Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 07 октября 2019 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чернораева Т.В., Кузнецова А.В. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПРОЗАИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ В ШКОЛЕ: НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. № 10(21). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 20-24.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПРОЗАИЧЕСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ В ШКОЛЕ: НАРРАТИВНЫЙ ПОДХОД

Чернораева Татьяна Викторовна

магистрант 1 кура Южного федерального университета,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Кузнецова Анна Владимировна

проф., д-р филол. наук, Южного федерального университета,

РФ, г. Ростов-на-Дону

АННОТАЦИЯ

Цель исследования заключается в рассмотрении нарратологии как научной дисциплины на уроках литературы в школах. Приводятся основные теоретические положения классического подхода в нарратологии и их применение в интерпретации текста с помощью метода эвристических вопросов. В результате исследования было установлено, что такой способ прочтения художественного текста является исчерпывающим и развивает как предметные, так и метапредметные навыки у обучающихся.

 

Ключевые слова: нарратология; нарратив; рассказчик; повествователь; эвристический метод;

 

Одной из важнейших проблем изучения прозаического произведения в школьной программе является интерпретация только содержания и минимальное внимание к структуре самого текста. Начиная с XX века внимание литературоведов переключается с содержания на форму, т.е. в качестве основы текста рассматривается «двоякая событийность» [1, с. 404]. Рассмотрением знакового материала текста занимается нарратология.

Как известно, в русле нарратологии существует два подхода к анализу нарратива. В рамках классического подхода повествование напрямую связано с присутствием в произведении «голоса» повествователя или рассказчика (нарратора), который является посредником между миром произведения и читателем. Суть повествования сводится «к преломлению повествуемой действительности через призму восприятия нарратора» [3, с. 11].

Второй, структуралистский, подход в основу нарратива кладет некую историю которая, свою очередь, состоит из событий и точек зрения на них. Основной акцент здесь сделан на особую структуру текста, а не на опосредующую инстанцию. 

В рамках школьной программы целесообразнее, на наш взгляд, применять классический подход: он включает в себя более понятную для школьного дискурса терминологию, а также рассматривает не только тексты художественных произведений, но и любые другие, в которых есть посредник между автором и читателем.  Посредником может быть либо рассказчик, либо повествователь. Можно выделить следующие отличия рассказчика от повествователя:

1.  Отнесенность к художественному миру: рассказчик – всегда часть этого мира, в то время как повествователь находится на его «границе».

2. Так как рассказчик является частью мира произведения, он сам является объектом изображения для других персонажей. Повествователь же не может быть таким объектом.

3. Повествователь характеризуется объективностью, «непредвзятостью», рассказчик же всегда субъективен – он изображает события, опираясь на свой жизненный и культурный опыт.

4. Речь повествователя также более «нейтральна», чем речь рассказчика маркирована социально, она может содержать маркеры просторечия, профессионализмы и тому подобные лексические «вкрапления».

Если говорить о намеренном сокрытии авторского «я» в произведении, то категория рассказчика или повествователя будет неотъемлемой частью мира художественного произведения. Однако мы можем говорить и о таких случаях, когда эти категории отсутствуют. При этом произведение всё же написано от определённого лица. В таком случае мы можем говорить о присутствии в тексте автора. Однако это не автор-творец (создатель), то есть не конкретная личность, создавшая произведение, а «образ автора».

Проблемным также является понятие биографического автора. И в классической, и в традиционной нарратологии принято разграничивать автора-творца произведения и «образа автора» (или «абстрактного автора» у структуралистов). Правильнее, на наш взгляд, объяснять учащимся школы, что в тексте не может присутствовать автора-творца. Можно лишь говорить об особой форме повествовательной инстанции. По Бахтину, «образ автора» является «вторичным», он создан «первичным» автором, то есть   автором-создателем. Если же «образ автора» наделён элементами биографии, образом мыслей, идеями, привычками, которые свойственны автору-творцу, то мы можем говорить о прототипе, которым послужил автор-создатель.

Образ автора — созданный автором-творцом образ, который может быть полностью вымышленным, а может являться носителем (а большей или меньшей мере) «черт» автора-создателя.

Данный теоретический материал можно преподносить на уроках литературы, прибегая к методу эвристической беседы, состоящей «из серии взаимосвязанных вопросов, каждый из которых служит шагом на пути к решению проблемы и большинство которых требует от учащихся не только воспроизведения своих знаний, но и осуществления небольшого поиска» [2, с. 106]. В данном случае проблемой будет являться интерпретация художественного текста; в качестве взаимосвязанных вопросов для усвоения теоретического материала и последующей интерпретации можно выдвинуть следующие вопросы:

1. Есть ли «посредник» между читателем и художественным миром? Ответ на этот вопрос прежде всего поможет отделить нарративные тексты от остальных. Так как курс школьной литературы включает в себя исключительно нарративные тексты, этот вопрос может показаться необязательным. Однако отвечая на него, дети смогут понять, что именно подразумевается под «посредником», то есть, как распознать его в тексте. В качестве помощи учащимся можно предложить наводящие вопросы:

А) Есть ли в тексте «голос», обращающийся непосредственно к читателю?

Б) Благодаря чему мы видим только необходимые для понимания сути произведения события, героев, детали? Кто делает на них акцент?

В) Линейна ли композиция произведения? Если нет, то почему? Кто и зачем «рассказывает» историю, нарушая хронологический порядок?

2. Кто является этим посредником? После того, как определено наличие в тексте повествовательной инстанции, необходимо выявить рассказчик это или повествователь? Вслед за четырьмя критериями отличия, можно сформулировать четыре вопроса:

А) Является ли повествующая инстанция непосредственной частью художественного мира? То есть принимает ли посредник непосредственное участие в событиях, совершает ли какие-то поступки? Если ответы на эти вопросы указывают на непосредственного участника событий, то повествующей инстанцией является рассказчик. Повествователь может присутствовать в художественном мире, общаться с персонажами, но зачастую это общение представляет собой вопросы повествователя к собеседнику, чтобы передать важную информацию.

Б) Является ли посредник объектом изображения других персонажей? Как правило, герои произведения могут давать рассказчику некую характеристику: оценивать его внешность, характер, поступки, или говорить о нём. Повествователь, в большинстве случаев, не привлекает к себе внимания персонажей.

В) Объективен или субъективен посредник? Если в речи повествовательной инстанции встречаются оценочные слова, вводные конструкции, выражающие мнение и оценку, личностные предпочтения повествующего (например, симпатии и антипатии к героям, негативная или позитивная оценка произошедших событий), то повествование ведёт рассказчик. Если речь объективна, то посредником выступает повествователь. Безусловно, он, как и рассказчик, может давать характеристику героям и событиям, но, как правило, эта характеристика аргументирована и обоснована внешними факторами, а не личными чувствами повествователя.

Г) «Окрашена» ли как-то речь посредника? Чаще всего речь рассказчика включает в себя стилистически окрашенную лексику, лексику ограниченного употребления и т.д. Повествователю более свойственна речь «нейтральная».

Таким образом, с помощью этих вопросов можно определить кем является посредник – рассказчиком или повествователем.

3. Имеет ли рассказчик или повествователь что-то общее с автором–творцом произведения? Здесь, безусловно, учащиеся должны иметь представление о мировоззрении писателя и его биографии для того, чтобы определить, является ли автор–создатель прототипом повествовательной инстанции. Этот вопрос также очень важен для преподавания в школе, потому что в курсе школьной литературы ученики чаще всего соотносят любую повествовательную инстанцию непосредственно с биографическим автором. 

4. Для чего в тексте используются вышеперечисленные приёмы? Охарактеризовав повествовательную инстанцию, наличие или отсутствие элементов биографии или мировоззрения писателя в тексте произведения, необходимо сделать вывод, для чего это было использовано в произведении? Почему выбран именно рассказчик или повествователь (здесь следует напомнить учащимся о субъективности и объективности)?

Таким образом, обращая внимание не только на внутренне содержание текста, но и на его форму, учащиеся учатся глубже видеть текст художественного произведения, логические связи между его формой и содержанием. Пополняется терминологический лексикон школьников: повествовательная инстанция (посредник), рассказчик и повествователь (чем они отличаются друг от друга), образ автора и биографический автор,

Важным является то, что у учащихся развиваются не только предметные (литературные), но и метапредметные навыки. Школьники работают непосредственно с языком: лексические особенности текста, употребление оценочных слов и вводных конструкций. Изучение понятий субъективности и объективности, которые являются универсальными в научном дискурсе и встречаются в других гуманитарных дисциплинах.

 

Список литературы:

  1. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. – М.: Художественная литература, 1975. – 506 с.
  2. Лернер И.Я. Дидактические основы методов обучения. – М.: Педагогика, 1981. – 186 с.
  3. Шмид B. Нарратология. – М.: Языки славянской культуры, 2003. – 312 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом