Статья опубликована в рамках: XXXI-XXXII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 09 марта 2020 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шевякина С.В. АКТУАЛЬНОЕ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЕ ПОЛЕ СОЦИУМА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XXXI-XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 2-3(25). – Новосибирск: СибАК, 2020. – С. 67-72.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНОЕ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЕ ПОЛЕ СОЦИУМА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА

Шевякина Светлана Васильевна

аспирант, Северо-Кавказский федеральный университет,

РФ, г. Ставрополь

RELEVANT VALUE AND SEMANTIC FIELD OF SOCIAL ENVIRONMENT AS A FACTOR OF LINGUOCULTURAL SPACE DEVELOPMENT

 

Svetlana Shevyakina

graduate student, North Caucasus Federal University,

Russia, Stavropol

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена философскому, социокультурному и лингвокультурологическому осмыслению феномена лингвокультурного пространства. Обоснована значимость ценностно-смыслового поля социума как фактора формирования лингвокультурного пространства.

ABSTRACT

The article is devoted to philosophic, sociocultural, linguistic and cultural interpretation of the phenomenon of linguocultural space. The significance of value and semantic field of social environment as a factor of linguocultural development is justified.

 

Ключевые слова: лингвокультурное пространство, культурное пространство, лингвокультурная парадигма, ценностно-смысловое поле.

Key words: linguocultural space, cultural space, linguocultural paradigm, value and semantic field.

 

Термин «лингвокультурное пространство» довольно широко используется в лингвистической литературе. Тем не менее, на сегодняшний день не существует целостной и всесторонней интерпретации данного понятия, которое в большинстве научных изысканий рассматривается как прецедентное. Поэтому в рамках настоящего исследования нам представляется целесообразным более подробно изучить сущностные характеристики  данного феномена. Логично было бы предположить, что  понятие лингвокультурного пространства  является производным от понятия «культурное пространство», которое в достаточной степени исследовано в науке. В.В. Красных определяет культурное пространство как «феномен человеческого сознания, который является результатом отражения культуры в сознании ее представителей» [1, с. 11]. В трактовке Д.Б. Гудкова культурное пространство представлено как «форма существования культуры в человеческом сознании, … где и происходит определенное структурирование отражаемого и устанавливается  взаимоположение, иерархия, т. е. некие системные отношения отражаемых феноменов» [2, с. 61].  В.Л. Кургузов полагает, что культурное пространство – это «сложнейший территориально-исторически и демографически обусловленный, естественно-научный, философский, социально-психологический, культурологический, этнологический конгломерат вещей, предметов, идей, ценностей, настроений, традиций, этнических норм, эстетических, политических и социальных взглядов в определенной культурной ситуации, проявляющейся в границах конкретного ареала и времени» [3, с. 27]. Обобщая точки зрения ученых и признавая их несомненную ценность в исследовании феномена лингвокультурного пространства, нам представляется важным дополнить и уточнить существующие знания в их языковом преломлении.

Изучение соотношения языка и культуры находится в спектре актуальных лингвокультурологических исследований. Неразрывная связь культурного и языкового пространств отмечается многими учеными (Кобозева И.М., Кубрякова Е.С., Степанов Е.С. и др.). С позиций лингвокультурологии, понимание культурного пространства осуществляется посредством  лингвоментальных структур, содержащихся в сознании человека и закрепленных в языке. Иными словами, взаимодействие языка и культуры  происходит на основе процесса отражения фактов культуры в языке. При этом язык, являясь частью культуры, оказывает влияние на его носителей [4]. В этой связи актуальным становится рассмотрение понятия «языковое пространство», которое также трактуется неоднозначно. Прежде всего оно понимается как территориальное образование и подразумевает ареал распространения того или иного языка или как форма существования языковой системы в рамках определенной территории. Например, часто можно встретить такие сочетания как «языковое пространство России», «языковое пространство города» и т.д. Согласно когнитивному подходу, языковое пространство является «пространством предметов и смыслов, которое существует в сознании говорящих» [5, с. 61]. Наиболее полное, на наш взгляд, определение представлено автором Е.Ю. Поздняковой, которая утверждает, что  языковое пространство – это «форма построения единой языковой картины мира, существующая в языковом сознании носителей языка, складывающаяся из совокупности речевых произведений-текстов и образного поля, выступающих как часть действительности, которая ориентирована прежде всего на понимание, и одновременно как коммуникативная реализация отношения человека к миру» [6, c. 21].  Исходя из приведенных выше определений, можно сделать вывод о двойственной природе языкового пространства. С одной стороны, оно представляет собой форму существования языка, а с другой – является отражением реального пространства в языковом сознании участников коммуникации.   

Анализ публикаций, в которых так или иначе рассматривается лингвокультурное пространство (далее ЛКП), указывает на отсутствие терминологической согласованности. Это объясняется  рядом факторов. Во-первых, этот термин можно отнести к разряду новых и, как следствие, недостаточно глубоко изученных. Во-вторых, многообразие подходов, смена концептуальных парадигм и эволюция взглядов приводит к трансформации содержания и смыслового наполнения любого термина. Примечателен тот факт, что в ранних фундаментальных трудах лингвокультурологов  нет ни одного упоминания о ЛКП. Фактически, это понятие возникло в процессе дальнейшего погружения в лингвокультуру и изначально фигурировало в отдельных публикациях, а затем получило свое развитие в диссертационных исследованиях. На настоящий момент ЛКП представлено в различных измерениях. Пожалуй, доминирующим является линейное, геометрическое понимание ЛКП как  некоего регионально ограниченного поля существования совокупности определенных этнолингвосистем (ЛКП Волгоградской области, ЛКП Пермского края и т.п.).

Руководствуясь общефилософской интерпретацией пространства как всеобщей формы существования материи и рассматривая ее в русле лингвокультурного знания, мы можем выделить и такой подход к изучению ЛКП, как к форме бытия лингвокультурных парадигм во всем их многообразии. Иными словами, ЛКП может выступать в качестве формы отражения лингвистической картины мира (массового сознания представителей лигвокультурных сообществ), формы существования констант и концептов лингвокультуры,  лексических систем, различных типов дискурса и т.д.

ЛКП – не монолитное образование. Его можно рассматривать в глобальном смысле как вербальное отражение общечеловеческой культуры, так и с точки зрения  специфики его  конструирования  в рамках определенных лингвокультурных социальных групп (профессиональных, гендерных, корпоративных  сообществ, субкультур и.т.д.), где оно представляет собой частичную панораму языковой картины мира в качественном и количественном параметрах.

Как форма существования знаний и представлений в их языковой реализации, ЛКП не статично. Его динамическая природа обусловлена тем, что оно отражает существующую лингвокультурную ситуацию. Оно способно трансформироваться в условиях развития межкультурной коммуникации, взаимодействия и взаимопроникновения  лингвокультур,

Антропоцентрический подход, провозглашенный доминирующим в современных гуманитарных науках, позволяет поставить во главу угла человека как субъекта ЛКП. То есть, все процессы, происходящие в языке и культуре, преломляются сквозь призму человеческого сознания. Человек является ядром  культуры и обеспечивает единство «человек – язык – сознание – культура». Пространство человека или его социальное пространство не статично. Познание мира индивидом происходит в результате деятельности, которая, как правило,  осуществляется в границах определенных социальных групп. Таким образом, человек становится субъектом некоего социального сообщества, в котором создается присущее ему сочетание лингвокультурных реалий. По мере освоения мира человек совершенствует свою личность, включаясь в процесс языкового осмысления и переосмысления действительности, выявляя приоритетные ценности в лингвокультурной картине мира. По С.Н. Виноградову, ценность – это «идеальное образование, представляющее собой важность (значимость, значительность) предметов и явлений реальной действительности для общества и индивида и выраженное в различных проявлениях деятельности людей» [7, c. 93]. С точки зрения К. Клакхорна  ценности трактуются как «аффективные, когнитивные символы, формирующие понятия и представления о желанном, влияющие на формы, средства и цели действия» [8, c. 391].

Каждая лингвокультура обладает своим набором устойчивых ценностей, которые исторически, национально и социально детерминированы. Их объективная сущность  манифестируется в языковом воплощении представлений людей о ценностях. С.П. Мамонтов предлагает следующую классификацию ценностей:

1) Общечеловеческие ценности, которые признаются наибольшим количеством людей во времени и пространстве.

2) Национальные (этнические) ценности те, которые занимают важнейшее место в жизни определенного народа и отдельно взятой личности.

3) Сословно-классовые ценности связаны с интересами и мироощущением отдельных классов и социальных слоев. 

4) Локально-групповые ценности. 

5) Семейные ценности.

6) Индивидуально-личностные ценности, включающие в себя предметы и идеи, которые особенно близки отдельно взятому человеку [9, с. 94].

Вслед за  Стебловской С. Б. под ценностно-смысловым полем мы понимаем «совокупность ценностей и их содержательно-смыслового наполнения, поведенческих паттернов, культурных реакций, представлений о должном» [10, с. 2].

Очевидно, что ценностно-смысловые поля, как индивидуальные, так и коллективные нестабильны и могут трансформироваться в силу актуализации взаимодействия с миром. По мере развития в пространственно-временном континууме конкретные ситуации культуры могут актуализировать разные типы значимых когнитивных символов. Так, например, ценности, доминирующие в начале столетия, в настоящее время утратили свою актуальность. На смену идеологии коллективизма пришла идеология индивидуализма, что потребовало изменения аксиологической парадигмы.  В связи с этим в современном обществе стали приоритетными такие индивидуально-личностные ценности,  как успешность, благополучие, саморазвитие, здоровье, красота и т.д.

Кроме того, радикальные инновации, связанные с развитием высоких технологий, в значительной степени влияют на формирование ценностей общества и личности, наполняя их новыми идеями и представлениями и, как следствие, новыми смыслами. Эти изменения в лингвокультурной среде социума способствуют трансформации ценностной картины мира, которая реконструируется как в языковой семантике, так и в процессах номинации.  

Таким образом, ценностный компонент является важнейшим фактором формирования ЛКП, поскольку отражает универсальные общекультурные ценности бытия человека в социуме как части социокультурного опыта человечества и способа познания окружающего мира.

 

Список литературы:

  1. Красных  В.В. Культурное пространство: система координат (к вопросу о когнитивной науке) // Литва: Respectus philologicus, 2005. – № 7 (12). –  С. 10–24.
  2. Гудков Д.Б., Рассказов А.С. Динамика русского лингво-культурного пространства (на примере прецедентного имени) // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Под ред. Н.В. Уфимцевой, В.В. Красных, А.И. Изотова. – М.: МАКС Пресс, 2010. – Вып. 40. – С.61.
  3. Кургузов В.Л. Гуманитарная культура: проблема актуализации концепта // Проблемы социально-экономического развития Сибири. 2011. – № 1(4). –  С. 145-151.
  4. Телия В.Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. – М.: Школа «Языки русской культуры»,  1996. – 288 с.
  5. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. – 1991. – № 2. – С.15-36.
  6. Позднякова Е.Ю. Языковая картина мира и языковое пространство во взаимосвязи «язык-культура» // Филология и человек. – 2010. – №1– С. 20-28.
  7. Виноградов С.Н. К лингвистическому пониманию ценности // Русская словесность в контексте мировой культуры: Материалы Междунар. науч. конф. РОПРЯЛ. – Н. Новгород: Изд-во Нижегород. ун-та. – 2007. – С. 93-97.
  8. Klackhorn C. Values and Value Orientations in the Theory of Action // Towards a General Theory of Action Ed. by T. Parsons E. Shils. Cambridge; Harvard: UP, 1951. P. 388-413.
  9. Мамонтов С.П. Основы культурологии. – М.: Изд-во РОУ, 1996. – С. 94.
  10.  Стебловская С.Б. Ценностно-смысловое поле современных журналов для подростков [Электронный ресурс] // Ломоносов-2010. –  Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – М.: Факультет журналистики МГУ, 2010. URL: http://www.old.mediascope.ru/node/588 (дата обращения: 10.01.2020)
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом