Статья опубликована в рамках: XXXII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 20 января 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Германские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Вакорина И.В. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ФРЕЙМА АФОРИСТИЧЕСКОГО АФРОАМЕРИКАНСКОГО КОНЦЕПТА “MOTHERHOOD” (“МАТЕРИНСТВО”) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 1(32). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СТРУКТУРА  И  СОДЕРЖАНИЕ  СОЦИАЛЬНОГО  ФРЕЙМА  АФОРИСТИЧЕСКОГО  АФРОАМЕРИКАНСКОГО  КОНЦЕПТА  MOTHERHOOD”  (“МАТЕРИНСТВО”)

Вакорина  Ирина  Владимировна

ассистент  кафедры  английского  языка  и  переводоведения  Смоленский  Государственный  Университет,  РФ,  г.  Смоленск

E-mail: 

 

THE  STRUCTURE  AND  CONTENT  OF  THE  SOCIAL  FRAME  OF  THE  APHORISTIC  AFRICAN  AMERICAN  CONCEPT  “MOTHERHOOD”

Irina  Vakorina

Lecturer  of  the  Chair  of  the  English  Language  and  Translation  Studies

Smolensk  State  University,  Russia,  Smolensk

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  результатам  когнитивно-семантического  анализа  афроамериканских  афористических  выражений,  объективирующих  концепт  “Motherhood”  («материнство»).  Представлена  афористическая  когнитивная  модель  исследуемого  концепта,  а  также  выделены  фреймы  его  категоризирующие.  Описаны  структура  и  содержание  доминирующего  социального  фрейма.  Выявлены  национально-культурная  его  специфика  и  ценностная  составляющая.

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  the  cognitive  and  semantic  analysis  of  the  African  American  aphorisms  which  object  the  concept  “Motherhood”.  The  aphoristic  cognitive  model  of  the  concept  under  consideration  and  frames  categorizing  it  are  presented.  The  structure  and  content  of  the  dominant  social  frame  are  described.  The  national  and  cultural  peculiarity  and  evaluative  aspect  of  this  frame  are  determined.

 

Ключевые  слова:  концепт;  фрейм;  слот;  афоризм;  материнство;  социальная  категория.

Keywords:  concept;  frame;  slot;  aphorism;  motherhood;  social  category.

 

В  настоящее  время  когнитивные  процессы  изучаются  разными  науками.  Когнитивная  лингвистика  (В.В.  Красных,  Е.С.  Кубрякова,  З.Д.  Попова,  Б.А.  Серебренников,  И.А.  Стернин,  и  др)  и  лингвокультурология  (С.Г.  Воркачев,  Г.Д.  Гачев,  В.И.  Карасик,  Ю.С.  Степанов  и  др.)  рассматривают  механизм  обработки  и  усвоения  информации  с  дальнейшей  ее  объективизацией  с  помощью  языка  через  концепт. 

В  нашей  работе  мы  принимаем  определение  концепта,  сформулированное  В.И.  Карасиком:  «многомерное  смысловое  образование,  в  котором  выделяются  ценностная,  образная  и  понятийная  стороны»  [1,  с.  109].  Репрезентируется  данная  ментальная  единица  в  виде  фреймов  и  конституирующих  их  слотов. 

Понятие  «фрейм»  (от  англ.  frame  —  каркас,  остов)  было  введено  специалистом  по  искусственному  интеллекту  М.  Минским,  который  определял  его  как  структуру  данных  для  представления  стереотипной  ситуации.  Исследователь  представляет  фрейм  в  виде  сети,  состоящей  из  узлов  и  связей  между  ними.  Он  выделяет  верхние  узлы,  которые  четко  определены,  так  как  образованы  такими  понятиями,  которые  всегда  справедливы  относительно  предполагаемой  ситуации,  и  множество  вершин-терминалов,  которые  располагаются  на  более  низких  уровнях,  и  должны  быть  заполнены  частными  данными  в  зависимости  от  ситуации  [2]. 

Ж.В.  Никонова  называет  слоты  фрейма  «смысловыми  сгустками»,  которые  выделяются  в  концептуальном  пространстве  фрейма.  Ученая  также  дифференцирует  вершинные  слоты,  «позволяющие  фрейму  благодаря  «сцеплению»  в  определенном  порядке  с  компонентами  значения  (т.  е.  стереотипности)  быть  идентифицируемым  в  дискурсе  именно  таковым,  и  терминальные  слоты,  которые  заполняются  говорящим  индивидуально  (т.  е.  характеризуются  прецедентностью),  в  зависимости  от  особенностей  концептуализации  им  как  языковой  личностью  референтной  ситуации  общения»  [4,  с.  134—135].

Знания  о  том  или  ином  явлении  окружающей  действительности,  зафиксированные  в  слотах  когнитивной  сети,  могут  быть  получены  из  различных  языковых  источников:  художественных  текстов,  поэтических  текстов,  пословиц  и  поговорок,  афоризмов  и  т.  п. 

В  настоящей  работе  пойдет  речь  о  когнитивной  интерпретации  афоризмов.  Выбор  афористических  единиц,  как  вербальных  манифестаторов  исследуемого  концепта,  объясняется  тем,  что  им  свойственно  передавать  знания,  которые  представляются  важными  для  языкового  коллектива,  отражая  его  мировосприятие  и  шкалу  ценностей.

Вслед  за  И.А.  Наличниковой  под  афоризмом  мы  понимаем  «острое,  обобщенное  и  мудрое  авторское  высказывание  <…>,  содержащее  опыт  и  рассуждения,  вскрывающее  необыкновенную  сторону  обычного  и  побуждающее  к  рефлексии»  [3,  с.  18]. 

Афроамериканский  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  объективируется  корпусом  афористических  высказываний  с  ключевыми  словами  “motherhood”,  “mother”,  “mama”,  “mom”,  которые  дополняются  лексическими  единицами,  принадлежащими  одному  семантическому  полю:  “womanhood”,  “woman”,  “lady”  ,  а  также  словами,  обозначающими  родственные  отношения  “child”,  “children”,  “kids”,  “son”,  “daughter”,  “parents”,  “father”,  “boy”,  “girl”  и  способствующими  раскрытию  сути  исследуемого  феномена. 

В  количественном  отношении  отобранный  материал  представлен  105  афоризмами,  которые  свидетельствуют  о  том,  что  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  оказывается  в  ракурсе  размышлений  многих  известных  афроамериканцев  в  период  с  XIX  по  XXI  век. 

Представляется  необходимым  обратить  внимание  на  тот  факт,  что  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  в  четыре  раза  чаще  встречаются  в  высказываниях  знаменитых  женщин  афроамериканского  происхождения  (84  ед.),  чем  мужчин  (21  ед.).  На  наш  взгляд,  такое  гендерное  соотношение  можно  объяснить  тем,  что,  жизнь  девочки  оказывается  неразрывно  связанной  с  явлением  «материнство»,  так  как,  вырастая,  она  сама  становится  матерью.  Таким  образом,  авторы-женщины  высказываются  о  материнстве,  как  с  позиции  ребенка,  так  и  с  позиции  родителя.

Следует  также  отметить,  что  в  одном  и  том  же  афоризме  могут  рассматриваться  различные  аспекты  феномена  «материнство»,  что  дало  нам  возможность  учитывать  такое  изречение  в  различных  интерпретациях.

В  ходе  когнитивно-семантического  анализа  были  выявлены  когнитивные  признаки,  репрезентирующие  афористический  афроамериканский  концепт  “Motherhood”  («материнство»).  Ранжирование  признаков  по  степени  их  яркости  (количеству  установленных  репрезентаций)  позволяет  выявить  их  национально-культурную  значимость  в  афроамериканском  сознании,  а  также  распределить  их  по  полевым  зонам  в  структуре  концепта.

Афористический  контекст  исследуемого  концепта  обнаруживает  следующие  ядерные  когнитивные  признаки:  «социальная  категория»  (47  ед.);  «деятельность»  (44  ед.);  «характер»  (36  ед.).

Среди  периферийных  когнитивных  признаков  можно  выделить  признаки  ближней  периферии«межличностные  отношения»  (24  ед.),  «генеалогическая  связь»  (16  ед.),  «эмоции»  (14  ед.)  и  признаки  дальней  периферии«биологическое  родство»  (6  ед.),  «этическая  категория»  (3  ед.),  «аксиологическая  категория»  (3  ед.).

Когнитивное  содержание  афористического  афроамериканского  концепта  “Motherhood”  («материнство»)  структурируется  5  фреймами:  социальный,  характерологический,  акциональный,  эмотивный  и  интерперсональный.

В  корпусе  афористических  выражений,  главным  образом,  доминируют  экспликации  социального  плана,  которые  находят  свое  отражение  в  социальном  фрейме.  Этот  фрейм  рассматривается  в  данной  статье  с  целью  определения  его  национально-культурную  специфики  в  когнитивно-семантическом  и  ценностном  аспектах.

Социальный  фрейм  афористического  афроамериканского  концепта  “Motherhood”  («материнство»)  характеризуется  высокой  степенью  дискретности.  Обратимся  к  описанию  слотов,  конституирующих  его  структуру.

Слот  «биологические  и  социальные  аспекты  материнства»  представлен  тремя  амбивалентными  характеристиками  материнства.

1.  Социальная  функция  (воспитание  ребенка)/биологическая  функция  (рождение  ребенка).

“Biology  is  the  least  of  what  makes  someone  a  mother”  (Oprah  Winfrey). 

Несомненно,  что  рождение  ребенка  дает  право  назвать  женщину  матерью  с  физиологической  точки  зрения.  Однако  если  она  не  участвует  в  его  воспитании  и  социализации,  а  эти  задачи  возложены  на  другую  женщину,  то  последняя  также  воспринимается  как  мать,  только  с  социальной  точки  зрения. 

“I  was  raised  by  a  lady  that  was  crippled  all  her  life  but  she  did  everything  for  me  and  she  raised  me”  (Ernest  Gaines). 

Для  афроамериканского  сообщества  такая  оппозиция  исторически  обусловлена.  Биологическая  мать  не  всегда  могла  и  может  оказаться  способной  обеспечить  должный  уход,  воспитание  и  содержание  своему  ребенку/детям.  Во  времена  рабства  неучастие  биологической  матери  в  жизни  ребенка  стало  следствием  того  принудительного  труда,  в  котором  она  была  задействована  в  доме  или  поле,  разлучения  ее  с  ребенком  для  последующей  его  продажи  и  т.п.  В  современном  обществе  причинами  этого  могут  быть  развод,  злоупотребление  наркотиками,  заключение  в  тюрьму,  домашнее  насилие,  отсутствие  возможности  отдать  ребенка  в  детский  сад  или  центр  дневного  ухода  за  детьми,  в  случае  если  сама  мать  работает  и  т.  д.  [8].

  Поэтому  в  афроамериканском  этносе  существует  унаследованное  от  африканских  предков  явление  othermothering”  («другая  мать»)  [7].  Суть  его  заключается  в  том,  что  материнская  забота  и  ответственность  за  ребенка/детей  ложатся  на  плече  других  членов  общины,  что  способствовало  сохранению  этноса  в  прошлом  и  продолжает  оставаться  значимым  в  настоящем. 

  “…they  [women]  raised  their  children,  they  raised  somebody  else’s  children…”  (Toni  Morrison)

Часто  роль  матери  на  себя  принимали  и  принимают  бабушки  или  даже  прабабушки  [7].  Они  прививают  своим  воспитанникам  те  нравственные  качества,  которые  могут  помочь  им  в  будущем  найти  свое  место  в  жизни  и  справиться  с  трудностями.

  “For  years  my  master  had  done  his  utmost  to  pollute  my  mind  with  foul  images  and  to  destroy  the  pure  principles  inculcated  by  my  grandmother…”  (Harriet  Ann  Jacobs)

“And  so  our  mothers  and  grandmothers  have  more  often  than  not  anonymously  handed  on  the  creative  spark….”  (Alice  Walker

  Обеспечение  психологического  и  физического  здоровья  детей,  вне  зависимости  от  того,  родные  они  или  нет,  становится  гарантом  благополучного  будущего  всего  этноса.

Мишель  Обама,  как  жена  действующего  президента  и  первая  леди  США,  также  акцентирует  внимание  на  этом  механизме  патронажа,  называя  себя  “главной  мамой”.

“My  first  job  in  all  honesty  is  going  to  continue  to  be  mom-in-chief…”  (Michelle  Obama)

2.  Социальная  возможность  (финансовое  обеспечение)/биологическая  возможность(физическая  готовность).

“The  body  is  ready  to  have  babies.  Nature  wants  it  done  then,  when  the  body  can  handle  it,  not  after  40,  when  the  income  can  handle  it”  (Toni  Morison).

Данная  оппозиция  формируется  в  результате  устройства  современного  общества.  На  момент  образования  афроамериканского  этноса  женщина,  как  правило,  была  лишена  права  решать,  когда  и  сколько  ей  заводить  детей,  так  как  белые  рабовладельцы  вынуждали  ее  рожать  много  детей  (“…exasperating  …  habit  of  having  babies”  (James  Baldwin)),  которые  становились  дополнительной  рабочей  силой  или  могли  быть  проданы,  а  значит,  могли  улучшить  благосостояние  хозяина.  Современное  общество,  с  одной  стороны,  предоставляет  женщине  возможность  самой  определяться  с  вопросом  деторождения,  с  другой  стороны,  ставит  перед  ней  условие  —  необходимость  иметь  материальную  стабильность  для  воспитания  ребенка  или  детей. 

“…The  question  is  not  morality,  the  question  is  money.  That’s  what  we’re  upset  about”  (Toni  Morison).

3.  Социальная  реализация  женщины/природное  предназначение  женщины.

Данная  оппозиция  также  обусловлена  ситуацией  в  современном  обществе.  В  период  рабства  темнокожие  женщины  были  лишены  возможности  реализовывать  себя,  зачастую,  рабовладельцы,  продавая  их  детей,  лишали  их  даже  предусмотренного  природой  способа  самореализации  через  материнство.  После  отмены  рабства,  женщины  постепенно  осваивали  различные  сферы  деятельности  и  проявляли  себя  в  них.  Осознавая  тот  факт,  что  найти  себя  они  могут  не  только  в  материнстве,  но  и  в  других  занятиях,  афроамериканки  не  спешат  выйти  замуж  и  погрузиться  в  домашние  дела.

“No  time  to  marry,  no  time  to  settle  down;  I’m  a  young  woman,  and  I  ain’t  done  running  around”  (Bessie  Smith)

«No  record  <…>  can  <…>  name  the  women  of  talent  who  were  submerged  by  child-bearing  and  its  duties  and  by  “general  housework”  »  (Anna  Spencer). 

Теперь  каждая  темнокожая  женщина  сама  расставляет  приоритеты  в  своей  жизни.  Для  кого-то  материнство  остается  на  первом  месте,  что  однако  не  исключает  возможность  построения  карьеры.  Для  других  афроамериканок  желание  быть  матерью  отходит  на  второй  план.

“I  don’t  live  my  life  as  a  writer.  I’m  a  mother,  an  African-American  woman…”  (Terry  McMillan). 

“Children  aren’t  everything.  There  are  other  things  in  the  world,  though  I  admit  some  people  don’t  seem  to  suspect  it”  (Nella  Larsen).

Слот  «семейный  уклад»  отражает  матриархальное  устройство  семьи,  характерное  для  афроамериканцев.

История  становления  афроамериканского  этноса  может,  на  наш  взгляд,  дать  ключ  к  пониманию  причин  образования  матриархального  устройства  семьи.  Когда  темнокожее  население  Америки  находилось  в  рабской  зависимости  от  белого  населения,  женщине-рабыне,  чтобы  выжить  самой  и  помочь  выжить  своим  детям,  очевидно,  приходилось  брать  на  себя  ответственность  и  обязанности  главы  семьи,  потому  что  у  нее  было  больше  шансов  остаться  с  детьми,  чем  у  ее  мужа,  после  того  как  их  разлучали  и  продавали  разным  хозяевам.  Позже  эта  тенденция  сохранилась  в  результате  того,  что  мужчины  больше  думали  о  политической  борьбе  и  экономических  изменениях,  нежели  об  интересах  семьи.  В  связи  с  этим  женщины  были  и  остаются  основным  источником  финансовой  и  эмоциональной  поддержки  для  своих  детей  [8].

“I  am  on  serious  business  now.  <…>  I  am  the  head  of  a  household,  and  I  must  work  to  pay  for  my  children.”(Toni  Morison)

Следует  отметить,  что  в  тех  семьях,  где  мужчина  обеспечивает  семью  и  выполняет  роль  главы,  темнокожие  женщины  выступают  как  создатели  семейного  очага

“My  father  is  a  chemist,  my  mother  was  a  homemaker.  …”  (Rita  Dove)

Таким  образом,  в  любом  случае  можно  говорить  об  активной  позиции  матери  в  семье.  Данная  характеристика,  с  одной  стороны,  манифестирует  «материнство»  как  «социальную  категорию»,  с  другой  стороны,  раскрывает  сущность  этого  феномена  как  «деятельности».

Негативная  коннотация  слота  «статус  матери»  обусловлена  явлениями,  современного  афроамериканского  общества:  мать-одиночка  и  подростковое  материнство.

Статус  «мать-одиночка»  говорит  сам  за  себя:  женщина  одна,  без  помощи  мужчины  или  социума,  растит  ребенка/детей.  Если  она  справляется,  то,  несомненно,  это  становится  ее  заслугой,  о  которой  она  не  стесняется  говорить. 

  “You  need  a  whole  community  to  raise  a  child.  I  have  raised  two  children,  alone.”  (Toni  Morison)

Как  правило,  на  моральной  стороне  этой  социальной  проблемы  делают  меньший  акцент,  чем  на  ее  материальной  (материальная  необеспеченность)  и  этнической  (незамужняя  женщина  с  темным  цветом  кожи)  составляющих. 

“I  don’t  think  anybody  cares  about  unwed  mothers  unless  they’re  black  and  poor.  The  question  is  not  morality,  the  question  is  money.  That’s  what  we’re  upset  about”  (Toni  Morison)

В  афроамериканском  социуме  женщины  становятся  матерями-одиночками  не  только  вследствие  развода,  то  есть  по  необходимости,  но  и  в  результате  осознанного  выбора,  продиктованного  демографическими  условиями,  нежеланием  мужчины  брать  ответственность  и  культивированием  ценности  материнства,  унаследованного  от  африканских  предков,  завезенных  в  Новый  Свет.  Они  готовы  рожать  детей  от  женатых  мужчин,  чьи  законные  жены  вынуждены  мириться  с  так  называемыми  женами  на  стороне  (“outside  wives”),  чтобы  не  быть  брошенными  [8].  Эта  проблема,  очевидно,  уходит  корнями  далеко  в  прошлое,  когда  численно  женщины  с  темным  цветом  кожи  стали  превосходить  мужское  население  своей  расы.

Во  времена  рабства  у  негритянок  было  больше  шансов  выжить,  чем  у  мужчин,  так  как  женщины  африканского  происхождения  являлись  не  только  рабочей  силой,  но  и  средством,  доставляющим  удовольствие  (сексуальные  контакты),  производительницами  детей,  которые  повышали  благосостояние  хозяина  [6]. 

“…I  have  borne  thirteen  children,  and  seen  most  all  sold  off  to  slavery…”  (Sojourner  Truth)

После  отмены  рабства  гендерная  диспропорция  продолжала  сохраняться  в  афроамериканском  социуме  уже  по  другим  причинам,  некоторые  из  которых  остаются  актуальным  до  сих  пор.  К  ним  относят  высокую  рождаемость  девочек,  низкую  продолжительность  жизни  мужчин,  миграцию  темнокожих  мужчин  в  поисках  работы,  криминальные  события,  в  которых  оказываются  замешанными  мужчины  репродуктивного  возраста,  вследствие  чего  они  попадают  в  места  заключения  или  погибают  [8].

Следует  отметить,  что  социальное  явление  «мать-одиночка»  в  современном  обществе,  в  афроамериканском  социуме  в  частности,  получает  еще  одно,  новое  понимание.  Мужчина,  который  является  мужем  и  отцом  детей,  в  силу  своей  профессиональной  или  иной  занятости,  минимизирует  свое  присутствие  в  жизни  семьи.  Это  приводит  к  тому,  что  женщина  начинает  воспринимать  и  вести  себя  как  мать-одиночка.  В  подтверждение  данной  мысли  приведем  известную  фразу,  произнесенную  женой  американского  президента  Барака  Обамы,  Мишель  Обамой:Believe  me,  as  a  busy  single  mother  —  orI  shouldnt  say  ‘single’  —  as  a  busy  mother…  ”

Другой  проблемой  афроамериканского  социума  является  подростковое  материнство. 

В  этом  случае  едва  ли  можно  говорить  о  полноценном  выполнении  родительских  обязанностей,  ведь  девушка-подросток  по  сути  —  еще  сама  ребенок  с  детским  мировосприятием  и  потребностями.

“Mom  and  Pop  were  just  a  couple  of  kids  when  they  got  married.  He  was  eighteen,  she  was  sixteen  and  I  was  three.”  (Billie  Holiday

История  становления  афроамериканского  социума,  очевидно,  во  многом  повлияла  на  формирование  национальной  картины  мира  и  этнического  менталитета.  Поэтому,  на  наш  взгляд,  социокультурный  феномен  «материнство»  имплицитно  содержит  в  себе  генезис  общественно-исторического  опыта  этноса.  По  нашим  наблюдениям,  афористический  афроамериканский  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  коррелирует  со  следующими  реалиями,  которые  имели  и/или  имеют  место  быть  в  действительности:  рабство,  расовая  дискриминация,  половая  дискриминация. 

Слот  «социальные  явления»  структурируется  негативно-маркированными  составляющими:  рабство,  расовая  дискриминация,  половая  дискриминация  и  позитивно-маркированной  составляющей:  транслирование  ценностных  ориентиров  в  процессе  социализации  ребенка.

В  прошлом  темнокожая  мать-рабыня  невольно  обрекала  свое  потомство,  унаследовавшее  от  нее  черты,  свойственные  их  этносу  (в  основном  цвет  кожи),  на  ограничение  или  лишение  прав  и  свобод,  на  негативное  отношение  со  стороны  представителей  других  рас  —  рабство,  расовую  дискриминацию.

Некоторые  проявления  этих  негативных  социальных  реалий  затронуты  афроамериканскими  афористами  в  их  размышлениях.  В  первую  очередь  это  касается  вопроса,  связанного  с  именем  ребенка.  Имя,  которое  человек  получает  при  рождении,  говорит  о  его  индивидуальности,  указывает  на  его  происхождение.  Рожая  детей  от  белых  хозяев,  женщины-негритянки  осознавали  тот  факт,  что  их  дети  лишены  права  на  имя  отца,  который  их  не  признавал.  Отсутствие  имени  словно  говорило  об  их  ущербности.

“Always  it  gave  me  a  pang  that  my  children  had  no  lawful  claim  to  a  name.”  (Harriet  Ann  Jacobs

Говоря  о  психологическом  аспекте  материнства  в  жизни  негритянок-рабынь,  темнокожие  афористы  также  касались  в  своих  изречениях  и  вопроса  половой  дискриминации.  Рожая  детей,  рабыня  с  трудом  мирилась  с  мыслью,  что  обрекает  их  на  такую  же  мучительную  жизнь,  которую  проживает  сама.  Еще  более  невыносимой  становилась  мысль  о  том,  что  ожидало  ее  ребенка  или  детей  женского  пола  (“…another  sexually  abused  barefoot  black  girl  on  the  roads  of  Arkansas”  (Maya  Angelou))  —  ужасы  сексуального  насилия  и  уничтожения  женственности.

“When  they  told  me  my  new-born  babe  was  a  girl,  my  heart  was  heavier  than  it  had  ever  been  before.  Slavery  is  terrible  for  men;  but  it  is  more  terrible  for  women.”  (Harriet  Ann  Jacobs)

Возникшее  когда-то  заблуждение  по  поводу  того,  что  черный  цвет  кожи  —  это  символ  порочности  и  неполноценности  [6],  продолжает  существовать  в  сознании  белого  населения  до  сих  пор  и  вызывает  неприятие  афроамериканцев.  Испытывая  дискриминацию  и  в  современном  мире,  они  чтят  историческую  память  и  передают  ее  последующим  поколениям.  Она  служит  определенным  посылом:  если  их  предки  смогли  вынести  физическое  насилие,  моральное  угнетение  и  при  этом  сохранить  человеческое  лицо,  то  теперешнее  темнокожее  население  Америки,  проживающее  в  принципиально  иных  социальных  условиях,  тем  более  способно  это  сделать.  Как  в  период  рабства,  так  и  в  настоящее  время  именно  матери  в  первую  очередь  стараются  прививать  своим  детям  чувство  собственного  достоинства,  научить  осознавать  и  ценить  свою  человечность,  тем  самым  способствуют  формированию  полноценной  личности,  которая  может  преодолевать  воздействия  дискриминации.

“My  mother  took  me  on  her  lap  and  began  telling  me  about  slavery  and  how  it  had  ended  with  the  Civil  War.  She  tried  to  explain  the  divided  system  of  the  South  —  the  segregated  schools,  restaurants,  theaters,  housing;  the  white  and  colored  signs  on  drinking  fountains,  waiting  rooms,  lavatories  —  as  a  social  condition  rather  than  a  natural  order.  Then  she  said  the  words  that  almost  every  Negro  hears  before  he  can  yet  understand  the  injustice  that  makes  them  necessary:  «You  are  as  good  as  anyone».”  (Martin  Luther  King

Согласно  афроамериканским  афоризмам,  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  обнаруживает  еще  одну  социально  ориентированную  экспликацию:  транслирование  ценностных  ориентиров  в  процессе  социализации  ребенка.

Те  знания,  ценности  и  нормы,  которые  заложены  в  ребенка  в  семье,  будут  во  многом  влиять  на  его  самоидентификацию  и  самоопределение  в  будущем.

“The  group  consisting  of  mother,  father  and  child  is  the  main  educational  agency  of  mankind.”  (Martin  Luther  King

С  одной  стороны,  ценности,  которые  темнокожие  матери  проповедуют  и  стараются  привить  своим  детям,  носят  универсальный  характер,  то  есть  они  являются  значимыми  и  правильными  для  любого  человека  вне  зависимости  от  его  расовой  или  национальной  принадлежности.  С  другой  стороны,  эти  ценности  можно  назвать  этнически  маркированными,  так  как  они  способствуют  моральной  адаптации,  самореализации,  а  порой  даже  и  физическому  выживанию  афроамериканской  молодежи  в  обществе  несвободном  от  разного  рода  дискриминации. 

Темнокожая  женщина,  в  силу  своего  созидательного  материнского  инстинкта,  учит  детей  отказаться  от  применения  насильственных  методов  (“We  mustI  believestart  teaching  our  children  the  sanity  of  nonviolence  much  earlier.”  (Alice  Walker)),  уважительно  относиться  к  людям  (“And  Barack  and  I  were  raised  with  so  many  of  the  same  values  <…>  That  you  treat  people  with  dignity  and  respect,  even  if  you  don’t  know  them  and  even  if  you  don’t  agree  with  them”  (Michelle  Obama)),  быть  ответственным  перед  людьми  и  обществом,  в  котором  они  живут  (“She  taught  me  responsibility  towards  my  brother  and  sisters  and  the  community”  (Ernest  Gaines)),  верить  в  себя  и  свои  силы  (“…«Come  on,  baby»,  she  smiled,  then  turned  to  address  the  church:  «She  don’t  have  to  do  nothing  she  don’t  want  to  do»  And  I  was  at  the  same  time  empowered  and  made  free”  (Lucille  Clifton)).  Благодаря  своей  материнской  любви  и  вере  в  эти  истины  темнокожим  рабыням  удавалось  научить  детей  осознавать  свою  человечность  и  развивать  в  них  чувство  собственного  достоинства.

Рабство,  как  социальное  явление  в  американском  обществе  того  времени,  пронизывало  все  сферы  жизни  зарождающегося  этноса,  в  том  числе  и  феномен  «материнство».  Это  было  обусловлено  интересами  рабовладельцев.  Заставляя  рабынь  рожать  много  детей,  чтобы  затем  отнимать  их  и  продавать  другим  хозяевам,  во-первых,  поработители  пытались  сломить  дух  негритянского  населения  и  превратить  их  в  послушные  существа,  во-вторых,  улучшали  свое  экономическое  благосостояние.  Темнокожая  мать,  оказавшись  заложником  ситуации,  не  могла  из  нее  вырваться.  Все,  что  ей  удавалось  сделать,  было  направлено  на  то,  чтобы  помочь  детям  избежать  подобной  участи.  Несмотря  на  разные  социально-экономические  условия  во  времена  рабства  и  в  наше  время,  мать  афроамериканского  происхождения  все  также  ведет  за  собой  ребенка,  учит  его  преодолевать  сложности  и  препятствия,  возникающие  для  их  этнической  группы,  дает  ему  силы  и  веру  в  будущее.

“My  Mama  moved  among  the  days  like  a  dream  walker  in  a  field;  seemed  like  what  she  touched  was  here  seemed  like  what  touched  her  couldn’t  hold,  she  got  us  almost  through  the  high  grass  then  seemed  like  she  turned  around  and  ran  right  back  in  right  back  on  in.”  (Lucille  Clifton)

Родители  и  мать  в  частности,  своим  примером,  моделью  поведения,  образом  мышления  и  отношением  к  жизненным  обстоятельствам  формируют  судьбу  своего  ребенка.

“Being  considerate  of  others  will  take  your  children  further  in  life  than  any  college  degree.”(Marian  Wright  Edelman)

“It’s  the  responsibility  of  every  adult  …  to  make  sure  that  children  hear  what  we  have  learned  from  the  lessons  of  life…”  (Marian  Wright  Edelman)

Актуальной  и  сегодня  остается  мысль  аболициониста  и  писателя  XIX  века  Фредерика  Дугласа,  о  том,  что  сформировать  сильную  личность  легче,  чем  потом  помогать  сломленному  человеку  справляться  с  давлением  и  воздействием  дискриминации. 

“It  is  easier  to  build  strong  children  than  to  repair  broken  men.”  (Frederick  Douglass)

Итак,  афористический  афроамериканский  концепт  “Motherhood”  («материнство»)  репрезентируется  как  многомерная  когнитивная  структура,  доминирующей  экспликацией  которой  является  “социальная  категория”.  Такое  положение  вещей,  очевидно,  можно  объяснить  тем,  что  материнство,  как  пишет  В.А.  Рамих,  «биологично  по  своей  природной  основе,  но  в  дальнейшем  процесс  материнства  глубоко  социален»  [5,  с.  20].

Знания  о  феномене  «материнство»,  как  о  социальном  явлении  в  афроамериканском  социуме,  сконцентрированы  в  социальном  фрейме  исследуемого  концепта.  Информация,  зафиксированная  слотами  вышеупомянутого  фрейма,  отмечена  национально-культурной  спецификой.  Она  проявляется  в  том,  что  с  момента  возникновения  афроамериканского  сообщества  и  по  сей  день  явление  «материнство»  оказывается  тесным  образом  связанным  с  социально-историческими  событиями,  происходящими  в  США. 

В  ходе  когнитивно-семантического  анализа  нами  была  выявлена  ценностная  составляющая  социального  фрейма.  Особая  значимость  афроамериканского  феномена  “материнство”  заключается  в  том,  что  именно  мать  в  первую  очередь  содействует  социализации  ребенка  и  помогает  ему  бороться  против  этнически  обусловленных  предрассудков  и  предубеждений.

 

Список  литературы:

1.Карасик  В.И.  Языковой  круг:  личность,  концепт,  дискурс.  М.:  Гнозис,  2004.  —  390  c.

2.Минский  М.  Фреймы  для  представления  знаний.  М.:  Энергия,  1979.  —  151  c.

3.Наличникова  И.А.  Когнитивно-прагматические  особенности  афористического  дискурса:  дис.  …  канд.  филол.  наук:  10.02.04.  Уфа,  2010.  —  204  c. 

4.Никонова  Ж.В.  Фреймовый  анализ  речевых  актов  (на  материале  современного  немецкого  языка):  дис.  …  док.  филол.  наук:  10.02.04.  Нижний  Новгород,  2009.  —  382  c. 

5.Рамих  В.А.  Материнство  как  социокультурный  феномен:  дис.  …  док.  филос.  наук:  24.00.01.  Ростов-н/Д.,  1997.  —  236  c.

6.Сапожникова  Ю.Л.  Классические  и  новые  истории  рабов:  преемственность  жанров  в  творчестве  афро-американских  писательниц  (Г.  Джейкобс,  Ш.Э.  Уильямс  и  Л.  Кэрри):  монография.  Смоленск:  Изд-во  СмолГУ,  2011.  —  164  c.

7.O’Reilly  A.  Toni  Morrison  and  Motherhood.  A  Politics  of  Heart.  NY:  State  University  of  New  York  Press,  2004.  —  229  p.

8.Sudarkasa  N.  The  Strength  of  Our  Mothers.  African  &  African  American  Women  &  Families:  Essays  and  Speeches.  Trenton,  NJ:  Africa  World  Press,  Inc,  1996.  —  336  p.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий