Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 ноября 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Классическая филология, византийская и новогреческая филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Антонюк С.А. РАЗВИТИЕ ЛЕКСИЧЕСКОЙ СЕМАНТИКИ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ МИКРОПОЛЯ “ВЛАЖНОСТИ” (на материале поэтических текстов писателей эпохи принципата Августа) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXX междунар. науч.-практ. конф. № 11(30). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

РАЗВИТИЕ  ЛЕКСИЧЕСКОЙ  СЕМАНТИКИ  ИМЕН  ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ  МИКРОПОЛЯ  “ВЛАЖНОСТИ”  (на  материале  поэтических  текстов  писателей  эпохи  принципата  Августа)

Антонюк  Соломия  Андреевна

ассистент  Львовского  национального  медического  университета  имени  Данила  Галицкого,  Республика  Украина,  г.  Львов

E-mail: 

 

LEXICO-SEMANTIC  PECULIARITIES  OF  THE  TOUCH-RELATED  ADJECTIVES  DENOTING  HUMIDITY  (in  the  Augustan  poetry)

Antonyuk  Solomiya

assistant  of  Danylo  Halytsky  Lviv  National  Medical  University,  Lviv

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  проанализированы  особенности  семантики  тактильных  прилагательных  микрополя  «влажность»,  которые  в  текстах  Горация,  Вергилия  и  Овидия  реализуют  прямые,  производные,  переносные  и  коннотативные  значения. 

ABSTRACT

The  article  is  concerned  with  the  analysis  of  the  lexico-semantic  peculiarities  of  the  touch-related  adjectives  denoting  humidity,  which  in  the  Horace’s,  Virgil’s  and  Ovid’s  poetry  actualise  primary,  secondary,  metaphorical  and  connotative  meanings. 

 

Ключевые  слова:  лексико-семантическое  поле;  лексико-семантическая  группа;  синтагматические  отношения;  синестезия. 

Keywords:  lexico-semantic  field;  lexico-semantic  group;  syntagmatic  relations;  synaesthesia.

 

При  изучении  осязательных  ощущений,  воссоздание  которых,  по  мнению  В.К.  Харченко,  одно  из  самых  сложных  [5,  с.  41],  важное  место  занимает  изучение  имен  прилагательных,  обозначающих  ощущение  влажности,  как  одного  из  самых  древних  пластов  лексики.  Исследуемая  лексика  имеет  большое  значение  во  всех  языках,  а  не  только  в  латинском,  поскольку  вода  является  наиболее  важным  для  жизнедеятельности  человека  элементом  биосферы. 

Значение  воды  оценили  еще  античные  мыслители  [9,  с.  59—61].  Несмотря  на  это,  имена  прилагательные  латинского  языка,  обозначающие  ощущения  «влажности»,  еще  не  были  предметом  отдельного  изучения,  что  и  обусловило  актуальность  проведения  данного  исследования.

Объектом  исследования  стали  поэтические  произведения  Горация,  Вергилия  и  Овидия,  которые  жили  и  творили  в  период  наиболее  продуктивного  развития  латинского  языка. 

Цель  написания  статьи  —  анализ  лексико-семантических  особенностей  исследуемых  осязательных  прилагательных  в  языке  эпохи  принципата  Августа  —  обусловила  постановку  следующих  задач:  выделить  и  проанализировать  особенности  лексической  семантики  тактильных  прилагательных,  обозначающих  ощущения  «влажности»;  определить  их  вес  и  значение  в  поэзии  Горация,  Вергилия  и  Овидия.

Микрополе  прилагательных  «влажность»  поэтических  текстов  Горация,  Вергилия  и  Овидия  образуют  15  прилагательных:  aquaticus,  arens,  aridus,  bibulus,  madidus,  pinguis,  roscidus,  siccus,  siticulosus,  sitiens,  torridus,  udus,  umidus,  uvidus,  vescus,  из  которых  первичными  осязательными  лексемами  являются  8  лексем:  arens  (Hor.  2;  Verg.  5;  Ovid.  9),  aridus  (Hor.  7;  Verg.  8;  Ovid.  17),  madidus  (Verg.  2;  Ovid.  28),  siccus  (Hor.  13;  Verg.  17;  Ovid.  43),  udus  (Hor.  11;  Verg.  9;  Ovid.  24),  umidus  (Hor.  1;  Verg.  16;  Ovid.  18),  uvidus  (Hor.  4;  Verg.  2;  Ovid.  2),  torridus  (Verg.  2;  Ovid.  1)

Прилагательные  анализируемого  микрополя  удалось  разделить  на  три  лексико-семантические  группы  (далее  ЛСГ)  с  семами:  «мокрый»,  «влажный»  и  «сухой».  Так,  составляющими  ЛСГ  прилагательных  с  семой  «влажный»  считаем  6  адъективов:  aquaticus,  bibulus,  madidus,  udus,  umidus,  uvidus.  Доминантной  лексемой  анализируемой  ЛСГ  выступает  тактильная  лексема  umidus  с  первичным  значением  «влажный»*

У  Вергилия,  а  также  Овидия  адъектив  umidus  выступает  постоянным  эпитетом  ночи  (noctis)**.  Например,  в  поэме  “Энеида”  Вергилий  образно  говорит  о  ночи,  которая  опустилась  на  войско  героя  Энея:  Et  iam  nox  umida  caelo  ||  praecipitat;  [Verg.  Aen.  II.  8—9]  —  И  уже  небо  покидает  влажная  ночь.

Исследуемые  адъективы  актуализируют  ЛСВ  «влажный»  в  синтагме  с  именами  существительными  разных  ТГ:  «Волосяной  покров»,  «Погодные  явления»,  «Предметы  быта»,  «Природные  образования»,  «Растения»,  «Части  тела  человека»  и  др.  Например,  в  «Любовных  элегиях»  Овидий  пишет:  …  umida  formosae  tangam  prius  ora  puellae;  (Ovid.  Amor.  II.  15.  17)  —  …  я  сначала  буду  касаться  влажных  уст  красивой  девушки;*

У  Овидия  же  для  обозначения  влажноватого  стебля  льна,  которым  девушки  писали  тайные  записки,  зафиксировано  единственное  употребление  деминутива  umidulus,  производного  от  прилагательного  umidus:  Fallet  et  umiduli  [littera]  quae  fiet  acumine  lini…  (Ovid.  Ars  am.  III.  629)  —  Обманет  и  [записка],  которая  появится  от  острого  конца  влажноватого  льна

Суффикс  -ulus  был  одним  из  самых  продуктивных  образований  со  значением  обьективного  уменьшения  [2,  с.  11]  еще  в  ранний  период  латинского  языка  [4,  с.  14—15]. 

Кроме  первичных  тактильных  лексем,  обозначающих  ощущения  влажности,  в  эпоху  принципата  Августа  употребляются  прилагательные  других  ЛСП.  Так,  у  Вергилия  и  Овидия  встречаются  примеры  переносного  употребления  прилагательного  bibulus  [7,  с.  236]  с  первичным  значением  —  «который  любит  выпить»:  Nec  …  conchas  pictosque  lapillus  ||  pontus  habet;  bibuli  litoris  illa  mora  est.  (Ovid.  Amor.  III.  11.  13—14)  -  Море,  не  имеет  ...  ракушек  и  разноцветных  камушков,  свойственных  влажному  берегу.

В  поэтических  текстах  Горация,  Вергилия  и  Овидия  ощущение  влаги  выражают  6  прилагательных:  madidus,  pinguis,  roscidus,  udus,  umidus,  uvidus,  которые  удалось  объединить  в  отдельную  ЛСГ  «мокрый».  Так,  Вергилий  для  образного  изображения  воина  умело  сопоставляет  антонимические  адъективы  madidus  і  siccus:  …  madidaque  fluens  in  ueste  Menoetes  ||  summa  petit  scopuli  siccaque  in  rupe  resedit.  (Verg.  Aen.  V.  179—180)  —  …  Менет,  плывший  в  мокрой  одежде,  направился  к  верхушке  горы  и  сел  на  сухой  скале.

Адъективы  микрополя  «влажность»,  актуализируя  в  исследуемых  контекстах  разные  оттенки  осязательных  значений,  могли  пополнять  состав  некоторых  ЛСГ.  Так,  прилагательные  madidus,  udus,  umidus  и  uvidus  являются  компонентами  ЛСГ  «мокрый»  и  «влажный».  О  волосах  богини  Венеры  и  красавца  Атиса  читаем*:  Madidos  siccat  digitis  Venus  uda  capillos.  (Ovid.  Trist.  II.  527)  —  Мокрая  Венера  пальцами  выкручивает  мокрые  волосы.

А  также:  …madidos  murra  curvum  crinale  capillos;  (Ovid.  Met.  V.  53—54)  -  …  согнутый  гребень  [украшал]  волосы,  влажные  от  мирры.

Заметим,  что  ЛСВ  “мокрый”  прилагательного  madidus  являяется  прямым,  а  «влажный»  —  переносным  [8,  с.  1059].  При  разграничении  этих  значений  наиболее  эффективным,  на  наш  взгляд,  представляется  применение  метода  контекстуального  анализа  [3,  с.  210—211]. 

Осязательные  прилагательные  микрополя  «влажность»,  будучи  многозначными  лексемами,  в  эпоху  принципата  Августа  могли  пополнять  состав  других  ЛСП  сенсорной  сферы,  а  именное  ЛСП  «зрение».  Например,  тактильные  лексемы  madidus  и  umidus  в  синтагме  с  именами  существительными  ТГ  «Водоемы»  актуализируют  производное  значение  «многоводный»  [8,  с.  1059].  Вергилий  о  троянцах,  которые  разбежались  во  все  стороны,  пишет:  …  delphinum  similes  qui  per  maria  umida  nando  ||  Carpathium  Libycumque  secant.  (Verg.  Aen.  V.  594—595)  —  …подобные  дельфинам,  которые  рассекают  [волны],  плывя  по  многоводным  карпатским  и  ливийских  морям.

А  в  Овидия  бог  Янус  рассказывает,  как  ему  удалось  остановить  сабинян  и  их  царя  Тация:  Ante  tamen  madidis  subieci  sulpura  venis,  ||  clauderet  ut  Tatio  fervidus  umor  iter.  (Ovid.  Fast.  I.  272—273)  —  Все  же  раньше  я  бросил  сульфур  полноводным  потокам,  чтобы  кипящая  влага  перекрыла  путь  Тацию.

Прилагательное  umidus  в  поэмах  Вергилия  употребляется  в  производном  визуальном  значении  «редкий»*:  …  sacerdos  ...  spargens  umida  mella  soporiferumque  papauer.  (Verg.  Aen.  IV.  483—486)  —  …  жрица  …  кропя  (возливая)  редкие  меды  и  снотворный  мак. 

Осязательные  прилагательные  микрополя  «влажность»,  актуализуя  в  исследуемых  контекстах  производные  значения,  пополняют  состав  ЛСП  не  только  сенсорной  сферы.  Так,  первичная  тактильная  лексема  uvidus  ЛСГ  «мокрый»  в  поэзии  Горация  реализирует  значение  «пьяный,  хмельной»**  и  тем  самым  пополняет  состав  лексики,  обозначающей  психическое  состояние  человека:  …  dicimus  integro  ||  sicci  mane  die,  dicimus  uuidi,  ||  cum  sol  Oceano  subest.  (Hor.  Carm.  IV.  5.  38—40)  …  мы  говорим  трезвые  с  самого  утра,  мы  говорим  хмельные,  когда  солнце  находится  за  океаном.

Удалось  выделить  также  антонимическую  группу  прилагательных  с  семой  «сухой»:  arens,  aridus,  siccus,  siticulosus,  sitiens,  torridus,  vescus  (73  примера,  из  них  13  зафиксировано  у  Горация,  17  —  у  Вергилия,  43  —  у  Овидия).  В  поэмах  Горация,  Вергилия  и  Овидия  самой  высокой  частотностью  употребления  характеризируется  первичная  тактильная  единица  siccus.  Гораций  о  крае,  который  Юпитер  выделил  для  благочестивых  людей,  пишет:  Pinguia  nec  siccis  urantur  semina  glaebis;  [Hor.  Epod.  XVI.  55]  —  Плодородные  семена  не  мучаются  в  сухих  (иссохших)  глыбах.

Результаты  исследования  показали,  что  в  поэтических  текстах  эпохи  принципата  Августа  они  чаще  всего  реализируют  прямое  значение  в  синтагме  с  именами  существительными  конкретной  семантики:  ТГ  «Природные  образования»,  «Части  тела  человека»,  «Волосяной  покров»,  «Растения»,  «Одежда»*.  Так,  Гораций  сыну  царя  лестригонов  Элию  советует:  Dum  potes,  aridum  ||  conpone  lignum;  (Hor.  Od.  III.  17.  13—14)  —  Пока  ты  можешь,  сложи  сухую  древесину  (дрова).

В  исследуемых  поэтических  текстах  адъективы  микрополя  «влажность»  выступают  постоянными  определениями  климатических  условий  и  погодных  явлений.  Приведем  пример  образного  употребления  Вергилием  и  Овидием  для  обозначения  туч  (nubila)  антонимических  прилагательных  umidus  и  aridus:  Aquilo  …  ||  Scythiaeque  hiemes  atque  arida  differ  ||  nubila;  (Verg.  Georg.  III.  196—198)  —  Аквилон  разносит  скифские  бури  и  сухие  тучи.

А  также:  …  cadit  Eurus,  et  umida  surgunt  ||  nubila.  (Ovid.  Met.  VIII.  2—3)  —  …  утихает  Эвр  и  поднимаются  влажные  тучи.

Адъективы  исследуемого  микрополя  в  текстах  поэтов  реализируют  также  коннотативные  значения.  Например,  адъектив  aridus  ЛСГ  «сухой»  в  поэмах  Горация  и  Овидия  в  результате  переносного  употребления  для  обозначения  внешнего  вида  человека  актуализирует  ЛСВ  «высохший,  худой»,  которое  выражает  негативное  оценочное  отношение  говорящего.  Овидий  девушке  с  худыми  ногами  советует*:  Arida  nec  vinclis  crura  resolve  suis.  (Ovid.  Ars  am.  III.  271—272)  —  Худые  голени  не  освобождай  от  своей  обуви.

В  поэме  “Георгики”  Вергилия  зафиксирован  пример  переносного  употребления  первичного  осязательного  адъектива  aridus  для  обозначения  треска  (fragoris):  …et  aridus  altis  montibus  audiri  fragor;  (Verg.  Georg.  I.  357—358)  —  …и  слышно  сухой  треск  по  высоким  горам.

Приведенный  контекст  демонстрирует  процесс  употребления  тактильных  прилагательных  микрополя  «влажность»  в  поэзии  эпохи  принципата  Августа  в  результате  синестетического  переноса  их  значения,  пополняя  состав  аудиальной  лексики.

В  классический  период  латинского  языка  состав  микрополя  «влажность»  пополняется  лексемами  других  ЛСП.  Так,  Вергилий  для  обозначения  высохших  листьев  [1,  с.  817]  употребляет  адъектив  vescus  (первичное  значение  «едкий»):  Interea  pubi  indomitae  non  gramina  tantum  ||  nec  uescas  salicum  frondes  uluamque  palustrem…  (Verg.  Georg.  III.  174—175)  —  Однако  необузданному  молодняку  срывай  не  только  травы,  а  также  не  сухие  листья  ив,  морской  латук  и  болотистые  растения… 

Адъективы  микрополя  «влажность»  были  щедрым  материалом,  которым  пользовались  Гораций,  Вергилий  и  Овидий  в  своих  поэтических  текстах  для  образного  воссоздания  задуманного.  Например,  Гораций  для  изображения  мужества  героя  называет  его  человеком  «с  сухими  глазами»  (siccis  oculis):  Qui  siccis  oculis  monstra  natantia...?  (Hor.  Carm.  I.  3.  17—18)  —  Который  [видел]  сухими  глазами  (=  спокойно)  чудовища,  которые  плавают  …

Проведенное  исследование  показало,  что  адъективы  ЛСГ  микрополя  «влажность»  отличаются  интенсивностью  проявления  тактильного  качества.  Например,  прилагательные  ЛСГ  «сухой»  употребляясь  для  обозначения  субстантивов  ТГ  «Человек  и  части  его  тела»,  реализируют  коннотативные  значения  “пересохший,  жаждущий”,  которые  выражают  негативную  оценку.  Так,  Вергилий  для  наиболее  сильного  изображения  неприятного  ощущения  жажды  называет  не  только  жаждущим  путешественником,  но  и  рот  его  называет  пересохшим*:  …  sicco  terram  spuit  ore  viator  ||  aridus;  (Verg.  IV.  97—98)  —  …  жаждущий  путешественник  пересохшим  ртом  выплевывает  землю.

Полученные  результаты  свидетельствуют  о  значительной  роли  тактильных  прилагательных  в  поэтических  текстах  эпохи  принципата  Августа.  Исследуемые  поэты  часто  пользовались  данными  лексемами  для  создания  ярких  художественных  образов.  Лингвистический  анализ  семантики  этих  адъективов  показал,  что  они  выступают  обозначениями  многих  субстантивов  разной  тематики.  Адъективы  проанализированного  микрополя  реализуют  прямые,  производные,  переносные  и  коннотативные  значения.  Исследуемые  прилагательные,  будучи  многозначными  лексемами,  входят  в  состав  некоторых  ЛСГ,  а  также  пополняют  состав  других  ЛСП  сенсорной  (зрение,  слух)  и  несенсорной  сфер  (aquaticus,  bibulus,  pinguis,  siticulosus,  sitiens,  vescus). 

 

Список  литературы:

1.Дворецкий  И.Х.  Латинско-русский  словарь  /  И.Х.  Дворецкий.  М.:  Рус.  яз.-Медиа,  2003.  —  846  с.

2.Домровский  Р.О.  Суффиксы  субъективной  оценки  в  поздней  латыни  :  автореф.  дис.  на  соискание  учен.  степеня  канд.  филол.  наук:  спец.  10.673  «Классические  языки»  /  Р.О.  Домбровский.  Тбилиси,  1982.  —  25  с.

3.Левицкий  В.В.  Семасиология:  [монография  для  молодых  исследоватилей]  /  В.В.  Левицкий.  2-е  изд.,  исправл.  и  дополн.  Винница:  Нова  Книга,  2012.  —  680  с.

4.Сенив  М.Г.  Семантико-стилистические  функции  деминутивных  образований  в  латинском  языке  раннего  периода:  автореф.  дис.  на  соискание  учен.  степеня  канд.  филол.  наук:  спец.  10.673  «Классические  языки»  /  М.Г.  Сенив.  К.,  1972.  —  28  с.

5.Харченко  В.К.  Лингвосенсорика:  Фундаментальные  и  прикладные  аспекты  /  Харченко  В.К.  М.:  ЛИБРОКОМ,  2012.  —  216  с.

6.Forcellini  A.  Lexicon  Totius  Latinitatis  (Latino-Latinum)  /  A.  Forcellini,  I.  Furlanetto.  2-nd  ed.,  reprint.  Gregoriana  edente  Patavii.  —  1945.  —  Vol.  1—4.  —  Available  from  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://syntax.t15.org/lexica/

7.Lewis  Ch.Τ.  A  new  Latin  dictionary  /  CH.T.  Lewis,  Ch.  Short.  New-York-Cincinnati-Cicago  :  American  book  company,  1907.  —  2018  p.

8.Oxford  Latin  dictionary  /  [edit.  P.G.W.  Glare].  2-nd  ed.,  reprint.  Oxford:  Clarendon  Press,  1983.  —  2126  p.

9.Πλάτωνας.  Τίμαιος  /  Plato  //  Platonis  Opera  /  ed.  John  Burnet.  1903.  Oxford  University  Press.  1903.  —  Available  from  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A1999.01.0179%3Atext%3DTim.%3Asection%3D59d

*  Определяя  первичное  значение  адъектива  umidus,  мы  не  соглашаемся  с  замечанием  в  [8:  2119],  где  отмечено,  что  первичное  значение  этого  адъектива  “мокрый”.  Опираясь  на  словарные  дефиниции  других  авторитетных  словарей  латинского  язика,  считаем  его  первичным  значениям  “влажный”  [7:  1928].  Подтверждение  этому  находим  также  в  словаре  латинського  язика  А.  Форчеллини,  где  отмечено,  что  адъектив  udus  (“мокрый”)  указывает  на  состав  большей  степени  влажности  чем  umidus  [6:  848]. 

**  Смотр.  также:  Verg.  Aen.  V.  835;  III.  198;  V.  738;  XI.  201;  Ovid.  Fast.  II.  635;  VI.  472;  Met.  II.  143;  XI.  607.

*  Другие  примеры  смотр.:  Hor.  Carm.  I.  32.  7;  Sat.  I.  5.  81;  Verg.  Aen.  II.  8;  II.  605;  III.  198;  V.  738;  V.  835;  XI.  231;  Georg.  I.  462;  Ovid.  Amor.  I.6.38;  I.13.10;  I.14.11;  II.6.50;  II.15.17;  II.16.10;  III.5.6;  Ars  am.  III.629;  Ex  P.  II.3.89;  Fast.  II.635;  III.238;  IV.919;  VI.  200;  VI.472;  Heroid.  IX.  141;  XIV.30;  Met.  II.143;  II.853;  III.555;  III.599;  V.  54;  V.391;  V.441;  VIII.561;  XI.607;  XIII.901;  Trist.  III.3.82;  IV.1.96.

*  Другие  примеры  смотр.  в:  Ovid.  Amor.  I.6.38;  Ars  am.  III.224;  Ex  P.  IV.1.30;  Heroid.  XIV.30;  XVIII.106;  Met.  III.555;  XI.656.

*  Другой  пример  находим  в:  Verg.  Georg.  III.  364.

**  Смотр.  также:  Hor.  Carm.  II.  19.  18.

*  Другие  примеры  смотр.  в:  Hor.  Carm.  I.  3.  18;  I.  4.  2;  I.  5.  13;  I.  25.  19;  I.  32.  7;  II.  7.  23;  II.11.  6;  IV.  13.  9;  Epod.  5.  37;  12.  10;  16.  57;  17.  34;  Serm.  I.  1II.  4.  15;  II.  6.  86;  Verg.  Aen.  I.  175;  III.  135;  III.  510;  V.  179;  V.  180;  VI.  162;  VI.  359;  Eclog.  X.  20;  Georg.  I.  142;  I.  289;  I.  373;  I.  389;  II.  31;  III.  175;  IV.  268;  Ovid.  Amor.  I.  8.  84;  II.  15.  16;  III.6.57;  III.9.49;  Ars  am.  I.  660;  I.  662;  II.  686;  III.  224;  Ex  P.  I.  4.  18;  IV.  1.  30;  Fast.  II.  406;  IV.  728;  V.  677;  Heroid.  V.  74;  V.  112;VII.  3;  XI.  12;  XII.  57;  XVIII.  35;  XVIII.  106;  XIX.  60;  Ib.  98;  Medic.  193;  Met.  I.  264;  I.  339;  II.  213;  II.  262;  III.  661;  IV.  510;  VII.  277;  VIII.  630;  VIII.  632;  IX.  373;  X.  654;  XI.  112;  XI.  656;  XII.  239;  XII.  274;  XIV.  50;  XV.  268;  Trist.  I.  5.  48;  II.  527;  III.  10.  40;  V.  4.  6.

*  Смотр.  также:  Hor.  Epod.  VIII.  5. 

*  Смотр.  также:  Verg.  Aen.  II.  358;  V.  200;  VIII.  261;  XI.  64;  Georg.  IV.  97;  Ovid.  Ars  am.  II.326;  Ex  P.  II.11.10;  Met.  VII.556;  XIV.278;  Trist.  III.3.86.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий