Статья опубликована в рамках: XXXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Германские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Болдырева С.И., Семенова Е.П. ЯЗЫК И ВРЕМЯ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXV междунар. науч.-практ. конф. № 4(35). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ЯЗЫК  И  ВРЕМЯ

Болдырева  Светлана  Ивановна

канд.  филол.  наук,  профессор  кафедры  теории  и  практики  перевода  Балтийского  федерального  университета  имени  И.  Канта,  РФ,  г.  Калининград

E-mailsboldyreva@mail.ru

Семенова  Елена  Павловна

канд.  филол.  наук,  ассистент  кафедры  лингвистики  и  лингводидактики  Балтийского  федерального  университета  имени  И.  Канта,  РФ,  г.  Калининград

E-mail:  waify@mail.ru

 

LANGUAGE  AND  TIME

Svetlana  Boldyreva

candidate  of  Philological  Sciences,  Professor  of  translation  theory  and  practice  department  of  I.  Kant  Baltic  Federal  University  of  Russia,  Russia  Kaliningrad

Elena  Semenova

candidate  of  Philological  Sciences,  teaching  assistant  of  linguistics  andlanguage  education  department  of  I.  Kant  Baltic  Federal  University  of  RussiaRussia  Kaliningrad

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  вопросу  эволюционности  развития  языка,  изучение  которого  позволяет  выявить  социолингвистические  факторы,  влияющие  на  язык  и  вызывающие  его  изменение,  что  в  свою  очередь  позволит  глубже  понять  процессы  взаимодействия  человека  с  окружающим  его  миром.  Основное  внимание  авторы  акцентируют  на  выделении  наиболее  продуктивных  способов  пополнения  лексического  состава  современного  английского  языка.

ABSTRACT

The  article  looks  at  the  evolution  of  the  language  with  the  aim  to  reveal  some  sociolinguistic  factors  affecting  the  language  and  bringing  about  change  that  in  its  turn  can  give  the  insight  into  the  ways  of  human  interaction  with  the  outside  world.  The  authors  mainly  focus  their  attention  on  determination  of  the  most  productive  ways  of  word  formation  in  modern  English.

 

Ключевые  слова:  языковая  картина  мира;  языковой  социум;  эволюционность;  прескриптивность;  креативность;  лингвистический  пуризм;  вариативность.

Keywords:  linguistic  view  of  the  world;  language  environment;  evolutionism;  prescriptivism;  creativity;  linguistic  purism;  variation.

 

Язык,  как  точно  подметила  Анна  Соуханова,  американский  лексикограф,  это  бескомпромиссное  зеркало,  в  котором  без  ретуши  отражены  мысли,  чувства,  мечты,  успехи  и  чаяния  людей  [3,  c.  133].  Язык  —  не  свод  грамматических  правил,  а  отражение  времени:  он  впитывает,  адаптирует  и  развивается.  Мы  —  это  то,  что  мы  говорим  или  как  мы  говорим.  Язык  может  являться  катализатором  изменений,  и  эти  изменения,  и  связанное  с  ним  событие,  становятся  единым  целым,  маленькой  частицей  национальной  языковой  картины  мира,  которая,  как  и  язык,  постоянно  эволюционирует,  отражая  изменения  языкового  социума.

Вышедший  впервые  в  2003  году  и  затем  регулярно  издающийся  “Language  Report”,  «Слова  года»  и  подобные  публикации  фиксируют  появление  в  речи  новой  лексики.  Эти  слова  заслуживают  внимания,  несмотря  на  то  что  какие-то  из  них,  возможно,  не  закрепятся  в  языке  и  не  будут  в  дальнейшем  внесены  в  авторитетные  словари.  Они  —  дыхание  времени,  слепок  момента.  Так,  2004  год  (развивающийся  конфликт  в  Ираке)  неизбежно  пополнил  словарь,  связанный  с  войной:  embedsmouseholingdecapitation  exercise;  именно  тогда  появилось  новое  глагольное  сочетание  sexing  up  (приукрашать)  в  отношении  досье  по  Ираку  как  попытку  усилить  угрозу,  что  стало  означать  ненадежность  информации,  своего  рода  фальсификацию.  В  дальнейшем  этот  фразовый  глагол  закрепился  в  языке  и  стал  употребляться  в  самых  различных  контекстах  -  от  преображения  поп-див  до  научно-популярных  статей.  Интересно  отметить,  что  в  2010  году  получил  широкое  распространение  бленд  to  sext  (sex+text)  —  посылать  СМС  сексуального  характера.

Каждое  десятилетие  отмечено  выдвижением  на  первый  план  лексики,  сама  частотность  которой  связана  с  наиболее  значимым  событием  или  явлением  того  времени  —  1940—49  годы:  antibiotic,  apartheid,  atom  bomb,  cold  war,  Gulag,  TV,  Big  Brother,  brainwashing;  1950—59:  beatnik,  nuclear  disarmament,  seatbelt,  UFO,  fast  food,  psychedelic,  sexy;  1960—69:  flower  children,  generation  gap,  miniskirt,  reggae;  1970—79:  Big  Mac,  Watergate,  green,  F-word,  punk,  detox,  karaoke;  1980—89:  email,  glasnost,  latte,  Prozac,  road  rage,  spin  doctor,  velvet  revolution,  virtual  reality,  double-click;  1990—99:  blog,  Botox,  dotcom,  ethnic  cleansing,  Google,  text  message;  2000—2010:  axis  of  evil,  chav,  SARS,  bird  flu,  9/11,  footprint,  Ground  Zero,  podcasting,  biosecurity,  simples,  Chindonesia,  tweetheart,  Lib-Con,  to  twitter,  wikiLeak,  reset,  etc.  Слова  —  действительно  «слепки  времени»,  это  подтверждает  и  эксперимент,  проведенный  в  одном  из  университетов  Великобритании:  студентам  предложили  определить,  к  какому  периоду  за  последние  200  лет  относятся  произвольно  отобранные  слова  из  пяти  отобранных  десятилетий,  и  80  %  слов  были  точно  идентифицированы  во  временном  континууме  [4,  c.  15]. 

Изменения  (эволюционность  развития  языка)  —  один  из  лингвистических  фактов,  которые  нельзя  ни  остановить,  ни  отменить,  но  можно  научиться  понимать.  Бесполезно  и  непродуктивно  рассматривать  этот  процесс  как  ухудшение  (деградацию)  или  улучшение  языка.  Изучение  изменений  позволяет  глубже  понять  процессы  взаимодействия  человека  с  окружающим  его  миром,  так  как  язык  вербализирует,  конституирует  процессы,  события  и  явления,  происходящие  в  определенном  языковом  социуме  —  ведь  язык  не  может  существовать  вне  людей.  Разумеется,  каждый  язык  —  это  уникальная  самонастраивающаяся  система,  тесно  связанная  с  национальными,  культурными  особенностями  и,  в  этом  смысле,  это  открывает  перед  исследователем  возможности  на  фактическом,  осязаемом  материале  отследить,  что  стоит  за  этими  изменениями.

Английский  язык,  что  общеизвестно,  относится  к  аналитическим  языкам,  что  во  многом  определяет  и  пути  его  изменений.  Сами  британцы  снискали  репутацию  мастеров  парадоксов,  banter  (дружеского  подшучивания)  и  вербальной  шутки,  именно  благодаря  этой  потенции  языка.  В  популярном  журнале  ABC  Magazine  [1]  была  помещена  статья:  Do  you  think  English  is  easy?,  где  приводятся  некоторые  примеры  сложных  для  изучающих  английский  язык  случаев  конверсии,  чрезвычайно  продуктивного  способа  словообразования  в  английском  языке,  или  омонимии:  The  bandage  was  wound  around  the  wound;  The  farm  was  used  to  produce;  I  do  not  object  to  the  object;  The  wind  is  too  strong  to  wind  the  sails;  Since  there  is  no  time  like  the  present,  he  thought  it  was  time  to  present  the  present.  Или,  например,  ряд  слов  с  неясной  этимологией,  что,  как  считает  автор  статьи,  (к  сожалению,  имя  автора  не  указано)  делает  английский  язык  «сумасшедшим»  (crazy):  eggplant  (баклажан)  —  никак  не  связано  с  яйцом;  pineapple  (ананас),  где  нет  ничего  общего  ни  с  яблоком,  ни  с  сосной;  sweetmeats  (сладости,  конфеты)  —  ничего  мясного;  sweetbreads  (бараньи  мозги)  —  и  не  хлеб,  и  не  сладкие;  ship  by  truck  and  send  cargo  by  ship  —  таких  парадоксов  много.

Креативность  —  одна  из  отличительных  черт  языка  и,  в  частности,  английского  языка.  По  наблюдениям  исследователей  и  лексикографов,  за  двадцатое  столетие  Оксфордский  словарь  английского  языка  пополнился  приблизительно  90  000  новых  слов,  что  составляет  около  900  новых  слов  или  слов,  изменивших  своё  значение,  в  год,  однако  на  самом  деле  таких  слов  значительно  больше,  просто  многие  из  них  не  закрепляются  в  языке  и  исчезают  из  употребления,  не  успев  пройти  тест  временем  и  быть  зарегистрированными  словарями  [3,  c.  25].  Такой  низкий  процент  выживаемости  не  уменьшает  их  значимости  как  маркеров  своего  времени.  Исчезают  те  слова,  которые  искусственно  «насаждались»,  были  данью  моде,  а  мода,  как  известно,  переменчива.  Практически,  только  около  1  %  всех  новых  слов  создаются  «с  нуля»  [5,  c.  1],  а  891  из  900  —  некая  адаптация  уже  существующих  слов,  которые  появляются  как  ответ  на  вызовы  нового  времени.  Так  было  не  всегда.  На  определенном  этапе  развития  английского  общества  доминирующим  был  принцип  прескриптивности,  некий  лингвистический  пуризм,  основывающийся  на  двух  основных  ограничениях:  всегда  делай  (говори)  так,  никогда  не  делай  (не  говори)  так  [2,  c.  104].  Жесткие  нормы  четко  регламентировали  речевое  поведение  и  в  XVIII—XIX  века.  Но  менялось  английское  общество,  и  вместе  с  ним  менялся  и  язык.  Мультиэтничность  современной  Великобритании  не  могла  не  отразиться  на  современном  языке:  это  и  заимствования,  и  вариативность  в  произносительных  нормах  и  орфографии  (считается,  что  около  25  %  всех  слов  в  английском  языке  имеют  вариативное  написание  [2,  c.  165],  и  упрощающаяся  грамматика.  Количество  людей,  говорящих  на  RP-произносительном  стандарте  (королевском  английском)  упало  до  3  %  [2,  c.  176],  а  почти  96  %  населения  Британских  островов  говорят  с  ощутимыми  региональными  вкраплениями.  Однако  лингвистическая  вседозволенность  —  это  другая  крайность,  которая  может  привести  к  хаосу  и,  в  итоге,  к  непониманию.  Где  же  та  грань,  которая  позволяет  отличить  правильное  от  неправильного,  ведь  понятие  правильности  тоже  эволюционировало:  со  временем  меняется  и  сам  критерий  правильности,  так  как  правильность  в  языке  —  понятие  условное.  Но  вариативность  не  беспредельна  и,  вероятно,  здравый  смысл  и  время  —  это  те  незримые  критерии,  которые  регулируют  процессы  языкотворчества. 

Одним  из  наиболее  очевидных  факторов,  оказывающих  значительное  влияние  на  современный  английский  язык,  является  всё  убыстряющийся  темп  жизни.  Развитие  новых  технологий  общения  не  могло  не  сказаться  на  самом  языке  общения:  возникая  сначала  в  речи,  в  виртуальном  языке  (чаты,  смс-сообщения,  email-сообщения),  новые  варианты  слов  (легко  узнаваемые  сокращенные  слова-аббревиатуры  или  так  называемые  усеченные  слова)  проникают  в  язык  журналов,  газет,  объявлений,  рекламы,  язык  художественной  литературы  как  средство  характеристики  персонажа,  как  реалии  времени.  Они  позволяют  экономить  время  и  средства,  создают  эффект  лаконичности,  и  все  это  требование  настоящего  времени.  Таких  единиц  все  больше  и  больше:  mag  (magazine),  grads  (graduates),  aps  (applications),  celebs  (celebrities),  subs  (substitute  teachers),  vamp  (vampire),  paps  (paparazzi),  exec  (executive),  tots  (toddlers),  perve  (pervert),  pics  (pictures),  ciggy  (cigarette),  teli  (TV),  footie  (football),  cuppa  (cup  of),  semi  (semi-detache),  chims  (chimpanzeedemo  (demonstrationinfo  (information),  peeps  (people),  nicks  (nick  name),  doc  (document)  —  список  можно  было  бы  продолжить. 

Современные  акронимы  и  бленды  тоже  отражают  стремление  к  компрессии,  экономии  времени,  некоторые  из  них  являются  своеобразными  директивами-клише  делового  общения;  среди  них  можно  выделить  и  частотные  акронимы  виртуального  общения:  TIC  (taken  into  consideration),  HEW  (  high  earning  worker),  SEP  (someone  else’s  problem),  TATT  (tired  all  the  time),  RIF  (reduction  in  force),  IRL  (in  real  life),  IPOD  (insecure,  pressured,  overtaxed  and  debt-ridden  generation),  FID  (fully  involved  dad),  Neets  (not  in  education,  employment  or  training),  LBD  (little  black  dress),  LOL  (  lots  of  love),  TIP  (  theory  into  practice),  Chav  (council  housed  and  violent),  FILO  (first  in,  last  out),  B2B  (business-to-business),  B2B  (back-to-back  meetings),  P2P  (peer-to-peer). 

Среди  современных  блендов  преобладают  слова,  отражающие  значимые  для  данного  времени  явления  или  то,  что  получает  распространение  в  связи  с  развитием  новых  технологий.  Это  и  globisity  (global+obesity)  —  действительно  проблема  многих  стран,  связанная  с  нездоровым  питанием  и  избыточным  весом;  frienemy  (friend+enemy)  —  ненадежный  друг,  способный  предать  тебя  (падение  моральных  ценностей  в  мире,  где  многое  определяется  выгодой);  buttlegging  (butt+legging)  —  контрабанда  сигарет,  нелегальный  бизнес,  набирающий  оборот  в  результате  возросших  акцизов;  schooligan  (school+hooligan),  свидетельствующий  о  поведенческих  проблемах  детей  в  школах,  что  тоже  является  реалией  сегодняшней  Великобритании,  funemployment  (enjoying  being  enemployed)  —  новое  коалиционное  правительство  начинает  проводить  реформы  по  сокращению  социальных  расходов  и,  в  качестве  аргумента,  приводит  примеры  семей,  где  никто  не  работает,  но,  порой,  эти  люди  живут  в  лучших  жилищных  условиях  на  различных  социальных  пособиях,  не  предпринимая  попыток  заработать  на  жизнь;  waparazzi  (wap{wireless  application  protocol}+paparazzi)  —  люди,  чаще  всего  молодые  фанаты,  преследующие  своих  кумиров  и  фотографирующие  их  на  мобильники;  scrapbookscrapclassesscrapoetry  —  многомиллионная  индустрия,  появившаяся  сначала  в  США,  успешно  развивающаяся  в  Великобритании  (scrap  —  разновидность  блога);  intexticate  —  отвлекаться  от  управления  автомобилем,  набирая  СМС;  hypnodiet  —  использование  гипноза  с  целью  изменения  отношения  к  еде  (борьба  с  избыточным  весом  или  анорексией),  относится  к  современным  методикам  лечения,  актуальным  в  связи  с  распространением  подобных  расстройств;  bigotgate  (bigot+gate)  —  связанная  с  политической  ошибкой  Г.  Брауна,  которая  стоила  ему  политической  карьеры,  когда,  не  отключив  микрофон,  он  уничижительно  отозвался  (bigot  —  фанатичка)  о  стороннице  Лейбористкой  партии,  задавшей  ему  неудобный  вопрос;  fauxmance  (faux+romance)  —  вымышленные  любовные  отношения  двух  известных  людей,  bromance  (brother+romance)  —  близкие,  но  не  сексуальные  отношения;  christmasholic  (любитель  до  изнеможения  делать  покупки  во  время  рождественских  скидок). 

Еще  одним  продуктивным  способом  пополнения  словаря  является  конверсия  —  образование  новой  части  речи,  что  также  является  отличительной  чертой  английского  языка,  например,  N-V:  gift  -  to  giftceleb  -  to  celeboffice  -  to  officeversion  -  to  versionwife  -  to  wife  (глагол  имеет  уничижительный  оттенок  значения  -  преуменьшать  роль  и  социальную  значимость  женщины  в  обществе),  guilt  -  to  guilt,  black-hole  -  to  black-hole,  catastrophe  –  to  catastrophize,  surface  -  to  surface,  journal  -to  journal,  solution  -  to  solution,  to  ad-hoc,  to  freewrite,  agree  -  agreeance,  dialogue  -  dialoguing,  leadersip  –  leadersipping,  и  V-N:  to  ask  -  an  ask,  to  spend  -  a  spend,  to  pour  -  a  pour,  to  top  up  -  top  up.  Ещё  одним  способом  пополнения  словаря  является  словотворчество,  в  основе  которого  лежит  использование  существующего  слова  в  комбинации  с  частью  другого  слова:  chic  -  councilchic,  shabby  chic,  chip-shop  chip  —  где  добавленный  элемент  chic  придает  ироничный  оттенок  всему  сочетанию;  wash  (намеренно  изменять  внешний  вид  чего-то,  по  модели  whitewash  —  обелять,  приукрашать):  to  blackwash  (to  disclose),  to  bluewash  (grant  retrospective  legitimacy  to  an  illegal  occupation),  to  gold  wash  (like  spraying  with  gold);  lite  (indicating  a  small  degree  of  something):  interview  —  lite,  grief-lite,  laughter-lite.  Словотворчество,  порой,  не  имеет  границ:  термин  Google,  зарегистрированный  в  Оксфордском  словаре  в  2006  году  как  название  поисковой  системы,  практически  сразу  конвертировался  в  глагол  to  google  («загуглить»),  вскоре  появилось  прилагательное  googlable  (How  googlable  are  you?),  существительное  —  googler  и  абстрактное  существительные  googleability  —  ungoogleability  и  еще  одно  прилагательное  googlicious

Другим  свидетельством  социокультурных  изменений,  которые  находят  свое  отражение  в  языке,  является  смена  тематики  «социально  чувствительных  тем»,  эвфимизация  как  средство  смягчения  или  уклонения  от  прямой  номинации.  В  современном  мире  осталось  значительно  меньше  таких  зон:  это  смерть,  болезнь,  бранные  слова  (в  письменной  речи),  однако  остаётся  ряд  общественно  значимых  тем,  требующих  деликатного  обращения,  что  достигается  с  помощью  политически  корректной  лексики.  Это  война  и  военные  конфликты,  терроризм,  и  последняя  в  списке,  но  не  менее  важная  тема  сегодняшнего  дня,  —  глобальный  экономический  кризис.  Воистину,  слова  —  слуги  времени  и  политики:  так,  для  оправдания  ввода  войск  в  Ирак  война  была  представлена  как:  moral  crusade,  war  on  terror,  против  axis  of  evil,  a  threat  to  homeland  security,  constructive  engagement  (участие  союзников  в  войне),  unlawful  combatant  (prisoner  of  war),  degrading,  deconflicting,  attriting  (killing),  detainee  (typically  object  of  torture,  abuse,  mistreat). 

В  политическом  дискурсе  политическая  корректность  —  основа  дипломатии:  avoidance  of  truth  (lying),  civil  pioneers  and  new  localism,  full  and  frank  discussion  or  robust  exchange  —  примеров  множество.  По-прежнему  остается  в  списке  «социально  чувствительных»  тема  безработицы:  RIF  —  reduction  in  human  force,  BPO  —  business-process  outsourcing,  downsizing,  managing  across  the  matrix,  knowledge  acquisition  (training),  austerity  measures  (job  cuts,  taxes  rise,  cuts  of  social  spending),  bailing  out  (  giving  loans).

Язык  чутко  и  оперативно  реагирует  на  эмоциональные  запросы  общества:  в  условиях  занятости,  постоянного  стресса  людям  не  хватает  положительных  эмоций,  и  это  компенсируется  благозвучием,  мелодичностью,  просодическими  средствами.  Они  всегда  существовали  в  английском  языке,  но  в  последние  десятилетия  их  количество  значительно  увеличилось.  Речь  идет  о  своеобразных  клише-дуплетах,  структура  которых  может  отличаться,  но  по  функции  они  близки.  Рассмотрим  некоторые  модели:  N  and  NPins  and  needles,  fun  and  games,  tongue  and  cheek,  tear  and  wear,  doom  and  gloom,  chip  and  pin,  cheat  and  fraud,  bits  and  bobs,  stuff  and  nonsense,  bells  and  whistles,  winos  and  junkies,  boosts  and  busts,  kith  and  kin,  skin  and  bone,  son  and  heir,  body  and  soul,  bread  and  butter,  dribs  and  drabs,  foot  and  mouth,  health  and  wealth,  part  and  parcel,  highways  and  byways,  sticks  and  stones,  ups  and  downsV  and  Vcash  and  carry,  walk  and  chew,  name  and  shame,  wine  and  dine,  hire  and  fire,  stare  and  care,  bake  and  bite,  bubble  and  squeak,  come  and  go,  give  and  take,  hue  and  cry,  kiss  and  tell,  kiss  and  make  up,  open  and  shut,  touch  and  go,  wiggle  and  snuggle,  tax  and  spend,  wheel  and  deal,  huff  and  puffAdj  and  Adj:  black  and  white,  nice  and  clean,  nice  and  warm,  near  and  dear,  cold  and  old,  fair  and  just,  pure  and  simple,  pink  and  fluffy,  straight  and  narrow,  lean  and  mean,  tired  and  true,  cheep  and  cheerful,  sick  and  shabby,  high  and  dry,  fair  and  square,  fast  and  furious,  foxy-noxy,  super-duper,  pally-pally,  wishy-washy,  neaty-picky,  arty-farty,  touchy-feely,  airy-fairy,  higgely-piggely,  teeny-  weeney,  hanky-panky,  itsy-bitsy,  willy-nilly,  dilly-dally,  shilly-shally,  riff-raff.

Есть  дуплеты,  состоящие  из  предлогов,  хотя  эта  группа  немногочисленна:  to  and  fro,  up  and  down,  over  and  over,  off  and  on,  in  and  out,  out  and  about,  on  and  on.

Есть  бессоюзные  дуплеты  или  связанные  союзом:  to  flip-flop,  mish-mash,  riff-raff,  ship-shape,  you  snooze,  you  lose,  make  or  break,  tears  for  fears,  top  notch,  sink  or  swim,  fight  or  light,  see-saw,  matchy-matching  —  можно  привести  целый  ряд  примеров.  Используемая  в  таких  сочетаниях  аллитерация,  ассонанс,  прием  редупликации  —  все  это  вызов  скуке,  бунт  против  условности,  некая  «бездумность»,  легкость;  порой,  это  способ  смягчить  высказывание,  это  язык  сегодняшнего  дня. 

 

Список  литературы:

  1. ABC  Magazine.  Birkshire,  2010.  №  10.
  2. Crystal  D.  The  Fight  for  English  N.Y.,  2007
  3. Dent  S.  The  Language  Report.  N.Y.,  2004.
  4. Dent  S.  The  Like,  Language  Report  for  Real.  N.Y.,  2006. 
  5. Dent  S.  Words  of  the  Year.  N.Y.,  2008.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий