Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 07 февраля 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Абдуллаева Ш.Н. ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ, ИСПОЛЬЗУЮЩИЕСЯ В СФЕРЕ КАЗНАЧЕЙСТВА НА (МАТЕРИАЛЕ УЗБЕКСКОГО ЯЗЫКА) // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. № 2(6). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 83-87.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ, ИСПОЛЬЗУЮЩИЕСЯ В СФЕРЕ КАЗНАЧЕЙСТВА НА (МАТЕРИАЛЕ УЗБЕКСКОГО ЯЗЫКА)

Абдуллаева Шохида Наркуловна

докторант Узбекского государственного университета мировых языков,

Узбекистан, г.Ташкент

FINANCIAL ECONOMIC TERMINOLOGY WHICH IS USED IN THE SPHERE OF TREASURY ON THE UZBEK MATERIAL

 

Shohida Abdullaeva

doctorate of Uzbek State World University

Uzbekistan, Tashkent

 

АННОТАЦИЯ

Узбекская финансово-экономическая терминология в целом и терминология казначейства в частности на сегодняшний день пред­ставляет собой большой, динамично и интенсивно развивающийся пласт лексики. Изучению ее содержательных и структурных характе­ристик, ее типологических особенностей, специфики деривационных процессов, сходств и отличий от соответствующих систем английского и русского языка, их влиянию на узбекский язык посвящено данное исследование.

ABSTRACT

Given research is devoted to Uzbek financial-economic terminology and the terminology of treasury in particular, today represents a dynamic rapidly developing layer of lexicon. Styding its meaningful and structural characteristics and its typological peculiarities specificities of derivational process, similarities and differences from relevant system of English and Russian language and its influence of uzbek language.

 

Ключевые слова: финансово-экономическая терминология; казна­чейство; узбекский язык.

Keywords: financial economic, treasury terminology.

 

Немаловажную роль в изучении финансово-экономических терминов узбекского языка, функционирующих в сфере казначейства, играет сопоставление деривационных особенностей типологически контрастных языковых систем. Это объясняется актуальными потребностями в создании монолингвальных, билингвальных и даже трилингвальных словарей в области экономики и финансов. Функцио­нирование этой интенсивно разрастающейся лексической группы отражает широкий спектр происходящих в современном Узбекистане общественных процессов. Данный активный пласт лексической системы языка, с одной стороны, свидетельствует об экономическом прогрессе, который переживает страна, вовлеченная в процессы глобализации, с другой стороны, проблема заимствованной западно­европейской лексики – это интересный объект для лингвистических наблюдений как теоретического, так и прикладного характера.

Узбекская финансово-экономическая терминология на сегодняшний день недостаточно упорядочена и систематизирована в силу того, что она находится в стадии активного развития и формирования, что подтверждается отсутствием эквивалентов некоторых актуальных понятий и недостаточным количеством специализированных словарей. Заимствованные же понятия зачастую обладают более ёмким, насыщен­ным значением, им свойственно более точное выражение значения и большая специализация, все то, что не всегда возможно передать переводом на узбекский язык (как, например, термины «валюта», «кредит», «форс-мажор», «акциз», «баланс», «биржа»), поэтому такие понятия отграничены в большей степени от общелитературного языка и требуют более тщательного и подробного описания значений в словарях, детализации соответствующего значения, в ходе которого происходит уточнение дефиниции термина.

Постоянные контакты с иностранными партнерами и вовлеченность Узбекистана в мировую экономику способствуют распространению большого количества экономической и политической терминологии. Особенно активно внедрение новых слов наблюдается в последние десятилетия.

В узбекском языке многие наименования, представляющие понятийную категорию «лицо» и идентифицирующие личность в сфере экономики и финансов через окончания -ер, -ор, являются заимствованными: а) из латинского языка через русский, для которого эти термины также являются заимствованными через европейские языки и адаптированными к фонетическим, морфологическим и графическим характеристикам русского языка: аудитор (auditor); б) непосредственно из романо-германских языков, в частности, из английского: спонсор (sponsor); дилер (dealer); менежер (manager).

Однако терминология, функционирующая в сфере казначейства, показывает, что в узбекском языке также в полной мере реализован суффиксальный способ образования данной категории с помощью исконных узбекских аффиксов [4, с. 15].

Например, узбекский аффикс -чи обладает значением, анало­гичным английским суффиксам -er, -or и русским суффиксам -ист, ‑ик, -чик, -щик, -ер, -ор, -ир. С помощью аффикса -чи в узбекском языке образованы термины на основе понятий, заимствованных из арабского и персидского языков и адаптированных к фонетическим, морфологическим и графическим характеристикам узбекского языка, например: молия (араб. финансы) + чи молиячи (финансист); иқтисодий (араб. экономика) + чи = иқтисодчи (экономист).

В структурном отношении исконно узбекская терминология каз­начейства представлена терминологическими единицами следующих типов:

  1. Однословными единицами - корневыми словами, состоящими из одного морфологического элемента, в большинстве заимствованными из арабского или персидского языков, например: даромад - income (доход); нарх – cost (цена); солиқ - tax (налог); улуш – quota (доля, квота); бож - dues (пошлина); маблағ – budget (бюджет).

Отметим, что экономический термин «тариф», пришедший в европейские языки из средневекового арабского языка, интегрировался в русский язык посредством европейских языков и посредством русского языка вошел в узбекский язык в том его значении, которым оперируют современные нам специалисты финансово-экономической сферы, а именно: «установленный размер стоимости чего-либо, оплаты за что-либо, нормы налогообложения, сборов с чего-либо».

2.  Единицами, образованными суффиксальным способом: белгилаш - назначениеassignment; шартнома - договор, соглашение – agreement; мувофиклик – согласие, соответствие – accordance; молиячи – финансиcт – book keeper, қонунчилик – законодательство – legislation.

3.  Единицами, образованными синтактико-морфологическим способом:

  1. словосложения. По характеру связи между лексемами путем сложения основ в узбекском языке можно выделить безаффиксальное сложение основ: ҳисобрақам (расчетный счет); сложение с графическим компонентом ҳисоб-китоб (бухгалтерский), сарф-харажат (затраты).
  2. словосочетания, образованные путем соединения двух, трех и более терминологических компонентов: бюджет тизими (бюджетная система), бюджет даври (бюджетный период), бюджет жараёни (бюджетная сфера), бюджет интизоми (бюджетная дисциплина), бюджет назорати (контроль бюджета), бюджет ҳуқуқи (бюджетное право).
  3. аббревиатуры: ҲҚ – ҳусусий қорхонаси (частное предприятие), СТИР – солиқ тўловчи (идентификация), рақами ИНН (индивидуальный налоговый номер).

Очевидно, что большинство терминов финансово-экономической сферы, заимствованных из западноевропейских языков, пришли в узбекский язык с помощью языка-посредника, «суперстрата», то есть через русский язык. Это позволило узбекскому, как третьему языку, реализовывать свои потребности интеграции в мировую культуру путем калькирования терминов, то есть фонетически и графически закрепленных результатов когнитивных процессов деятельности специалистов, работающих в финансово-экономической сфере.

Таким образом, в узбекском языке образование терминов и формирование терминосистемы финансово-экономической области в целом и казначейства в частности имеет свою специфику, которая отличается от терминообразования в английском или русском языках.

Итак, деривационные и функциональные особенности узбекской финансово-экономической терминологии в целом и терминов казна­чейства в частности тесно взаимосвязаны, взаимодополняемы. Необхо­димость пополнения понятийной системы в этой области активизирует деривационные процессы, порождает процессы заимствования и совер­шенствует процессы функционирования терминов в соответствующих сферах социальной деятельности.

 

Список литературы:

  1. Абдуалиева З.У. Особенности зоонимических фразеологических единиц (ЗФЕ) русского и узбекского языков // Вестник Таджикского госу­дарственного университета права, бизнеса и политики. Серия гуманитарных наук / Выпуск № 1 (53) / 2013. – С. 224-229.
  2. Асфандияров И.У. Проблемы взаимовлияния и взаимообогащения контактирующих языков на современном этапе (на материале лексики и словообразования русского и узбекского языков): автореф. дисс. … докт. филол. наук. – Ташкент, 1984.
  3. Ахмедов О.С. Калькирование в налоговой и таможенной терминосистеме узбекского языка // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 3 (332). Филология. Искусствоведение. Вып. 87. – С. 12-15.
  4. Ҳасанова Д.О. Арабча луғавий ўзлашмаларнинг ўзбек тили номинатив ва дериватив тизимидаги ўрни // филол. фанл. докт. автореф. – Тошкент: 2011. – 26 б.
  5. Ўзбек тилини изоҳли луғати. 5 жилдлик. «Ўзбекистон миллий энциклопедияси». – Т.: 2006-2008.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий