Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 10 октября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Молчкова Л.В. К ПРОБЛЕМЕ КАТЕГОРИЗАЦИИ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

К ПРОБЛЕМЕ КАТЕГОРИЗАЦИИ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Молчкова Лариса Викторовна

доцент, канд. филол. наук, зав. кафедрой теории и практики перевода НОУ ВПО «Международный институт рынка», г. Самара

E-mail: lmlm@yandex.ru

 

Проблема критериев установления тех или иных видов языковых единиц давно находится в центре внимания лингвистов. Много говорилось о трудностях выявления категориальных признаков слова и вычленения слов в потоке речи в процессе дистрибутивного анализа. Аналогичные разногласия возникли по поводу статуса лексических компонентов фразеологизмов (А.И. Смирницкий считал их «словами, но только специфически употребленными» [5, с. 207], а А.И. Молотков полагал, что они «суть не слова», а особые образования, «только генетически восходящие к слову» [4, с. 26]). Мы полагаем, что подобного рода трудности категоризации проистекают из конти­нуальности языкового пространства.

В сфере категорий наблюдается диалектическое единство онтологического и прагматического аспектов. Всякая категория, с одной стороны, отражает объективное положение дел в изучаемом объекте, а с другой, является операциональной единицей, созданной для удобства изучения объекта (так сказать, его «препаратом»). В изучаемом объекте исследователь вычленяет некий участок (подобно тому, как фотограф выхватывает кусок пейзажа рамками кадра), называет этот участок каким-либо термином и считает, что перед ним — объект, естественным образом (независимо от исследователя) выделенный из окружающей действительности. Но ведь такое вычленение носит не только объективный, но и отчасти субъективный характер. Это было отмечено еще в начале XX века: «Объект … не предопределяет точки зрения; напротив, можно сказать, что здесь точка зрения создает самый объект» [7, с. 23]. Это относится и к такой категории, как «слово».

Она выработалась в ходе становления европейских лингвис­тических учений на основе анализа прежде всего европейских языков. Под нее легко подпадают единицы языков синтетического строя в силу их четкой морфологической оформленности; в языках аналитического строя этот критерий в той или иной мере размывается, что заставляет говорить о переходных и промежуточных формах (словофразах, словоморфемах). Как было показано выше, это в определенной мере относится уже к такому европейскому языку, как английский, а в дальневосточных корнеизолирующих языках синтагмы корне­слогов (композиты) и вовсе с натяжкой описываются категориями «слово», «словосочетание» и «часть речи».

В частности, о китайском языке пишут: «Между частями сложных слов …существует то же смысловое отношение компонентов, что и между словами в составе … словосочетаний. Именно поэтому … лексические образования такого типа называют словами со структурой словосочетания» [1, с. 19]. Но такая трактовка похожа на попытку «втиснуть» реалии корнеизолирующего языка в модель структуры флективных языков. В принципе структуру корнеизолирующих языков можно описывать, не обращаясь к понятиям «слово» и «словосо­четание», а используя понятия «корнеслог» и «корнеслоговой композит», не совпадающие с вышеупомянутыми.

То же можно сказать о полисинтетических языках: их лучше описывать, используя понятие «инкорпоративный комплекс». Этот феномен «не сводим ни к слову (отличается лексико-семантической расчлененностью), ни к словосочетанию (отличается морфологической цельностью)» [6, с. 48].

Зачастую затруднения с категоризацией лингвистических единиц вызваы не недоработками классификаторов, а определенной условностью постулированных категорий. Неудовлетворительность результатов категоризации в ряде случаев побуждает к модифици­рованию существующих категорий и тем самым — к выходу на новый виток, на более высокий уровень осмысления объекта. Так наука движется вперед — «от явления к сущности первого … порядка, к сущности второго порядка и т. д. без конца» [2, с. 227].

На наш взгляд, решая вопрос о разнесении языковых единиц по категориям, не стоит «втискивать» упирающиеся единицы в то или иное прокрустово ложе; следует учитывать несоответствие свойств некоторых единиц имеющейся понятийной сетке, размытость межкатегориальных границ и существование промежуточных и переходных форм, для которых, возможно, будет целесообразно постулировать новую категорию или субкатегорию.

Это мы сделали в отношении единиц, являющихся знаками идиоматических кодов. Мы рассмотрели состав фразеологизмов на первом и втором ономасиологических уровнях. На первом ономасиологическом уровне фразеологизмы состоят из слов, т. е. единиц первичного (общеязыкового) кода. На этом уровне они суть словосочетания с прямым значением. Однако, в соответствии с тезисом Ю.М. Лотмана, гласящим, что при приложении к тексту разных кодов он по-разному распадается на знаки [3, с. 32], на втором ономасиологическом уровне у фразеологизмов обнаруживается вторичная знаковая структура, в разной мере совпадающая с первичной и в целом характеризующаяся той или иной степенью анизоморфизма по отношению к первичной.

На этом уровне фразеологизмы состоят из особых фразеоло­гических знаков — единиц-дистинкторов, единиц-десигнаторов и единиц-номинаторов (моно- или полилексемных). На втором ономасиологическом уровне дистинкторы в составе фразеологизма выполняют лишь смыслоразличительную функцию, десигнаторы — также смыслонесущую функцию, а номинаторы — еще и назывную функцию. Соотношение этих функций в составе коммуникативного задания единиц фразеокода варьирует в широких пределах, что затрудняет четкое разграничение вышеперечисленных видов единиц; однако размытость критериев разграничения — это не технические трудности процедуры классификации, а объективная реальность языка.

Исследование языковой идиоматики (фразеологизмов, фразео­матизмов, идиоматичных слов) с позиций функциональной лингвистики и лингвосемиотики привело нас к выводу о том, что идиомы составляют единый обширный пласт фонда номинативных и коммуникативных единиц языка, обладающих целым рядом важных общих структурно-семантических и функциональных свойств; границы между перечисленными видами идиом размыты.

Свойство идиоматичности, в той или иной мере присущее очень многим языковым единицам, смазывает четкую картину деления языка на иерархические уровни и взаимно-однозначного соответствия структурных и функциональных уровней языка. Анализ показал наличие взаимной диффузии уровней, континуальность перехода от одного уровня к другому и существование промежуточных подуровней, на которых располагаются единицы, в разной пропорции совмещающие в себе типологические признаки двух уровней — выше- и нижележащего. К числу таких единиц относятся те, которым мы дали следующие наименования:

·           пропо-фраземы (имеющие признаки предложений и словосочетаний);

·           пропо-лексемы (имеющие признаки предложений и слов);

·           фраземо-лексемы (имеющие признаки словосочетаний и слов);

·           лексемо-морфемы (имеющие признаки слов и морфем);

·           лексемо-фонемы (имеющие признаки слов и фонем);

·           морфемо-фонемы (имеющие признаки морфем и фонем).

Иерархия языковых уровней оказалась не столь дискретной, как это традиционно принято считать.

Как известно, принадлежность языковой единицы к тому или иному уровню иерархии устанавливается по комплексу структурных и функциональных критериев. Но многие единицы не обладают полным набором признаков одного уровня, зато обладают рядом признаков другого уровня. Это означает, что таксономия языковых единиц представляет собой не классификацию, а типологию. Данное обстоятельство обусловливает континуальность межуровневых переходов, размытость межуровневых границ и существование «гибридных» языковых образований.

 

Список литературы:

  1. Горелов В.И. Лексикология китайского языка. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. М.: Просвещение, 1984. — 216 с.
  2. Ленин В.И. Философские тетради // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. 5-е изд. Том  29. М.: Госполитиздат, 1969. — 783 с.
  3. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1970. —384 с.
  4. Молотков А.И. Предисловие // А.И. Молотков (ред.). Фразеологический словарь русского языка. М.: Советская Энциклопедия, 1968. — 544 с.
  5. Смирницкий А.И. Фразеологические единицы в современном английском языке // А.И. Смирницкий. Лексикология английского языка. М.: изд-во иностранной лит., 1956. — С. 202—230.
  6. Скорик П.Я. О соотношении агглютинации и инкоропорации // Морфологическая типология и проблема классификации языков: Сб. науч. тр. М.: Наука, 1965. — С. 103—113.
  7. Saussure F. de.Cours de linguistique générale. Lausanne — Paris: Peyot, 1916.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом