «Наука вчера, сегодня, завтра» (Россия, г. Новосибирск, 26 июня 2013 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО АСПЕКТА БИБЛЕЙСКИХ ИДИОМ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ // Наука вчера, сегодня, завтра: сб. ст. по матер. I междунар. науч.-практ. конф. № 1(1). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ЯЗЫКОВЫЕ  СРЕДСТВА  РЕАЛИЗАЦИИ  АКСИОЛОГИЧЕСКОГО  АСПЕКТА  БИБЛЕЙСКИХ  ИДИОМ  В  АНГЛИЙСКОМ  И  РУССКОМ  ЯЗЫКАХ

Иванова  Наталья  Александровна

аспирант,  БФУ  им.  И.  Канта,  г.  Калининград

E-mail: 

 

В  статье  рассматривается  аксиологическая  система  библейских  текстов  и  на  основе  детального  межязыкового  сопоставления  вычленяются  языковые  средства  реализации  ценностного  аспекта  библейских  идиом  в  английском  и  русском  языках  на  всех  языковых  уровнях:  лексический,  грамматический,  синтаксический,  стилистический. 

До  настоящего  времени  библейские  тексты  не  являлись  предметом  системного  межязыкового  сопоставления.  В  то  же  время  современные  реалии  и  тенденции  межкультурного  взаимодействия  заставляют  многих  верующих  и  неверующих  исследователей  Христианской  культуры  обратиться  к  наследию  Библии  (О.В.  Александрова,  С.Ф.  Анисимов,  И.В.  Бугаева,  А.К.  Гадомский,  О.С.  Иссерс,  Н.Б.  Мечковская  и  др.).  Учитывая  возрождение  значимости  духовных  ценностей,  актуальным  представляется  исследование  аксиологического  аспекта  библейской  идиоматики.

Аксиологический  аспект  библейских  текстов  состоит  в  их  дидактической  направленности,  Библия  является  источником  ценностных  предписаний  человеку:  с  одной  стороны,  она  обеспечивает  ему  ценностный  идеал  (Бог,  добро,  праведность,  Рай),  с  другой  стороны,  она  выступает  в  качестве  основного  регламента  жизни  людей.

Специфика  лексической  системы  библейских  текстов  может  быть  охарактеризована  в  плане  семантики  составляющих  ее  элементов,  стилистической  окраски  входящих  в  нее  единиц,  а  также  исторической  перспективы  слов,  используемых  в  религиозных  текстах.

При  анализе  лексического  уровня  библейских  текстов  необходимо  учитывать,  что  язык  религии  —  его  лексико-грамматические  особенности,  стилистические  средства  —  ориентирован  на  повествование  о  высших  Божественных  сущностях,  мистических  переживаниях  человека,  его  стремлении  к  идеалу.  Идиоматика  имеет  интертекстуальный  характер,  выходя  за  рамки  библейских  текстов,  она  содержит  в  сконцентрированном  виде  те  общечеловеческие  ценности,  которые  заключены  в  библейских  текстах.

Языковыми  средствами  передачи  мистического  опыта  являются  эвфемизмы,  тропы,  экспрессивно-возвышенная  лексика,  положительные  и  отрицательные  экспрессивы,  оценочные  номинативы,  то  есть  всё  то,  что  обеспечивает  не  точную  рационализацию  референта  высказывания,  а  его  «интуитивное  понимание».

В  этом  случае,  справедливо  утверждение,  что  обращение  к  интуиции  и  эмоциям  адресата  облегчает  интериоризацию  идей,  ценностей  и  оценок.

Для  библейской  идиоматики  характерно  употребление  устаревшей  лексики,  специфичной  религиозной  терминологии  (например,  в  православной  церкви  это  элементы  старославянского  языка:  око,  зеница,  перст,  десница  и  др.),  цитирование  сакрального  текста  (например,  пословицы  и  поговорки:  «Горбатого  могила  исправит»).  При  этом  следует  учитывать,  что  для  английского  религиозного  дискурса  использование  «специального  церковного»  языка  (каковым  для  православной  традиции  является  церковнославянский)  является  далеко  не  столь  характерным,  как  и  в  целом  использование  устаревших  слов.  Однако  в  целом  прием  «консервации»  можно  выделить  и  в  англоязычных  религиозных  текстах  (host,  womb,  etc.),  что  предполагает  сохранение  их  догматического  потенциала,  ориентацию  на  точное  воспроизведение  сакрального  текста,  в  котором,  как  полагается,  зафиксировано  «истинное  знание». 

Общедоступность  объясняется  вполне  конкретным  экстра-лингвистическим  фактором,  а  именно  решением  Второго  Ватиканского  собора,  согласно  которому  язык  проповедей  и  богослужений  должен  быть  понятен  большинству  верующих,  таким  образом  утверждалось  главенство  доступности  над  консервацией  [5,  с.  35]. 

Языку  религиозного  дискурса,  как  русскому,  так  и  английскому,  свойственна  особая  художественная  выразительность.  Широкий  спектр  языковых  средств,  безусловно,  обогащает  его  с  эстетической  точки  зрения.  В  то  же  время,  язык  религии  исключает  использование  приниженной,  простонародной  и  табуированной  лексики,  зато  во  множестве  представлены  средства  гармонизации  текста,  отмечена  интенция  уйти  от  прямого  ответа,  имплицитно  представлена  уверенность  в  каком-то  высшем  знании,  не  понятном  реципиенту.  Языковые  средства  библейских  текстов  являются  одним  из  средств  репрезентации  возвышенных  объектов  и  «сакрального  опыта»,  а  также  воспитания  адресата  и  нормирования  отношений  между  индивидами.  Иными  словами,  божественное,  сакральное,  высшее,  сверхъестественное  не  может  быть  отражено  в  терминах  «приземленных»,  они  всегда  «над»  обыденным,  и,  следовательно,  требуют  специфичных  имен  и  эпитетов,  то  есть  —  специфичного  словаря  для  их  обозначения. 

Однако  лексическая  система  религиозного  стиля  не  ограничивается  возвышенной,  книжной  лексикой.  В  библейских  идиомах  достаточно  широко  представлена  и  нейтральная  лексика,  особенно  глагольная:  находить  (find),  говорить  (talk),  искать  (seek)  и  т.  д.

Отмечается  также  незначительная  доля  разговорной  лексики,  не  обладающей  ярко  выраженной  стилистической  сниженностью  и  повышенной  эмоциональностью  и  экспрессивностью.  Кроме  того,  в  лексическую  систему  библейских  идиом  входят  единицы,  имеющие  «возвышенную»  эмоционально-экспрессивную  окраску  («heaven-небесный»,  «host-воинство»,  «fowl-птица»,  «flesh-плоть»  ).

Вся  система  библейских  ценностей  может  быть  представлена  в  качестве  своеобразных  оппозиций;  практически  все  понятия,  относимые  к  разряду  ценностей,  имеют  свою  противоположность  —  «антиценность»:  добро-зло,  жизнь-смерть,  истина-ложь,  человеческое-божественное.  Эффект  оппозиций  достигается  за  счёт  использование  таких  языковых  средств,  как  антитезы  («добро-зло»,  «рай-ад»,  «Бог-человек»,  /  «good-evil»,  «heaven-hell»,  «God/Lord-man». 

В  библейских  текстах,  а  соответственно  в  библейской  идиоматике  также  широко  используются  такие  коммуникативно-речевые  приемы,  как  обращение,  восклицание,  вопрос,  что  позволяют  судить  об  их  «формально-диалогичном»  характере,  хотя  в  них  присутствует  направленность  на  реализацию  преимущественно  монологических  стратегий  (нормирование,  воспитание,  обращение,  призыв).  Так  для  религиозного  стиля  характерно  использование  форм  императива,  и  чаще  всего  употребляются  формы  1-го  и  2-го  лица  множественного  числа  (Ср.:  Seek  and  you  shall  find  (Math  7:7)  —  Ищите  и  обрящите,  Become  as  little  children  (Math  18:3)  —  Будьте  как  дети.)  Формы  1-го  и  2-го  лица  множественного  числа  в  религиозных  текстах  используются  также  с  частицами  пусть  и  да  (Ср.:  Let  not  thy  left  hand  know  what  thy  right  hand  doeth  (Math  6:3)  —  Пусть  левая  рука  твоя  не  знает,  что  делает  правая,  Let  the  dead  bury  their  dead  (Math  8:22)  —  Пусть  мёртвые  погребают  мертвецов).  Как  известно,  сослагательное  наклонение,  как  правило,  используется  в  придаточных  предложениях,  его  также  можно  встретить  в  независимых  предложениях,  где  оно  может  выражать  приказ,  запрет,  пожелание  или  возмущение.  В  данном  случае  мы  видим  яркий  пример  употребления  сослагательного  наклонения  в  значении  эмоционально  окрашенного  пожелания.

Особенностью  синтаксиса  религиозного  стиля  является  использование  полных  двусоставных  распространенных  предложений,  императивных  конструкций,  высокой  частотностью  элементов  эмоционального  синтаксиса:  вопросительных  предложений  (часто  риторических  вопросов/  Can  the  leopard  change  his  spots?  (Jerem  13:29)  —  Горбатого  могила  исправит.);  восклицательных  предложений  (например:  Arise  and  walk  (Matt  9:5)  —  Встань  и  иди!) 

Особенности  каждой  религии  и  конфессии  также  проявляются  на  вербальном  и  невербальном  уровнях.  Благодаря  таким  особенностям  легко  опознаются  представители  каждой  религии,  безошибочно  определяется  речь  «своего»  и  «чужого».  В  границах  одного  национального  языка  появляется  религиозно-конфессиональная  дифференциация  на  разных  языковых  уровнях  [4,  c.  293]

При  количественном  анализе  библейских  идиом  очевидны  многочисленные  расхождения  в  их  стилистической  окраске.  Очевидным  является  и  тот  факт,  что  различны  сами  средства,  благодаря  которым  достигаются  дополнительные  оттенки  значения.  В  русском  языке  превалирует  устаревшая  лексика  (старославянизмы)  и  экспрессивный  синтаксис  (инверсия  —  постпозиционные  определения),  тогда  как  в  английском  языке  преобладает  использование  поэтизмов  и  слов  в  переносном  значении.  В  обоих  языках  часто  встречаются  архаичные  грамматические  формы.  За  счёт  употребления  специальной  возвышенной  лексики  и  не  характерных  для  разговорной  речи  синтаксических  структур  библейские  идиомы  приобретают  оттенок  возвышенности  и  поэтичности,  что  способствует  трансляции  на  вербальном  уровне  высших  идеалов  и  ценностей  при  реализации  аксиологического  аспекта  библейских  текстов.

 

Список  литературы:

  1. Александрова  О.В.  Проблемы  экспрессивного  текста.  М.:  Высшая  школа,  1984.  —  211  с.
  2. Анисимов  С.Ф.  Духовные  ценности:  производство  и  потребление.  М.:  Мысль,  1988.  —  36  с.
  3. Бугаева  И.В.  О  религиозно-проповедческом  стиле  в  русском  языке  //  Ежегодная  Богословская  конференция  ПСТБИ.  М.:  ПСТБИ,  2003.  —  с.  390—394.
  4. Бугаева  И.В.  Особенности  конфессиональной  дифференциации  речи  //  Социальные  варианты  языка  /  Материалы  межд.  науч.  конф.  Н.  Новгород:  НГЛУ,  2004  —  с.  292—293.
  5. Второй  Ватиканский  Собор.  М.:  Паолине,  1998.  —  35  с.
  6. Гадомский  А.К.  Теолингвистика:  история  вопроса  //  Учён.  зап.  ТНУ.Т.  18(57)  №  1  Филология.  Симферополь:  ТНУ,  2005.  —  57  с.
  7. Иссерс  О.С.  Коммуникативные  стратегии  и  тактики  русской  речи.  М.:  Наука,  2008.  —  52  с.
  8. Мечковская  Н.Б.  Язык  и  религия.  М.:  Фаир,  2008.  —  352  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме