Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XVI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 10 октября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Германские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ АНГЛИЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ИМЕНАМИ СОБСТВЕННЫМИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

АНТРОПОЦЕНТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ АНГЛИЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
С ИМЕНАМИ СОБСТВЕННЫМИ

Кропачева Ксения Игоревна

преподаватель ВятГУ, г. Киров

E-mail: kropachevak@yandex.ru

 

Человек занимает особое место в мире. В отличие от остальных животных он не только пользуется природными ресурсами для выживания, но и активно преобразует окружающую среду. В связи с этим было введено понятие «ноосфера» для обозначения сферы взаимодействия природы и общества, в пределах которой разумная человеческая деятельность является главным, определяющим фактором развития.

Одним из ведущих направлений гуманитарных наук
в XX—XXI веках является антропоцентризм — позиция, согласно которой человек является центром и высшей целью мироздания. Антропо­центризм в науке привёл к образованию таких новых гуманитарных дисциплин, как эргономика, аксиология, эвристика и т. д. Данные дисциплины имеют большое значение для понимания человека.

Антропоцентризм в лингвистике привёл к появлению большого количества междисциплинарных наук: этнолингвистики, социолинг­вистики, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики, культурной семантики, лингвострановедения и т. д. Возможно, это связано с особым положением лингвистики среди гуманитарных наук: язык является одним из самых важных источников знаний о человеке.

Язык играет особую роль в жизни человека: язык, который человек получает при рождении как данность, формирует мировоз­зрение человека и его отношение к окружающей действительности. В.А. Маслова считает, что «язык — единственное средство, способное помочь проникнуть в скрытую от нас сферу ментальности, ибо он определяет способ членения мира в той или иной культуре» [7, с. 6].

Язык формирует языковую личность — личность, которую можно реконструировать в своих основных чертах на основе языковых средств. По мнению В.А. Масловой, любую личность, которая владеет естественным человеческим языком, можно моделировать как языко­вую личность. В языковой личности можно выделить три структурных уровня: структурно-языковой (отражение степени владения обыденным языком), когнитивный (отражение языковой модели мира личности, её тезауруса и культуры) и мотивационный или прагматический [7, с. 47—51].

Понятие языковой личности тесно связано с языковой картиной мира, которая представляет собой исторически сложившуюся в обыденном сознании определённого языкового коллектива и отражённую в языке совокупность представлений о мире, определённый способ восприятия и устройства мира, концептуализации действительности. Предполагается, что каждому естественному языку соответствует уникальная языковая картина мира. В каждой языковой картине мира существуют категории культуры или концепты, играющие особую роль в отражении национального менталитета. К таким категориям культуры можно отнести пространство, время, судьбу, право, богатство, труд, совесть, смерть, свободу и т. д. Данные концепты «отражают специфику существующей системы ценностей и задают образцы социального поведения и восприятия мира» [7, с. 53].

Таким образом, в процессе речевого общения реальность не присутствует непосредственно. Она представлена в том виде, в каком определена через символы (язык как семиотическую систему). Описание каждой ситуации включает набор символов, выбор которых не является нейтральным. Следовательно, язык представляет собой первичную семиотику, которая порождает и моделирует, а остальные семиотики являются вторичными, так как они зависят от языка [5, с. 29—30].

В рамках антропоцентрического подхода изучение фразеоло­гических единиц представляет особую важность вследствие их особого положения в языке. Именно фразеологизмы можно рассматривать как ценный источник изучения сознания, национальных особенностей и самобытности народа, который является носителем языка [10, с. 223].

Фразеологические единицы относятся к языковым репрезен­тациям лингвокультурных явлений благодаря своей способности отражать национальный менталитет и систему ценностей народа, который говорит на данном языке. Наиболее яркой репрезентацией лингвокультуры можно считать фразеологизмы с онимами, так как имена собственные занимают особое место в любом языке: они в наибольшей степени связаны с фоновыми знаниями.

Фоновые знания об имени собственном включают в себя условия существования имени в обществе, связанные с ним культурно-исторические ассоциации, а также степень известности объекта и его имени. Таким образом, имя собственное содержит множество компонентов: лингвокультурный, исторический, прагматический, лингвопсихологический и т. д. Взаимодействием этих компонентов можно объяснить популярность одних имён (например, большое количество младенцев получают при рождении имена Harryи William в связи с их ассоциацией с внуками королевы Елизаветы II) и исчезновение из именника других (в настоящее время мальчикам редко дают имя Gordon из-за отрицательного отношения к бывшему премьер-министру Великобритании Гордону Брауну).

Изначально все личные имена были мотивированы (Rebecca — “верная жена”, Agnes — “чистая, непорочная, целомудренная”, Benjamin — “любимый сын”). В настоящее время большинство имён собственных лежит вне семантики. Семантический аспект выражен только у прозвищ, так как именно они способны предоставить определённую информацию о том, кому они принадлежат. Преобладающей функцией у остальных имён собственных является номинативная. Вследствие этого большинству имён собственных «сопутствует не какое-то значение, а именно содержание» [6, с. 12], связанное с фоновыми знаниями.

Значение имена собственные приобретают только при опреде­лённых обстоятельствах. А.В. Суперанская упоминает о том, что онимы могут иметь побочные, дополнительные коннотации при условии, что именуемый объект достаточно хорошо известен. Если какая-либо из побочных коннотаций перерастает в главную, то у имени собственного появляется значение [11, с. 113].

Независимо от того, обладает ли определённое имя собственное значением или только содержанием, в нём можно выделить аксиологический аспект, который обычно зависит от лингвокуль­турного. Аксиология в лингвистике характеризуется интересом к субъективным моментам в языке. Одним из проявлений субъектив­ности в языке является оценка. Оценивание характерно для всех сфер человеческой деятельности. При восприятии явлений действительности люди выражают своё ненейтральное отношение к ним с помощью оценки. Основной семой оценки, выделенной Е.М. Вольф в работе «Функциональная семантика оценки», является сема «хорошо/плохо». Такое деление обусловлено реакцией человеческого сознания на события окружающей действительности и желанием выразить своё отношение к данным явлениям [12, с. 51].

Выраженная языковыми средствами оценка реализуется в компоненте значения слова, который называется оценочностью. Оценочность может входить в состав как коннотативного, так и денотативного аспекта значения. Оценочность связана с экспрес­сивностью слов. Экспрессивность — это «потенциальная способность слова обозначать не только действие, явление, предмет, признак, но и характер его проявления, его качественно-количественные свойства, обусловленные экспрессией самого явления, действия, объекта или лица» [2, с. 40].

Фразеологические единицы являются достаточно частотным средством экспрессии. Фразеологизмы отражают национальный менталитет, помогая понять роль разных событий и явлений в истории, культуре, общественном сознании и общественно-полити­ческой жизни народа. Таким образом, фразеологические единицы позволяют судить о системе ценностей народа, так как именно он оказывается субъектом оценки.

Аксиологический аспект фразеологических единиц с именами собственными часто связан с аллюзивным характером онимов, входящих в их состав. Аллюзия — это стилистическая фигура, содержащая явное указание или отчётливый намёк на широко известный литературный, исторический, мифологический или поли­тический факт. Частным случаем аллюзии являются аллюзивные антропонимы, которые представляют собой прецедентные имена, «основное неденотативное значение которых приобрело устойчивый характер и зарегистрировано в словарях» [8, с. 51].

Следует отметить, что в отличие от остальных фразеологизмов фразеологические единицы с именами собственными в большинстве случаев не обладают большой степенью семантической спаянности компонентов. Данная целостность обусловлена отсутствием мотивиро­ванности значения фразеологизмов значениями слов, входящих в их состав, и является невозможной во многих фразеологических единицах с онимами вследствие огромного влияния последних на семантическое значение и аксиологические характеристики всего фразеологизма, частью которого они являются.

У аллюзивных имён собственных, входящих в состав фразеологических единиц, выделяют сферу первичного употребления: Библия, мифология, литература и имена реальных людей, которые широко известны своими деяниями.

Аллюзивные имена собственные являются примером вторичной номинации. Они обладают ярко выраженной оценочностью, которая основывается на ассоциативных связях. Данная оценочность представ­ляет собой материал для понимания менталитета народа, являющегося носителем языка [4, с. 21—22].

В составе фразеологической единицы имя собственное выполняет «функцию определительного члена» и «становится сред­ством качественной характеристики определяемого» [1, с. 63—64]. Кроме того, аллюзивные имена собственные настолько тесно с ними ассоциируются, что начинают приобретать семантическое значение, связанное с особенностями характера и поведения этих персонажей. Это явление называется антономазией. Например, Judas (a Judas kiss) означает «предатель», Flynn (be in like Flynn) — «успешный человек», «соблазнитель женщин», а Crichton (an admirable Crichton) — «талантливый человек», «профессионал».

Таким образом, при антропоцентрическом подходе к изучению лингвистических явлений имена собственные с вторичной номинацией оказывают существенное влияние на аксиологические характеристики фразеологизмов, частью которых они являются. Оценочный компо­нент фразеологических единиц отражает обусловленное социально вторичное членение объективного мира говорящими в соответствии с их фоновыми знаниями и той национально-культурной средой, к которой они принадлежат.

По мнению Е.М. Вольф, под оценкой в семантике подразумевается ценностный аспект значения языковых выражений. Иногда синтакси­ческие структуры содержат ценностные отношения, но в большинстве случаев оценочностьсвязана с семантикой. Оценка может ограни­чиваться элементами, меньшими, чем слово (например, аффиксами), но может характеризовать группу слов или целое высказывание. Существуют слои лексики, которые предназначены для выражения оценки: прилагательные и наречия, наименования предметов и действий, пропозициональные структуры глаголов, модальные слова. Оценочный смысл высказывания может извлекаться и на основании контекста [3, с. 5—7].

Оценку можно считать универсальной категорией в связи с наличием в любом языке представления о «хорошо/плохо». Индивидуальность проявляется в способах выражения оценки в определённом языке, так как «оценка относится к интенсиональному аспекту языка, где преломление картины мира в сознании говорящего осложняется целым рядом факторов» [3, с. 9]. Следовательно, похожие фразеологические единицы в разных языках могут содержать абсолютно разные оценки.

Английский фразеологизм Jack of all trades не следует отождествлять по значению с русским выражением мастер на все руки. Русское выражение имеет положительный компонент в своём значении, в то время как английский фразеологизм является негативно окрашенным. Считается, что сначала он тоже выражал только положительную оценку, но позже к нему были добавлены слова and master of none, которые поменяли значение оценочного компонента на прямо противоположное. В настоящее время фразеологизм Jack of all trades в большинстве случаев даже в усечённом варианте имеет отрицательный оттенок, хотя в таком случае негативная оценка очень часто подразумевается, оказы­вается скрытой.

Наличие оценочного компонента во фразеологической единице может отражаться в словарной статье с помощью лексикографических помет или словарной дефиниции. Например, в словарной дефиниции фразеологизма the mark of Cain (Oxford Dictionary of English Idioms, John Ayto, 2010) присутствуют негативно окрашенные слова “murderer” и “infamy”, указывающие на наличие отрицательного компонента в данной фразеологической единице. А в словарной статье Aunt Fanny в «Большом англо-русском фразеологическом словаре» А.В. Кунина (1984 г.) есть следующие пометы: «жарг.», «выражение употр. в оборотах, выражающих неверие, осуждение или решительное отрицание». Данные пометы говорят о принадлежности фразеологизма Aunt Fanny к пейоративной и, следовательно, также к негативно окрашенной лексике.

Фразеологические единицы с отрицательной окраской преобла­дают, так как положительные факторы рассматриваются как норма в отличие от отрицательных факторов, которые считаются отклонением от нормы. Вследствие этого они воспринимаются острее положительных или нейтральных явлений. Кроме того, преобладание пейоративных оценочных единиц можно объяснить конформизмом, нежеланием выделяться из толпы и отличаться от других своей изысканной речью [9, с. 29].

Таким образом, аксиологические характеристики английских фразеологических единиц следует изучать в рамках антропоцентри­ческого подхода, так как субъектом в процессе оценивания того или иного действия или явления выступает человек. Наличие и характер оценочного компонента во фразеологической единице отражается в словарной статье с помощью лексикографических помет или словарной дефиниции. Значения большинства фразеологических единиц с именами собственными (точно так же, как и значения всех остальных фразеологизмов) уже содержат оценку, что связано с их экспрессивной природой и образностью. Наблюдается преобла­дание пейоративных оценочных единиц вследствие психологических особенностей людей, которые являются носителями языка.

 

Список литературы:

  1. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии [Текст] / Н.Н. Амосова. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. — 216 с.
  2. Банина Е.Н. Интеграция и дифференциация компонентов значения в семантике метафоры [Текст] / Е.Н. Банина, Е.К. Поздеева // Актуальные проблемы лингвистики XXI века: Сборник статей по материалам международной научной конференции (6—7 декабря 2006 г.) / Отв. ред. В.Н. Оношко; ВятГГУ. Киров: Изд-во ВятГГУ, 2006. — С. 37—42.
  3. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки [Текст] / Е.М. Вольф. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 280 с.
  4. Гладкова А.Н. Отражение американской истории и культуры в американизмах, содержащих оценочный компонент значения [Текст] / Гладкова А.Н.// Теория и практика лингвистического описания разговорной речи: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 21. Часть I. / Отв. ред. Ретунская М.С.; НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. — Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2000. — С. 21—25.
  5. Ковшова М.Л. Лингвокультурологический метод во фразеологии: Коды культуры [Текст] / Ковшова М.Л. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. — 456 с.
  6. Комова Т.А. Имя личное в англоязычном культурно-историческом пространстве [Текст] / С.И. Гарагуля, Т.А. Комова. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. — 160 с.
  7. Маслова В.А. Homolingualis в культуре [Текст] / В.А. Маслова. М.: Гнозис, 2007. — 320 с.
  8. Наумова Т.М. О роли аллюзивных антропонимов в формировании межконцептных связей внутри британской национальной концептосферы (на примере концепта failure) [Текст] / Т.М. Наумова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. Вып. 14. / Отв. ред. Б.А. Жигалёв; НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. Нижний Новгород: ГОУ ВПО НГЛУ, 2011. — С. 51—56.
  9. Ретунская М.С. Английская аксиологическая лексика [Текст] / М.С. Ретунская. Нижний Новгород: Издательство Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, 1996. — 272 с.
  10. Сонина Н.Н. Антропоцентрический подход в изучении фразеологических единиц русского и английского языков [Текст] / Н.Н. Сонина // Актуальные проблемы лингвистики XXI века: Материалы международной научной конференции (8—9 апреля 2010 г.) / Отв. ред. В.Н. Оношко; ВятГГУ. Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. — С. 222—224.
  11. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного [Текст] / А.В. Суперанская. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. — 368 с.
  12. Трусова А.Ю. К вопросу о лексических средствах деинтенсификации оценочного высказывания [Текст] / А.Ю. Трусова // Теория и практика лингвистического описания разговорной речи: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 21. Часть II. / Отв. ред. М.С. Ретунская; НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. — Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2000. — С. 51—56.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом