Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 18 мая 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Баранова Г.Н. Н.П. ОГАРЕВ: «КНИГА ЛЮБВИ» — ДНЕВНИКОВАЯ ЦИКЛИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLVIII междунар. науч.-практ. конф. № 5(48). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

Н.П.  ОГАРЕВ:  «КНИГА  ЛЮБВИ»  —  ДНЕВНИКОВАЯ  ЦИКЛИЧЕСКАЯ  СТРУКТУРА

Баранова  Галина  Николаевна

учитель  БОУ  г.  Омска  «Лицей  №  25»,  РФ,  г.  Омск

E-mail

 

N.P.  OGARYOV:  “BOOK  OF  LOVE”  —  THE  CYCLIC  DAIRY  STRUCTURE

Baranova  Galina

teacher  Lycee  №  25,  Omsk,  Russia,  Omsk

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  исследованию  особенностей  архитектоники  лирической  контекстовой  формы  Н.П.  Огарева.  Она  рассматривается  с  учетом  жанровой  эволюции  и  в  контексте  литературного  процесса  первой  половины  XIX  века.  Анализ  показывает,  как  происходит  сдвиг  в  поэтике  жанровых  форм  в  рамках  индивидуальной  художественной  системы  и  обнаруживает  непосредственные  связи  процесса  жанровой  трансформации  в  лирике  Огарева  со  сменой  культурных  парадигм  в  русской  литературе.

ABSTRACT

The  features  of  the  architectonics  of  the  lyric  context  form  of  N.P.  Ogaryov’s  are  investigated  in  the  article.  The  architectonics  is  examined  within  account  of  genre  evolution  and  in  the  context  of  literary  process  in  the  early  XIX  century.  The  analyses  allow  observing  the  change  in  the  poetry  of  genre  forms  within  the  individual  artistic  system  and  reveal  direct  connections  of  the  process  of  a  genre  transformation  in  Ogaryov’s  lyrics  with  the  change  of  cultural  paradigms  in  Russian  literature.

 

Ключевые  слова:  текст;  контекст;  жанр;  цикл;  книга;  лирика;  литературный  процесс.

Key  words:  text;  context;  genre;  cycle;  book;  lyrics;  literary  process.

 

Многокомпактные  образования  в  творчестве  отечественных  поэтов  разных  временных  периодов  довольно  часто  становятся  объектом  исследования.

Поэтический  цикл  “Buch  der  Liebe”  («Книга  любви»)  стал  образцом  такого  произведения,  занял  свое  определенное  место  в  русской  поэзии  1840-1860-х  годов,  а  также  в  циклическом  контексте  Огарева.

Адресация  автора  к  таким  структурам  не  была  случайной,  так  как  связана  «прежде  всего  с  разрушением  жанрового  мышления  —  процессом,  весьма  существенным  для  русской  поэзии  первой  половины  XIX  века»  [2,  с.  103].

Для  поэтики  Огарева  желание  раздвинуть  границы  контекста  одного  произведения,  создавая  с  учетом  его  особенностей  подобные  другие,  объединяемые  в  целое,  и  есть  проявление  тенденций  к  циклизации.

Цикл  Огарева  «Книга  любви»  построен  в  формате  страниц  дневника,  иногда  —  музыкальных  или  живописных  лирических  миниатюр,  которые  создавались  поэтом  не  сразу,  а  стали  результатом  его  продолжительного  творческого  пути.

Впервые  неизвестные  прежде  стихотворения  цикла  были  опубликованы  Я.  Черником  в  61  томе  «Литературного  наследства»  уже  в  XX  веке.  В  подборку  включены  22  стихотворения  с  нумерацией  публикатора.  В  следующем  издании  помещено  сорок  стихотворений  цикла  с  нумерацией  редакторов  выпуска.  Полностью  «Книга  любви»  появилась  в  «Библиотеке  поэта.  Большая  серия»,  куда  вошли  сорок  пять  стихотворений  [2,  с.  52].  Все  они  были  записаны  Огаревым  в  тетради,  подаренной  ему  Герценом  1  января  1842  года.  Два  стихотворения  из  цикла  («Как  все  чудесно,  стройно  в  вас…»  и  «По  тряской  мостовой  я  ехал  молча…»)  публиковались  в  «Отечественных  записках».  Остальные  произведения,  организовавшие  лирический  цикл,  при  жизни  автора  никогда  не  печатались  и  стали  доступными  только  в  1939  году,  так  как  до  этого  времени  тетрадь  оставалась  неизвестной.

С  точки  зрения  И.В.  Фоменко,  в  истории  циклизации  “Buch  der  Liebe”  представляет  несомненный  интерес.  Во-первых,  огаревская  книга  дает  возможность  увидеть,  что  процесс  циклизации  —  явление  общеевропейское,  потому  что  поэт  намеренно  ориентирует  свое  произведение  на  контекст  гейневской  традиции  («Книга  песен»),  во-вторых,  Огарев  выстраивает  новый  вариант  возможности  структуры  «лирического  дневника»  в  создании  истории  духовной  жизни  личности,  ее  нравственных  возможностей. 

Далее  исследователь  указывает,  что  форма  дневника  предоставляет  право  автору  отказаться  от  каких  бы  то  ни  было  жанровых  рамок,  вводить  в  лирическое  высказывание  «сюжетные»  зарисовки,  медитации,  открыто  обращаться  к  чувствам,  фиксировать  оттенки  переживаний.  При  этом  между  отдельными  стихотворениями  «Книги  любви»  возникают  такие  же  ассоциативные  связи,  какие  рождаются  между  отдельными  записями  обычного  дневника,  поэтому-то  идущие  друг  за  другом  стихотворения  в  цикле  воспринимаются  как  история  духовного  становления  личности.  На  подобное  восприятие  книги  читателя  ориентирует  и  сам  автор,  адресуя  ей  подзаголовок  «Отрывки  из  автобиографии».

Одновременно  своеобразный  дневниковый  «сюжет»  скрепляется  рядом  других  связей  между  отдельными  стихотворениями  (темами,  мотивами,  образами,  символами,  пространственно-временными  отношениями  и  т.  д.).  Все  они  взаимодействуют,  вступая  в  диалогические  отношения  друг  с  другом,  проникают  в  поэтическую  ткань,  организуя  многоплановое  содержание  книжного  ансамбля  целой  системой  связей  на  разных  уровнях  текста.  При  этом  главным  для  Огарева  остается  лирическое  начало,  а  некое  повествовательное  пространство,  в  котором  формируется  лирический  герой,  точнее  персонаж,  возникает  за  счет  системы  связей. 

Таким  образом,  формат  дневника  способствовал  становлению  лирической  книги  Н.П.  Огарева,  в  которой  через  систему  стихотворений  воссоздавалась  его  целостная  система  взглядов. 

Так  контекстуальность  формирует  новое  качество  целого,  создает  лироэпический  характер  циклических  образований,  являясь  при  этом  одним  из  ведущих  его  признаков. 

Как  следует  из  комментариев  в  издании  «Библиотеки  поэта»,  в  основу  “Buch  der  Liebe”  легли  глубокие  личные  переживания,  вызванные  увлечением  поэта  Евдокией  Васильевной  Сухово-Кобылиной,  сестрой  известного  русского  драматурга  А.В.  Сухово-Кобылина  и  графини  Е.В.  Салиас  де  Турнемир,  в  литературном  салоне  которой  Николай  Платонович  и  встретился  с  девятнадцатилетней  Душенькой,  считавшейся  в  эти  годы  первой  московской  красавицей.  Пережитые  Огаревым  чувства  дружбы,  а  затем  и  любви  подняты  им  в  стихах  на  высоту  большого  художественного  обобщения.

Драма  «потаенной»,  мечтательной  любви  передается  с  глубокой  искренностью,  чистотой,  волнует  силой  воплощенных  в  поэтических  строках  переживаний.

Обращаясь  к  композиции  цикла,  необходимо  отметить  ее  монтажность  —  «такое  построение,  при  котором  воспринимается  не  только  весь  цикл  как  целое,  но  и  его  части,  отдельные  стихотворения,  из  которых  это  целое  возникает  и  состоит»  [1,  с.  18]. 

В.А.  Сапоговым  введено  понятие  системы  межстихотворных  «скреп»  —  это  различные  моменты  связи  между  отдельными  стихотворениями  в  цикле:  тематические,  сюжетные,  мотивные,  синтаксические,  стиховые  и  т.  д.

Они  наблюдаются  в  процессе  развертывания  многослойного  лирического  цикла  “Buch  der  Liebe”  Н.П.  Огарева.  Начинается  «Книга  любви»  словами  о  расставании  с  любимой  при  отъезде  героя  в  путешествие.  Завершается  произведение  строками  о  его  возрождении  в  новых  условиях  жизни,  полной  мысли  и  труда.  От  стихотворения  к  стихотворению  читатель  замечает  эти  изменения  в  цепочке  эпизодов,  связанных  причинно-временной  последовательностью.  Характер  дневника  циклической  композиции  помогает  в  этом  проследить  определенные  признаки  сюжета,  которые  проявляются  в  разнообразии  тем,  в  свободном  сочетании  различных  мотивов,  настроений  произведения.  Следует  указать  и  на  другие  композиционные  приемы,  которыми  обусловлено  взаимное  расположение  стихотворений  и  на  которые  ссылались  исследователи  творчества  поэта  (Л.Е.  Ляпина,  И.В.  Фоменко)  как  на  основные:  прием  контрастного  описания,  взаимного  противопоставления,  роль  основных  мотивов  в  организации  художественной  целостности  и  др. 

Сюжетно-композиционный  комплекс  задается  уже  первым  стихотворением  цикла  —  посвящением,  которое  можно  считать  программным  стихотворением  «Книги  любви»  («Как  все  чудесно,  стройно  в  вас…»). 

Перед  нами  зримый  портрет  возлюбленной,  как  будто  в  одно  мгновение  схваченный  кистью  художника  (в  Италии  Огарев  учился  живописи).  Автор  опирается  на  принцип  наглядности.  Образ  настолько  видим,  словно  он  строился  по  законам  оформления  художественного  полотна.

Нестатичность,  внутренняя  динамика  образа  героини,  запечатленного  в  портрете,  создает  предпосылки  читательской  рецепции  визуального  плана.  В  этом  движении  сложнее  уловить  конкретность  черт  женщины,  что  приводит  к  некой  загадочности,  таинственности,  ее  идеализации,  возвышенности,  в  какой-то  степени,  недоступности.

Начало  стихотворения  строится  как  обращение  к  любимой  женщине:

Как  все  чудесно,  стройно  в  вас  — 

Ваш  русый  локон,  лик  ваш  нежный, 

Покой  и  томность  серых  глаз 

И  роскошь  поступи  небрежной! 

Вторая  часть  стихотворения  противопоставлена  первой,  она  рождает  образ  —  переживание,  сомнение  в  избраннице:

Боюсь  узнать,  что  вы  пусты,

Что  вы  ничтожной  суетою

В  холодном  сердце  заняты…  [3,  с.  192].

За  первым  стихотворением,  в  котором  развивается  мотив  встречи,  следует  второе,  контрастируя  с  первым,  оно  начинается  со  слов  прощания,  как  бы  предугадывая,  пророчествуя  будущее  расставание.

Нам  известно,  что  прорицание  и  предсказание  будущего  основано  на  том,  что  пророк  свои  сведения  получает  из  сверхъестественного  источника.  Пророк  (от  греч.  «предсказатель»)  послан  богом,  чтобы  донести  людям  некую  весть.  В  более  широком  смысле  пророком  называют  человека,  который  возвещает  волю  божества.  Такие  пророчества  могут  подтверждаться  видениями,  «вещими»  снами,  о  чем  мы  и  узнаем  из  стихотворения  «Прощайте!  В  сердце  это  слово…».

Прощания  и  расставания  не  происходят  без  первоначальных  встреч,  увлечений,  любви.  Об  этом  контрастно  первой  –  вторая  часть  текста,  в  параллель  которой  приходит  пушкинское  «Я  вас  любил...»  («Я  вас  люблю!  но  не  скажу  вам…»).  Все  стихотворение  пронизано  нежностью  и  страстью,  грустью  и  сожалением  о  том,  что  любовь  не  состоялась. 

Лирический  герой  произведения  характеризуется  высокой  степенью  символического  мышления,  так  как  уже  с  первых  строк  перед  нами  возникают  образы  любви-мечты,  любви-видения,  любви-сна,  любви-разлуки  и  т.  д.

Тексты  цикла  скрепляются  друг  с  другом  по  принципу  соединения  мотивов.  Для  этого,  расширяя  его  центральную  тему,  автор  использует  определенный  мотивный  ряд:  встреча-дружба-любовь-прощание-расставание-отъезд-путь-судьба. 

Таким  образом,  все  стихотворения  циклической  структуры,  развивая  его  основные  мотивы  (воспоминания,  любви,  разлуки,  путешествия,  искусства  и  др.),  которые  продвигают  лирический  сюжет  как  жанрообразующие  составляющие,  не  только  продолжают  единую,  центральную  тему,  но  свидетельствуют  еще  об  одном  приеме  данного  образования:  о  единстве  комплекса  авторской  эмоциональности.  Этим  и  создается  внутреннее  эмоциональное  пространство  композиции.

«Книга  любви»  Огарева  стала  неповторимым  художественным  единством,  поэтому  возникает  вопрос:  цикл  это  или  целая  книга  стихов,  которую  поэт,  подготовив,  не  успел  напечатать?  Думается,  что  произведение  переросло  цикл  и  стало  объемной  контекстовой  формой,  книгой-дневником,  так  как  включает  в  свой  состав  45  стихотворений,  целостное  единство  которых  обеспечивается  на  всех  архитектонических  уровнях  книжного  образования.  Так  решается  его  главная  задача  —  воплощение  концепции  авторского  мировидения  определённого  периода  жизни.  Недаром  это  нашло  отражение  в  заглавии,  данном  поэтом  своему  произведению,  —  «Книга  любви». 

 

Список  литературы:

  1. Дарвин  М.Н.  Проблема  цикла  в  изучении  лирики.  Кемерово,  1983.  —  104  с. 
  2. Ляпина  Л.Е.  Лирический  цикл  А.К.  Толстого  //  Жанровое  новаторство  русской  культуры  конца  XVIII—XIX  вв.  Л.,  1974.  —  153  с.
  3. Огарев  Н.П.  Стихотворения  и  поэмы.  Л.,  1961.  —  482  с.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий