Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 июня 2015 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Кино-, теле- и другие экранные искусства

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Туркави М. ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ АВТОРСКОГО КИНО СИРИИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLIX междунар. науч.-практ. конф. № 6(49). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

 

ПРЕДПОСЫЛКИ  РАЗВИТИЯ  АВТОРСКОГО  КИНО  СИРИИ

Туркави  Мухаммад

аспирант 
Харьковской  государственной  академии  культуры, 
Украина,  г.  Харьков

E-mail: 

 

BACKGROUND  OF  SYRIA  AUTEUR  CINEMA

Turkavi  Muhammad

postgraduate 
of  Kharkov  State  Academy  of  Culture, 
Ukraine,  Kharkov

 

АННОТАЦИЯ

Цель  данной  статьи  —  выявить  предпосылки  развития  авторского  кино  в  Сирии.  В  ходе  анализа  сирийской  киноиндустрии,  определена  социокультурная  роль  Национальной  киностудии  в  контексте  политического  устройства  страны.  Автор  приходит  к  выводу,  что  именно  государственная  догма  и  несоответствие  идеологии  реалиям  жизни  стало  толчком  для  создания  авторского  кино.  В  статье  подчеркнут  парадокс  его  развития,  также  перечислены  независимые  режиссёры,  чьи  работы  составили  новую  экранную  культуру  Арабского  мира.

ABSTRACT

The  aim  of  the  article  is  to  identify  preconditions  for  the  development  of  auteur  cinema  in  Syria.  During  the  analysis  of  Syrian  cinema  industry  it  is  defined  the  sociocultural  role  of  the  National  Film  Organization  in  the  political  context.  The  author  concludes  that  a  state  dogma  and  the  discrepancy  between  ideology  and  realities  of  life  became  the  impetus  for  creation  of  auteur  cinema.  It  is  emphasized  the  paradox  of  auteur  cinema  development,  also  attention  is  drawn  to  independent  filmmakers,  whose  works  have  made  a  new  screen  culture  of  the  Arab  world.

 

Ключевые  слова:  сирийская  киноиндустрия;  Национальная  киностудия;  кинопрокат;  авторское  кино.

Keywords:  Syrian  cinema  industry;  The  National  Film  Organization;  film  distribution;  auteur  cinema.

 

Когда  сирийские  кинокритики  и  режиссеры  говорят  о  сирийском  кино  как  о  национальной  киноиндустрии,  это  звучит  несколько  высокомерно.  В  документальном  фильме  Меяра  аль-Руми  «Немое  кино»  2001  года  сирийский  кинокритик  Бандар  Абдул-Хамид  высказывает  свое  несогласие  с  понятием  «сирийской  киноиндустрии»,  он  считает,  что  сирийское  кино  не  является  полноценным  сектором  культуры  [2,  с.  32].  Тем  не  менее,  если  рассмотреть  подборку  значимых  сирийских  фильмов  за  последние  три  десятилетия,  нельзя  не  отметить  убедительный  объем  работы  сирийских  режиссеров.  Данные  работы  —  это  национальное  хранилище  стремлений  и  чувств,  экранное  отражение  жизненного  опыта,  это  коллективная  память  и  сага  о  национальных  травмах. 

В  начале  XXI  века  производство  кинолент  в  Арабском  мире,  а  особенно  в  Сирии,  практически  полностью  контролируется  государством,  ресурсы  ограничены,  и  на  выходе  получается  скромный  результат  в  виде  одного  или  двух  фильмов  в  год.  Усилия  на  международном  и  региональном  уровне  по  распространению  фильмов  исходят  только  от  частных  лиц,  без  поддержки  государства.  Когда  сирийские  фильмы  участвуют  в  кинофестивалях  по  всему  миру,  они  практически  всегда  удостоены  отметок  критиков  и  наград,  но  все  инициативы  по  их  показу  исходят  за  пределами  родины.  Внутри  своей  страны  сирийские  фильмы  едва  известны.  Кинокартины,  отражающие  стремления  и  чувства  народа,  могут  быть  самыми  подлинными,  честными  и  очаровывать  своими  формами  творчества,  но  они  запомнятся  скромным  меньшинством  упрямых  киноманов,  которые  стремились  увидеть  их  несмотря  ни  на  что  [2,  с.  18].  Однако,  находясь  под  контролем  государства,  новое  сирийское  кино  несёт,  скорее,  черты  авторского.  Чтобы  выяснить  предпосылки  для  этого,  проанализируем  его  трансформацию.

В  1947  году,  год  спустя  обретения  сирийцами  независимости,  Назих  Шахбанар  создает  киностудию  и  оснащает  ее  хорошим  оборудованием.  Уже  в  1948  году  он  создает  первый  сирийский  звуковой  фильм  «Свет  и  Тьма»,  сценарий  к  которому  был  написан  Мухаммедом  Шамелем  и  Али  аль-Арнаутом.  К  середине  1950-х  годов  создается  еще  несколько  частных  киностудий,  нацеленных  на  коммерческую  деятельность,  однако  они  уступают  крупным  студиям  в  Египте,  и  система  кинопроката  в  Сирии  на  тот  момент  слабее  [3,  с.  42]. 

В  1963  году  Министерством  культуры  Сирии  была  создана  «Аль-Муассасса  аль-Ама  ли  аль-Синама»  или  Национальная  киностудия  как  самостоятельный  институт  по  отбору,  производству,  распределению,  импорту  и  экспорту  фильмов.  Толчком  для  ее  создания  были  требования  политической  интеллигенции  и  творческих  групп,  которые  ожидали  помощи  от  государства  в  создании  фильмов.  Однако  их  надежды  и  ожидания  были  органично  встроены  в  преобладающее  идеологическое  умонастроение  арабской  социалистической  партии  Баас,  которая  пришла  к  власти  в  1963  году.  Национальная  киностудия  репатриировала  некоторые  сирийские  таланты  и  пригласила  других  представителей  родственных  арабских  народов,  чтобы  те  помогли  в  создании  национальной  индустрии  по  производству  фильмов.

В  контексте  мировой  поляризации  холодной  войны,  в  ходе  революций:  в  1952  году  в  Египте,  затем  в  Ираке  в  1958  году,  Алжире  в  1962  году,  Сирии  в  1963  году,  Тунисе,  Ливии,  Йемене  и  Омане  весь  Арабский  мир  и  интеллигенция  в  частности,  были  охвачены  революционным  пылом  социализма,  сопряженного  с  местным  национализмом.  Потеря  Палестины  и  поражение  арабских  армий  в  1948  и  1967  годах,  пережитое  унижение  и  гнев  только  питали  волну  настроя.  Сирийские  кинотеатры  показывали  социально  и  политически  ангажированные  фильмы,  преимущественно  о  Палестинской  катастрофе,  о  беженцах.  Сирийское  государство  использовало  кино  и  медиа,  чтобы  поднять  общественное  сознание.  Количество  вышедших  на  экраны  документальных  фильмов  впечатляет,  наиболее  известные  из  них  сняты  иракским  режиссером  Каясом  аль-Зубейди.  Его  фильмы  «Вдали  от  своей  страны»  (1970)  и  «Свидетельства  палестинцев  во  время  войны»  (1972)  показывают  нам,  соответственно,  жизнь  палестинских  детей  в  лагерях  для  беженцев  и  последствия  событий  1967  года  для  их  родителей.  Подобные  документальные  фильмы  широко  распространялись  во  всем  арабском  мире  и  вызвали  резонанс.  Среди  них:  «Водитель  фургона»  Поко  Поковича  (1967),  «Леопард»  Набиля  Малеха  аль-Фада  (1972),  «Простаки»  Тавфика  Салеха  аль-Макдуна  (1972),  его  же  «Дневник  государственного  прокурора»  (1968),  «Аллея  дураков»  (1955),  «Борьба  героев»  (1962),  «Повстанцы»  (1968)  [2,  с.  98—99].

Сирийское  государственно  стало  активнее  инвестировать  и  мониторить  сферы  культуры,  а  также  использовать  их  с  целью  собственной  пропаганды.  Сирийские  общество  ранее  было  свидетелем  активной  политической  жизни,  партийного  плюрализма.  С  момента  обретения  независимости  от  французского  правления  страна  пережила  серию  переворотов  и  смены  режимов.  Однако,  партия  Басс,  балансируя  на  постоянной  политической  нестабильности,  постепенно  замалчивает  политическое  инакомыслие,  демократический  плюрализм  и  критическое  взаимодействие  с  властью.  Как  следствие,  в  1969  году  Национальная  киностудия  получила  монополию  на  производство,  распространение,  импорт  и  экспорт  фильмов,  в  то  время  как  частные  киностудии  начали  увядать,  пока  практически  не  исчезли  [3,  с.  51].

Сирийская  интеллигенция  понимала  силу  медиа,  и  кино  теперь  должно  было  отражать  на  экране  нацию,  страну,  ее  географическое  разнообразие,  жизнь  своего  народа,  его  знания,  умения.  Кинематографисты  были  направлены  в  далекие  уголки  страны,  чтобы  прославлять  в  фильмах  красоту  пейзажа,  мудрость  своего  народа,  свой  национальный  колорит,  ремесла  и  обычаи,  а  также  большие  достижения  государства  в  строительстве  дорог  и  автомагистралей,  плотин,  последствия  аграрной  реформы,  предоставление  медицинских  услуг,  жилья  и  образования.  Таким  образом,  Национальная  киностудия  начинает  производить  документальные  фильмы  в  больших  количествах,  и  к  1963  году  их  производство  и  вещание  по  сирийскому  телевидению  было  хорошо  налажено.  По  всей  стране  строились  кинотеатры,  активно  проходили  кинопоказы.  Однако  все  это  был  имидж,  видимость.

Когда  в  результате  Октябрьской  войны  1973  года  сирийцы  окончательно  потеряли  Голанские  высоты,  радикальное  военное  правительство  партии  стало  маркером  поражения  в  политической  сфере,  а  в  общественной  —  беспомощным.  Люди  были  в  изгнании,  они  были  преданы  своим  правительством,  солдаты  —  военнокомандующими.  Вопрос  о  Палестине,  живой  опыт  борьбы  за  освобождение  и  справедливость  стал  центральным  для  современного  арабского  сознания,  Палестина  —  метафорой.

В  сирийском  кино,  как  в  хранилище  национальных  чувств,  стремлений  и  травм,  эта  метафора  стала  лейтмотивом.  Она  же  и  сформировала  главный  парадокс:  при  поддержке  кино  государством,  режиссеры  предложили  альтернативу,  критическое  и  подрывное  повествование  о  нации,  которое  расходилось  с  государственным  дискурсом.  «Палестина»  была  либо  основой,  либо  же  фоном  практически  всех  фильмов  с  1980  года,  но  авторское,  а  не  государственное  кино  показывало  ее  иначе.

Важно  упомянуть,  что  когда  создание  налаженной  инфраструктуры  для  производства  фильмов  в  Сирии  только  начиналось,  Национальная  киностудия  и  сирийское  правительство  выделяли  стипендии  для  молодых  талантов  на  учебу  в  Советском  Союзе  и  на  Востоке.  Среди  иностранных  выпускников:  Набиль  Мале,  Самир  Зикра,  Мухаммад  Малас,  Усама  Мухаммад,  Абдельлатиф  Абдул-Хамид.  Эта  волна  сирийских  кинематографистов,  которые  репатриировались  на  протяжении  1965—1981  годов  после  обучения,  оставили  наиболее  сложные  и  интересные  работы,  которые  составляют  авторское  сирийские  кино  [4].

Одна  из  таких  работ  —  фильм  Мухаммада  Маласа  Алама  аль-Мадина  «Сны  города»  (1983).  Эта  беззастенчиво  субъективная,  визуально  красивая  картина  рассматривается  как  подрывной  фильм,  из-за  манеры,  в  которой  переписана  история  того  времени,  она  противоречит  версии  режима.

В  фильмах  Абделлатифа  Абдуль-Хамида:  «Ночь  шакалов»  (1989),  «Озвученные  письма»  (1991)  показывается  бессмысленность  человеческих  смертей.  Красивые,  молодые,  дееспособные  отправлены  на  фронт,  возвращены  в  гробах.  В  то  время  как  крестьяне  едва  сводят  концы  с  концами  во  время  затяжной  войны  с  Израилем,  их  сыновья  умирают  [4]. 

Сюжетные  линии  авторских  фильмов  отличались  от  великих  од  героизму  и  славе,  основанных  на  официальных  отчетах  о  «национальных»  победах  и  достижениях.  Объектив  стал  лакмусом,  он  начал  проявлять  все  трещины  социального  уклада,  отражая  раскол  между  официальным  дискурсом  и  реальностью.  Это  поколение  самостоятельных  режиссеров  стало  самосознанием  общества,  оно  не  воспевало  незамеченных,  безымянных  и  безликих  героев,  как  это  делала  Национальная  киностудия  и  кино  1970-х  годов,  его  задачей  было  представить  историю  народа  и  писать  о  людях  в  истории.  К  таким  фильмам  можно  также  отнести  «Ночь»  Мохаммада  Маласа  аль-Леяля  (1993),  «Звезды  средь  бела  дня»  (1988)  и  «Жертвоприношения»  (2002)  Уссама  Мухаммада  Нуюма  аль-Наара,  «Сны  города»  Мохаммада  Маласа  (1983),  «Ночь  шакалов»,  «Озвученные  письма»  и  «По  просьбе  наших  слушателей»  Абделлатифа  Абдуль-Хамида  [4]. 

Стоит  сказать,  что  из-за  постоянного  контроля  над  съемкой,  прокатом  и  содержанием  фильмов,  кинопроизводство  увязло  в  утомительных  и  трудных  бюрократических  процедурах.  Кинематографисты  ощущали  себя  заложниками  системы,  которая  дает  им  хоть  и  небольшое,  но  устойчивое  финансовое  и  социальное  обеспечение,  но  в  то  же  время,  истощает  их  творческую  энергию,  неустанно  контролируя  их  мастерство.  Некоторые  фильмы  проходили  утверждение  сценария,  но  не  принимались  чиновниками  после  просмотра. 

Среди  фильмов,  которые  были  запрещены  в  прокате,  особое  внимание  необходимо  уделить  работам  Омара  Амиралайя:  «Повседневная  жизнь  сирийской  деревни»  (1974),  «Куры»  (1978)  и  многие  другие  после.  Омар  Амиралай  работает  независимо  от  каких-либо  общественных  или  государственных  сирийских  источников  финансирования  [2,  с.  142].  В  дополнение  к  его  преданности  документальному  кино,  которое  он  поставил  наравне  с  художественным  в  арабском  мире,  он  был  первым  в  вопросах  защиты  независимого  кинопроизводства  в  Сирии,  а  также  вдохновением  для  возникающего  поколения  молодых  независимых  режиссеров. 

Таким  образом,  мы  можем  сделать  вывод,  что  новое  сирийское  кино  —  это  область  художественного  выражения,  где  с  помощью  ясной,  умной  и  подчас  подрывной  критики  в  сторону  государства,  выковалась  стезя  для  создания  новых  смыслов  и  образов.  Замечательный  прорыв  сирийских  кинематографистов  состоит  именно  в  трансформации  государственного  киноконвеера  в  авторское  кино:  как  они  добились  успеха  в  выкраивании  и  создании  независимого,  критического  и  часто  взрывного  кино  под  эгидой  сильного  государства,  под  властью  одной  партии,  которая  активно  инвестировала  в  подавление  любого  инакомыслия  и  принуждала  к  официальной  догме.  В  этом  заключается  парадокс  сирийского  кино,  которое  смогло  стать  частью  экранной  культуры  в  своих  собственных  условиях.

 

Список  литературы:

  1. A  Silent  Cinema  —  Highlights  of  Syrian  Cinema  //  Arsenal  Cinema.  —  2009.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.arsenal-berlin.de/en/arsenalcinema/pastprograms/single/article/1697/2804//archive/2009/october.html  (дата  обращения:  12.05.2015).
  2. Lina  Khatib.  Filming  the  Modern  Middle  East:  Politics  in  the  Cinemas  of  Hollywood  and  the  Arab  world.  London:  Tauris,  2006.  —  242  p.
  3. Rashi  Salti.  Insights  into  Syrian  Cinema:  Essays  &  Conversations  with  Contemporary  Filmmakers.  Rattapallax  Press,  2006.  —  160  p.
  4. Viola  Shafik.  Arab  cinema:  History  and  Cultural  Identity.  Cairo:  The  American  University  in  Cairo  Press,  2007.  —  311  p.  

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий