Статья опубликована в рамках: XVIII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 14 января 2019 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гликман М.Л. ЕПИФАНИЙ КИПРСКИЙ О ЯСПИСЕ И КАМНЕ ЯШФЭ // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XVIII междунар. науч.-практ. конф. № 1(14). – Новосибирск: СибАК, 2019. – С. 35-42.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЕПИФАНИЙ КИПРСКИЙ О ЯСПИСЕ И КАМНЕ ЯШФЭ

Гликман Моиси Леович

канд. мед. наук, частная практика,

Израиль, г. Петах-Тиква

Приложение 3 к статье «Двенадцатый камень наперсника Перво­священника».

Яшфэ (yashfe) – так называется двенадцатый камень хошена (наперсника Первосвященника). Минералогическое значение этого названия требует уточнения.

В 394 году нашей эры епископ Салами Епифаний Кипрский написал трактат «О двенадцати камнях». Трактат был написан в форме письма как ответ на просьбу Диодора, епископа Тирского, рассказать о к Марбода Реннского амнях наперсника Первосвященника.

Данный трактат стал очень популярным еще при жизни его автора. Блаженный Иероним, создавший латинский перевод Святого Писания –Вульгата, имел свой экземпляр, присланный ему Епифанием, о чем сообщил в своих комментариях (цит. по R.P. Blake, H. De Vis, 1934, p.xxvii, P.G. Maxwell-Stuart, 1981, p. 218 [21, с. 218], A.S. Jacobs, 2016, p. 23 [19, с. 23]). В Х-ХIII веках трактат был переведен на латынь, коптский, грузинский (перевод сделан в Х веке, автор Иованнэ Бераем, его называют еще «Туалтан»; помимо 12 названий Библии приведены описания еще 15 камней, цит. по В.А. Супрычев, Э.Г. Малхасян, 1984) [11], армянский (перевод сделал Мхитар Айриванеци в XIII веке, цит. по Г.П. Хамизури, 2016) [12, с. 75-85], болгарский и русский языки (вошел в Изборник Святослава, 1073 год) [1]. Данный труд Епифания стал связующим звеном Античности и Средневековья, фрагментарно отразился в работах епископов: Исидора из Севильи, Марбода Реннского, аббатиссы Хильдегарды (Гильдегарды) из Бингена и др.

Если раньше в Торе, а затем в ее переводах читатель сталкивался с перечислением названий камней без их разъяснений, то трактат Епифания Кипрского стал первой попыткой дать их описание, исходя из тех знаний, которыми располагал автор. Безусловно, Епифаний, правивший христианской церковью Кипра 36 лет, был высокообразо­ванным для своего времени человеком, помимо греческого (на котором был написан трактат) владел еще несколькими языками, включая иврит (J. Wilder, 2017) [26, с. 137-172]. Был знаком с переводами Торы на греческий язык Аквилы, Симмаха, Теодотиона и Окелоса – на арамейский (все – II век нашей эры), о чем сообщает в своей статье «О семидесяти толковниках и о тех, которые ложно истолковали Святое Писание». Излагая материал, автор придерживался порядка перечисления названий камней, принятого в переводе Семидесяти – Спетуагинте.

В 1884 году был опубликован перевод на русский язык трактата о камнях, сделанный в Московской духовной академии (МДА). Благодаря работам М. Джанашвили (1898) [3, с. 35-36, 47], Г.Н. Лукина (1975) [5, с. 44-55], Ю.Д. Аксентона (1977) [1, с. 280-292], И.И. Макеевой (1991) [6, с. 72-78], M. Hillel (1698) [18], R.P. Blake, H. De Vis (1934), K.-W. Wirbelauer (1937) [27, с. 13-20], J. Dummer (1973) [15, с. 289-299] и др. мы имеем полное представление как о самом трактате, так и об исходных литературных материалах, которые использовал Епифаний Кипрский. А это в первую очередь Плиний и Диоскорид (M. Hiller, 1698, K.-W. Wirbelauer, 1937) [18; 27].

В нашем конкретном случае, связанном с поиском камня яшфэ, рассмотрим только два фрагмента трактата епископа Епифания – позиции 6 и 12 камней наперсника Первосвященника.

Двенадцатую позицию в Септуагинте занял камень onuchion (на латыни – onyx). Вот что о нем пишет Епифаний Кипрский: «Этот камень имеет совсем желтый цвет… Есть и другие… которые подобны воску молочного цвета… Онихитами же их называют по естест­венному сходству их ногтями, так как ноготь людей благородных подобен мрамору в соединении с цветом крови» (МДА, с. 277-278). В переводе на латынь «Est haec valde flavor colore» ( M. Hillel, 1698, p. 110 and " Epiphanii Constante in Cipro Episcopi Opera", 1860, p. 320 ). В греческом тексте использовано слово «Santos», означающее «желтый, (золотисто-желтый), светло-русый» (Греческо-русский словарь, с. 855).

Указание на желтый цвет 12-того камня мы уже встречали в арамейском переводе Торы Онкелоса (см. нашу статью «Камни хошена в переводе Онкелоса и Саадии Гаона». Часть третья (2013) http:// mglikman.blogspot.com/2013/02/). Речь шла о заимствовании из санскрита: для перевода Онкелос использовал слово «panteri», а на санскрите – «раndara, pandura» – «бледно-желтый», «pandarikam» – «желтый, тигр», «prdaku» – «пантера, лев» (на греческом «pardos» – «самец пантеры»).

Предварительный вывод может быть только один: Епифаний Кипрский согласен с Онкелосом в цветовой оценке камня.

Оникс в переводе на грузинский «пhрцхили» (или пхрчили, или бирцха – по мингрельски «ноготь»). Текст грузинского перевода трактата Епифания исследователи считают наиболее полным. М. Джанашвили (1898) сделал перевод с грузинского на русский, и оказалось, что цвет камня не желтый, а «красно-томный». «Есть и другие сорта этого камня, по цвету своему похожие на медовые соты… и назван пhрцхили, так как, по словам повествователей, ноготь человека подобен мрамору, и благодаря крови (находящейся под ногтем), он получает красноватый цвет» [3, с. 47].

Английский перевод грузинского текста в книге R.P. Blake and H. De Vis (1934) солидарен с вышепредставленным русским переводом М. Джанаташвили: «The gem onyx is red and somewhat dark…» и т. д. (с. 121).

Армянский перевод трактата в книге R.P. Blake and H. De Vis представлен сразу в двух вариантах: Epistome (сокращения) A и B. Предложение о цвете камня записано так: «Тhe … (onyx) is blond (или has a blond color). There are other onyxes as well, like to the wax of honey…» (с. 211). Опять светло-желтый цвет. Как и в русском переводе. Но на стр. 223 есть еще один перевод с третьего, дополнительного текста: «Тhe onyx-Naphtali. This has a deep crimson color» (т. е. темно-красный, малиновый).

И все же одно предложение из трактата Еприфания Кипрского неизменно присутствует во всех переводах: «НЕКОТОРЫЕ ГОВОРЯТ, БУДТО ОНИ (ониксы – М.Г.) ВЫХОДЯТ ИЗ ВОДЫ И ЗАТВЕР­ДЕВАЮТ». Читая его, как не вспомнить раздел из книги В.П. Петрова «Рассказы о поделочном камне» (1982), посвященный «мраморному ониксу»: «Известковые натечные агрегаты, образующиеся близ мине­ральных источников… Полупрозрачен, цвет белый, желтоватый, зеленоватый с желтыми и бурыми полосами… хорошо полируется. Используется как поделочный камень». Автор приводит несколько при­меров, разъясняющих процесс образования «многослойного кальцита» в природе. Согласно Плинию (Естественная история, т. 37, гл. 91) [9], настоящий оникс имеет множество цветных прожилок, и между ними молочно-белые прослойки. «Камни с прямыми, параллельными друг другу полосками именуются ониксами» – В.А. Супрычев, Э.Г. Малхасян (1984, с. 34) [11, с. 34]. Камень называют «мраморным ониксом», чтобы подчеркнуть его кальцитовую природу и отличить от оникса из халце­донового ряда.

Вернемся к тексту трактата. Епифаний Кипрский пишет: «Говорят, этим камнем увеселяются молодые жены царей и богатых людей, которые делают из него даже бокалы».

Известно, что среди сосудов, найденных в гробнице Тутанхамона, были и изделия из мраморного оникса. В наши дни поделки из этого материала: слоники, пирамидки, вазы, яблочки, бокалы и др. – не потеряли спрос.

Вывод. Епифаний Кипрский, скорее всего, под «ониксом» подразу­мевал «МРАМОРНЫЙ ОНИКС».

Блаженный Иероним в Вулгате (IV век) подставил слово «оникс» под слово иврита «шоhaм», а камень «яшфэ» обозначил «бериллием», т. е. фактически поменял местами два названия в переводе Семидесяти. Можно выделить, по крайней мере, две причины, которые могли повлиять на его решение. Первая – во всех греческих переводах Торы, сделанных во втором веке нашей эры, т. е. в переводах Аквилы, Симмаха и Теодотиона камень «шоhaм – оникс», о чем свидетельствует сам Иероним (см. Origenis Hexaplorum. Fr. Field 1964, p. 131). Вторая при­чина – описание «оникса» у Епифания Кипрского. Решение Иеронима закрепилось в веках. Теперь на иврите и других языках слово «шоhам» переводят как «оникс» (в большинстве случаев), и цвет камня поменялся на черный (на планете обитают и черные пантеры).

Перевод «бериллий» для слова «яшфэ» не прижился. Его сменило слово «яспис», а потом и оно почти исчезло, уступив (начиная с XVIII века) место «яшме». Часто в исследованиях по библейской минералогии между «яспис» и «яшма» ставится знак равенства: «Яспис – устаревшее название яшмы (но т. к. яспис – минерал просвечивающий (по Плинию), а яшма – нет, то добавляют (М.Г.) и халцедона».

В Синодальной Библии и других изданиях Святого Писания на русском языке камень «яшфэ» – это «яспис» и только. Яспис, а не яшма фигурирует и в тексте Откровения Иоанна Богослова.

В трактате Епифания Кипрского, как и в Септуагинте, «яспис» – это шестой камень наперсника Первосвященника. Разбор этой части письма к епископу Диодору Тирскому мы решили провести в сравнении с описанием «ясписа» у Плиния.

Автор трактата «О 12 камнях» начинает повествование со слов: «Камень iаспис. Он с виду похож на смарагд; находят его при устьях реки Термодонт». В тексте еще обозначены места добычи или находок ясписа: «около Амафунта, города на острове Кипр, …во Фригии,… у иверийцев и пастухов гирканских, живущих на Каспийской земле».

В «Естественной истории» Плиния (т. 37, гл. 115-118) читаем, что «iaspis» зелен и часто просвечивает, похож на смарагд, и находят его на Кипре, в Персии и вблизи реки Термодонт, во Фригии, Каппадокии, в Индии, и каспийский есть, а из Калхидона он мутный».

Епифаний Кипрский приводит визуальные данные ясписа, которого «много родов». Во-первых, «подобно смарагду он зеленоват, но тусклее …и имеет жилки в четыре ряда». Во-вторых, «цвета более синяго, нежели море, более густого по цвету и окраске». В-третьих, «по цвету, уподобляющийся крови пурпуровой улитки, но более прозрачен, как бы уподобляясь вину, гуще цвета аметиста». В-четвертых, «есть iаспис более нежный и белый и не очень блестящий, однако и не лишенный блеска». В-пятых, «есть подобный льду на воде". В-шестых, «другого рода iаспис не очень блестящ, зелен; он имеет линии по середине». В‑седьмых, «есть iаспис, так называемый древнiй, который подобен снегу или морской пене» (все цитаты взяты их текста трактата, публикация МДА, 1884).

У Плиния порядок перечисления окраски ясписа несколько отличный. Если Епифаний Кипрский не упомянул окраску кипрского и персидского ясписа, то у Плиния их описание одно из первых. Далее по порядку перечисления в «Естественной истории»: синеватый, пурпурно-красный, синевато-пурпурно-красный, но матовый и не блестя­щий; розовый и что-то от изумруда; похожий на небо осеннего утра; светло-синий, похожий на лед или смесь; терпентинового цвета.

Дополним цветовую гамму ясписа из книги Диоскорида «Materia Medica», где написано, что яспис похож на смаргд и лед, цвета мокроты, похож на воздух и называется aerizusa, другой, capnia – дымчатый; есть с белыми линиями, поблескивающий, называется assyrios (или astrios, в зависимости от того, кто делал перевод текста; в изданиях 1549 и 1557 гг. – assyrios); окраска называемая terebinthizusa и еще цвета сalais.

При сравнении такого конспектированного изложения трех текстов о ясписе можно отметить большое сходство трактата Епифания Кипрского с материалами Плиния Старшего. Ранее это подметил K.-W. Wirbelauer (1937) [27].

Перевод М. Джанаташвили с заголовком «Iаспини (яспис, яшма)» [3, с. 35-37] содержит сведения, отрицающие месторождения ясписа на Кипре: «по близости Iамантha, который не есть Кипр» и дополняющие греческий вариант трактата: «камень (iаспини) более красного цвета, который попадается в морской воде; он томнее (лепестков красных) цветов». Имеется уточнение: «Этот камень попадается в границах Картhлiи (= Грузия), Гурганетiи и в стране Каспов».

Армянский перевод трактата солидарен с грузинским в том, что «Аmat'und – not that which is in Cyprus». Тексты Epistome A and B очень короткие и малоинформативные. В третьем варианте армянского пере­вода, который начинается с посвящения ясписа Гаду, переводчик вместо транскрипции термина поставил слово «jasper» – яшма (R.P. Blake, H.de Vis, 1934, p. 219). У переводчика нет сомнения: все цветовое разно­образие, описанное Епифанием Кипрским, – это россыпь яшмы, и хотя это мнение преобладает в литературе о ясписе, но не все с ним согласны. C.W. King (1867) вынес свое мнение в заголовок: «Jaspis. Chalcedony, green and other colors» [20, с. 137]. D.E. Eichholz (1962), переводя Плиния на английский язык, в примечании к параграфу о ясписе написал, что речь идет о ХАЛЦЕДОНЕ. В немецком переводе его поддержали R. Konig аnd J. Hopp (1994, с. 173). Термин «халцедон» довольно молодой в современном понимании. Иоанн Богослов представлял под халцедо­новым основанием Града Иерусалима совсем другой камень – «антракс, карбункул». У Плиния «Халкидон» – это географическое название. Минералогическое понимание современного термина постепенно склады­валось к Средним векам и даже позднее.

К сведению: 1. Амафунт – очень древний город на южном побе­режье Кипра. Центр культа богини Афродиты. В окрестностях было много рудников, особенно медных. Упоминается Геродотом (IV век до н. э., Т. 5, глава 105). В наши дни это историко-археологический парк, расположенный в 24 милях от Ларнаки.

2. В переводе Семидесяти словом «яспис» обозначен еще один камень, упомянутый в Книге Пророка Исайи (гл. 54 строка 12) – «кадкод – כדכד». На турецком древний Халкидон называют Kadiko"y. Возможно, совпадение.

В нашем анализе двух позиций трактата Епифания Кипрского мы не коснулись темы, которую сам автор обозначил как «вымысел, передаваемый баснословами». Он не верил в лечебные свойства камней, в их способность защитить «от призраков, привидений и диких зверей». Поэтому и комментарии излишни.

Зеленый цвет ясписа (всего-навсего один из вариантов окраски камня), начиная с Исидора Севильского (VII век), на все последующие годы приобрел доминирующее значение (Т.И. Заворина, 2016) [4, с. 164]. Неудивительно, что камень «яшфе» в литературе о камнях хошена стал зеленой яшмой или нефритом зеленого цвета.

Вывод. Трактат «О 12 камнях» Епифания Кипрского способствовал развитию знаний по минералогии в Грузии (Шота Руставели (начало XIII века) в «Витязе в тигровой шкуре» свыше двухсот раз упоминает драгоценные (по тем временам) камни), в Армении (глава 53 из Книги историй Аракела Даврижеци XVI век, К.П. Патканов, 1873 [8], В.А. Супрычев, Э.Г. Малхасян, 1984 [11]) и в России. Трактат не был проигнорирован Св. Иеронимом в ходе создания Вульгаты. В наши дни изучение темы «Камни хошена (наперсника Первосященника)» включает и ознакомление с трактатом Епифания Кипрского. По мнению автора трактата, любая из разновидностей ясписа (иасписа) подходит для шестого камня наперсника Первосвященника. Кажется, нам удалось объединить представления Онкелоса и Епифания о камне «яшфэ» как о «мраморном ониксе».

С IV века до н. э. Кипр – владения египетской династии Птолемеев, г. Пафос – столица и порт для вывоза в Египет древесины и минералов. В этой связи возникает вопрос: а не кипрский ли яспис, упомянутый Плинием, создатели Септуагинты (III век до н. э.) поместили на наперсник Первосвященника? Поиск продолжается.

M. Aufmesser (2002) (переводчик книг Диоскорида – М.Г.) со ссылкой на Chantraine: «Orientalisches LW angelehnt an hebr. jashpe, von den semitischen Sprachen selbst aus unbekannter Quellen entlehnt» (S. 262). В пересказе на русский язык с немецкого: " «Яспис» –слово, заимство­ванное из восточных языков, еврейского "яшпе" (точнее – "яшфе"- М.Г.), хотя последнее – тоже заимствование из семитского языка неизвестного источника". У Диоскорида есть намек: одна из разновидностей ясписа называется «assyrios». Эту мысль следует развить.

 

Список литературы:

  1. Аксентон Ю.Д. Сведения о драгоценных камнях в Изборнике Святослава 1073 г. и некоторых других памятниках // В сб. «Изборник Святослава 1073 г». – М.: Наука, 1977. – С. 280-292.
  2. Геродот. История. – М.: Ладомир, 1999. – Т. 5, глава 105. – С. 344.
  3. Джанашвили М. Драгоценные камни, их названия и свойства (Из груз. сборника Х века) // Сб. мат-лов для описания местностей и племен Кавказа. – Тифлис, 1898. – Вып. 24. – С. 35-36, 47.
  4. Заворина Т.И. Символика драгоценных камней: христианская традиция и новая интерпретация в проповедях XVII века // Вестник НГУ. Серия: История, Филология. – 2016. – Т. 15. – № 9. – С. 164.
  5. Лукин Г.Н. Об одной лексико-семантической группе заимствований в русском литературном языке древнейшего периода (названия драгоценных камней) // В сб. «Древнерусский язык». – М.: Наука, 1975. – С. 44-55.
  6. Макеева И.И. Названия драгоценных камней в трактате Епифания Кипрского // В сб. «Источники по истории русского языка XI-XVII вв.». – М.: Наука, 1991. – С. 72-78.
  7. Петров В.П. Рассказы о поделочном камне. – М.: Наука, 1985. – 104 с.
  8. Патканов К.П. Драгоценные камни, их названия и свойства по понятиям армян в XVII веке. – СПб.: Типография Императорской академии наук, 1873. – 150 с.
  9. Плиний Старший. Естественная история (книга 37) / Пер. под ред. Ю.В. Шульца // В сб. «Минералы в медицине Античности и Средних веков». – М.: Б. и., 1985. – С. 81-82.
  10. Руставели Ш. Витязь в тигровой шкуре. – Тбилиси: Мирани, 1984. – 240 с.
  11. Супрычев В.А., Малхасян Э.Г. Представления о самоцветах в средневековой Армении. – Ереван: Айастан, 1984. – 56 с.
  12. Хомизури Г.П. История зарождения геологических знаний в Армении // Известия НАН РА. Науки о Земле. – 2016. – Т. 69. – № 2. – С. 75-85.
  13. Dioscorides de Materia Medica.T.A. Osbaldeston and R.P.A. Wood. Ibidis. 2000. P. 827.
  14. Dioscoridis. Libri octo Graece et Latine. Parisiis. Arnoldi Birkmanni. 1549. P. 312.
  15. Dummer J. Ein naturwissenschaftliches Handbuch als Quelle fur Epiphanius von Constantia. In KLIO. 1973. Vol. 55. Р. 289-299.
  16. Epiphanii Constantlae in Cipro Episcopi Opera. Patrologiae graecae Tomus 43. Turnholti (Belgium). 1860. P. 292-304.
  17. Epiphanii Episcopi Constantiae Opera. Ed.G. Dindorfius. Lipsiae. 1862. P. 222-227.
  18. Hillel M. Tractatus de gemmis duodecim in pectoral pontifices Hebraeorum: accessit D. Epiphanii, Salaminae. Tubinge. 1698. 112 р.
  19. Jacobs A.S. Epiphanius of Ciprus. A cultural biography of late antiquity. University of California Press. Oakland California. 2016. P. 23.
  20. King C.W. The Natural History of Gems or Decorative Stones. 1867. Jaspis. P. 137-151.
  21. Maxwell-Stuart P.G. Studies in Greek Colour Terminology. Glaukos. Vol 1. Leiden.E.J. Brill. 1981. P. 218.
  22. Pedanius Dioscorides aus Anazarba. 5 Buch. Aus dem Griechischen ubersetzt von Max Aufmesser. Olms-Weidmann. Hildesheim, Zurich, New York. 2002. Р. 341.
  23. Pedanius Dioscorides. De Materia Medica: lib.V. Janus Comarius. Bacillae. 1557. P. 481-482.
  24. Plinius C. Secundus d.A. Naturkunde. Lateinisch – deutsch. Buch XXXVII. Zurich. 1994. Р. 68-71, 82-87.
  25. Pliny. Natural History. Vol. X Libri XXXVII. Harvard University press. London. 1962. P. 256-257.
  26. Wilder J. Epiphanius as a Hebraist: A Study of the Hebrew Learning of Epiphanius of Salamis. University of St.Michael's College and the Graduate Centre for Theological Studies. 2017. P. 137-172.
  27. Wirbelauer K.-W. Antike Lapidarien. Inaugural-Dissertation. Berlin. 1937. Р. 13-20.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий