Статья опубликована в рамках: XLVI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 марта 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бологова К.О. «ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ» Н.В. ГОГОЛЯ И «МАЛОРОССИЙСКИЕ ПОВЕСТИ» Г.Ф. КВИТКИ-ОСНОВЬЯНЕНКО // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLVI междунар. науч.-практ. конф. № 3(46). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

«ВЕЧЕРА  НА  ХУТОРЕ  БЛИЗ  ДИКАНЬКИ»  Н.В.  ГОГОЛЯ  И  «МАЛОРОССИЙСКИЕ  ПОВЕСТИ»  Г.Ф.  КВИТКИ-ОСНОВЬЯНЕНКО

Бологова  Ксения  Олеговна

соискатель,  кафедра  истории  русской  литературы  XIXIX  вв.,  Орловский  государственный  университет,  РФ,  г.  Орёл

E-mail: 

 

«EVENINGS  ON  A  FARM  NEAR  DIKANKA»  BY  N.V.  GOGOL  AND  «MALOROSSIYSKIE  POVESTI»  BY  G.F.  KVITKA-OSNOVYANENKO

Bologova  Kseniya

competitor,  Department  of  history  of  Russian  literature  XI—XIX  centuries,  Orel  State  University,  Russia,  Orel

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  автор  обращается  к  творчеству  русско-украинского  писателя  Г.Ф.  Квитки-Основьяненко  и  Н.В.  Гоголя  с  целью  изучения  близости  их  творческих  подходов.  На  материале  циклов  повестей  рассматривается  общность  взглядов  писателей.  Автор  приходит  к  выводу  о  влиянии  творческих  взглядов  Н.В.  Гоголя  на  Г.Ф.  Квитки-Основьяненко. 

ABSTRACT

In  this  article  the  author  refers  to  the  creation  of  Russian  and  ukrainian  writer  G.F.  Kvitka-Osnovyanenko  and  N.V.  Gogol  to  study  the  similarity  of  their  creative  approaches.  The  similarity  of  views  is  considered  on  the  material  of  cycles  of  novels.  The  author  concludes  that  Gogol’s  creative  views  influence  G.F.  Kvitka-Osnovyanenko.

 

Ключевые  слова:  Н.В.  Гоголь;  Г.Ф.  Квитка-Основьяненко;  рассказчик;  цикл  повестей;  творческое  переосмысление.

Keywords:  N.V.  Gogol;  G.F.  Kvitka-Osnovyanenko;  the  narrator;  the  cycle  of  novels;  creative  rethinking.

 

Исследователями  уже  не  раз  отмечался  тот  факт,  что  Н.В.  Гоголь  своим  творчеством  оказал  значительное  влияние  на  развитие  украинской  литературы  (С.Д.  Зубков,  Н.Е.  Крутикова,  Д.В.  Чалый).  Одним  из  первых  его  последователей  был  Г.Ф.  Квитка-Основьяненко,  который  выступил  с  «Малороссийскими  повестями».  Цикл  был  создан  на  украинском  языке,  но  впоследствии  почти  все  повести  автор  сам  перевел  на  русский  и  опубликовал  в  ведущих  российских  журналах  того  времени.  Целью  данной  работы  и  будет  изучение  влияния  Гоголя  на  Квитку-Основьяненко  и  выявление  общих  черт  в  их  творчестве  на  материале  циклов  «Вечера  на  хуторе  близ  Диканьки»  и  «Малороссийские  повести».

  Если  «Вечера  на  хуторе  близ  Диканьки»  Н.В.  Гоголя  вышли  в  1831—1832  гг.,  то  «Малороссийские  повести»  Г.Ф.  Квитки-Основьяненко  были  опубликованы  в  1834  и  1837  гг.  и  отличались  от  гоголевских  повестей  количеством.  «Вечера  на  хуторе  близ  Диканьки»  включают  в  себя  восемь  всем  известных  повестей  (по  четыре  в  каждом  томе  и  предисловие  в  каждом).  У  Квитки  в  каждом  томе  по  три  произведения.  В  первый  том  входят  «Солдатский  портрет»,  «Маруся»,  «Праздник  мертвецов»;  во  второй  —  «Хорошо  делай,  и  будет  хорошо»,  «Конотопская  ведьма»,  «Вот  тебе  и  клад».  Квитка  планировал  опубликовать  и  третью  книгу  «Малороссийских  повестей»,  куда  должны  были  войти  такие  повести,  как  «Перекати-поле»  (1840),  «Божьи  дети»  (1840),  «Искренняя  любовь»  (1839),  но  она  так  и  не  была  издана.  Что  же  касается  предисловия,  то  у  Квитки  оно  есть  только  в  первом  томе.  Это  «Прошение  к  пану  —  издателю».

Следует  отметить,  что  цикл  Квитки  так  же,  как  и  «Вечера…»  Гоголя,  весьма  многопланов.  В  нем  чередуются  произведения  комические  и  сентиментально-религиозные  (в  отличие  от  Гоголя,  который  обращается  также  и  к  трагическим  событиям).  А  вот  планировавшийся  третий  том  повестей  Квитки  вовсе  лишен  комичности.  Связано  это,  конечно  же,  с  мировоззрением  писателей.  «Вечера»  Гоголя  стоят  почти  в  самом  начале  творческого  пути  писателя.  Квитка  же  обратился  к  созданию  «Малороссийских  повестей»,  будучи  уже  зрелым  человеком  и  имея  богатый  жизненный  опыт  за  плечами,  поэтому  его  волновали  в  большей  степени  вопросы  философско-религиозного  и  нравственного  характера.

Обозначив  некоторое  сходство  в  структуре  циклов  обоих  писателей,  обратимся  к  предисловиям,  которыми  Гоголь  и  Квитка  предваряют  свои  повести.  В  предисловии  к  первому  тому  «Вечеров…»  издатель  представляет  рассказчиков:  дьяка  местной  церкви  и  некоего  панича.  В  конце  предисловия  в  алфавитном  порядке  помещены  вместе  с  переводом  слова,  которые  «не  всякому  понятны»,  они  еще  до  знакомства  с  произведениями  указывают  на  народный  (украинский)  колорит  повестей.  Аналогичным  словарем  снабжено  и  предисловие  второго  тома.

Если  рассмотреть  предисловия  отдельно  от  повестей,  то  можно  отметить  следующую  особенность:  оба  они  связаны  не  только  духом  «демократичности»  (восхищение  народным  языком  и  простота  и  естественность  в  поведении),  но  и  образами  дьяка  Фомы  Григорьевича  и  пана,  именно  на  этих  образах  строится  сюжетная  составляющая  обоих  предисловий.

Предисловие  Квитки  «Прошение  к  пану-издателю»  представляет  собой  письмо  к  приятелю,  в  котором  адресант  рассуждает  о  том,  на  каком  языке  нужно  писать,  и  приходит  к  выводу  о  необходимости  использования  простого  народного  языка  в  литературе,  чтобы  простой  народ  мог  прочитать  книгу  и  без  труда  понять,  что  в  ней  написано  («Я  думаю,  как  говорим,  так  и  писать  надо»  (перевод  наш.  —  К.Б.)  [3,  с.  5]).  Это  также  свидетельствует  о  демократичности  в  литературе.

У  Квитки  представлен  один  рассказчик  —  Грицько  Основьяненко.  Назван  еще  и  Панас  Пистряк,  поведавший  историю  о  солдатском  портрете,  но  в  повести  эту  историю  представляет  сам  Основьяненко.  Предисловие  носит  публицистический  характер  и  связано  непосредственно  только  с  первым  произведением  цикла  —  рассказом  «Солдатский  портрет».  Никакого  словаря,  подобного  Гоголевскому,  нет,  потому  что  Квитка  адресовал  свои  произведения  украинскому  читателю,  а  Гоголь  —  русскому.

У  Гоголя  «Вечера…»  изданы  Рудым  Паньком.  У  Квитки  же  «Малороссийские  повести»  рассказаны  «Грицьком  Основьяненком»,  то  есть  у  всех  повестей  один  рассказчик,  а  у  Гоголя  их  несколько,  причем  в  некоторых  повестях  они  четко  обозначены  (дьяк  Фома  Григорьевич  —  «Вечер  накануне  Ивана  Купала»,  «Пропавшая  грамота»,  «Заколдованное  место»,  Степан  Иванович  Курочка  —  «Иван  Федорович  Шпонька  и  его  тетушка»).

Изучив  циклы  повестей  обоих  писателей,  мы  можем  выделить  некоторые  сходства.  Так,  в  повести  «Сорочинская  ярмарка»  Н.В.  Гоголь  ко  всем  тринадцати  главкам  подбирает  эпиграфы  на  украинском  языке  (из  старинной  легенды,  малороссийской  комедии,  свадебной  песни,  простонародной  сказки,  пословицы,  «Энеиды»  Котляревского  и  произведения  «Гулак»  Артемовского),  что  свидетельствует  о  желании  писателя  познакомить  русских  читателей  с  украинской  народной  и  литературной  культурой.  Таким  образом,  Гоголь  создает  национальный  украинский  колорит.  Квитка  представляет  свои  произведения  на  украинском  языке,  но  следует  той  же  цели.  Ярмарка  в  «Солдатском  портрете»  Квитки,  несомненно,  напоминает  сорочинскую  ярмарку  Гоголя.

«Вечер  накануне  Ивана  Купала»  и  «Вот  тебе  и  клад»  Квитки  имеют  немало  сходств.  Образы  Петруся  у  Гололя  и  Фомы  у  Квитки  связаны  с  поисками  клада.  Только  Фома  мечтает  о  кладе  всю  сознательную  жизнь,  поэтому  и  связывается  с  нечистой  силой,  а  Петрусь  преследует  совсем  другие  цели:  он  хочет  жениться  на  любимой  Пидорке.  Басаврюк  у  Гоголя  и  Юдун  у  Квитки  —  воплощение  нечистой  силы,  черт;  оба  они  искушают  главных  героев.  Но  у  Гоголя  все  намного  серьезнее  и  страшнее,  в  повести  практически  нет  комических  элементов  (разве  что  тетка  покойного  деда,  с  которой  случаются  всякие  нелепости).  Главный  герой  становится  обладателем  клада,  совершив  страшный  грех,  убив  невинное  дитя,  брата  Пидорки.  Клад  отнимает  у  Петруся  душевный  покой,  чахнет  от  горя,  глядя  на  мужа,  и  красавица  Пидорка.  Вспомнив  все,  что  с  ним  случилось,  герой  превратился  в  кучу  пепла,  а  клад  —  в  битые  черепки.  У  Квитки  Фома  клада  не  получает,  но  тем  не  менее  повесть  также  заканчивается  смертью  главного  героя.  Отношения  с  нечистой  силой  ни  к  чему  хорошему  не  приводят.  Повесть  Квитки  содержит  в  себе  много  комических  элементов  (например,  описание  свадебного  обеда  у  чертей  и  их  беседы  на  французском)  и  не  несет  в  себе  такой  трагичности,  как  у  Гоголя,  но  в  отличие  от  Петруся  герой  Квитки  успевает  покаяться  перед  смертью  и  умирает  как  обычный  человек.

Дед,  герой  повести  «Пропавшая  грамота»,  в  поисках  вверенного  ему  документа  попадает  к  чертям,  у  них  танцы  и  застолье.  Подобную  ситуацию  описывает  и  Квитка  в  повести  «Вот  тебе  и  клад»,  где  Фома  с  большим  аппетитом,  да  еще  и  в  пост,  обедает  на  свадьбе  у  чертей.  Герой  же  Гоголя  трижды  пытался  угоститься,  но  кусок  все  время  попадал  в  чужой  рот.  Следует  отметить  еще  один  важный  момент,  сближающий  две  повести,  —  это  осенение  крестом.  Герой  Гоголя  крестит  карты,  именно  это  и  помогает  ему  выиграть  у  ведьм  свою  шапку,  в  которую  была  зашита  грамота.  Кроме  того,  он  грозит  перекрестить  святым  крестом  всех  чертей,  если  не  вернут  ему  коня.  Крест  для  него  святой,  он  использует  его  как  спасение,  потому  что  искренне  верует.  Герой  же  Квитки  на  свадьбе  у  чертей  осеняет  себя  крестом  по  привычке,  этот  жест  не  несет  в  себе  никакого  духовного  содержания,  а  служит  лишь  подтверждением  правдивости  намерений  героя. 

Героиня  повести  «Ночь  перед  Рождеством»  Солоха  несколько  напоминает  Явдоху,  конотопскую  ведьму  из  одноименной  повести  Квитки,  об  обеих  ходят  слухи,  что  по  ночам  они  доят  коров.  Действие  повести  Гоголя  происходит  накануне  Рождества.  Квитка  в  некоторых  повестях  («Вот  тебе  и  клад»,  «Праздник  мертвецов»)  приурочивает  события  к  другому  важному  празднику  —  Пасхе.  Нам  это  кажется  неслучайным,  потому  что  в  вышеназванных  произведениях,  оба  писателя  изображают  нам  нечистую  силу,  которая  искушает  главных  героев.  Вакула  выходит  победителем  (одолевает  черта),  а  Фома  («Вот  тебе  и  клад»)  в  канун  воскресения  Христова  окончательно  губит  свою  душу.

«Страшную  месть»  Гоголя  можно  сопоставить  с  повестью  Квитки  «Перекати-поле».  Месть,  выдуманная  Иваном  для  Петра,  убившего  его  с  сыном,  очень  страшна.  Убитый  просит  наказать  весь  род  Петра.  Последний  из  его  рода,  колдун,  совершил  страшные  злодейства,  убил  собственную  дочь,  ее  мужа  и  сына.  Иван  убил  колдуна,  но  после  мести  герой  не  обретает  покоя.  Он  вечно,  сидя  на  коне,  смотрит  на  содеянное.

Герой  повести  «Перекати-поле»  Денис  напоминает  колдуна  из  «Страшной  мести»,  он  никак  не  связан  с  нечистой  силой,  тем  не  менее  на  его  совести  немало  загубленных  душ  и  прочих  злодеяний.  Он  так  же,  как  и  колдун,  мучится  из-за  своих  грехов.  Но  у  Квитки  все  не  так  страшно:  его  герой  наказан  муками  совести  и  законом.

«Заколдованное  место»  —  поучительная  юмористическая  история,  которая  убеждает  читателей  не  верить  нечистой  силе,  спасать  себя  святым  крестом.  Здесь  вновь  встречается  мотив  клада,  как  и  в  «Вечере  накануне  Ивана  Купала»,  как  и  у  Квитки  в  повести  «Вот  тебе  и  клад».  Только  в  данном  случае  все  заканчивается  благополучно,  потому  что  дед  не  вступает  в  сговор  с  нечистой  силой.

Как  видим,  в  циклах  обоих  писателей  немало  общего.  Учитывая  тот  факт,  что  «Малороссийские  повести»  Г.Ф.  Квитки-Основьяненко  были  изданы  позднее,  чем  «Вечера  на  хуторе  близ  Диканьки»  Н.В.  Гоголя,  можно  прийти  к  выводу  о  том,  что  Квитка  был  знаком  с  повестями  Гоголя  и,  несомненно,  творчески  их  осмыслил  и  переосмыслил,  этим  и  можно,  на  наш  взгляд,  объяснить  ряд  сходств.  Кроме  того,  произведения  обоих  писателей  были  созданы  на  одном  материале  —  историях  из  жизни  украинского  народа.  Но  в  цикле  Квитки  преобладают  повести  религиозного  содержания,  Гоголь  же  пришел  к  подобной  тематике  позднее,  и  связано  это,  конечно  же,  с  возрастом  писателей:  «Вечера»  написаны  молодым  Гоголем  (первый  том  вышел  в  1831  году,  когда  Гоголю  было  22  года),  а  «Малороссийские  повести»  уже  зрелым  Квиткой  (первый  том  писатель  опубликовал  в  возрасте  56  лет). 

 

Список  литературы:

  1. Гоголь  Н.В.  Собрание  сочинений:  В  9  т.  /  Сост.  и  коммент.  В.А.  Воропаева,  И.А.  Виноградова.  Т.  1;  Т.  2:  Вечера  на  хуторе  близ  Диканьки;  Т.  2.  Миргород.  М.:  Русская  книга,  1994.  —  493  с.
  2. Зубков  С.Д.  Русская  проза  Г.Ф.  Квитки  и  Е.П.  Гребенки  в  контексте  русско-украинских  литературных  связей.  Киев:  Наукова  думка,  1979.  —  271  с.
  3. Квитка-Основьяненко  Г.Ф.  Сочинения:  В  6  т.  /  под  редакцией  А.А.  Потебни.  Т.  1:  Малороссийские  повести.  Харьков:  Типография  Каплана  и  Бирюкова,  1887.  —  255  с.
  4. Квитка-Основьяненко  Г.Ф.  Сочинения:  В  6  т.  /  под  редакцией  А.А.  Потебни.  Т.  2:  Малороссийские  повести.  Харьков:  Типография  Каплана  и  Бирюкова,  1887.  —  238  с.
  5. Крутикова  Н.Е.  Гоголь  и  украинская  литература  (30—80-е  гг.  ХIХ  ст.):  Автореф.  дис.  …  докт.  филол.  наук.  М.:  АН  СССР,  1953.  —  31  с.
  6. Крутикова  Н.Е.  Литературные  связи  русского  и  украинского  народов:  материалы  в  помощь  учителю.  М.:  Учпедгиз,  1954.  —  52  с.
  7. Освободительное  движение  и  русско-украинские  литературные  взаимосвязи  /  [С.А.  Кривошапова,  Т.П.  Маевская,  Д.В.  Чалый].  Киев:  Наук.думка,  1982.  —  256  с.
  8. Чалый  Д.В.  Становление  реализма  в  украинской  литературе.  Киев:  Издательство  АН  УССР,  1958.  —  28  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий