Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 ноября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Акрамов Ш.Р. НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА — ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА — ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ (ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР)

Акрамов Шухрат Рахматович

стажёр-исследователь-соискатель 1 года обучения

Узбекского университета мировых языков,

 г. Ташкента

E-mail: akramovs@rambler.ru

 

Художественная литература является одним из основных видов искусства. Она всегда отражала и отражает важнейшие проблемы общественной жизни, развиваясь вместе с ней. Роль литературы в познании жизни и воспитании людей весьма значительна.

Вместе с создателями замечательных литературных произве­дений читатели приобщаются к высоким идеалам истинно человеческой жизни. Творческая работа писателя всегда индивиду­альна как в путях художественного познания мира, так и в способах выражения своего миросозерцания и миропонимания.

Как считает литературовед Л.Г. Абрамович, литературное развитие неразрывно связано, с одной стороны, со всеми множащимися и усложняющимися видовыми и жанровыми формами художественных произведений, с другой стороны — с возникновением и сменой художественных методов [1].

Сегодня мировая художественная литература не только имеет традиционные видовые и жанровые формы художественных произведений, но и обогащается за счёт развития других форм.

Одним из таких весьма интересных явлений на современной карте мировой литературы является рождение нового жанра — научной фантастики [8]. Хотя известный литературовед Р. Ибрагимова утверждает, что это жанр литературы, но, на наш взгляд, это является видом фантастической литературы, ведь жанром можно назвать только лишь определённый тип произведения — роман, рассказ или повесть.

Таким образом, научная фантастика на сегодняшний день признана одним из самых популярных литературных видов. В настоящее время данный вид художественной литературы, вызывающий всеобщий интерес, как бы затмил все другие её виды и привлек широчайшую читательскую аудиторию. Причины этого явления, очевидно, обусловлены успехами науки и техники, доказав­шими своё могущество и необходимость в современном обществе.

Данные об истории возникновения научной фантастики в имеющихся публикациях оказались немногочисленными.

Учёный, физик, математик и астроном, Я. Перельман впервые предложил термин «научно-фантастическая», который в 1914 году написал и опубликовал дополнительную главу «Завтрак в невесомой кухне» к роману Ж. Верна «Из пушки на Луну» в журнале «Природа и люди». В 1923 году писатель-фантаст Х. Гернсбек [11; 12] также впервые употребил в своём журнале «Наука и изобретение» в значении «научная фантастика» термин "scientifiction", соединив воедино слова "science" и "fiction". В дальнейшем этот термин закрепился в английском языке в виде "science fiction".

Именно с определения объекта исследования и классификации имеющегося материала начинается любая наука. Нужно признать, что отсутствует общепринятое определение термина «научная фантастика». Предложено множество определений, как со стороны литературных критиков, так и самих писателей-фантастов, а также редакторов разного рода энциклопедий.

В 1926 году Х. Гернсбек дал определение, что научная фантастика (НФ) — это вид художественной прозы, которую писали Ж. Верн, Г. Уэллс и Э.А. По, это прелестные захватывающие романтические истории, замешанные на научных данных и проро­ческом предвидении [24].

На наш взгляд, называться романтическими могут истории, в которых тема любви фигурирует как основная. Большинство американских и английских исследователей НФ связывают с романтикой, при этом понимание романтики неоднозначно. С одной стороны, эта тенденция к формированию мира заново, с другой — все, что мы обычно понимаем под понятием «романтика» [4]. Такую двойственность в значение данного слова вкладывал ещё Н. Готорн, при противопоставлении романтического романа роману реалисти­ческому. Сторонником романтизма в НФ был также историк Ф. Брюс, который утверждал что «для составления полного списка предтечей научной фантастики нужно было бы рассказать все рассказы об удивительных открытиях и необычайных путешествиях во времени и пространстве и истории о странных физических явлениях, утопические фантазии» [28].

Б. Давенпорт определил НФ как «уникальный феномен со своим собственным языком» [27]. В 1947 году Р. Хайнлайн предложил для фантастики краткое определение — «литература рассуждений». Название оказалось броским и удобным и в самом деле объясняло, пусть и частично, своеобразие научной фантастики и, следовательно, было охотно принято. Другой писатель фантаст — А. Кларк — дал определение: НФ — «литература изменений» [10], и это опреде­ление стало таким же известным, как определение Р. Хайнлайна («литература рассуждений»).

Очень похожее этому определение и понимание НФ у другого известного автора И. Ефремова: научная фантастика — «литература логических соображений» [7], а по мнению японского писателя К. Абе, НФ — это «литература гипотезы» [18].

Часто можно встретить утверждение (Б. Роберт), что научная фантастика является «литературой идей» [31], или «системой идей», как пишет Д. Уоллхейм. По его мнению, фантастика гораздо «больше имеет дело с идеями, нежели с литературными стилями» [33].

На наш взгляд, определения НФ вышеуказанных авторов (Р. Хайнлайн, А. Кларк, И. Ефремов, К. Абе, Б. Давенпорт, Б. Роберт и Д. Уоллхейм) являются идентичными.

Б. Олдис предложил назвать научную фантастику «литературой, которая изображает среду» [25]. Это объясняется, скорее всего, упорным интересом писателей-фантастов в XX веке не человеку как таковому, а технике, к космосу, окружающим его предметам и явлениям, свойствам времени и пространства. Но здесь, возникает вопрос: может быть, специфическим предметом изображения в научной фантастике является также и искусственная среда, которую создал сам человек [23].

Однако Б. Олдис имеет ввиду не просто среду, а изменения в окружающем мире и их влияние на человечество, которое также может подвергнуться определённым переменам. Некоторые исследо­ватели и критики пишут о научных открытиях и их влиянии на человека, о влиянии научно-технического прогресса на челове­ческое общество. Именно это имел и ввиду в 1953 году писатель-фантаст А. Азимов, предложив назвать данный вид литературы «социальная научная фантастика» [30]. Социальные последствия научных открытий многократно рассматривались как главный предмет отображения действительности в НФ критиками стран бывшего СССР [17; 19; 21].

В терминах А. Азимова «социальная научная фантастика» и Б. Олдиса «литература, изображающая среду» говорится об одном и том же ― в научной фантастике повествуется о катастрофических переменах, нарастающих в человеческом социуме, которые являются результатом научно-технического прогресса в его идеальном (познание мира) и материальном (техника, изобретение) выражении, и эти перемены неизбежно отражаются на судьбах и психике людей [25; 30].

Таким образом, можно заметить, что в основе определения НФ последних двух авторов лежит развитие научно-технического развития и его тесная связь с научной фантастикой.

Вышеупомянутый писатель-фантаст и редактор Х. Гернсбек дал определение научной фантастике: «литература предвидения в сфере прогресса материального» [22]. Взгляд на НФ как на некую разновидность футурологии высказывался в критике 1920-х годов, когда считалось, что она изображает будущее, часто технику и науку грядущего, старается предугадать некие конкретные черты будущего. Данная точка зрения находит единомышленников и в нынешнее время. Например, Д. Левингстон определяет научную фантастику как «существенную часть футурологии» [29], также писатель Л. Дел Рей утверждает, что главным в природе научной фантастики является предсказание, предвидение.

Итак, анализируя высказывания данных писателей, можно предположить, что НФ стремится непосредственно предсказать будущее, его определённый облик.

Но огромное количество критиков держится другого мнения, на наш взгляд, близкого к истине: в произведениях о грядущем они видят прямые пророчества и предвидения, показ «иного» мира, отличающегося от сегодняшнего, измененных амбиций, подготовки человека к вероятным переменам, формирования более устойчивой и гибкой человеческой психики. А. Кларк, разъясняя свое определение НФ как «литературы изменений», отмечает, что данный вид литературы способствует адаптации читателей к миру, грядущему и уже наступающему. Похожие мнения высказывались критиками стран бывшего СССР [3; 17; 20].

Р. Конквест предложил квалифицировать НФ как «литературу возможностей», потому что научная фантастика изображает предпо­лагаемые, возможные перемены, а не реальные, помогая этим психике человека не опешить перед переменами реальными. Одна из его статей в сборнике «Научная фантастика сегодня и завтра» так и именуется: «Научная фантастика и адаптация человека к переменам» [26].

Другие авторы, которые попытались также дать определение научной фантастике, исследовали иные подходы, направления.

Например, писатель-фантаст Р. Хайнлайн предложил в 1959 году развернутое определение научной фантастики: «реалистическое рассуждение о возможных будущих событиях, основанное строго на адекватном знании реального мира, прошлого и настоящего и полного понимания природы и значения научного метода» [34]. По мнению его коллеги Р. Стерлинга, «фантазия делает невоз­можное ― вероятным, научная фантастика делает невероятное возможным». Р. Дел Лестер замечает, что причина отсутствия удовлетворяющего всех определении НФ в том, что не легко очертить границы научной фантастики.

До сих пор вызывает много вопросов толкование термина «научный» по отношению к фантастике. Так, например, Е. Ковтун [11, 12] предложил изменить слово «научная» на слово «рациональная», назвав несколько причин. Основной из них является то, что в составе термина «научная фантастика» прилагательное «научный» является не вполне корректным.

Термин «рациональная фантастика» по его взгляду, точнее отражает самую важную сторону, своебразие этого вида фантасти­ческой литературы: рациональное в противовес традиционной для предшествующей фантастики «сверхъестественной» мотивации фантастической посылки.

По мнению Е. Ковтуна, рациональная фантастика (РФ) ― несколько более широкое понятие, чем НФ, потому что оно состоит из равных двух подтипов фантастики с логической посылкой, которая имеет разнообразные закономерности художественности: именно научную (её называют «твёрдой», или научно-технической) и социальную фантастику. Далее он даёт свое определение рациональной фантастике: «Рациональная фантастика обозначает вид прозы, где повествуется невозможная в известной нам реальности ситуация, но по гипотезе вероятностная, имеющая отношение к тем или иным открытиям в технике и науке» [11; 12].

Более перспективным мы считаем определение, предложенное Г. Гуревичем: «Научной считается та фантастика, где именно материальными силами создается необыкновенное: человеком или природой, посредством техники и науки» [5].

Но следует уточнить: фантастический компонент в научной фантастике (вовсе необязательно) должен быть строго «научным» в академическом толковании данного термина, так как крайне затруднительны в объяснении некоторые факты, например, на какой науке обоснованы идеи гиперпространственного звездолёта, машины времени, индивидуального бессмертия, антигравитатора. В основе многих научно-фантастических идей лежат вымышленные авторами, а не реальные научные дисциплины: психоистория, биполярная математика и т. п. По-видимому, основное требование научности в этом смысле ― отсутствие любых противоречий с нынешней наукой. К примеру, в произведениях братьев Стругацких [13] межзвёздные полёты совершаются посредством некоего эффекта, названной писателями «эпсилон-деритринитацией», А. Азимов предлагает «гиперпрыжок», С. Снегов вводит идею «теории Танева» и т. д. Конечно, ни одна из этих предложенных, вымышленных теорий не может противоречить нынешним научным мировоззрениям, так как нельзя исключить, что в недалёком будущем подобные идеи, гипотезы вполне могут быть проработаны и реализованы в реальной жизни.

Таким образом, главный критерий научной фантастики, по мнению писателя-фантаста К. Мзареулова, заключается в науко­образном обосновании фантастического компонента.

Он даёт следующее определение НФ, утверждая, что это ― «особая разновидность художественной фантастики, в произведениях которых содержатся компоненты, имеющие наукообразное обосно­вание, не противоречащие достоверно установленным фактам действительности и материалистическому взгляду на природу, причём отличия описываемых событий и явлений от реальной действитель­ности являются непосредственным следствием влияния компонента фантастичности» [13].

На основании вышеописанного, мы присоединяемся к мнению последнего автора (К. Мзареулова) о том, что НФ должна базироваться на реальных научных открытиях и техническом прогрессе.

Писатели-фантасты В. Обручев и А. Беляев считают, что главное назначение НФ ― нести знания в читательские массы, готовить к научной работе. А. Осипов в своей книге «Фантастика от а до я» предложил такую формулировку: «Научная фантастика ― это литература образного выражения научных, социальных, эстетических гипотез и гипотетической ситуации о прошлом, настоящем и будущем (по вопросам, разносторонне касающимся человека и общества), логически проецированных из явлений современности или современного мировосприятия и потому вероят­ностных или допустимых в рамках художественного эксперимента, каковым является произведение. Особенность произведений научной фантастики состоит в том, что в них рассказывается, как правило, о том, что ещё не существует в реальной действительности, но не противоречит в принципе законам её развития или может возникнуть при стечении тех или иных обстоятельств. Научную фантастику делает то, что те или иные её допущения или предположения построены на основе логических выводов, либо из явлений современности, или из суммы малоизвестных фактов о прошлом, приобретающих в рамках художественной модели вероятностные признаки». Например, полёты к далёким звёздам ещё не предпринимались, но полёты эти принципиально возможны в будущем ― это вопрос техники [15].

В литературной энциклопедии терминов и понятий дается такое определение научной фантастике: «Научная фантастика ― вид фантастической литературы, основанный на допущении, имеющее рациональный характер, в соответствии с которой с помощью законов научных открытий, технических изобретений или природы, не противоречащим естественнонаучным воззрениям того времени, в произведении создаётся необычайное или сверхестественное» [14].

Также о фантастических допущениях говорит и Г. Олди в своём определении научной фантастики ― НФ ― это жанр в кино, литературе и других разновидностях искусства. НФ обосновывается на фантастических допущениях, которые не выходят за рамки научного понимания реальности, как в сфере гуманитарных наук, так и естественных [37]. Из этого следует заключение, что романы, рассказы, повести и очерки, обоснованные на допущениях, которые являются ненаучными, относятся к другим жанрам (фэнтези или мистика).

Г. Олди разделяет научно-фантастические допущения на гума­нитарно-научные и естественно-научные. В первом виде вводится допущение в сфере истории, социологии, этики, религии, психологии и даже филологии. Во втором виде в произведение вводятся новые законы природы и изобретений. Следует заметить, что в одном повествовании также можно встретить сочетание различных типов допущений одновременно [37].

М. Галина в своей статье пишет следующее: «Обычно подразумевается, что НФ ― это вид литературы, где сюжет разворачивается вокруг фантастической, но научной идеи. Правильнее будет сказать, что в научной фантастике с самого начала повествуемая реальность, действительность, события, явления и образы, которые внутренне непротиворечивы и логичны. В НФ сюжет строится на одном или нескольких наукообразных (или как бы научных) допущениях, например, передвижение в космосе быстрее света, надпрос­транственные тоннели, машина времени, телепатия и прочее» [36].

Как пишет литературный критик Р. Иброхимова в своей книге «Вокеълик ва фантастика» («Реализм и фантастика» ― авт.): «Выраженные мнения по поводу термина научная фантастика во многом по-своему верны, так как, как бы он ни назывался, в основе его лежат жизненные проблемы. Но определение жанра произведения как научная фантастика относительное понятие, потому что писатель не гарантирует стопроцентную научность фантастической темы, поднятой в произведении. И, вообще, не ставит перед собой цель начертить определённый проект, но только лишь пытается логически и наукооборазно обосновать идею в виде образа, гипотезы» [9].

Как утверждается в той же вышеупомянутой «Литературной энциклопедии терминов и понятий» [14], сложность определения НФ связана с тем, что на протяжении долгого времени её изучали отдельно, в отрыве от литературы реалистической. Однако если реалистическая литература описывает привычный и знакомый читателю мир, то научная фантастика показывает мир вероятностный, представляющий собой модель возможной действительности, реалистически точную (убеждающую) в деталях, степень реалистич­ности которой в целом определяет глубина и актуальность поднимаемых в произведении вопросов современности.

По данным высказываний вышеперечисленных последних авторов (В. Обручев, А. Беляев, Г. Олди, Р. Иброхимова), а также литературной энциклопедии терминов и понятий можно отметить, что научная фантастика, несомненно, вызывает глубокий интерес читателей к научно-техническим открытиям, с помощью которых создаёт возможность невероятно изменить наш существу­ющий мир, нашу действительность, т. е. «сказку сделать былью» и воплотить в жизнь научно-фантастические идеи или гипотезы.

Таким образом, проанализировав определения научной фантас­тики многочисленных авторов мировой литературы на различных этапах её развития, можно заключить, что научная фантастика ― это разновидность фантастической литературы (а не жанр, так как жанром называется определённый тип произведения ― роман, рассказ или повесть) с материальным взглядом на реальность, которая основывается на различных научных открытиях и имеет две функции: воспитательную и прогностическую, первая пробуждает интерес читателя к овладению наукой и техникой, воспитывает чувства гуманизма и справедливости, вторая ― предвосхищает будущие научные открытия.

 

Список литературы:

  1. Абрамович Л.Г. Введение в литературоведение. ― М., 1975. ― 352 с.
  2. Варфоломеев И.П., Миркурбанов Н.М. Введение в литературоведение. ― Ташкент, 2006. ― 520 с.
  3. Гор Г. Жизнь далекая, жизнь близкая // Лит. газ. ― 1969. ― 22 окт.
  4. Громова А.Г. Не созерцание, а исследование // Лит. газ. ― 1970. ― 7 янв.
  5. Гуревич Г. Карта страны фантазии. ― М.,1967. ― с. 33, 176 c.
  6. Данилов Ю. Научная фантастика и фантастическая наука // Неувязка со временем: Сб. научно-фантаст. Рассказов; Переводы / Составитель В.С. Кондратьев; Предисловие Ю.А. Данилова. ―М.: Наука, 1991. ― C. 3―4.
  7. Ефремов И. А. Наука и научная фантастика // Фантастика. 1962. ― М.: Мол. гвардия, 1962. ― с. 471.
  8. Ибрагимова Р.М. Пути формирования и развития узбекской научной фантастики: Дисс. … канд. филол. наук. ― Ташкент. 1980. ― 153 с.
  9. Иброхимова Р. Вокеълик ва фантастика. ― Тошкент, 2011. ― с. 5―6, 200 с.
  10. Кларк А.В защиту научной фантастики // Курьер ЮНЕСКО. ― 1962. ― № 11. ― с. 14―17, 61 с.
  11. Ковтун Е.Н. Поэтика необычайного. ― М., 1999. ― с. 67, 69, 307.
  12. Ковтун Е.Н. Художественный вымысел в литературе XX века. ― М., 2008. ― с. 79, 82, 484.
  13. Мзареулов Константин. Фантастика. Общий курс. ― Хьюстон, 2006. с. 13, ― 138 с.
  14. Николютина А.Н. Литературная энциклопедия терминов и понятий. ― М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2003. — с. 621―622, 1600 с.
  15. Осипов А.Н. Фантастика от «А» до «Я» (Основные понятия и термины): Краткий энциклопедический справочник. ― М., 1999. С. 166―167 ― 352 с.
  16. Парнов Е. Щит Персея. Заметки о научной фантастике // Лит. газ. ― 1976. ― 7 июля.
  17. Парнов Е. Щит Персея. Заметки о научной фантастике; он же: Фантастика вчера и сегодня, завтра (диалог Ю. Кагарлицкого и Е. Парнова) // Лит. газ. ― 1973. ― 23 мая.
  18. Разговор шел о фантастике. Беседа с Кобо Абе // Иностранная литература. ― 1967. ― № 1. ― с. 264.
  19. Соловьева И. Безусловность условного мира //Лит. обозр. ― 1973. ― № 10. ― с. 31.
  20. Стругацкий А., Стругацкий Б. От чего не свободна фантастика? Беседу записала Силина Т.// Лит. обозр. ― 1976. ― № 8. ― с. 108.
  21. Тамарченко Е. Мир без дистанции (о художественном своеобразии современной научной фантастики) // Вопр. лит. ― 1968. ― № 11. ― с. 96―115.
  22. Чернышева Т.А. Природа фантастики. ― Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1984. ― С. 15, 336 с.
  23. Чернышева Т.А. Фантастика. ― М.,1968. ― с. 299―320.
  24. Adam Roberts The history of science fiction. ― New York: Palgrave Macmillan, 2006. ― Р. 2, 3, 368 p.
  25. Aldiss Brian. Origin of the Species // Extrapolatio. ― V. 14. ― № 2. ― 1973. ― May. ― Р. 170.
  26. Conquest Robert. Science Fiction and Literature // Science Fiction: Collection of Critical Essays. ― N. Y.: Ed. by M. Rose. 1976. ― Р. 34. 174 p.
  27. Davenport Basil. Inquiry to science fiction. ― New York ― London ― Toronto, 1955. ― Р. 5. 87 p.
  28. Franklin Bruce H. Future perfect. American science fiction of the nineteenth centuty. ― N.Y.: Oxford university press, 1966. ― Р. 10. 401 p.
  29. Levingston Dennis. Science fiction as futurology // Extrapolation. ― V. 14. ― № 2. ― 1973. ― May. ― Р. 153.
  30. Modern science fiction, Ed. by Reginald Brethor. ― N. Y., 1953. ― 294 p.
  31. Nourse Alan E. Science Fiction and Mans Adaptation to Change // Science Fiction Today and Tomorrow. Penquin Book. ― Baltimore-Maryland. Ed. By Reginald Bretnor. 1974. ― Р. 120; Barthell Robert. SF: A literature of ideas // Extrapolation. ― V. 15. ― № 1. ― 1971. ― Dec. ― Р. 56―63.
  32. Storer Leon. Science fiction the research revolution and John Campbell //Extrapolation. ― V. 14. ― № 2. ― 1973. ― May. ― Р. 130.
  33. Wollheim Donald. The universe makers science fiction today. ― New York ― Evanston ― London, 1971. ― Р. 6. 122 р.
  34. Heinlein, Robert A.; Cyril Kornbluth, Alfred Bester, and Robert Bloch "Science Fiction: Its Nature, Faults and Virtues". The Science Fiction Novel: Imagination and Social Criticism. ― University of Chicago: Advent Publishers, 1959 // [Электронный ресурс] ― Режим доступа: URL: http://en.wikipedia.org/wiki/ Science_fiction.
  35. Ефремов И. Наука и научная фантастика // Природа. ― 1961. ― № 12. ― C. 41―47 // [Электронный ресурс] ― Режим доступа: URL: http://i-efremov.ru/Publicism/ SF.htm.
  36. Галина М.С. Старая, новая, сверхновая… Журналы фантастики на постсоветском пространстве // Новый мир. ― 2006. ― № 8 // [Электронный ресурс] ― Режим доступа: URL: http://mag.russ.ru/novyi_mi/2006/8/ga13.html.
  37. Олди Г.Л. Фантастическое допущение // Мир фантастики. ― 2008. ― № 54 // [Электронный ресурс] ― Режим доступа: URL: http://www.mirf.ru/Articles/art 2521. htm.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий