Статья опубликована в рамках: I Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 07 августа 2017 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Библиографическое описание:
Влавацкая М.В. ДИАХРОНИЯ УЧЕНИЯ О СОЧЕТАЕМОСТИ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ В АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ ТРАДИЦИИ // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. I междунар. науч.-практ. конф. № 1(1). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 53-67.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДИАХРОНИЯ УЧЕНИЯ О СОЧЕТАЕМОСТИ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ В АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ ТРАДИЦИИ

Влавацкая Марина Витальевна

д-р филол. наук, проф. кафедры иностранных языков гуманитарного факультета Новосибирского государственного технического университета,

 РФ, г. Новосибирск

DIACHRONY OF LANGUAGE UNITS’ COMBINABILITY DOCTRINE IN ENGLISH AND AMERICAN TRADITION

 

Marina Vlavatskaya

doctor of Philology, Professor of Foreign Languages department, Humanities, Novosibirsk State Technical University,

Russia, Novosibirsk

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена историческому рассмотрению учения о сочетаемости единиц языка в англо-американском языкознании. Задачи статьи – описать вклад английских и американских языковедов в разработку теории сочетаемости, обозначить основные периоды и направленность данной теории в диахронии и рассмотреть соответствующий терминологический аппарат в англоязычной традиции. Методами исследования послужили диахронический, описательный и дефиниционный. Исследование показало, что в течение времени происходит существенное переосмысление функционирования языковых структур, что приводит к появлению новых методов и подходов к анализу сочетаемости языковых единиц и выводит теорию сочетаемости на новый этап развития.

ABSTRACT

Article is devoted to historical consideration of the language units’ combinability doctrine in English and American linguistics. Its goals are to describe English and American contribution to the development of language units’ combinability doctrine, single out its main periods and consider syntagmatic terminology in English-speaking tradition. Diachronic, descriptive and definitional methods of research have been used. The investigation has shown that in the course of time there was an essential reconsideration of language structures functioning that lead to emergence of new methods and approaches to the analysis of language unit’s combinability and brought the theory to a new stage of its development.

 

Ключевые слова: диахронический анализ; теория сочетаемости; синтагматические связи слов; сочетаемость языковых единиц.

Keywords: diachronic analysis; language unit’s combinability doctrine; syntagmatic connections of words; co-occurrence of language units.

 

Диахроническое исследование сочетаемости языковых единиц позволяет нам утверждать, что синтагматические особенности языка на протяжении долгого времени являются одним из важных объектов лингвистических исследований. Анализ зарубежной литературы, посвящённой теории сочетаемости языковых единиц, показал, что явление сочетаемости играет важную роль в процессе производства речи, его системное описание является необходимым для таких областей лингвистики, как ортология, лексикография, переводоведение, лингводидактика и др. Обращение к этой проблеме представляется важным и актуальным.

Целью статьи является диахроническое рассмотрение учения о сочетаемости языковых единиц в западной языковой традиции. Для  достижения поставленной цели необходимо решение таких задач, как выявление наиболее значимых концепций сочетаемости, обозначение основных периодов в становлении и развитии данной теории, а также рассмотрение терминологического аппарата теории сочетаемости в англоязычной традиции.

Объектом исследования является история учения о сочетаемости единиц языка в западноевропейской и американской традициях, предметом – диахронические и концептуальные особенности данного учения.  

Методами исследования послужили диахронический, описательный и дефиниционный. Материалом исследования являются исторические и теоретические работы в области языкознания, а также лексикографические справочники английского языка.

Как показывает изучение теоретической литературы, на протяжение нескольких веков вплоть до начала XX в. в зарубежном языкознании превалировала историко-генетическая направленность грамматических исследований. Особенностью трудов по сочетаемости языковых единиц в британской и американской традициях является то, что в них не используется единая терминологии, а фигурируют разные термины, означающие словосочетание как «phrase», «cluster of words», «combination of words», «word group» и др. [9, с. 7]. 

Первыми значимыми работами о способах образования словосочетаний стали исследования по латинскому синтаксису на английском языке Уильяма Лили [22] и английской грамматике Уильяма Буллокара [8]. Эти языковеды предприняли попытку перечислить грамматические приёмы, используемые при конструировании фраз. Особой заслугой У. Лили стало выделение трёх типов связи согласования слов «three concords»: 1) связь глагола с существительным; 2) прилагательного с существительным; 3) относительного местоимения с его эквивалентом. Одной из основных проблем, рассматриваемой У. Лили, стала проблема «oblique case» (косвенный падеж), в рамках которой были представлены самые простые случаи употребления падежей, из которых становится очевидным, что три типа связей и употребление косвенных падежей тесно связаны со структурой словосочетания. У. Лили стал первым грамматистом, кто представил модель описания сочетаемости слов.

Достоинством другого западного языковеда Александра Гила [15] стало то, что он впервые сделал попытку описать порядок различных классов слов при их сочетаемости. Рассматривая сочетаемость существительных, можно утверждать, что А. Гил положил начало трансформационному анализу. Исследователь соотносит слова с основными классами слов, которые могут образовывать группы. Фокусируя внимание на сочетаемости прилагательных, он рассматривает предлоги, которые идут вместе с ними: doubtful of the end, free from anger. Глагол он описывает лишь с точки зрения падежей существительных и местоимений, которые могут образовывать с ним словосочетания: apply yourself to learning, forgive you for it и т.д. В большинстве случаев А. Гил рассматривает зависимые именные компоненты в различных типах словосочетаний.

Одной из примечательных работ, посвященных сочетаемости слов, стала Грамматика Б. Джонсона [20], где автор попытается классифицировать словосочетания по главному компоненту. Этот языковед различает словосочетания с главным компонентом – именем и глаголом, и анализирует те классы слов, которые могут присоединяться к существительным. Он выделяет порядок следования слов в словосочетаниях с главным компонентом – существительным: артикль + прилагательное + существительное. Примечательно то, что Б. Джонсон уделяет внимание не только классам слов, которые могут сочетаться вместе, но и порядку этих слов внутри словосочетаний, а также тем трансформациям, которым может подвергаться словосочетание без изменения своего значения. Новаторство Б. Джонсона состоит в разборе глагольных словосочетаний: к простым глагольным словосочетаниям он добавляет аналитические временные формы глаголов: I shall love, I have loved, I had loved и т.д. Для автора было важным выделить, какие классы слов могут сочетаться между собой и обозначить их комбинаторные модели.

В истории изучения сочетаемости периода XVIII в. особо выделяется следующие работы. «Грамматика английского языка» Джона Брайтeна [6] содержит целую часть, посвященную порядку слов, где описывается положение подлежащего относительно предиката, дополнения относительно глагола и т.д. Большее внимание уделяется таким типам связи, как согласование и управление, которые, безусловно, связаны с вопросом словосочетания. По мнению Дж. Брайтена, согласование одинаково в любых языках, т.к. является естественным и главным типом связи. По сравнению с ним управление различно в языках, т.к. оно может происходить в одних языках за счет использования падежей, а в других – предлогов. Дж. Брайтен приходит к заключению, что связь между существительными, прилагательными, глаголами выражается за счет предлогов, и их положение между знаменательными словами является естественным для выражения этой зависимости. Языковед пытается классифицировать разнообразие структур словосочетаний с главным компонентом – существительным и находит вполне удовлетворительное объяснение этому многообразию структур. Описывая комбинации существительного с прилагательным, он указывает, что прилагательное предшествует существительному. Такая связь, по его мнению, является неестественной, так как в реальности первым возникает предмет, а потом его качество. Дж. Брайтен продолжает традицию Б. Джонсона, классифицируя словосочетания по принадлежности слов, входящих в его состав, к тому или иному морфологическому классу.

Однако одной из самых удачных грамматик является «Королевская грамматика» Дж. Гринвуда [16], который рассматривает не только принадлежность слова к тому или иному классу, но и грамматические формы слов при их сочетаемости. Исследователь вводит термин «componded word» (что буквально означает составное слово) для сочетания слов, занимающих одну синтаксическую позицию и грамматически выполняющих одну функцию. В сочетании существительного с прилагательными, которое рассматривается как одно комбинированное слово (и так любое словосочетание с главным компонентом и зависимым от него), существительное часто присоединяет не одно, а несколько прилагательных: a man, an old man, a good old man, a very learned, judicious, sober man. Глагольные словосочетания Дж. Гринвуд не рассматривает.

В XIX в. появляются новые труды, которые затрагивают проблему сочетаемости языковых единиц. Так, У. Коббетт в «Грамматике английского языка» [11] развивает несколько идей о структуре фразы. Он доказывает, что не все слова могут правильно сочетаться, например, нельзя сочетать такие прилагательные, значение которых уже входит в значение существительных: good virtues, bad vices, pleasing pleasures и др. С точки зрения соединения слов, данные сочетания возможны, но они никогда не употребляются в обычной речи. Так, У. Коббетт различает язык и речь и показывает, что не все формы, которые теоретически возможны, употребляются в повседневной речи.

Одной из самых фундаментальных грамматик XIX в. стала «Английская грамматика» У. Фаулера [14], который вводит новые термины, среди которых «коллокация» и «синтаксическая форма», и демонстрирует их отличия от термина «фраза». У. Фаулер определяет синтаксические формы как сочетания слов, имеющих связь только друг с другом в соответствии с законами языка, например, a wise son – это синтаксическая форма, в которой артикль а и прилагательное wise принадлежат существительному son. Термин «фраза» применяет исключительно к сочетаниям с наречиями, т. е. наречным фразам. Термин «фраза» у Фаулера является определяющим его функцию на высшем уровне анализа, в то время как термин «коллокации» направлен на внутренние структуры групп слов.

Таким образом, к середине XIX в. проявились две грамматические традиции: представители первой стали делать акцент на разграничении терминов, в частности «фраза» и «предложение», в то время как представители другой его просто игнорировали.

Диахроническое рассмотрение теоретического материала показало, что грамматисты второй половины XIX в. больше интересовались структурными сочетаниями. Так, в Грамматике П. Буллиона [7] делается попытка определить «правильный» английский, подчеркивая, что зависимые прилагательные должны располагаться как можно ближе к определяющим существительным, чтобы было понятно, к каким именно существительным они принадлежат: a glass of good wineприлагательное good определяет wine, а не glass.

Особенностью Грамматики Г. Брауна [6] является то, что синтаксис в ней определяется как связь, согласованность и управление слов в предложении. В «Грамматике английского языка» Дж. Д. Морелла [25]  классифицируются типы отношений слов в сочетаниях и выделяются три класса отношений: предикативные, объективные и атрибутивные.

Подход к проблеме фразовых структур, основанный на логических заключениях, описал Г. Свит [29]. Автор акцентирует внимание на препозиции и постпозиции атрибутивных элементов в сочетаниях с существительными. Некоторые случаи постпозиции атрибутивов объясняются влиянием латинского и французского языков, например, God Almighty и heirs male, другие – группы слов – names well known in literature.

Как показывает диахронический анализ, теория сочетаемости в англо-американской традиции формировалась в рамках синтаксиса: это были исследования порядка слов, структуры словосочетаний, выделения типов сочетаний и др. Наиболее подробно были описаны грамматические приёмы соединения слов – согласования и управления. Однако изучение сочетаемости в дососсюровский период носило частный характер. На рубеже XIX-XX вв. многих языковедов перестала удовлетворять историко-генетическая ориентация лингвистических исследова­ний и пренебрежение к современному состоянию языка: идеи структурализма, заданные Ф. де Соссюром [27], стали преобладать над атомарным изучением сочетаемости языковых единиц.

Зарождение теории сочетаемости обусловлено появлением в зарубежном языкознании синтагматики – сочетаемости, основанной на линейных отношениях единиц языка [27]. В первой половине XX в. в языкознании сформировались определённые принципы изучения языка – он стал рассматриваться как знаковая система, и при анализе каждой языковой единицы, следуя семиотическому подходу, выделяются те её признаки, по которым она отличается от других единиц в системе языка в пара­дигматическом или синтагматическом аспектах.

В 20-40-х гг. XX в. в структурном направлении формируются новые ис­следовательские подходы, складываются основные школы, сыгравшие роль в разработке принципов и методов структурной лингвисти­ки. В рамках данной парадигмы анализ речевого отрезка проводится, начиная от выделения ин­вариантных языковых единиц, соотносящихся с конкретными речевыми сегментами и заканчивая установлением правил пере­хода от языковой системы (от глубинного представления) к рече­вой реализации (к поверхностной структуре).

Первый этап развития структурной лингвистики (с 20-х до 50-х гг.)  характеризовался повышенным вниманием к плану выражения языковых единиц как к более доступному аспекту структуры и игнорированием смыслового аспекта языка, а также недооценкой роли социальных и психологических факторов в функционировании и варьировании языка.

На втором этапе развития структурализма (с 50-х до 70-х гг.) происходит поворот к изучению смысловой стороны и динамическим моделям языка, превалирование метода трансформационного анализа и метода компонентного ана­лиза в лексикологических и грамматических исследованиях.

Основными структурными школами в англо-американской языковой традиции являются американская дескриптивная лингвистика и Лондонская лингвистическая школа структурализма.  

В конце 20-х гг. в США возникает и активно развивается в общем русле структурного языкознания дескриптивная лингвис­тика – формально-структуралистское, собственно дистрибутивное течение, программу которого разработал Л. Блумфилд [3] и его последователи – Дж. Л. Трейджер, З. З. Харрис, Ч. Ф. Хоккет, М. Джус и Г. Глисон. Позднее принципы дистрибуционализма были разработаны 3. Харрисом [19]. Главный термин учения «дистрибуция» – «сумма всех окружений, в которых встречается данный элемент, т. е. сумма всех (различных) позиций элемента относительно позиций других элементов» [1, с. 59].

В понятие дистрибуции ещё входит идея о том, что каждая языковая единица (кроме предложения) имеет ограниченную в той или иной степени способность образовывать сочетания с другими подобными единицами. Главным методом исследования в дескриптивной лингвистике является дистрибутивный анализ, проводимый сначала на фонологическом, а затем на морфологи­ческом уровнях системы языка.

В русле дескриптивной лингвистики также была построена грам­матика фразовых структур (термин «фраза» означает словосочетание) и, исходя из идей Л. Блумфилда [4], при­менительно к синтаксису разработан метод анализа непосредственно составляющих (immediate constituents analysis). Этот метод предполагает анализ выделения составляющих конструкций целого предложения и установления конечных состав­ляющих. Обращение к тексту имело место на последней стадии раз­вития дистрибутивного направления, что явилось стимулом к появлению нового направ­ления – трансформационного анализа, служащего целям синтаксиса [18; 19].

На следующем этапе структурализма американские языковеды Дж. Катц и Й. Фодор разрабатывают теорию семантического синтеза [21], которая отражает способность говорящего семантизировать фразы языка, используя двусторонюю модель, включающую лексикон и правила грамматических структур. Семантическая теория У. Вайнрайха [30] была ориентирована на активный план, главное внимание в ней придавалось именно синтагматическому аспекту. Заслуга учёного заключалась в том, что он разработал ряд правил, которые определяли взаимодействие компонентов высказывания на семантическом уровне.

Революцию в структурной лингвистике произвела транформационно-генеративная грамматика Н. Хомского [10], в основу которой положено изучение  синтагматического аспекта языка, и представлены законы синтаксических структур. Язык в данной теории рассматривается как механизм, создающий правильные фразы. Идея концепции состоит в том, что каждое произнесённое предложение – это уникальная комбинация слов, не имевшая место в речи ранее.

Во второй половине XX в. в США в силу неудовлетворённости исследованиями в области дескриптивной и генеративной лингвистики, которые игнорировали семантику, стал формироваться новый раздел языкознания – лингвистической семантики (и структурная лексическая семантика). Интерес структуралистов был направлен на проблемы, касающиеся содержательного аспекта языка, а точнее на системные связи между лексическими единицами и значениями [12; 23].

В пионерских работах по семиотике, ставивших целью изучение структуры знаковой ситуации (семиозиса) в динамическом, процессуальном аспекте, включая и участников этой ситуации, появляется понятие прагматики. Как известно, ещё в первой половине XX в. Ч. Моррис провёл различение трёх разделов семиотики: семантики, изучающей отношения между знаком и десигнатом, синтактики, касающейся отношений ме­жду знаками, и прагматики, направленной на исследование отношений между знаком и его интерпретатором [26].

Прагмалингвистика ввела в описание сочетаемости акциональный (деятельностный) аспект. Относительно изучения проблемы сочетаемости слов в лингвистической прагматике большее внимание уделяется прагматическому потенциалу каждой языковой единицы и сочетания в частности. Кроме того, интерес исследователей направлен на решение вопроса об установлении границ между семантикой и прагматикой, в равной степени имеющими дело с языковыми значениями [2; 28]. Имеются попытки отнести к веде­нию семантики независимые от контекста значения языковых единиц (и независимую от контекста сторону условия истинности пропозиций/высказываний), а к ведению прагматики – речевые функции языковых высказываний и ситуационно обусловленную сторону выраженных в них пропозиций.

В 40-х гг. XX в. появилась Лондонская школа концептуализма во главе с Дж. Р. Фёрсом, в которую вошли У. Аллен, М. А. К. Халлидей, Р. X. Робинс, У. Хаас, Ф. Р. Палмер и др. Эти учёные ставили своей целью построить общую тео­рию, заключающуюся в признании значимости контекста ситуации и позволяющую найти объяснение специфическим особенно­стям конкретных языков, а также выработать адекватные методы их структурно-функционального описания.

Лондонская лингвистическая школа, в основе которой лежит культурно-социологическая направленность [25], впервые в истории языкознания предприняла попытку систематически и последовательно применить принципы структурного анализа к исследованию значений в языке, где термин «значение» имеет ярко выраженный структурно-функциональный характер: значение элемента – не его содержание, а функция его формы.

В качестве основной выступает теория контекста ситуации – процесса, протекающего в культурном пространстве, в культурной среде, где центральное место занимает речевая деятельность. На лексическом уровне семантическая функция устанавливается в словесном контексте, где в анализе значения контекстуализация имеет основную роль. Само понятие «значение» употребляется в Лондонской школе в различных терминологических сочетаниях «вид значения», «аспект значения», «модус значения», «уровень значения» и т.д. Дж. Р. Ферс выделяет лексический модус – это то, что оставляет в стороне концептуально формируемое значение [13].

Представители Лондонской школы определяют виды кон­текста, построение системы лингвистического описания, воз­можности привлечения внеязыковых данных к лингвистическому анализу и руководствуются следующими общими принци­пами: а) лингвистическое исследование должно начинаться с анализа не языковой системы, а языкового употребления как части более широкого социального процесса; б) данный социаль­ный процесс совершается в ситуациях, т.е. каждое языковое вы­сказывание детерминируется как своим языковым контекстом, так и своим ситуационным контекстом; в) значение понимается как комплекс отно­шений в контексте ситуаций.

Для лингвистики, по Дж.Р. Ферсу, главный компонент контекста ситуации – это реальный словесный контекст, в который входят все возможные словосочетания описываемого языка, рассматриваемые как члены данного контекста ситуации. На лексическом уровне контекст ситуации определяется как типичное и постоянное окружение данного элемента (коллокация), в грамматическом плане — как соположение грамматиче­ских форм (коллигация) [13]. Под понятие коллокации подводятся характерные, часто встречающиеся сочетания слов, чьё появление рядом друг с другом основывается на регулярном характере взаимного ожидания и задаётся не грамматическими, а чисто семантическими факто­рами. Коллигации трактуются как совокупности морфолого-синтаксических условий, обеспечивающих сочетаемость языко­вых единиц.

Рядом с концептуализмом выстраивается системная грам­матика (scale-and-category-grammar) как модель дескриптивного анализа языка, разработанная в 60-х гг. на основе концепции Дж. Фёрса его учеником М.А.К. Хэллидеем [17]. В данной концепции лингвисти­ческие описания представляются в виде абстрактных языковых форм, извлечённых из языковых высказываний, которым констатируется тес­ная связь между языком и внеязыковым миром, создаваемым си­туационным контекстом. Адекватный и полный анализ языка обеспечивается благодаря соотнесению данного контекста с сис­темой взаимно определяющих друг друга и логически выводи­мых друг из друга формальных единиц.

Таким образом, представители Лондонской школы доказывают, что в языковой деятельности разнообразие речевых стилей и ситуационных контекстов сопряжены. Сочетаемость же единиц языка определяется ее максимальной  действенностью в конкретной языковой ситуации.

В заключении представим таблицу с обозначением характерных периодов развития теории сочетаемости языковых единиц (Таблица 1). 

Таблица 1.

Периоды зарождения и развития теории сочетаемости в англо-американской языковой традиции

 

Автор

Вклад в теорию сочетаемости

 

Историко-генетическая направленность

1.

William Lily (1527)

  • введение грамматических приёмов, исполь­зуемых при конструировании фраз;
  • описание трёх типов связи согласования слов «three concords»;
  • употребление косвенных падежей, связанных со структурой словосочетания и модели сочетаемости слов.

2.

Alexander Gil (1621)

  • рассмотрение порядка различных классов слов при их сочетаемости;
  • начало трансформационного анализа;
  • соотнесение слов с основными классами, которые могут образовывать группы;
  • исследование сочетаемости прилагательных с предлогами;
  • описывает с точки зрения падежей существительные и местоимения, которые могут образовывать словосочетания.

3.

Ben Jonson (1640)

  • классификация словосочетаний по главному компоненту – имени глаголу, порядок слов в словосочетаниях с существительным;
  • определение порядка слов внутри словосо­четаний и трансформации, которым может подвергаться словосочетание без изменения своего значения;
  • разбор глагольных словосочетаний;
  • выделение классов слов, которые могут сочетаться между собой и построение их комбинаторных моделей.

4.

John Brightland (1711)

  • описание порядка слов: положение подлежащего относительно предиката, дополнения относительно глагола и т. д.;
  • рассмотрение типов связи (согласование и управление);
  • классификация структуры словосочетаний с главным компонентом – существительным;
  • классификация словосочетаний по принадлежности слов, входящих в его состав, к тому или иному морфологическому классу.

5.

James Greenwood (1737)

  • описание принадлежности слов к тому или иному классу;
  • рассмотрение грамматических форм слов при их сочетаемости;
  • введение термина «componded word» для сочетания слов, занимающих одну синтакси­ческую позицию и грамматически выполняющих одну функцию.

6.

William Cobbett (1818)

  • описание структуры фразы: не все слова могут правильно сочетаться;
  • демаркация «язык» vs «речь»: не все формы, которые теоретически возможны, употребляются в повседневной речи.

7.

William Fowler (1857)

  • введение терминов «коллокация» и «синтаксическая форма», демонстрация их отличия от термина «фраза»;
  • определение синтаксических форм как сочетаний слов, имеющих связь друг с другом в соответствии с законами языка;
  • утверждение, что термин «фраза» является определяющим его функцию на высшем уровне анализа, в то время как термин «коллокации» направлен на внутренние структуры групп слов.

8.

Peter Bullions (1859)

  • рассмотрение структурных сочетаний слов;
  • определение «правильного» английского: зависимые прилагательные должны распола­гаться как можно ближе к определяющим существительным.

9.

Goold Brawn (1861)

  • определение синтаксиса в грамматике как связь, согласованность и управление слов в предложении.

10.

J.D. Morell (1867)

  • классификация типов отношений слов в сочетаниях;
  • выделение трёх классов отношений: предикативных, объективных и атрибутивных.

11.

Henry Sweet (1891)

  • описание подхода к проблеме фразовых струк­тур, основанного на логических заключениях;
  • рассмотрение препозиции и постпозиции атрибутивных элементов в сочетаниях с существительными.

Американский структурализм – дистрибутивная направленность

 

L. Bloomfield (1914, 1933)

  • разработка программы дескриптивной лингвистики – формально-структуралистского дистрибутивного течения;
  • разработка метода анализа непосредственно составляющих.

 

Z.Z. Harris (1951, 1952)

  • разработка принципов дистрибуционализма;
  • разработка трансформационного анализа для целей синтаксиса.

 

H.A. Gleason (1955)

  • определение понятия «дистрибуция».

 

J. Katz, J.Fodor (1963)

  • разработка теории семантического синтеза.

 

W. Weinreich, (1966)

  • развитие теории семантического синтеза - правила, которые определяют взаимодействие компонентов высказывания на семантическом уровне.

 

N. Chomsky (1957)

  • разработка теории транформационно-генеративной грамматики - законов синтаксических структур.

 

J. Lyons (1977, )

D.A. Cruse (1986)

  • описание содержательного аспекта языка – лингвистической семантики,
  • определение системных связей между лексическими единицами и их значениями.

 

Ch. Morris (1938)

  • введение трёх аспектов семиотики: семантики, синтактики, прагматики.

 

J. Austin (1961, 1962)

J. Searle (1969)

  • установление границ между семантикой и прагматикой, в равной степени имеющих дело с языковыми значениями;
  • отнесение к семантике независимых от контекста значений языковых единиц; отнесение к прагматике речевых функций языковых высказываний и ситуационно обусловленной стороны выраженных в них пропозиций.

 

Английский структурализм – контекстуальная направленность

 

B. Malinowski 1944)

  • разработка и развитие культурно-социологической теории.

 

J.R. Firth (1935)

  • применение принципов структурного анализа к исследованию значений в языке, где термин «значение» имеет структурно-функциональный характер;
  • введение в основу теории значения контекста ситуации;
  • определение видов контекста;
  • определение на лексическом уровне коллокации - контекста ситуации как типичного и постоянного окружения данного элемента и коллигации – соположения грамматических форм.

 

M.A. K. Halliday

  • лингвисти­ческие описания представляются в виде абстрактных языковых форм, извлечённых из языковых высказываний;
  • определение связи между языком и внеязы­ковым миром, создаваемым ситуационным контекстом;
  • соотнесение контекста с системой взаимно определяющих друг друга и логически выводи­мых друг из друга формальных единиц.

 

Как следует из таблицы, англоязычная лингвистическая традиция обратила своё внимание на теорию сочетаемости лишь в начале XX века. На рубеже веков происходит существенное переосмысление функционирования языковых структур в контексте ситуации. В дальнейшем появляются новые методы и подходы к анализу сочетаемости слов от дескриптивного до прагматического. Всё это вывело теорию сочетаемости на новый этап развития, хотя и вскрыло ряд неразрешимых до сих пор проблем.

 

Список литературы:

  1. Глисон  Г. Введение в дескриптивную лингвистику (пер. с анг.) . – М. : Изд-во иностранной литературы, 1959.  – 339 с.
  2. Austin J. L. How to Do Things with Words. – Oxford at the Clarendon Press, 1962. – 174 p.
  3. Bloomfield L. An Introduction to the Study of Language. - New York : H. Holt and Co., 1914. – 355 p.
  4. Bloomfield L. Language. New York : Holt, Rinehart & Winston, 1933. – 564 p.
  5. Brighten J. A Grammar of the English Tongue. – Ld., 1711.
  6. Brown G. The Grammar of English Grammars. – N.Y.: Samuel S. & William Wood, 1861.
  7. Bullions P. An Analytical and Practical Grammar of the English Language. – New York, Pratt, Oakley & co., 1859. – 244 p.
  8. Bullokar W. Brief Grammar for English, 1586.
  9. Burlakova V.V. Contribution of English and American Linguists to the Theory of Phrase. – Moscow: Higher Educational Publishing House, 1971. – 106 p.
  10. Chomsky N. Syntactic Structures. – The Hague: Mouton, 1957. – 531 p.
  11. Cobbett W. A Grammar of the English Language. – N.Y., 1818.
  12. Cruse D. A. Lexical semantics. – Cambridge, England: University Press, 1986 – 325 p.
  13. Firth J.R. The Technique of Semantics. - Transactions of the Philological Society, 1935, 34 (1), 65. – 36-72.
  14. Fowler W. English Grammar. – N.Y., 1857.
  15. Gil A. Logonomia Anglica. – Londini, 1621.
  16. Greenwood J. The Royal English Grammar. – Ld., 1737.
  17. Halliday M. A. K. Categories of the theory of grammar'. – Word (1961)17, 241-92.
  18. Harris Z. S. Discourse analysis // Language. – 1952. – Vol. 28. – P. 1–30.
  19. Harris Z. S. Methods in Structural Linguistics. – Chicago: The University of Chicago Press, 1951. – 384 p.
  20. Jonson B. The English Grammar. – Ld., 1640.
  21. Katz J. J., Fodor J. A. The Structure of a Semantic Theory // Language, 1963. – Vol. 39. - № 2. - P. 170–210.
  22. LiLy W. Rudimenta Grammatices, 1527.
  23. Lyons J. Semantics. – Cambridge University Press. 1977. - V. I. – 371 p. - V. 2, - 897 p.
  24. Malinowski B. A Scientific Theory of Culture. Front Cover. - The University of North Carolina press, 1944. – 228 p.
  25. Morell J.D. A Grammar of the English Language. Based on the works of the late J.D. Morell. – London: Allman, 1867. – 256 p.
  26. Morris Ch. W. Foundations of the Theory of Signs. – Chicago: University of Chicago, 1938. – 59 p.
  27. Saussure‎ F. de. ‎Cours de linguistique générale. Lausanne et Paris, librairie Payot & Cie, 1916. – 336 p.
  28. Searle J. Speech Acts: An Essay in the Philosophy of Language. 1969. – 203 p.
  29. Sweet H. A New English Grammar. Logical and Historical. – London: Clarendon Press. Part I, 1891; Part II, 1898.
  30. Weinreich U. Explorations in Semantic Theory // Current Trends in Linguistics. – The Hague, 1966. – V. III. – Pp. 396–477.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий