Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 10 июня 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хошимхуджаева М.М. МОТИВАЦИОННО-НОМИНАТИВНЫЕ СВОЙСТВА ФИТОНОМИЧЕСКИХ ЛЕКСЕМ В АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ И УЗБЕКСКОМ ЯЗЫКАХ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

МОТИВАЦИОННО-НОМИНАТИВНЫЕ  СВОЙСТВА  ФИТОНОМИЧЕСКИХ  ЛЕКСЕМ  В  АНГЛИЙСКОМ,  РУССКОМ  И  УЗБЕКСКОМ  ЯЗЫКАХ

Хошимхуджаева  Мохирух  Музаффаровна

старший  научный  сотрудник-исследователь  3-года  обучения  Национального  Университета  Узбекистана  имени  Мирзо  Улугбека,  г.  Ташкент

E-mail: 

 

MOTIVATIONAL-NOMINATIVE  FEATURES  OF  PHYTHONYMICAL  TOKENS  IN  ENGLISH,  RUSSIAN  AND  UZBEK  LANGUAGES

Hoshimhudjaeva  Mohiruh  Muzaffarovna

3-year  Senior  Researcher  of  the  National  University  of  Uzbekistan  named  after  Mirzo  Ulugbek,  Tashkent

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  рассмотрены  мотивационно-номинативные  свойства  фитономических  лексем  в  английском,  русском  и  узбекском  языках  в  сопоставительном  аспекте.  Контрастивный  анализ  фитономических  лексем  сопоставляемых  языков  в  контексте  мотивационных  признаковых  аспектов  выявляет  их  универсальные  и  частные  характеристики.

ABSTRACT

The  article  investigates  the  nominative-motivational  properties  of  phythonymical  tokens  in  English,  Russian  and  Uzbek  languages  in  comparative  aspect.  The  contrastive  analysis  of  phythonymical  tokens  in  the  context  of  the  motivational  aspects  reveals  their  universal  and  particular  characteristics  in  compared  languages.

 

Ключевые  слова:  фитонимы,  сопоставительный  аспект,  мотивационно-номинативные  свойства,  английский,  русский  и  узбекский  язык;

Keywords:  phytonyms,  comparative  aspect,  motivational-nominative  features,  English,  Russian  and  Uzbek  languages;

 

«Осуществление  современных  сопоставительных  исследований  в  области  лексической  мотивации  было  подготовлено  как  становлением  самой  лексикологической  теории  явления  мотивации  слов,  так  и  интенсивным  развитием  сопоставительных  исследований,  осуществляемых  в  последние  три  десятилетия  в  лексикологии,  ономасиологии,  семасиологии,  синхронном  словообразовании»  [4,  c.  68].  Известно,  что  процесс  мотивированности  названий  растений  в  языке  определяется  уровнем  индивидуального  и  общественного  сознания  данного  языкового  сообщество,  своеобразным  укладом  жизни,  национальными  и  культурными  традициями,  особенностями  социальных  и  природных  условий  жизнедеятельности  человека.  Фитонимы  как  часть  языковой  картины  мира  формируется  на  основе  когнитивных  и  культурно-исторических  архетипов  и  приобретает  свойство  прототипической  организации.  В  связи  с  этим  возрастает  возможность  выявление  и  анализ  мотивационно-номинативных  свойств  фитонимов  в  сопоставляемых  языках. 

Мотивационно-номинативный  анализ  подтверждает  возможность  наличия  многих  общих  черт  в  номинации  растений  в  английском,  русском  и  узбекском  языках.  По  своей  структуре  фитонимы  в  данных  языках  представлены  однословными  наименованиями  или  словосочетаниями,  состоящими  из  двух  или  более  компонентов.  При  этом  словосочетания  характеризуется  большей  смысловой  информативностью.

Естественно,  мотивация  фитономической  лексики  подчиняется  жесткой  закономерности  и  осуществляется  в  определенных  направлениях,  каждое  из  которых  связывает  наименования  растений  с  определенной  семантической  сферой.  Это,  по-видимому,  обусловлено  тем,  что  концептуальная  модель  мира  в  этих  наименованиях  характеризуется  сходством,  т,  е.  растения  универсальны  для  всех  сопоставляемых  языков,  хотя  форма  их  выражения  различно,  что  объясняется  отличием  национальных  языковых  картин  мира. 

Исходя  из  этого,  мы  можем  выделить  следующие  направления  мотивационной  интерпретации  наименований  растений  в  сопоставляемых  языках: 

1.  растение  —  животное,  насекомое:

англ.  lion’s-ear  (ухо  льва),  mouse-ear  (ухо  мишки)

русск.  аистник,  блошница 

узбек.  гултожихўроз  (цветок-петушиный-гребешок),  қўзиқорин  (пуза  ягнёнка),  қўнғизтароқ  (расчёска  жука)

2.  растение  —  признак  человека  или  животного: 

англ.  liverwort  (печень  трава),  smartweed  (умная  трава)

русск.  бородатка,  зубянка,  ухоприцветник

узбек.  гиржовуз  (кругом  злой),  ялтирбош  (блестящая  голова)

3.  растение  —  конкретное  деятельность  человека: 

англ.  сatchfly  (хватать  муху),  self-heal  (самолечение)

русск.  дремлик,  лопух,  карликовый  дуб 

узбек.  савағич  (хлистатель),  сачратқи  (сплёскиватель)

4.  растение  —  социальный  статус,  социальная  функция  человека:

англ.  Motherwort  (мать  трава),  Saint-John’s-wort  (трава  ст.  Иоанна)

русск.  мать-мачеха 

узбек.  хотинак  супирги  (веник  женщины),  келин-тили  (язык  невесты)

5.  растение  —  артифакт:

англ.  bottlebrush  (щётка  для  бутылки),  pipewort  (трава  трубка)

русск.  пуговичник,  шлемник,  пастушья  сумка 

узбек.  қозонювгич  (щётка  для  казана)

6.  растение  —  объект  или  явление  природы: 

англ.  rock-rose  (горная  роза),  sundew  (солнечная  роса)

русск.  звездовик,  майник

узбек.  далачой  (полевой  чай),  номозишом  гул  (вечерний  цветок). 

Количественный  анализ  наполнения  этих  групп  показал,  что,  несмотря  на  относительную  однородность  распределения  английских,  русских  и  узбекских  наименований  растений  по  семантическим  зонам,  каждый  из  сопоставляемых  языков  проявляет  свои  особенности.  В  сознании  носителей  английского,  русского  и  узбекского  языков  растения  почти  не  ассоциируются  с  социальным  статусом  или  социальной  функцией  человека.  Другой  особенностью  фитонимической  лексики  сопоставляемых  языков  является  наличие  боль­шого  числа  наименований,  в  той  или  иной  степени  отражающих  представления  о  человеке,  его  признаках  и  деятельности.  Результаты  анализа  показывают  высокую  степень  антропоморфизма  лексики  английского,  русского  и  узбекского  языков,  где  наибольшее  число  наименований  связано  с  физическими  признаками  человека,  его  свойствами  и  деятельностью.

Предложенная  нами  классификация  является  открытой  и  не  претендует  на  инвариантную  классификационную  модель  мотивационных  признаков,  поскольку  в  каждом  конкретном  языке  их  число  может  быть  больше  или  меньше,  и  изучение  словообразования  в  аксиологическом  аспекте  позволит  в  дальнейшем  дополнить  ее.

Методом  выборки  из  словарей  английского,  русского  и  узбекского  языков  нами  было  извлечено  более  500  английских,  300  русских  и  200  узбекских  сложноструктурных  наименований  растений,  которые  соответственно  отражают  мотивационно  -  номинативных  признаки  в  английском,  и  в  русском,  в  узбекском  языках. 

Под  сложноструктурными  наименованиями  нами  понимаются  именные  композиты  и  словосочетание,  которые  отличаются  спорными  номинативными  признаками,  способствующими  их  рассмотрению  в  контексте  мотивационных  признаков  названий  растений.

Таким  образом,  исходный  материал  сложноструктурных  наименований  в  сопоставляемых  языках  не  одинаков.  Их  можно  представить  следующим  образом:

Таблица  1.

Мотивационный  признак

англ.

русс.

узбек.

«форма»

globeflower

купальница

сертикан  бодомча

«природный  локатив»

beach  grape

водяной  перец

дашт  саллагули

«прагматический  признак»

oil  palm

 

шакар  қамиш

«цвет»

purple  fox  glove

белена  черная

сариқ  андиз

«тактильное  ощущение»

velvet  leaf  blueberry

 

баҳмал  гул

«время»

flower-of-an-hour

тысячелетник

 

«вкус»

honey-pea

сахарный  тростник

аччиқ  бодом

«размер»,  «величина»

dwarf  oak

лох  узколистный

майдагул  тоғрайхон

«аитический  способ»

common  flax

тюльпан  сомнительный

оддий  жағ-жағ

«запах»

sweet  pea

душица

сассиқ  коврак

«наименование  в  честь»

Adam’s  flannel

Иван  чай

Регель  ширачи

«качество»

maple  ash

лук  шероховатый

дағалчойўт

«пол»

 

 

хотинаксупурги

«звук»

rattle-top

 

пақ-пақ

«функциональный  признак»

 

метельник

бурган  супурги

«географический  локатив»

Irish  daisy

синяк  итальянский

Чимён  лоласи

 

 

По  таблице  видно,  в  сопоставляемых  языках  признаки  «форма»,  «цвет»  и  «локатив»  в  наименованиях  растений  является  типичными  как  для  английского,  русского  так  и  для  узбекского  языков.  Но  с  базовым  совпадениями  встречается  и  некоторые  расхождения  напр.:  в  английском  языке  нет  «функционального  признака»,  в  русском  языке  нет  «тактильного  ощущения»,  а  в  узбекском  языке  не  наблюдается  наименования  «время».

Исходя  из  вышеуказанного  можно  сделать  вывод,  что  наиболее  доминируищим  мотивационно-номинативным  признаком  фитонимов  в  английском,  русском  и  узбекском  языках  является  «форма».

Сопоставительный  анализ  фитономических  терминов  рассматриваемых  языков  в  контексте  мотивационных  признаковых  аспектов  выявляет  их  универсальные  и  частные  характеристики,  взаимосвязь  терминологии  и  номенклатуры,  взаимоотношение  радикальных  и  когнитивных  принципов  строения  ботанических  терминов.  Несмотря  на  то,  что  английский,  русский  и  узбекский  являются  разноструктурными  языками,  их  отличают  определенная  симметрия  в  мотивационно-номинативной  организации  фитономических  полей,  что  свидетельствует  о  близких  архетипических  представлениях  соответствующих  сообществ  о  растительном  мире  с  его  обыденно-когнитивным  позиционированием,  а  также  в  пространстве  при  ориентации,  что,  в  свою  очередь,  предопределяет  механизм  формирования  фитономического  пространство  как  часть  языковой  картины  мира.

 

Список  литературы:

  1. Абдурахмонов  Д.,  Лексика  узбекских  говоров.  —  Т.:  Фан,  1991.  —  229  с.
  2. Англо-русский  биологический  словарь.  —  М.:  Русский  язык,  1979.  —  736  с. 
  3. Коновалова  Н.И.,  Словарь  народных  названий  растений  Урала.  —  Е.:  Полиграфист,  2000.  —  233  с.
  4. Савенко  (Филатова)  А.С.,  Особенности  осознания  мотивировочных  признаков  носителями  русского  и  английского  языков  //  Вестник  ТГПУ.  2006.  №  5.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-osoznaniya-motivirovochnyh-priznakov-nositelyami-russkogo-i-angliyskogo-yazykov  (дата  обращения:  28.05.2013).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий