Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Матмуратова Р.З. ВЛИЯНИЕ МИРОВОЙ ДРАМАТУРГИИ НА КАРАКАЛПАКСКИЕ КОМЕДИИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 4(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ВЛИЯНИЕ  МИРОВОЙ  ДРАМАТУРГИИ  НА  КАРАКАЛПАКСКИЕ  КОМЕДИИ

Матмуратова  Рита  Захидовна

научный  сотрудник  Каракалпакского  государственного  университета,  Узбекистан,  г.  Нукус

E-mail: 

 

INFLUENCE  OF  WORLD  DRAMA  TO  KARAKALPAK  COMEDY

Rita  Matmuratova

scientific  researcher  of  The  Karakalpak  State  of  University,  Uzbekistan,  Nukus

 

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  исследуется  одна  из  актуальных  проблем  современного  литературоведения  —  влияние  мировой  классической  драматургии  на  каракалпакскую  комедию.  В  статье  проблема  влияния  зарубежной  литературы  на  развитие  каракалпакских  комедий  рассматривается  в  сравнительном  аспекте  с  лучшими  образцами  драматургии  Европы.  Научный  анализ  дается  на  основе  исследования  классических  сюжетов,  взятых  из  европейской  литературы.  Вместе  с  тем  подчеркиваются  специфические  особенности  каракалпакских  комедий. 

ABSTRACT

From  the  second  part  of  the  XX  century  the  karakalpak  comedy  was  developed  with  genre  and  form  feature.  We  can  point  some  kinds  of  factors  in  developing  Karakalpak  comedy.  One  of  them  is  the  world  classic  drama’s  influence.  In  this  article  the  literary  reveal  of  Karakalpak  comedies  with  the  influence  of  European  literature  was  typological  studied.  Likewise,  was  pointed  the  specific  differences  of  Karakalpak  comedy. 

 

Ключевые  словадраматургия;  комедия;  сатирическая  комедия;  сюжет  комедии;  художественное  влияние;  сопоставление  характеры  героев.

Keywords:  dramatic  composition;  comedy;  satiristic  comedy;  the  plot  of  comedy;  literary  influence;  typology  of  heroes’  characters.

 

Любая  литература  во  все  времена  развивается  благодаря  процессам  взаимосвязи  и  взаимовлияния  с  литературой  других  народов.  Как  известно  из  истории  литературы,  комедия  Плавта  «Сокровище»  и  «Близнецы»,  написанные  в  III—II  веках  до  н.  э.,  послужили  основой  для  создания  комедии  Ж.Б.  Мольера  «Скупой»  и  В.  Шекспира  «Комедия  путаницы».  В  каракалпакской  драматургии  также  известны  несколько  комедий,  испытавших  на  себе  художественное  влияние  мировой  драматургии. 

Каракалпакская  драматургия  сформировалась  в  20-х  годах  ХХ  века,  но  наибольшее  развитие  получила  в  60—80-х  годах  данного  столетия.  Велико  влияние  мировой  классической  драматургии  на  развитие  каракалпакской  комедии.  На  сцене  Каракалпакского  государственного  театра  им.  К.С.  Станиславского  были  поставлены  комедии  Б.  Майлина  «Правила  Талтанбая»  (1933),  У.  Гаджибекова  «Аршин  Мал-алан»  (1934),  Ж.Б.  Мольера  «Проделки  Скапена»  (1939),  «Тартюф»  (1956),  Н.В.  Гоголя  «Ревизор»  (1952),  которые  положительно  повлияло  на  творчество  каракалпакских  драматургов.  Комедии  «Проделки  Скапена»  [7],  «Ревизор»  [1],  «Горе  от  ума»  [2]  играют  большую  роль  в  написании  комедий  «В  мире  глупости»  Д.  Айтмуратова  [8],  «Омирбек  и  Тазша»  К.  Матмуратова  [6],  «Насильно  мил  не  будешь»  С.  Хожаниязова  [9].  В  этих  комедиях,  описывающих  феодальные  отношения,  есть  общая  связь:  в  них  господин  изображен  глупым  и  пустым  человеком,  а  его  слуга  —  умным  и  находчивым.

В  научных  трудах  Д.  Иванова  «Творчество  А.А.  Шаховского-комедиографа:  теория  и  практика  национального  театра»  [3],  В.Г.  Катаева  «Чехов  и  Германия»  [4]  и  других  изучаются  проблемы  литературного  влияния.  Д.  Иванов  исследует  драматургию  А.А.  Шаховского,  сопоставляя  с  пьесами  Ж.Б.  Мольера.  Творчество  Ж.Б.  Мольера  и  сегодня  является  своеобразной  школой  мастерства  для  мировых  комедиографов.  Хотя  в  каракалпакском  литературоведении  жанр  комедии  не  становился  объектом  специального  исследования,  можно  указать  труды  К.  Курамбаева  «Хамза  и  каракалпакская  литературная  среда»,  Б.  Турсынова  «Влияние  переводных  пьес  на  развитие  каракалпакской  драматургии  и  театра»  [5]  как  первые  опыты  по  сравнительному  изучению  каракалпакских  драматических  произведений.  Сходство  и  различие  комедий  «Проделки  Майсары»  Х.Х.  Ниязи  и  «Насильно  мил  не  будешь»  С.  Хожаниязова  были  глубоко  изучены  К.  Курамбаевым.

В  комедии  «Насильно  мил  не  будешь»  С.  Хожаниязова  заметна  идейная  и  сюжетная  близость  с  комедиями  Ж.Б.  Мольера.  Если  Мольер  повествует  о  взаимной  любви  Леандра  и  Зербинетты,  Октава  и  Гиацинты,  то  главную  сюжетную  линию  комедии  С.  Хожаниязова  составляет  борьба  Ауеза  и  Айсанем  за  свою  любовь.  Сцена,  когда  Скапен  избивает  Жеронта,  посадив  его  в  мешок,  созвучна  со  сценой,  когда  Ауез  избивает  Годалака,  прячущегося  в  мардане  (мардан  —  сосуд  для  зерна,  сделанная  из  камыша).  Разница  в  том,  что  Скапен  избивает  своего  хозяина  из-за  мести,  а  Ауез  —  чтобы  отвратить  старика,  стоящего  на  его  пути  к  достижению  цели,  от  своего  замысла  жениться  на  Айсанем.  Годалак  был  избит  не  на  улице,  а  во  дворе,  когда  сидел  в  каракалпакском  национальном  сосуде  —  мардане:

Годалак:  Ой,  мне  конец!  Мне  конец!  (Опять  залез  в  мардан.)

Ауез:  Аха!  Это  же  не  дурак,  оказывается  это  вор,  который  пришел  за  зерном.  Я  накажу  его!  (Он  взял  на  руку  веревку,  и  приблизился  к  мардану.)  Эй,  вор!  Выходи,  а  то  убью!  Ты  не  выйдешь?!  На,  получи  по  заслугам!  На  тебе!  (Вытащив  из  мардана  Годалака,  Ауез  продолжает  его  бить,  в  конце  концов  Годалаку  удается  убежать.  Пришёл  Кошкинбай)  [9,  с.  21].

В  сатирической  комедии  К.  Матмуратова  «Омирбек  и  Тазша»  описывается  жизнь  каракалпаков  в  феодальную  эпоху.  Сцены  победы  главного  героя  Омирбек  над  своим  земляком  —  баем  Тауасаром  переданы  в  смешных  эпизодах.  Если  в  «Проделках  Скапена»  Скапен  обманывает  своего  хозяина,  чтобы  помочь  Леандру  и  Зербинетте,  то  в  «Омирбеке  и  Тазше»  защищаются  интересы  трудящегося  народа.  Омирбек,  используя  хитрость,  возвращает  народу  награбленное  Тауасаром  богатство.  Когда  Жеронт  наказывает  своего  слугу  за  оскорбление,  Скапен  говорит  то  своим  голосом,  то  голосом  деверя  Октава:

Скапен:  Я  говорю:  вот  как  славно  мы  их  проведем,  ваших  врагов!  Залезайте  поглубже  в  мешок,  да  не  высовывайтесь,  а  главное,  не  шевелитесь,  что  бы  ни  случилось.

Жеронт:  Не  беспокойся,  я  знаю,  что  мне  делать.

Скапен:  Спрячьтесь:  вон  уж  идет  один  молодчик.  (Изменив  голос.)  «Неужели  мне  не  удастся  убить  этого  Жеронта?  Хоть  бы  какой  добрый  человек  показал,  где  он  прячется!»  (Жеронту  своим  голосом.)  Не  шевелитесь!  «Нет,  черт  возьми,  я  тебя  найду,  хоть  сквозь  землю  провались!»  (Жеронту  своим  голосом.)  Не  высовывайтесь!  «Эй  ты,  с  мешком!»  Что  угодно,  сударь?  «Вот.  тебе  золотой,  покажи  мне,  где  этот  Жеронт».  Вы  ищете  господина  Жеронта?  «Да,  черт  возьми,  ищу».  А  зачем  он  вам,  сударь?  «Зачем?»  Да.  «Хочу  угостить  его  палками».  Таких  людей,  как  господин  Жеронт,  не  бьют  палками:  с  ними  нельзя  так  обращаться.  «Как  нельзя?  С  этим  болваном,  с  этим  мошенником,  с  этой  мразью?»  Господин  Жеронт  не  болван,  не  мошенник  и  не  мразь,  будьте  любезны  так  о  нем  не  отзываться.  «Что!  Да  как  ты  смеешь  со  мной  так  разговаривать?»  Должен  же  я  заступиться  за  почтенного  человека,  раз  его  оскорбляют.  «А  ты  разве  друг  этому  Жеронту?»  Да,  сударь,  я  ему  друг.  «А,  черт  возьми,  друг,  тем  лучше!  (Бьет  палкой  по  мешку.)  На,  получи  за  него!»  (Кричит,  будто  бы  от  боли.)  Ай-яй-яй,  сударь!  Ай-яй-яй,  послушайте!  Ай-яй-яй,  полегче!  Ай-яй-яй!  «Вот  передай  ему  это  от  меня!  Всего  наилучшего!»  Ох,  проклятый  гасконец!  Ох  [7,  с.  58].

Такая  же  сцена  есть  и  в  комедии  «Омирбек  и  Тазша».  Чтобы  притворившийся  мертвым  Тауасар  не  догадался,  Омирбек  лаккы  (острослов)  говорит  голосом  то  Ымсын,  то  Базарбая,  то  муллы.  У  Мольера  Скапен  обманом  надел  на  Жеронта  мешок,  а  в  комедии  К.  Матмуратова  четвертая  сцена  целиком  посвящена  раскрытию  образов  Тауасара  и  Омирбека.  Творчески  используя  опыт  Ж.Б.  Мольера,  автор  развивает  его  дальше,  тем  самым  обогатив  жанр  национальным  искусством  острословия  —  «лаққышылық».  Чтобы  Тауасар  поверил,  Омирбек  то  плачет  голосом  «вдовы»  Тауасара  Ымсын,  то  поддерживает  «вдову»  голосом  муллы,  а  сидяшие  рядом  Темирбек  и  Тазша  также  говорят  голосами  других  людей.

Эпизод  обмана,  смеха  над  Тауасаром  передает  характерное  каракалпакское  искусство  острословия.  Сцена  комедии,  когда  Тауасар  выдает  себя  и  видит  перед  собой  не  Ымсын  и  муллу,  а  Омирбека,  создана  удачно.  Таким  образом,  в  этих  двух  комедиях  находчивый  слуга  и  умный  пастух  одерживают  победу  над  своими  хозяевами.

Подобное  литературное  влияние  заметно  и  в  комедии  Д.  Айтмуратова  «В  мире  глупости».  Сатирическое  произведение  Э.  Роттердамского  «Похвала  глупости»,  комедия  А.  Грибоедова  «Горе  от  ума»  явились  для  автора  творческой  школой.  Эти  три  произведения  раскрывают  недостатки  общества  через  острие  сатирического  слова.  Работа  автора  над  переводом  на  каракалпакский  язык  «Похвала  глупости»  Э.  Роттердамского,  обогатила  опыт  драматурга,  что  отразилось  и  на  художественном  языке  произведения.  Устами  главного  героя  произведения  Глупости  обличаются  пороки  общества,  опасные  для  сознания  человека.  Реалистичное  восприятие  художественного  отображения  заставляет  читателя  признать,  что  Глупость  действительно  могущественна.  В  комедии  «В  мире  глупости»  также  создана  видимость,  что  нет  никакой  опасности  извне,  а  на  самом  деле  описано  общество,  погрязшее  в  глупости.  В  избрании  главного  героя  Пиркаккана  на  руководящую  должность,  а  также  превращении  его  в  значимую  фигуру  общества  наблюдается  связь  данного  произведения  с  «Похвалой  глупости»  Э.  Роттердамского.

«В  мире  глупости»  Д.  Айтмуратова  имеет  композиционное  и  идейное  сходство  и  с  комедией  «Горе  от  ума»  А.  Грибоедова.  Через  параллель  между  «умными  людьми»  во  главе  с  Фамусовым  и  глупостью  во  главе  с  Пиркакканом  обличаются  подобные  общественные  отношения.  Фамусов,  исходя  из  своего  ограниченного  мировоззрения,  считает  себя  умным,  и  хочет,  чтобы  окружающие  тоже  поверили  в  его  «умные»  высказывания.  Это  общество  верит  Фамусову:  он  скажет  «белое»  —  значит  белое,  скажет  «черное»  —  значит  черное.  Ложное  известие  Софьи  о  сумасшествии  Чацкого  воспринимается  как  настоящая  правда.  Затем  и  Фамусов  объявляет  Чацкого  сумасшедшим:

Ну  что?  не  видишь  ты,  что  он  с  ума  сошёл?

Скажи  сурьезно:

Безумный!  что  он  тут  за  чепуху  молол!

Низкопоклонник!  тесть!  и  про  Москву  так  грозно!

А  ты  меня  решилаь  уморить?

Моя  судьба  ещё  ли  не  плачевна?

Ах!  Боже  мой!  что  станет  говорить

Княгиня  Марья  Алексеевна!  [2,  с.  122]

Но  единственный  положительный  персонаж  комедии  —  это  Чацкий.  Через  его  образ  автор  разоблачает  общество  Москвы  во  главе  с  Фамусовым.  А  в  комедии  «В  мире  глупости»  Д.  Айтмуратова  нет  ни  одного  положительного  персонажа.  Но,  несмотря  на  это,  автор  достиг  поставленной  цели.  Каждое  движение,  слова  Пиркаккана  воспринимается  обществом  как  закон.  В  то  же  время  зрителю  ясно,  что  это  глупый,  дурной  человек.  Особенно  в  развязке  комедии  поступки  и  диалоги  персонажей  мастерски  переданы  через  использование  приема  гротеска:  «Таким  образом,  как  было  сказано  выше,  при  помощи  подъемного  крана  гранит  с  Гималайских  гор  с  выгравированным  портретом  и  вышесказанными  словами  Пиркаккана  Оракова,  был  поставлен  на  его  надгробии…  За  кулисами  слышится  плач  и  горестные  возгласы  несметной  толпы»  [8,  с.  226].

На  примере  каракалпакской  литературы  мы  рассмотрели  проблему  литературного  влияния.  Творческое  применение  автором  опыта  мировой  классической  литературы  дает  положительный  результат  для  национального  искусства.  Таким  образом,  можно  показать  следующие  факторы  художественного  влияния  классических  комедий  на  каракалпакскую  драматургию:

1.  В  30-х  годах  ХХ  века  было  уделено  особое  внимание  развитию  театрального  искусства.  Постановка  классических  комедий  в  1935—1955  годах  на  театральных  подмостках  Каракалпакстана  послужила  толчком  к  формированию  творческого  самосознания  драматургов. 

2.  Общественные  тенденции,  присущие  смене  эпох,  влияют  на  самосознание  творческих  людей  и  вызывают  в  них  потребность  обратиться  к  опыту  мировой  классической  литературы.  Основным  фактором  комедийных  повторений  можно  указать  схожую  обстановку  в  обществе.

3.  Каждый  народ  имеет  своеобразные  традиции,  национальную  культуру  и,  соответственно,  имеет  общие  черты  в  национальном  характере.  Но  единство  творческих  людей  выявляется  в  художественном  отображении  недостатков  общества,  не  замеченных  другими  его  членами.  Это  указывает  на  духовную  близость  мастеров  слова,  несмотря  на  их  национальную  принадлежность,  что  создает  схожие  сюжеты  в  художественной  литературе.

 

Список  литературы:

  1. Гоголь  Н.В.  Ревизор.  Собрание  сочинений  в  семи  томах.  Том  4.  Драматические  произведения.  М.:  Художественная  литература,  1977.  —  49  с.
  2. Грибоедов  А.С.  Горе  от  ума.  М.:  Правда,  1986.  —  124  с.
  3. Иванов  Д.  Творчество  А.А.  Шаховского-комедиографа:  теория  и  практика  национального  театра.  T.:  Ulikooli  Kirjastus,  2009.  —  226  с.
  4. Катаев  В.Б.  Чехов  и  Германия:  постановка  проблемы.  /  Vorträge  am  Slavischen  Seminar  der  Universität  Tübingen.  Nr.  2.  Tübingen,  1994.  —  18  с.;  2-е  изд.–  ibid.
  5. Курамбаев  К.  Хамза  и  каракалпакская  литературная  среда.  Н.:  Каракалпакстан,  1989.  —  148  с.;  Турсынов  Б.  Влияние  переводных  пьес  на  развитие  каракалпакской  драматургии  и  театра.  Н.:  Каракалпакстан,  1984.  —  107  с.
  6. Матмуратов  К.  Омирбек  и  Тазша.  //  Амударья.  —  2014.  —  №  1.  —  106  с.
  7. Мольер  Ж.Б.  Скапеновы  обманы.  Перевод  с  французского  И.  Смирнова,  М.:  Просвещение,  1803.  —  67  с. 
  8. Роттердамский  Э.  Похвала  глупости.  Айтмуратов  Д.  В  мире  глупости.  Н.:  Каракалпакстан,  1990.  —  228  с.
  9. Хожаниязов  С.  Арыулар.  Н.:  Каракалпакстан,  1987.  —  253  с.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий