Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Лоза А.В. РАЗДЕЛЫ ФИЛОСОФСКОЙ ГРАММАТИКИ КАК НАУКИ О ЯЗЫКЕ, РАЗРАБОТАНОЙ К. ГЕРМАННОМ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 4(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

РАЗДЕЛЫ  ФИЛОСОФСКОЙ  ГРАММАТИКИ  КАК  НАУКИ  О  ЯЗЫКЕ,  РАЗРАБОТАНОЙ  К.  ГЕРМАННОМ

Лоза  Анжела  Валерьевна

аспирант  Ярославского  государственного  педагогического  университета

им.  К.Д.  Ушинского,  РФ,  г.  Ярославль

E-mail:  

 

PARTS  OF  PHILOSOPHICAL  GRAMMAR  AS  A  SCINCE  OF  LANGUAGE,  ELABORATED  BY  C.  HERMANN

Anzhela  Loza

graduate  student  Yaroslavl  State  Pedagogical  University  named  after  K.  D UshinskyRussia  Yaroslavl

 

АННОТАЦИЯ

Цель  данной  статьи  заключается  в  освещении  основных  разделов  философской  грамматики,  научной  дисциплины  о  языке,  детально  разработанной  и  предложенной  Конрадом  Германном  (1819—1897),  немецким  лингвофилософом,  профессором  философии  Лейпцигского  университета.  В  рамках  статьи  описывается  важность  каждого  из  разделов,  а  также  их  совокупная  значимость  для  исследователя  языка.  Материалом  для  исследования  послужил  труд  К.  Германна  «Философская  грамматика»,  1858  г.

ABSTRACT

This  article  presents  the  description  of  the  main  parts  of  philosophical  grammar,  a  discipline,  elaborated  and  introduced  by  Conrad  Hermann  (1819—1897),  a  German  philosopher  of  language,  Prof.  Dr.  phil.  at  the  Leipzig  University.  The  article  is  concerned  with  the  importance  of  its  every  single  part  and  their  common  significance  for  a  language  researcher.  The  article  is  based  upon  the  work  of  C.  Hermann  “Philosophical  Grammar”,  1858.

 

Ключевые  слова:   философская  грамматика;  философия  языка;  филология;  синтаксис;  этимология;  метрика;  герменевтика.

Keywords:   philosophical  grammar;,  philosophy  of  language;  philology;  syntax;  etymology;  metrics;  hermeneutics. 

 

Конрад  Германн  (1819—1897)  —  профессор  философии  Лейпцигского  университета,  исследователь  вопросов  истории  философии,  последователь  философии  Г.  Гегеля,  но  в  отличие  от  него  уделявший  в  своих  трудах  большое  внимание  также  вопросам  филологии  и  языкознания  (истории  и  происхождения  языка,  механизмам  его  овладения,  взаимосвязи  с  искусством,  становлением  человеческого  духа  и  др.).  В  рамках  его  научной  деятельности  вопросы  философии  тесно  сплетались  с  проблемами  языка,  что  особенно  проявилось  в  разработанной  и  предложенной  им  науке  —  философской  грамматике.  Основные  положения  новой  дисциплины  К.  Германн  отразил  в  труде  с  одноименным  названием  «Философская  грамматика»  (1858  г.). 

В  общем  и  целом  философская  грамматика  представляла  собой  комплексное  знание  о  языке,  в  котором  каждый  отдельный  компонент  раскрывает  сущность  языка  со  своей  стороны,  а  в  совокупности  они  обеспечивают  целостность  данного  знания.  Комплексная  организация  данной  дисциплины  была  обусловлена  сложностью  набора  задач,  которые,  по  мнению  К.  Германна,  она  должна  решить.  С  одной  стороны,  она  призвана  заниматься  изучением  свойств  языка,  с  другой  стороны,  на  базе  языкового  материала  исследовать  закономерности  мышления. 

К.  Германн  представил  философскую  грамматику  как  пограничную  дисциплину  между  филологией  и  философией.  От  филологии  философская  грамматика  получила  практический  материал,  то  есть  язык,  в  то  время  как  из  философии  новая  дисциплина  заимствовала  терминологию  и  методологический  аппарат  для  исследований  [1,  c.  169].

В  рамках  филологии  К.  Германн  выделял  несколько  разделов,  каждый  из  которых  представляет  собой  определенную  сторону  познания  сущности  языка:  грамматико-лексический  (разработка  общих  принципов  языка),  объяснительно-критический  (анализ  материала  языка,  уточнение  принципов  из  первого  раздела)  и  археологически-исторический  (новые  данные  о  языке)  [3,  с.  356].  Из  указанных  трех  разделов  К.  Германн  считал  грамматико-лексический  особенно  значимым  для  структуры  языкового  знания,  так  как  изначально  лишь  этот  раздел  занимался  представлением  понятий  науки  о  языке  в  чистом  виде  (reine  Gestalt)  [3,  c.  356—357]  (Здесь  и  далее  перевод  на  русский  язык  наш  —  А.  Л.).

Каждый  из  данных  разделов  связан  с  дисциплинами  и  областями  знания  другого  порядка.  Грамматико-лексический  раздел  связан  с  принципами  естественной  науки,  синтаксис  —  с  логикой  и  философией;  объяснительно-критический  компонент  —  с  сущностью  поэтической  и  художественной  деятельности  духа;  археологически-историческая  составляющая  имеет  отношение  к  науке  о  действительности  человеческой  жизни,  т.  е.  к  истории  [3,  с.  357—358].

 

Описание: C:\Users\Анжела\Desktop\Разделы филологии.jpg

Рисунок  1.  Разделы  филологии  по  К.  Германну

 

Интересен  тот  факт,  что,  создавая  философскую  грамматику  как  комплексную  дисциплину,  К.  Германн  обращался  к  данным  двух,  находящихся  в  XIX  веке  в  состоянии  жесткого  противостояния  областей  знания:  естественнонаучного  и  гуманитарного.  Данное  обстоятельство  свидетельствует  о  широте  его  взглядов;  стараясь  максимально  приблизиться  к  раскрытию  сущности  явлений  языка,  он  избегал  односторонности  в  исследовании. 

К.  Германн  писал,  что  для  науки  о  языке  важны  как  естественнонаучный,  так  и  духовный  компоненты  знания.  Через  естествознание  формулируются  общие  правила  языка,  здесь  находит  свое  применение  принцип  аналогии.  К.  Германн  отметил,  что  модель  естествознания  внушает  уважение,  но  жизнь  человеческого  духа,  находящая  свое  выражение  также  в  языке,  неимоверно  богаче  и  не  всегда  поддается  четким,  установленным  правилам.  Духовный  элемент  является  образующим  для  языка  (das  Bildende)  и  одновременно  не  поддающимся  измерению  (unendliches  Inkommensurables),  поэтому  естествознание  само  по  себе  нельзя  рассматривать  как  единственную  истинную  форму  науки,  оно  противопоставлено  науке  о  духе  и  является  равноправной  половиной  истинного  знания  [3,  с.  362].

В  логике  собственных  исследовательских  установок,  демонстрируя  многоаспектность  своих  работ,  К.  Германн  выделял  в  рамках  философской  грамматики  множество  разделов,  которые  в  совокупности  призваны  наиболее  полно  раскрыть  сущность  языка,  определить  зачастую  разную  природу  (свойства)  вопросов  исследования  и  применить  к  ним  адекватные  методы  изучения. 

Таким  образом,  философская  грамматика  распадается  на  несколько  звеньев:  введение,  философию  языка,  этимологию,  синтаксис,  метрику  и  герменевтику.  Рассмотрим  названные  разделы  более  детально,  в  порядке,  указанном  выше.

 

Описание: C:\Users\Анжела\Desktop\Разделы философской грамматики.jpg

Рисунок  2.  Разделы  философской  грамматики  по  К.  Германну

 

Первые  два  раздела  дисциплины  представлены  введением  и  философией  языка.  Во  введении  описываются  общие  принципы  философской  грамматики  как  науки,  дается  характеристика  места,  которое  она  занимает  в  системе  наук,  рассматриваются  общие  закономерности,  на  которых  строится  научная  идентификация  языков,  рассматриваются  общие  вопросы  о  взаимодействии  языка  с  наукой,  историей,  мышлением,  соотношение  логики  и  грамматики.

Предметом  исследования  в  философии  языка  является  Логос  (λόγος),  или  форма  мышления.  Тезис  о  взаимосвязи  языка  и  мышления  был  одним  из  важнейших  положений  лингвофилософских  исследований  К.  Германна.  К.  Германн  писал,  что  язык  представляет  собой  форму  выражения  человеческого  мышления,  неразрывно  связанную  с  ним.  Язык  имеет  для  мышления  определяющее  значение,  обуславливает  его,  так  как  любая  человеческая  мысль  представляет  собой  выражение  определенного  содержания  мышления,  оформленного  с  помощью  заданных  слов,  форм  и  синтаксических  конструкций,  которыми  человек  обладает  изначально  [4,  c.  50—51].

Поскольку  язык  представляет  собой  форму  мышления  (логос),  поэтому  сколько  есть  различных  языков,  столько  есть  различных  видов  и  форм  мышления  [2,  c.  37].

Основные  направления  изучения  языка  как  выразителя  мышления  заключаются  в  анализе  его  грамматики  и  лексики.  К.  Германн  писал,  что  грамматика  —  это  каркас  языка,  с  помощью  лексики  он  заполняется  [4,  c.  65].  Грамматика,  придающая  форму  языку,  распадается  на  две  составные  части:  этимологию  и  синтаксис. 

К.  Германн  определял  этимологию  как  эмпирическую  дисциплину,  которая  занимается  изучением  материала  языка,  способов  словообразования,  выявляя  наиболее  характерные  для  него  законы  словообразования,  изменением  значений  слов.  Синтаксис,  согласно  представлениям  К.  Германна,  представляет  собой  науку  о  правилах  и  способах  соединения  слов  в  предложения.  Поскольку  только  в  виде  образования  предложений  язык  служит  выражением  мышления,  то  синтаксис  является  основной  философской  дисциплиной  [4,  c.  65].

Синтаксис,  представляющий  собой  «дух  языка»,  базируется  на  этимологии,  которую  К.  Германн  считал  «телом  языка»  [4,  c.  174].  Поскольку  синтаксис  отражает  взаимодействие  между  грамматикой  и  логикой,  то  в  нем  проявляются  «чистая  природа  способности  к  мышлению»  и  «дух  языка»  [2,  c.  66].

Итак,  будучи  основной  частью  науки  о  языке,  синтаксис  дополняется  также  данными  этимологии  (в  качестве  введения  к  синтаксису)  и  метрики  (как  приложения  или  дополнения  к  нему). 

К.  Германн  писал,  что  метрика  —  это  наука  о  формах  стихотворной,  (мерной)  речи.  Наряду  с  грамматикой  и  лексикой  метрика  языка  необходима  для  его  полного  научного,  теоретического  познания,  а  также  практического  использования  [3,  c.  273].

В  рамках  главы,  посвященной  метрике,  К.  Германн  рассмотрел  элементы  строения  стиха  (метр,  стопа,  стих,  строфа),  дал  им  определения,  провел  параллели  между  строением  поэтической  и  прозаической  речи. 

Так,  в  рамках  метрики  К.  Германн  выделял  просодику  (die  Prosodie)  как  учение  о  естественных  способностях  отдельных  элементов  языка  к  метрической  сочетаемости  и  проводил  параллель  между  ней  и  отношениями,  которые  связывают  этимологию  и  синтаксис  в  обыденной,  повседневной  речи,  когда  из  слов  складываются  предложения.  Вследствие  этого  К.  Германн  указывал,  что  просодику  можно  также  обозначать  как  метрическую  этимологию  (die  metrische  Etymologie)  [3,  c.  273].

К.  Германн  отметил,  что  понятие  просодической  метрической  лексики  раскрывается  через  “gradus  ad  Parnassum”  (традиционное  название  словарей  греческого  и  латинского  языков),  где  представлены  естественные,  просодические  свойства  каждого  отдельного  слова,  предоставляется  совокупность  слов,  способных  к  взаимозаменяемости  в  случае  необходимости,  а  также  список  слов,  с  которыми  их  можно  сочетать  [3,  c.  273].

Следует  отметить,  что  К.  Германн  относился  к  поэзии  с  большим  уважением  и  восхищением,  сам  занимался  драматургией.  Он  писал,  что  поэзия  представляет  собой  праздничное,  торжественное  одеяние,  в  которое  облачается  обычный  язык.  Поэтический  облик  языка  преображает  его,  очищает  душу,  противопоставляя  данный  вид  искусства  всему  мрачному  в  мире  [3,  с.  274].  Особое  отношение  к  поэзии,  в  особенности  почитание  античной  поэтической  мысли,  К.  Германн,  вероятно,  унаследовал  от  отца,  известного  филолога-классика  Готтфрида  Германна,  который  преподавал  в  университете  Лейпцига  вопросы  грамматики  греческого  и  латинского  языков,  исследовал  античную  литературу  и  видел  в  ее  изучении  одно  из  важнейших  средств  познания  языка  [1,  с.  167].

К.  Германн  рассматривал  античную  поэзию  (формы  стиха)  как  проявление  высшего  мастерства  в  стихосложении.  В  частности,  он  писал,  что,  если  бы  поэтическая  мысль  Гомера  не  была  бы  выражена  в  форме  гекзаметра,  то  половина  ее  очарования  была  бы  утеряна.  К.  Германн  также  считал,  что  одни  языки  изначально  расположены  к  стихосложению,  обнаруживают  большую  к  нему  способность.  В  большей  степени  к  таковым  он  относил  греческий  язык,  в  меньшей  —  латынь  [3,  c.  277,  287].

Следует  также  отметить,  что  К.  Германн  указывал  на  наличие  неразрывных  связей  между  метрикой,  историей,  культурой  и  общественной  жизнью  общества  в  целом.  Развитие  одного  компонента  влияет  на  развитие  другого,  поэтому  К.  Германн  отметил  высокую  значимость  истории  поэзии,  а  также  предлагал  считать  метрику  сравнительной  наукой.  К.  Германн  писал,  что  так  же,  как  искусство  в  целом,  его  проявления  у  различных  народов  в  определенный  отрезок  времени  отличатся  друг  от  друга,  так  и  законы  стихосложения  считаются  различными  по  своему  характеру  [3,  c.  286].

Согласно  К.  Германну,  стихотворная  речь  является  важной  составляющей  жизни  языка  (одной  из  форм  его  существования),  которая  также  (наряду  с  обыденной  речью)  должна  быть  изучена  и  проинтерпретирована  (в  том  числе  в  совокупности  с  остальными  элементами  культуры  и  общественной,  духовной  жизни).

Логическим  завершением  философской  грамматики  является  герменевтика.  К.  Германн  обозначал  герменевтику  в  качестве  филологического  объяснения  и  толкования.  В  отличие  от  философов  XIX  века,  разрабатывавших  методологию  гуманитарных  наук  и  герменевтики,  в  частности,  (И.Г.  Дройзена,  В.  Дильтея),  он  не  проводил  искусственной  разделительной  черты  между  объяснением  как  методом  естественных  наук  и  пониманием  как  методом  гуманитарного  знания,  а  отмечал  их  совокупную  значимость.

Он  писал  о  том,  что  в  языке  множество  явлений  подчиняются  определенным  грамматическим  правилам,  представляют  собой  закономерность  («общее»),  исследовать  и  объяснить  которые  помогут  методы  естественных  наук  (анализ,  синтез).  Но  также  в  языке  много  явлений,  которые  могут  не  подпадать  под  установленные  правила,  это  явления  «единичного»,  толкование  и  объяснение  которых  обеспечивает  герменевтика  путем  применения  сравнительного  подхода  (рассмотрение  отдельных  явлений  с  точки  зрения  их  сходства  и  различия  между  собой)  и  наблюдения  «поведения  слова»  в  контексте  [3,  c.  419].

Таким  образом,  К.  Германн  представил  детально  разработанную,  цельную  систему  новой  дисциплины  о  языке,  призванную  структурировать  и  облегчить  работу  исследователя,  в  то  же  время  способствующую  обогащению  науки  новыми  сведениями. 

 

Список  литературы:

1.Лоза  А.В.  Лингвистическая  мысль  второй  половины  XIX  века.  Конрад  Германн  и  Лейпцигский  университет//Ярославский  Педагогический  вестник.  —  Том  I.  —  2013.  —  №  3.  —  с.  167—171.

2.Соболева  М.Е.  Философия  как  «критика  языка»  в  Германии.  СПБ.:  Издательство  С.-Петербургского  университета,  2005.  —  412  с.

3.Hermann  C.  Philosophische  Grammatik.  Leipzig:  Friedrich  Fleischer,  1858.  —  428  S.

4.Hermann  C.  Das  Problem  der  Sprache  und  seine  Entwicklung  in  der  Geschichte.  Dresden:  Verlag  von  Rudolf  Kuntze,  1865.  —  115  S.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом