Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 ноября 2012 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Техническая эстетика и дизайн

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гостяева М.А. ДИЗАЙН В ОБРЯДАХ И ЛЕГЕНДАХ СЕВЕРНОГО ТУРИЗМА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

 

ДИЗАЙН В ОБРЯДАХ И ЛЕГЕНДАХ СЕВЕРНОГО ТУРИЗМА

Гостяева Мария Андреевна

магистрант, Уральская государственная архитектурно-художественная академия, г. Екатеринбург

Н.П. Гарин

научный руководитель, канд. иск., проф,. кафедра ИД

E-mail: mag_008@bk.ru

 

«Подлинные открытия — это не обретения новых земель,
а обретение нового видения»

Марсель Пруст

 

Привлечение туристской индустрии как альтернативного пути развития Севера способно максимально раскрыть индивидуальность и самобытность России как северной страны [8]. Уникальный природный комплекс, объекты культурного наследия, а также «говорящие культуры» [6] коренных народов Севера все это ценные ресурсы, создающие основу для формирования познавательного, экстре­мального, экологического, этнографического и других видов туризма.

Индустрия туризма становится наиболее перспективной отрасльюдля поддержания экономического баланса северных регионов. В настоящее время туристская деятельность является второй по доходности индустрией после нефтегазовой и охватывает более 10 % мирового ВВП [7]. Это нужная и полезная отрасль народного хозяйства, коэффициент полезного действия которой с подключением науки и современных технологий чрезвычайно высок [3].

Экономическая эффективность туристической отрасли основана на том, что она способна «вовлекать в свой производственный процесс такие объекты, явления и события, кои ни одна сфера человеческой деятельности не способна поставить себе на службу ландшафты, панорамы городов, снежные склоны гор, опушки лесов, узкие полоски суши вдоль теплых вод морей, озер и рек, северное сияние, водопады, реликты растительного мира и прочие природные, культурные, промышленные достопримечательности» [9]. Более того, развитие туриндустрии может оказывать стимулирующее воздействие на социальное развитие региона, а также на такие секторы экономики, как транспорт, связь, торговля, строительство, сельское хозяйство, товарное производство.

Идея превращения Северного региона в туристическую зону обретает более реальные формы. Ореол таинственности, суровой неприступности и первозданной естественной природы и, главным образом, культуры уже сейчас привлекают искушенных туристов и искателей приключений со всего мира. «Акцентируя внимание именно на ценности «некомфортных» условий, можно констатировать формирование в XXI в. нового направления развития туризма туризм на северных территориях, которые априори считаются дискомфортными, экстремальными для проживания человека, требуют мобилизации физических и духовных сил для преодоления суровых климатических условий» [2]. Спрос на северный туризм уже сущест­вует и к тому же неуклонно растет. Об этом позволяют судить успех туриндустрии циркумполярных стран Гренландии, Финляндии, Исландии, Канады, скандинавских стран.

В настоящее время процесс становления туристской индустрии охватил практически все северные регионы России и в частности Ханты-Мансийский автономный округ Югру. Большие пространс­тва «Югры нефтяной» на наших глазах переходят в наследство «Югре туристской» [1]. Важно отметить, что ХМАО обладает огромными туристическими ресурсами это и культурная насыщенность региона, обладающая потенциалом для развития этнотуризма, и уникальность рельефа, климата и природных особенностей, дающая почву для развития экологического и экстремального туризма.

При всей очевидности потенциала данной сферы для регио­нальной экономики, туризм в округе развит слабо, а его развитие носит стихийный и дискретный характер. В первую очередь это связано с природно-климатическим экстримом и труднодоступ­ностью данных территорий. Климатообразующие и природные факторы в некоторой степени осложняют восприятие уникальных природных экосистем и явлений, но при этом они нисколько не преуменьшают их эстетическую и рекреационную значимость. А доступность, досягаемость является ключевым условием превра­щения сырья в продукт, одним из важнейших критериев в оценке туристического потенциала территории [13].

Второй аспект это дисперсность туристского ресурса. «Точечность», очаговость товара порождает «дискретный туризм», который мы наблюдаем в настоящее время. При таком организа­ционном подходе регион имеет лишь стихийные ареалы оживления и не раскрывает в необходимой степени свой туристский потенциал.

К третьему фактору можно отнести слаборазвитую инфраструк­туру. Формирование, потребление и производство туристских ресурсов во многом зависит от уровня развития региональной туристской инфраструктуры. На данный момент она создается усилиями отдельных коммерческих деятелей, что приводит к фрагментарности и несогласованности всей системы туризма в ХМАО, т. е. все мероприятия, проводимые в рамках развития туриндустрии, носят частный характер и зачастую не связаны между собой. Учитывая удаленность, труднодоступность региона, ехать только ради уникального заповедника или отдельно взятого праздника нецелесообразно.

В-четвертых, для создания успешного турпродукта только физических ресурсов территории недостаточно: «ни живописные ландшафты, ни культурная самобытность сами по себе не дают прибыль (цель и причина организации любой индустрии)» [13]. По словам Зорина И.В., ректора Российской международной академии туризма, туристская привлекательность во многом рукотворное качество, и если только уповать на природные факторы на солнце, теплые воды, «ясные» дни, то регион никогда не сможет вырваться из своей туристской отсталости. Нужно делать упор на содержа­тельную сторону туров, на программы отдыха [9].

Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что Ханты-Мансийский автономный округ обладает колоссальными туристскими ресурсами, но пока беспомощен в их использовании. Отсутствуют необходимые инструменты и механизмы для превращения ресурсов в туристский товар. «Туристский ресурс есть всюду, но его нужно уметь выявить, оценить, определить степень привлекательности для различных категорий потребителей и поставить на службу» [9].

По мнению всемирно известного футуролога экономики Рольфа Йенсена, мы на пути к обществу мечты, когда первостепенную роль будут играть впечатления, эмоции, желания и мечты. Впечатления постепенно становятся четвертым видом экономического предложения (сырье, товары, услуги, впечатления). Продажа (реализация) впечатлений экономическая ниша туризма. При этом самым важным сырьевым ресурсом ХХI века становятся истории, мифы и легенды. Обоснование экономической актуальности такого товара можно найти у Р. Йенсена: «Потребность людей в историях не признает ни культурных, ни национальных границ. <…> Мы ищем истории у других народов, особенно у народов, чьи культура, стиль жизни и география отличны от наших. Людей, больше всего отличающихся от жителей современных процветающих стран, можно найти среди немногих сохранившихся племен охотников-собирателей. Интерес к их культурам, их историям и их ценностям уже растет» [10].

В связи с этим, индустрия туризма индустрия производства и потребления мифов, историй, впечатлений. Производство символов и образов нуждается в специальном «оборудовании», материальной базе. Невозможно произвести товар с символической составляющей при наличии только физических ресурсов; легенда не механическое приложение к товарному «полуфабрикату», а первопричина выбора того или иного способа предметного наполнения пространства [13].

Если сузиться до границ избранного нами региона, то нам откроется живой источник бесценных историй и легенд уникальная реликтовая культура коренного населения. «Грандиозные этнические полотна, философски глубокая мифология, своеобразные языки, богатые поэтической образностью и разнообразием стиля, сложные, подчас многодневные коллективные обряды и церемонии в совокуп­ности составляют культурное наследие народов Севера. Оно сущест­венно пополняет сокровищницу мировых ценностей» [12].

Туристическая индустрия как динамичный компонент «рынка эмоций» должна в первую очередь отреагировать на предвосхищенные Йенсеном и другими футурологами изменения в общественном сознании. Сектор туризма это будущий «монополист» зарождаю­щегося рынка историй. «Туристский товар Югры в упаковке из национальных мифов может приобрести большую ценность, а явление «Югорского туризма» неповторимость и аутентичность» [1].

Таким образом, при грамотной организации туристического процесса появится больше возможностей максимально раскрыть индивидуальность и самобытность региона, оптимизировать подачу впечатлений, что позволит не только выявлять и сохранять, но и успешно использовать культурное и природное наследие, интерпретируя и приумножая его.

«Однообразное-разнообразие» существующих туристических услуг и специальность, исключительность альтернативных направ­лений на сегодняшний день могут являться препятствием для развития туризма в регионе. Шаблонные схемы отдыха уже не всегда приносят желаемый результат. При слаборазвитой инфраструктуре каждое второе местное турбюро берется показать туристу быт и обычаи аборигенов. Алгоритм примерно таков: туриста привозят на жилое стойбище, прогуливают вокруг, заводят внутрь чума, показывают обряд и увозят обратно [1].Но необходимо учитывать что турист это носитель совершенно другой культуры, образа жизни и мировос­приятия. Поданная в чистом виде вековая культура коренных народов будет для него не более чем «разговором на незнакомом языке».

В связи с этим, туризм выступает как своеобразная форма «встречи», освоения территории через взаимодействие человека (туриста) с другими культурами, средой. Особенностью этой формы соприкосновения является необходимость создания определенных условий для «диалога культур», т. е. проникновения в систему ценностей иной культуры, преодоления стереотипов и, главное, взаимного обогащения.

Для этого необходимо избежать «лобового» столкновения туриста с культурой коренного населения, сместив акцент с поверх­ностной «демонстрации» на осмысленную «интерпретацию». Цель такой интерпретации это «раскрытие смысла объекта или предмета культурного наследия, установление контакта между посетителем и объектом, который делает возможным новое понимание, основанное не только на знании, но и на духовном и эмоциональном опыте» [11].

Эстетическая деятельность является составной частью практи­чески-духовного освоения человеком действительности. Как гармони­зирующая и интегрирующая дисциплина, эстетика, и дизайн как ее инструмент, позволяют создать диалоговую среду, своего рода амортизирующий элемент, способный смягчить соприкосновение туриста с традиционной культурой аборигенов. Включение синтети­ческих, когнитивных и интегративных возможностей дизайна позволит организовать предметную среду как «оболочку контакта». Таким образом, срабатывая как своего рода «переводчик», дизайн может «говорить» одновременно на нескольких эстетических языках [1].

В данном контексте на дизайн возложена важнейшая роль трансляции инокультурному потребителю этических представлений аборигенов, их картины мира и модели образа жизни. Более того, введение дизайна в процесс формирования туристского продукта позволяет создать новый тип товара, обогатить (в предметном выражении) существующие, тем самым создать материальную оболочку для символического капитала мифов, историй, впечатлений [13].

Мифы это сильная энергия, чувственно-художественный феномен культуры. Используя и преобразуя эту энергию можно проектировать впечатления или цепочки переживаний, т. е. создавать эмоциональный климат и сценарий потребления туристского продукта. Миф, легенда, обряд в оболочке дизайн-интерпретации выводят посещение потребителя на новый эмоциональный уровень, превращая его в «акт туризма», вовлекающий путешественника в другой, «потусторонний» мир. Все образы воздействуют на человека, минуя сознание, и создают эмоциональный фон высокого напряжения [1]. Джон Хенч, главный имаджинер WaltDisneyCorp., говорил: «Как дизайнеры мы, имаджинеры, создаем Места регулируемые переживания, осуществляемые в тщательно структурированных средах, давая нашим гостям видеть, слышать, даже обонять, касаться и испытывать ощущение вкуса неким иным образом… Мы усиливаем воображение гостей, выводя их за рамки повседневной рутины» [5].

В создании такого тотального произведения участвует как культура, так и природа, как прошлое, так и настоящее, как чужой умысел, так и свой душевный настрой. И исполняется такая «симфония» прямо в душе путешественника [4]. Таким образом, туризм будущего это театрализованное (а значит заранее просценированное), ритуализованное действо, в котором турист становится актером, полноправным участником, дизайнер выступает в роли дирижера, а вековая культура «преподносит» либретто, написанное языком мифов, историй и легенд.

 

Список литературы:

  1. Ахунова А.Д. Дизайн-модель тематического туристского комплекса «Планета Югра» в системе северного туризма. Диссертация на соискание академической степени «магистр дизайна». Специальность 530402 — Промышленный дизайн // Екатеринбург: УралГАХА, 2008.
  2. Винокурова Т.Г. Формирование информационного туристского потенциала северных территорий России // Известия ИГЭА № 2 (70), 2010. — С. 66—70.
  3. Гарин Н.П., Усенюк С.Г. Дизайн для экстремальной среды: в поиске инноваций // Проблемы средового дизайна полиэтнических регионов: сборник тезисов докладов Международной научно-практической конференции. — Оренбург: ОГУ, 2010. — С. 50—56.
  4. Генис А. Сочинения в 3 т. Т. 1 Культурология. — Екатеринбург: У-Фактория, 2003. — 539 с.
  5. Глазычев В.Л. Дизайн как он есть. — М.: Издательство «Европа», 2010. — 320 с.
  6. Головнев А.В. Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров. — Екатеринбург: УрО РАН, 1995. 607 с.
  7. Голубчиков С.Н. Перспективы рекреационного освоения Российского Севера / С.Н. Голубчиков, Л.И. Рогачева // [Электронный ресурс] URL: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=59869.
  8. Громыко Ю.В. Стыки 2 «Время вышло из пазов». // [Электронный ресурс] URL: http://www.situation.ru/app/rs/lib/gromiko/joint/joint.html.
  9. Зорин И.В. Проблемы и перспективы развития внутреннего туризма. Тезисы доклада на межрегиональной научно-практической конференции; г. Дмитров, 21—22 апреля 2005 г. // [Электронный ресурс] URL: http://rmat.ru/2005/09/27/problemy-i-perspektivy-razvitiya-vnutrennego-turizma.html.
  10. Йенсен Р. Общество мечты. Как грядущий сдвиг от информации к воображению преобразит ваш бизнес / пер. с англ. Серия «Книги Стокгольмской школы экономики в Санкт-Петербурге» — СПб.: Стокгольмская школа экономики, 2002. 272 с.
  11. Краснова Е.М. Интерпретация культурного наследия как фактор развития туризма: международный опыт и перспективы развития в Беларуси. В сборнике «Туризм и региональное развитие». Выпуск 4. — Смоленск: Универсум, 2006. — 640 с.
  12. Роббек В.А. Традиционные знания народов Арктикии Севера — резерв устойчивого развития Арктики // [Электронный ресурс] URL: http://www.hcpncr.com/journ609/journ609varobbek.html.
  13. Усенюк С.Г. Дизайн-модель транспортной системы северного туризма (на примере Западно-Сибирского региона). Диссертация на соискание академической степени «магистр дизайна». Специальность 530402 — Промышленный дизайн // Екатеринбург: УралГАХА, 2007.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом