Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 05 декабря 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Фёдорова Ю.Е. НОВИЗНА ЛИРИЧЕСКОЙ МАНЕРЫ Н.А. НЕКРАСОВА НА ПРИМЕРЕ СТИХОТВОРЕНИЯ «ПОХОРОНЫ». ОСОБЕННОСТИ ЖАНРА И СЮЖЕТА // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(13). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 51-54.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

НОВИЗНА ЛИРИЧЕСКОЙ МАНЕРЫ Н.А. НЕКРАСОВА НА ПРИМЕРЕ СТИХОТВОРЕНИЯ «ПОХОРОНЫ». ОСОБЕННОСТИ ЖАНРА И СЮЖЕТА

Фёдорова Юлия Евгеньевна

учитель русского языка и литературы ГБОУ  лицей №299

РФ, г. Санкт-Петербург

АННОТАЦИЯ

В статье представлен филологический анализ стихотворения Н.А. Некрасова «Похороны». Рассмотрены жанровое своеобразие и особенности сюжетных решений произведения. Определяется новизна лирической манеры Некрасова.

 

Ключевые слова: лирическая манера, жанр, образ, песенность, сюжет в лирическом произведении.

 

Фёдор Михайлович Достоевский верно определил место творчества Николая Алексеевича Некрасова в истории русской литературы. «Некрасов, - по мнению Достоевского, - поэт с новым словом». «Некрасовское слово», по Достоевскому, - это новизна и содержания и формы. Однако у современников существовало противоположное мнение о лирике Некрасова. Они полагали, что именно содержание его поэзии абсолютно устарело. Так говорили люди мало смыслящие в поэзии в целом. Формалисты напротив считали Некрасова «большим» поэтом. Определить суть этой новизны необходимо для понимания поэтической манеры всего творчества.

Дворянин по происхождению, считавший свою мать образцом высшего страдания, Некрасов стал воспринимать и народные страдания близко и лично. Становясь человеком «ответственным» за жизнь народа, Некрасов пытался «отворотиться» [4, С. 54] от грехов дворянства. Поэт знал только две страсти дворян – охоту и игру. Большим своим ущербом Некрасов считал недостаточное образование. Не поступив в университет, поэт получил страшный опыт пребывания в ночлежке, который повлёк и положительный результат. Бедность отныне стано­вится не посторонней темой для поэта. Некрасову пришлось стать практиком, без чего бы он просто не выжил. Однако отрицательный итог тоже был: склонность к унынию и тоске особого рода, появившаяся вскоре. Интересны наблюдения В.Г. Белинского, который поначалу воспринял Некрасова восторженно. «Он полюбил его за его резкий, несколько ожесточенный ум, за те страдания, которые он испытал так рано, добиваясь куска насущного хлеба, и за тот смелый практический взгляд не по летам, который вынес он из своей труженической и страдальческой жизни…» [3, с. 285]. Стоит отметить, что Некрасов, как представитель литераторов 40-х гг. XIX века прошел «перестройку», смыслом которой стал переход от восторженного идеализма к цинизму. Николай Алексеевич по сравнению с А.И. Герценым и И.С. Тургеневым ощутил переход острее и болезненнее. Возможно, поэтому лирическая манера Некрасова нова, а сама лирика субъектна. В центре сюжета произведений чаще – судьба простого человека, трагедией которого становится пронзительное несоответствие душевных сил и той жиз­ненной дороги, на которой они оказались. Ярким примером новизны лирической манеры является стихотворение «Похороны» (1860), где тема взаимоотношений народа и интеллигенции раскрывается Некрасовым особенно выразительно.

Исследователями творчества Некрасова скудно написано о стихо­творении «Похороны», мало кто знает и тот факт, что это произведение было положено в основу народной песни.

С первых же строк читателя встречает два контрастных образа: бескрайний хлебный край (Русь) и «небогатое наше село», именно так читатель попадает в некрасовский русский мир. Речевая интонация разговорная, на что указывает выбор лексем «бесшабашная голова», «осмотрел скорёхонько», «горе шлялося». Дальнейшее развертывание действия возможно с повествовательном ключе. Однако поэтическое начало в произведении доминирует благодаря проникновенному лиризму и песенному настрою. Хотя в стихотворении отражена бытовая жизненная ситуация, оно скрывает в себе глубокий психологизм и философский подтекст.

Новизна лирической манеры Некрасова обусловлена слиянием «прозы» и поэзии: при использовании прозаического сюжета высвечи­вается лиризм и трагизм жизненных коллизий. Для поэта это слияние «осознавалось как принципиально новый объект искусства» [1, С. 247]. В лирической манере Некрасова так много песенного, что часто «новелла сливается с песней или перерождается в песню», - пишет К.И. Чуковский [5, С. 188]

«Похороны» - это не только воплощение песенной манеры Некрасовского лиризма, но и возвышенный погребальный плачь, выбранный поэтом, как мне думается, не случайно.

Построение стихотворного текста свободно и незамкнуто. Локальная бытовая ситуация, когда в деревне начинаются судебное разбирательство, допросы и поборы основана на смерти «чужого человека». Прозаичность случившегося не дает возможности раскрытия человечности, все нужно уладить скоро:

Догадались деньжонок собрать:

Осмотрел его лекарь скорёхонько

И велел где-нибудь закопать.

[2, С. 237]

Позже раскрываются человеческие чувства, описанные без помощи традиционной картины похорон.

Без церковного пения, без ладана,

Без всего, чем могила крепка…

Без попов!...

[2, С. 237]

Удивительна замена ожидаемого образ горящей свечи на образ «знойного солнышка». Она переводит читателя от жизненного и бытового к космическому, одновременно сохраняя простоту и ясность природы. Поднятый селянами «вой» скорее доказательство бесконечного трагизма судьбы человека, чем ожидаемое атрибутивное свидетельство похорон. Ощущение «горя горького» ярко рисуется в строках:

А по ком ребятишки захныкали,

Тот, наверно, был доброй души!

[2, С. 237]

Так показано примирение с умершим, принятие природой его решения об уходе.

Выяснение, что «чужой человек» не так уж и незнаком – новый поворот сюжетной линии. Крестьяне уже способны ощущать не только свой страх, но боль за другого. Детализация образа умершего дает возможность читателю понять, что облик его чистой души, гуманных начал, «неприкаянности» знаком и нам. Это портрет дворянского интеллигента, того героя, о котором Ф.М. Достоевский позже скажет «русский скиталец». Некрасов дает возможность обрести покой «скитальцу» хотя бы после смерти, в родной земле, и этот факт можно рассматривать как бесспорно оптимистичный. Подтверждением чему явились строки:

Почивай себе с миром, с любовию!

Почивай! Бог тебе судия,

Что обрызгал ты грешною кровию

Неповинные наши поля!

[2, С. 237]

Контрастность эпитетов «грешные» и «неповинные» возводит сюжет к противостоянию «Человек –Мир», «Душа –Русь». Тема непреодолимого одиночества «молодого стрелка», да и человека в целом при жизни и в смерти «смягчена» выбором жанровой формы. Финальные строки говорят о песенном лиризме, проникающем в самые темные стороны жизни русского человека, расширяя его душевные возможности безгранично. Слияние народного, личностного и природ­ного очевидно:

Будут песни к нему хороводные

Из села по заре долетать,

Будут нивы ему хлебородные

Безгреховные сны навевать…

[2, С. 237]

Образ «долетающих песен», «безгреховного сна» - апогей Прощения в самом широком смысле. А символизм картины народного хоровода – кульминация единения человека и природы, звучащая финальным аккордом похоронного плача. Интересно, что именно сочувствие к преступнику является, по Достоевскому, признаком «стихийного христианства», необходимости страдания. Общечелове­ческое звучание завершающих стихотворение образов иллюстрирует достигнутый синтез поэзии и прозы. Это дает нам основание говорить новизне поэтической манеры всего творчества Некрасова.

 

Список литературы:

  1. Альми И.Л. О поэзии и прозе. - СПб.: Семантика-С совместно с издательством «Скифия», 2002- 528.
  2. Некрасов Н.А. Полн. Собр. соч. и писем. М., 1950. Т. 3 С. 116.
  3.  Панаев И.И. Литературные воспоминания. М.: Правда, 1988 – С. 443.
  4. Скатов Н.Н. Муза печали и гнева. // А.Н. Некрасов. Избранные произведения. Лениздат. - 1972 - С. 3-21.
  5. Чуковский К.И. Собр. соч.: В 6-ти томах. М.: 1966. Т. IV. С. 240.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом