Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 ноября 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бодина-Дячок В.В. АВТОРСКИЕ ПОСВЯЩЕНИЯ Н. ЛЫСЕНКО В КОНТЕКСТЕ УКРАИНСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 11(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

АВТОРСКИЕ  ПОСВЯЩЕНИЯ  Н.  ЛЫСЕНКО  В  КОНТЕКСТЕ  УКРАИНСКОЙ  МУЗЫКАЛЬНОЙ  КУЛЬТУРЫ  ВТОРОЙ  ПОЛОВИНЫ  XIX  ВЕКА

Бодина-Дячок  Виктория  Владимировна

преподаватель  кафедры  истории  музыки  Киевского  института  музыки  им.  Р.М.  Глиера,  аспирантка  НМАУ  им.  П.  Чайковского,  Украина,  г.  Киев

E-mail: 

 

AUTHOR’S  DEDICATIONS  OF  NIKOLAI  LYSENKO  IN  THE  CONTEXT  OF  UKRAINIAN  MUSICAL  CULTURE  IN  THE  SECOND  HALF  OF  THE  XIX  CENTURY

Bodina-Diachok  Viktoria

Lecturer  of  history  of  music  in  Kiev  Institute  of  Music,  post-graduate,  Ukraine  Kiev

 

АННОТАЦИЯ

Рассмотрены  авторские  посвящения  Н.  Лысенко  как  фактор  влияния  его  творчества  на  развитие  украинской  музыкальной  культуры  второй  половины  XIX  века.  Очерчен  круг  адресатов  композитора,  представлены  мотивы  посвящений,  их  взаимосвязь  с  творческим  замыслом  произведений. 

ABSTRACT

Author’s  dedications  of  Nikolai  Lysenko  are  considered  in  the  article  as  a  factor  of  the  influence  of  his  works  on  the  development  of  Ukrainian  music  culture  in  the  second  half  of  the  XIX  century.  The  range  of  composer's  recipients  is  outlined;  the  motifs  of  his  dedications  and  their  correlation  with  the  creative  idea  works  are  represented.

 

Ключевые  слова:  авторское  посвящение;  творческая  биография  композитора;  адресат.

Keywords:  author’s  dedication;  creative  biography  of  a  composer;  recipient.

 

Проблема  авторских  посвящений  в  творческих  биографиях  композиторов  сегодня  все  еще  мало  исследована  в  музыковедении.  Широко  известны  несколько  статей:  О.  Лосевой  о  посвящениях  в  творчестве  Р.  Шумана  [8],  Н.  Фоминой  о  «статусных  посвящениях»  Й.  Гайдна  [14].  Феномен  авторских  посвящений  в  творческих  биографиях  русских  и  украинских  композиторов  остается,  практически,  не  изученным  [2].  Это  и  определяет  актуальность  статьи.

Цель  статьи  —  рассмотреть  авторские  посвящения  Н.  Лысенко  как  фактор  влияния  его  творчества  на  развитие  украинской  музыкальной  культуры  второй  половины  XIX  века. 

Н.  Лысенко,  является  самым  ярким  представителем  украинской  музыкальной  культуры  второй  половины  XIX  —  начала  XX  века.  Он  был  одним  из  универсальных  художников  своего  времени,  творческая  деятельность  которого  имела  не  только  художественное,  но  и  общекультурное  значение.  Это  было  обусловлено  особенностями  культурно-исторической  ситуации  в  Украине  того  периода.  Ее  очень  точно  характеризует  украинский  ученый  И.  Дзюба,  указывая  на  «провинциальное  положение  Украины,  неполноту  культурной  жизни,  угрозу  культурной  перспективы  и  недостаток  профессионально  подготовленных  деятелей»  [5,  с.  6]. 

Н.  Лысенко,  его  коллеги,  единомышленники,  талантливые  профессиональные  исполнители  в  этих  сложных  культурно-политических  условиях  способствовали  возрождению  украинской  культуры,  в  частности  —  музыкальной.  Определенным  образом  об  этом  свидетельствуют  авторские  посвящения  композитора,  отражающие  широкий  круг  и  характер  его  общения  с  творческой  интеллигенцией  своего  времени. 

Среди  камерно-вокальных  произведений  Н.  Лысенко  с  посвящениями  преобладают,  в  частности,  романсы.  Почти  все  они  написаны  на  слова  Т.  Шевченко,  что  представляется  вполне  закономерным,  ведь  в  это  время  творчество  поэта  имело  особое  общественное  и  эстетическое  значение  и,  соответственно,  влияние  на  культурно-художественную  жизнь  в  Украине.  Камерно-инструментальные  произведения  с  посвящениями  композитора  представлены  фортепианными  миниатюрами:  мазурки,  ноктюрны,  полонезы,  рапсодии,  песни  без  слов,  экспромты,  элегии,  лирические  пьесы  с  программными  названиями  («Мрії»,  «Хвилина  розчарування»),  а  также  старинные  танцы  (гавот  и  куранта).  Такое  жанровое  разнообразие  в  творчестве  Н.  Лысенко  созвучно  с  камерно-инструментальной  музыкой  западноевропейских  и  русских  романтиков  —  Ф.  Шуберта,  Ф.  Мендельсона,  Ф.  Шопена,  Ф.  Листа,  М.  Глинки,  М.  Балакирева,  П.  Чайковского,  С.  Рахманинова. 

Н.  Лысенко  создавал  свои  посвящения,  начиная  с  60-х  годов.  Круг  адресатов  его  посвящений  широк  и  разнообразен  —  родственники,  близкие  друзья,  соратники  и  коллеги  по  творчеству,  просто  хорошие  знакомые.  Так,  первые  его  произведения  с  посвящениями  написаны  во  время  учебы  в  Лейпцигской  консерватории  и  адресованы  брату  и  жене.  Исследовательница  Р.  Скорульская  по  этому  поводу  отмечает:  «Из  многочисленных  посвящений  на  ранних  вокальных  и  фортепианных  произведениях  композитора  видим,  что  именно  Ольга  О'Коннор  была  музой  Н.  Лисенко»  [12,  с.  87]. 

Новый  этап  в  написании  посвящений  связан  с  пребыванием  композитора  в  Петербурге  (1874—1876).  Как  своеобразная  форма  коммуникации,  они  раскрывают  особенности  общения  Н.  Лысенко  с  родными  и  друзьями  в  Украине,  а  также  процесс  его  становления  как  композитора,  отражая  вместе  с  тем  и  начало  интенсивной  музыкальной  и  культурной  деятельности.  Так,  значительное  количество  камерно-вокальных  и  камерно-инструментальных  произведений  Н.  Лысенко  адресованы  украинским  музыкантам-исполнителям,  как  профессионалам,  так  и  любителям:  скрипачу  Н.  Сикарду,  пианистке  Н.  Критской,  певцам  А.  Мишуге,  Н.  Славатынской,  М.  Зотовой,  Н.  Ермоленко,  А.  Русову  и  другим.  Более  того,  из  писем  и  воспоминаний  современников  композитора  известно,  что  эти  артисты  неоднократно  исполняли  в  концертах  посвященные  им  произведения  украинского  классика  [7;  9].  В  частности,  его  «Элегическое  каприччио  для  скрипки  и  фортепиано»  ор.32  посвящено  скрипачу  Н.  Сикарду,  вероятнее  всего,  оно  предназначалось  для  концертного  исполнения.  Известно,  что  в  1893  году  скрипач  выступал  в  концертах  вместе  с  Н.  Лысенко  [7,  с.  647],  а  в  1894  году  композитор  написал  и  адресовал  ему  это  произведение  как  результат  их  активного  творческого  общения.

Романс  «Мені  однаково»  композитор  посвятил  певцу  А.  Мишуге,  в  свое  время  профессору  пения  в  Музыкально-драматической  школе  Н.  Лысенко,  одному  из  лучших  исполнителей  его  произведений  [11,  с.  273].  В  письме  к  старшей  дочери,  К.Н.  Масляниковой,  от  4  мая  1903  года  композитор  сообщал  о  вечере  памяти  Т.  Шевченко:  «В  большом  письме  я,  кажется,  тебе  уже  описывал  о  том,  как  Мишуга  пел  «Мені  однаково»,  очень  хорошо  пел  и  принят  был  величественно»  [7,  с.  352—353].

Еще  одно  посвящение  в  камерно-вокальной  музыке  композитора  подобного  типа  —  дуэт  «Пливе  човен»  на  слова  Т.  Шевченко  (1900)  В  комментарии  Д.  Ревуцкий  приводит  надпись  этого  посвящения,  помещенную  в  первом  издании  произведения:  «Баркарола.  Посвящаю  М.В.  Зотовой  и  Н.С.  Ермоленко»  [11.  С.  209].  В  этом  случае  перед  нами  двойное  посвящение  с  именами  двух  адресатов.  Интересно  то,  что  им  посвящен  вокальный  дуэт,  в  котором  каждый  адресат  имеет  свою  партию.  Кстати,  у  М.  Мусоргского  тоже  встречаются  подобные  надписи,  однако  на  титульных  страницах  только  сольных  произведений.  Например,  колыбельная  песня  «С  куклой»  из  вокального  цикла  «Детская»  сопровождается  надписью:  «Посвящается  Танюше  и  Гоге  Мусоргским»  (племянникам  композитора  —  В.Б.);  подобного  рода  посвящение  встречаем  на  титульной  странице  вокальной  шутки  М.  Мусоргского  «Стрекотунья-белобока»:  «Посвящается  А.П.  и  Н.П.  Опочининым».  Эти  надписи  убеждают  в  том,  что  русский  композитор  посвящал  их  адресатам  не  для  совместного  исполнения  [10,  с.  176]. 

Н.  Лысенко,  как  ведущий  музыкант  своего  времени,  как  организатор  концертного  исполнительства  в  Украине  и  культурной  жизни  в  целом  стремился  преодолеть  их  провинциальный  уровень,  способствовал  профессиональному  становлению  украинских  музыкантов.  Его  посвящения  исполнителям  можно  рассматривать,  как  попытку  сплотить  украинских  артистов,  повлиять  на  развитие  концертной  деятельности  в  Украине.

В  этом  контексте  прочитываются  и  посвящения  Н.  Лысенко,  адресованные  русским  исполнителям  —  певице  Д.  Леоновой  (романс  «Над  Дніпровою  сагою»),  а  также  выдающемуся  пианисту,  основателю  и  директору  Московской  консерватории  Н.  Рубинштейну  (два  концертных  полонеза).  К  сожалению,  об  их  творческих  контактах  ничего  не  известно.  Можно  предположить,  что  знакомство  украинского  композитора  и  русского  пианиста  могло  состояться  в  Петербурге,  поскольку  пребывание  там  Н.  Лысенко  (1874—1876)  совпало  с  периодом  активной  творческой  деятельности  братьев  Рубинштейнов.  По  этому  поводу  Б.  Асафьев  в  книге  «Антон  Григорьевич  Рубинштейн  в  его  музыкальной  деятельности  и  отзывах  современников»  отмечает:  «Сезон  1874—75  гг.  оказался  в  отношении  исполнения  музыки  Рубинштейна  (А.  Рубинштейна  —  В.  Б.)  в  симфонических  собраниях  РМТ  в  Петербурге  изобильным»  [3,  с.  106].  По  поводу  его  брата  —  Н.Г.  Рубинштейна  —  Л.  Баренбойм  писал:  «В  60-е  годы  выступления  Рубинштейна-пианиста  не  часто  выходили  за  пределы  Москвы.  Теперь  размах  его  артистической  деятельности  расширился…  В  Петербурге  в  70-е  гг.  он  стал  выступать  систематически  и  где  по  крайней  мере  раз  в  сезон  давал  концерт…Петербургская  печать  стала  уделять  пианизму  Н.  Рубинштейна  больше  внимания,  чем  в  прежние  годы»  [1,  с.  163—164].  Следовательно,  вполне  вероятно,  что  Н.  Лысенко  посещал  эти  концерты  и  имел  возможность  познакомиться  и  обоими  Рубинштейнами.  Кстати,  позже,  работая  в  Киеве,  он  в  качестве  аккомпаниатора  неоднократно  исполнял  камерные  произведения  А.  Рубинштейна  [11,  с.  205]. 

Таким  образом,  произведения  Н.  Лысенко,  посвященные  Д.  Леоновой  и  Н.  Рубинштейну,  свидетельствуют  о  его  творческих  контактах  с  русскими  музыкантами  того  времени.  Известно,  что  Н.  Лысенко  был  знаком  с  композиторами  «Могучей  кучки»  и  с  П.  Чайковским,  более  того,  у  Н.  Римского-Корсакова  он  брал  частные  уроки  по  оркестровке,  а  в  1899  году  радушно  принимал  его  в  Киеве  и  показывал  фрагменты  оперы  «Тарас  Бульба»  [13,  с.  23—25].  По  этому  поводу  А.  Гозенпуд  отмечал:  «Общение  с  русскими  композиторами  и  выступления  как  пианиста  стимулировали  творчество  Н.  Лисенко.  То,  что  было  достигнуто  в  Петербурге,  получило  дальнейшее  развитие  в  деятельности  композитора  на  Украине»  [4,  с.  51]. 

Далеко  не  все  посвящения  Н.  Лысенко  предназначались  для  профессиональных  исполнителей  и  концертной  эстрады.  Значительное  их  количество  было  адресовано  близким,  эти  произведения  звучали  в  атмосфере  домашнего  музицирования.  Например,  посвящения  младшему  брату  Андрею  (Трио  для  двух  скрипок  и  альта,  Лейпциг  1869  г.)  и  младшему  сыну  Тарасу  («Элегия»  для  скрипки  и  фортепиано,  написанная  к  годовщине  смерти  Т.  Шевченко,  1912  г.).  Кстати,  в  каждом  из  этих  случаях  Н.  Лысенко  пытался  посвящениями  привлечь  своих  адресатов  к  серьезным  занятиям  скрипкой. 

Эти  посвящения  свидетельствуют  о  культуре  художественного  воспитания  детей  в  семьях  украинской  интеллигенции  во  второй  половине  XIX  века.  Л.  Старицкая-Черняховская,  дочь  известного  украинского  писателя  и  драматурга  М.  Старицкого,  вспоминала:  «Когда  у  Николая  Витальевича  подросли  собственные  дети,  он  всегда  организовывал  в  своем  доме  детские  спектакли.  Кроме  его  детей,  в  этих  представлениях  принимали  участие  и  дети  других  украинских  семей…»  [9,  с.  235].

Для  домашнего  музицирования  предназначены  и  две  мазурки  композитора  для  фортепиано  ор.  14,  посвященные  петербургскому  врачу  и  меломану  Н.  Богушевскому  в  знак  благодарности  за  врачебную  помощь.  Дело  в  том,  что  первая  жена  композитора  Ольга  О'  Коннор,  оперная  певица,  с  которой  Н.  Лысенко  вмести  учился  в  Петербургской  консерватории,  часто  болела,  у  нее  были  проблемы  с  голосом.  По  этому  поводу  Р.  Скорульская  писала:  «Трагедия  ее  начала  разворачиваться  во  время  студий  в  консерватории  …Успехи  в  классе  Камилло  Эверарди…выступления  вместе  с  М.  Лысенко…  сводились  на  нет  болезненностью  в  условиях  петербургского  климата  …»  [12,  с.  88]. 

Кроме  того,  несколько  посвящений  были  написаны  композитором  как  свадебные  подарки  близким  друзьям.  По  поводу  одного  из  них  С.  Русова  вспоминала:  «Лысенко  сыграл  мне  свое  чудесное  произведение  —  рапсодию  на  песню  «Золотые  ключи»,  которую  и  посвятил  мне.  Это  был  единственный,  но  прекрасный  свадебный  подарок»  [9,  с.  165]. 

Несомненно,  Н.  Лысенко  был  известной  и  влиятельной  фигурой  в  кругу  украинской  интеллигенции  конца  XIX  —  начала  XX  века.  В  этом  убеждают  его  письма  к  М.  Драгоманову,  И.  Франко,  О.  Пчилке,  Б.  Гринченко,  М.  Коцюбинскому,  И.  Нечую-Левицкому,  М.  Заньковецкой  и  другим.  Имена  некоторых  из  них  указаны  и  в  надписях  посвящений  композитора.  Так,  в  письме  к  украинскому  прозаику  И.  Нечую-Левицкому  от  23  августа  1874  года  Н.  Лысенко  сообщает  о  своем  посвящении«Примите  же  любезно,  сердечный,  произведение  мое,  посвященное  имени  Вашему  (речь  идет  о  «Песне  без  слов»  ор.  10  №  2  для  фортепиано  —  В.Б.)  [7,  с.  135].  Более  того,  в  продолжении  письма  композитор  просит  писателя  ответить  ему  взаимностью:  «Был  бы  очень  счастлив,  если  вдруг  какая-то  небольшая  зарисовка  из  народной  жизни  украсит  Вашим  вниманием  и  мое  имя»  [7,  с.  136].  И.  Нечуй-Левицкий  откликнулся  на  просьбу  Н.  Лысенко  и  в  знак  благодарности  за  музыкальное  посвящение  увековечил  имя  композитора  на  титульной  странице  своей  знаменитой  повести  «Микола  Джеря»  [7,  с.  511].

Заметим,  что  этот  обмен  посвящениями  в  творческой  биографии  Н.  Лысенко  был  не  исключением,  а  характерным  явлением  в  творческой  среде  художников  XIX  века.  Такие  же  обмены,  приблизительно,  в  это  же  время  наблюдаем  в  творческих  биографиях  Н.  Римского-Корсакова,  М.  Мусоргского,  А.  Бородина  и  П.  Чайковского.  Они  были  современниками,  приятелями,  имели  общий  круг  общения,  и,  при  этом,  нередко  посвящали  друг  другу  свои  произведения.  Например,  Н.  Римский-Корсаков  посвятил  М.  Мусоргскому  романсы  «Щекою  к  щеке  ты  моей  приложись»  (1865)  и  «Еврейскую  песню»  (1867),  а  тот,  в  свою  очередь,  адресовал  ему  «Гопака»  (1866).  Другой  случай  такой  творческой  коммуникации  наблюдаем  между  М.  Мусоргским  и  А.  Бородиным:  М.  Мусоргский  посвятил  автору  «Князя  Игоря»  светскую  сказку  «Козел»  (1867),  на  что  А.  Бородин  ответил  ему  романсом  «Фальшивая  нота»  (1868).  Безусловно,  такого  рода  посвящения  были  результатом  тесного  общения,  дружбы  и,  в  целом,  —  проявлением  особой  культуры  поведения  художников  XIX  века. 

Также  несколько  произведений  Н.  Лисенко  посвящены  известной  украинской  артистке  Марии  Заньковецкой  в  знак  дружбы  и  творческого  сотрудничества.  Речь  идет  о  романсе  «Не  повернувся  із  походу»  (1872),  сопровождаемого  надписью:  «Посвящаю  славной  великой  украинской  артистке  М.  Заньковецкой»  [11,  с.  270—271],  и  о  фортепианной  пьесе  Туш-экспромт  «Слава»  (1907).  Сохранилось  три  письма  Н.  Лысенко  к  М.  Заньковецкой,  полных  искреннего  восхищения,  уважения  и  привязанности.  Однако  ни  в  одном  из  них  не  идет  речь  о  посвящениях,  как  это  было,  например,  в  письмах  к  И.  Нечую-Левицкому,  М.  Драгоманову  [7].  Заметим,  что  М.  Заньковецкая  играла  в  крупнейших  украинских  труппах  М.  Кропивницкого,  М.  Старицкого,  Н.  Садовского,  П.  Саксаганского,  К.  Карпенко-Карого  и  была  одной  из  ведущих  актрис  в  театральной  жизни  Украины.  В  1907  году  вместе  с  Н.  Садовским  она  организовала  первый  профессиональный  стационарный  украинский  театр  в  Киеве. 

Среди  адресатов  посвящений,  написанных  Н.  Лысенко,  особо  следует  обратить  внимание  на  личность  М.  Драгоманова  —  украинского  ученого,  историка,  фольклориста,  эмигрировавшего  из  Украины  в  середине  70-х  гг.  По  словам  Л.  Корний,  «Драгоманов  стал  неофициальным  послом  украинского  дела  в  Европе.  Ученый  много  сделал  в  распространении  сведений  на  западе  об  украинском  народе  и  его  культуре»  [6,  с.  108—109]. 

Об  особо  теплых  отношениях  с  семьей  Драгомановых  свидетельствуют  и  посвящения  некоторых  произведений  Н.  Лысенко.  Так,  Н.  Драгоманову  и  его  жене  Л.  Драгомановой  посвящен  романс  «Чи  ми  ще  зійдемося  знову?»  (сборник  «Музика  до  Кобзаря»);  их  дочери  Лидии  —  песня  «Садок  вишневий  коло  хати»,  кроме  того,  Л.  Драгомановой  посвящена  фортепианная  пьеса  «Мрії»  ор.  13.  По  воспоминаниям  О.  Пчилки,  «Николай  Витальевич  часто  приходил  к  М.  Драгоманову  играть  с  его  женой,  знающей  пианисткой,  в  четыре  руки»  [9,  с.  83—84].  В  письме  к  ней  от  2/14  марта  1878  года  композитор  сообщал  о  своем  посвящении:  «…Последняя  вещь,  которую  я  скомпоновал,  это  небольшое  произведение…,  которое  я  желаю  Вам  посвятить...  Понравится  оно  или  нет  —  Вам  решать,  мое  дело  посвятить,  и  при  первом  досуге  перепишу  на  бело  и  вышлю  Вам,  чтобы  играли…»  [7,  с.  127]. 

Более  подробно  рассмотрим  творческий  замысел  романса  композитора  «Чи  ми  ще  зійдемося  знову»  сквозь  призму  его  посвящения:  «Сердечным  друзьям  моим  Михаилу  Петровичу  и  Людмиле  Михайловой  Драгомановым.  10  июля  1876  г.»  [11,  с.  272].  Оказывается,  что  шевченковские  строки  «Чи  ми  ще  зійдемося  знову»,  взятые  Н.  Лысенко  в  качестве  посвящения  друзьям,  созвучны  событиям  1876  года,  когда  был  написан  романс.  В  это  время  Н.  Лысенко  работал  в  Киеве,  а  Драгомановы  переехали  в  Вену.  В  письме  от  11  октября  1876  года  композитор  писал:  «Прощайте…  нам  остается  только  мечтать  …к  Вам  в  мае  месяце  приехать…  посылаю  Вам  и  любимому  моему  Михаилу  Петровичу  гостинец  с  Украины»  (этим  «гостинцем»  и  был  романс,  им  посвященный  —  В.Б.)  [7,  с.  113]. 

Приведенные  биографические  факты  и  высказывания  композитора  убеждают,  что  романс,  посвященный  чете  Драгомановых,  носит  автобиографический  характер.  Более  того,  он  пронизан  ностальгическими  чувствами,  переживаемыми  самим  Н.  Лысенко  во  время  написания  музыки.  В  данном  случае,  авторское  посвящение  раскрывает  композиторский  замысел  произведения. 

Что  касается  сферы  личной  жизни  композитора,  глубоко  субъективных  факторов  его  творчества,  столь  характерных  для  романтиков,  то  в  посвящениях  Н.  Лысенко  они  значительно  ослаблены.  Он  отдает  предпочтение  не  столько  личному,  сколько  профессиональному  творческому  диалогу  со  своими  адресатами,  а  благодаря  этому,  —  и  со  своим  временем.

Таким  образом,  посвящения  Н.  Лысенко  отражают  круг  его  общения,  который  представлен  именами  известных  украинских  деятелей  культуры  второй  половины  XIX  века  —  начала  XX  века,  единомышленников  в  их  общем  деле  национального  культурного  возрождения.  Посвящения  Н.  Лысенко  воспринимаются  в  этом  контексте,  как  попытка  объединить  украинскую  творческую  интеллигенцию,  сформировать  национальную  культурную  среду,  вовлечь  ее  в  европейский  культурный  процесс. 

 

Список  литературы:

1.Баренбойм  Л.  Николай  Григорьевич  Рубинштейн  /  Л.  Баренбойм.  М.:  Музыка,  1982.  —  277  с.

2.Бодіна  В.  Культура  авторської  присвяти  в  музичному  мистецтві  XIX  століття  (на  матеріалі  камерно-вокальної  творчості  М.  Глінки  і  М.  Мусоргського)  /  В.  Бодіна  //  Київське  музикознавство:  зб.  Статей  ;  [упор.  Ю.  Зільберман.  І.  Коханик].  К.,  —  2010.  —  Вип.  31.  —  С.  78—85.

3.Глебов  И.  Антон  Григорьевич  Рубинштейн  в  его  музыкальной  деятельности  и  отзывах  современников  /  И.  Глебов.  М.:Госиздат,  1929,  —  181  с.

4.Гозенпуд  А.  Н.В.  Лысенко  и  русская  музыкальная  культура  /  Гозенпуд  А.  М.,  1954.  —  153  с.

5.Дзюба  І.  Місце  М.  Лисенка  в  українській  культурі  /  І.  Дзюба  //  Українське  музикознавство:  науково-методичний  збірник.  К.:  НМАУ  ім.  П.  Чайковського,  —  2003.  —  Вип.  32.  —  С.  5—16.

6.Корній  Л.  Історія  української  музики  в  трьох  частинах  /  Л.  Корній.  Київ-Нью-Йорк,  —  2001.  —  Ч.  3.  —  479  с.

7.Лисенко  М.  Листи  /  М.  Лисенко.  К.:  Музична  Україна,  2004.  —  664  с.

8.Лосева  О.  Что,  кому  и  почему?  Заметки  о  шумановских  посвящениях  /  О.  Лосева  //  Муз.  академия.  —  2006.  —  №  4.  —  С.  162—166.

9.Микола  Лисенко  у  спогадах  сучасників.  К.:  Музична  Україна,  2003.  —  343  с. 

10.Модест  Петрович  Мусоргский.  Литературное  наследие:  Письма,  автобиография,  документы.  М.:  Музыка,  —  1971.  —  Т.  1.  —  399  с.

11.Ревуцький  Д.  Микола  Лисенко.  Повернення  першоджерел  /  Д.  Ревуцький.  К.:  Музична  Україна,  2003.  —  318  с.

12.Скорульська  Р.  Як  же  його  й  жити,  коли  я  співати  не  зможу.  Спроба  реконструкції  забутої  постаті  /  Р.  Скорульська  //  Український  музичний  архів.  Зб.  Статей.  К.:  Центрмузформ,  —  2003.  —  Вип.  3.  —  С.  81—119.

13.Степанська  О.  Римський-Корсаков  і  Лисенко:  історія  творчих  стосунків  /  О.  Степанська  //  Музика,  —  1997.  —  №  3.  —  с.  23—25.

14.Фомина  Н.П.  Йозеф  Гайдн:  від  статусних  присвячень  до  дружнього  послання  /  Н.П.  Фоміна  //  Часопис  Національної  музичної  академії  України  ім.  П.І.  Чайковського:  зб.  наук.  праць  ;  [гол.  редактор  В.І.  Рожок].  К.,  —  2013.  —  №  1  (18).  —  С.  21—30.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий