Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Борисова М.В., Петрова В.А. АССОЦИАТИВНОЕ ПОЛЕ МАКРОСИНЕГО ЦВЕТОСПЕКТРА В АНГЛИЙСКОЙ, РУССКОЙ, ЯКУТСКОЙ КАРТИНАХ МИРА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLIII междунар. науч.-практ. конф. № 12(43). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АССОЦИАТИВНОЕ  ПОЛЕ  МАКРОСИНЕГО  ЦВЕТОСПЕКТРА  В  АНГЛИЙСКОЙ,  РУССКОЙ,  ЯКУТСКОЙ  КАРТИНАХ  МИРА

Борисова  Мария  Владимировна

ассистент  кафедры  английской  филологии  Северо-Восточного  федерального  университет  им.  М.К.  Аммосова,  РФ,  г.  Якутск

E-mailmaria_vladm@mail.ru

Петрова  Вера  Александровна

ст.  преподаватель  кафедры  английской  филологии  Северо-Восточного  федерального  университет  им.  М.К.  Аммосова,  РФ,  г.  Якутск

E-mail: 

 

ASSOCIATIVE  EXPERIMENT  ON  BLUE-GREEN  COLOUR  SPECTRUM  IN  ENGLISH,  RUSSIAN,  YAKUT  WORLDVIEWS

Borisova  Maria

assistant  teacher  of  Department  of  English  philology  Institute  of  Foreign  philology  and  Regional  Studies  North-Eastern  Federal  university,  Russia,  Yakutsk

Petrova  Vera

assistant  teacher  of  Department  of  English  philology  Institute  of  Foreign  philology  and  Regional  Studies  North-Eastern  Federal  university,  Russia,  Yakutsk

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  представлены  результаты  ассоциативного  эксперимента  макросинего  цветоспектра.  На  основе  данных  исследования  авторы  делают  вывод  о  сходстве  представлений  у  носителей  английского,  русского,  якутского  языков  на  поверхностно-обобщенном  уровне. 

ABSTRACT

The  article  presents  the  results  of  associative  experiment  of  blue-green  colour  spectrum.  According  to  the  data  of  research  the  authors  come  to  the  conclusion  that  there  are  similarities  in  worldviews  of  English,  Russian,  Yakut  speakers  on  surface  level.

 

Ключевые  слова:  ассоциативный  эксперимент;  цветообозначения;  макросиний  цветоспектр. 

Keywords:  associative  experiment;  colour  terms;  blue-green  colour  spectrum.

 

Разные  этнокультурные  сообщества  воспринимают  цветовой  мир  по-разному,  что  позволяет  говорить  о  существовании  национальных  цветовых  картин  мира.  Наше  исследование  посвящено  изучению  макросинего  спектра  цвета  в  языковом  сознании  носителей  английского,  русского  и  якутского  языков.  Исследование  опиралось  на  данные  ассоциативных  экспериментов.

Как  полагает  Н.В.  Уфимцева,  образ  сознания,  ассоциированный  со  словом  —  это  одна  из  многих  попыток  описать  знания,  используемые  коммуникантами  при  производстве  и  восприятии  речевых  сообщений.  Поскольку  языковое  сознание  не  может  быть  объектом  анализа  в  момент  протекания  процессов,  его  реализующих,  оно  может  быть  исследовано  только  как  продукт  бывшей  деятельности,  или,  иными  словами,  может  стать  объектом  анализа  только  в  своих  превращенных,  отчужденных  от  субъекта  сознания  формах  (культурных  предметах).  Метод  свободных  ассоциаций  позволяет  установить  частотность  употребления  того  или  иного  концепта  в  речи  носителя  языка  [2,  с.  65].

Цвет  играет  огромную  роль  в  жизни  человека  и  требует  постоянного  более  глубокого  проникновения  в  его  сущность.  Концептуальное  моделирование  позволяет  предположить,  что  значение  цвета  в  русской,  английской  и  якутской  культурах  имеет  отличия,  которые  затрагивают  глубинные  слои  сознания  и  отражают  национальные  культурнообусловленные  особенности. 

Нами  был  изучен  «Английский  ассоциативный  словарь»  под  редакцией  Дж.  Киша,  «Русский  ассоциативный  словарь»  под  редакцией  Ю.Н.  Караулова.  А  также  нами  был  проведен  ассоциативный  эксперимент  среди  носителей  якутского  языка.  Для  анализа  были  отобраны  следующие  цвета:  синий,  голубой,  зеленый. 

При  исследовании  данных  ассоциативных  экспериментов  мы  выявили  следующие  совпадения  реакций  на  слова  стимулы  blue’/  ‘синий’/  ‘голубой’/  ‘халлаан  күөх’  (табл.  1).

Таблица  1.

Реакции  на  слова  стимулы  blue’/  ‘синий’/  ‘голубой’/  ‘халлаан  күөх’

ААП  (blue)

РАП  (синий)

РАП  (голубой)

ЯАП  (халлаан  күөх)

SKY  /небо  20  %

EYES  /глаза  2  %

GREEN  /зеленый10  %

RED  /красный  9  %

SEA  / море  4  %

COLOUR / цвет  3  %

BIRD / птица  1  %

WATER / вода  0.01% 

DRESS/ платье0,01  %

НЕБОСВОД  0,01  %

ГЛАЗ  0,01  %

ЗЕЛЕНЫЙ  0,01  %

КРАСНЫЙ  2,8  %

МОРЕ  0,01  %

ЦВЕТ  7.6  %

ПТИЦА  9  %

НЕБО  44  %

ЗЕЛЕНЫЙ  8  %

КРАСНЫЙ  2  %

ЦВЕТ  63%

ВОДА            2  %

ПЛАТЬЕ  0.01%

ХАЛЛААН  /небо  33,3  %

ХАРАХ  /глаз  0,9  %

ОТ  КҮӨХ  /зеленый  18,2  %

КЫҺЫЛ  /красный  2,1  %

ОҤ/цвет  22,5  %

УУ  /вода  4  %

БЫЛААЧЧЫЙА/платье  0,01  %

 

Во  многих  языках  мира  ближайшими  эквивалентами  слова  синий  или  голубой  служат  слова,  морфологически  или  этимологически  связанные  со  словом  для  обозначения  неба,  моря,  воды:  sky/небо  20  %,  небосвод  0,01  %,  небо  44  %,  халлаан/небо  33,3  %;  sea/море  4  %,  море  0,01  %;  water/вода  0,01  %,  уу/вода  4  %.  Во  всех  трех  культурах  зеленый  цвет  входит  в  спектр  голубого  цвета,  что  доказывает  наличие  реакций:  green/зеленый  10  %,  зеленый  0,01  %,  зеленый  8  %,  от  күөх  18,2  %

В  якутском  языке  слово  күөх  представляет  собой  интересное  явление,  будучи  составляющей  словосочетаний  халлаан  күөх  и  от  күөх,  обозначающих  голубой/синий  и  зеленый  цвета  соответственно  (от  күөх  18,2  %).  По  нашему  мнению,  это  говорит  о  том,  что  древние  якуты  не  разделяли  данные  цвета,  считая  оттенками  одного  и  того  же  цвета. 

Обратимся  теперь  к  двум  русским  соответствиям  английского  цветообозначения  blue  —  синему  и  голубому.  А.  Вежбицкая  высказала  некоторые  сомнения  относительно  «основного»  характера  голубого,  приведя  свидетельства  того,  что  для  русских  детей  голубой  менее  значим,  чем  синий  [1,  с.  46].  Р.М.  Фрумкина  сообщает,  что  при  изучении  английского  языка  носители  русского  языка  неизменно  бывают  удивлены,  когда  узнают,  что  в  английском  есть  только  одно  слово  blue,  которое  соответствует  и  голубому,  и  синему.  Это  позволяет  сделать  вывод  о  том,  что  они  воспринимают  оба  слова,  синий  и  голубой,  как  «основные».  Она  также  замечает:  «Некоторые  информанты  —  образованные  носители  русского  языка  —  не  считают  серый  и  коричневый  основными,  «поскольку  их  нет  среди  цветов  радуги».  Все  уверены,  однако,  что  голубой  и  синий  там  есть»  [3,  с.  31].  Исходя  из  наших  данных,  голубой  все  же  более  употребим,  чем  синий.  Он  сигнализирует  цвет  неба  (небо  44  %),  мечты  (мечты  0,01  %)  и  является  символом  нетрадиционной  ориентации  одновременно  (гомосексуалист  10  %,  гомосек  3  %,  гомик  0,01  %).  Как  полагает  А.  Вежбицкая,  голубой  прямо  уподоблен  небу,  в  то  время  как  про  синий  нельзя  сказать  такой,  как  небо,  хотя  он  может  заставить  думать  о  небе.  Между  тем,  английское  blue  не  специфицировано  в  этом  отношении  и  поэтому  может  обозначать  и  небесно-голубые  и  ненебесно-голубые  оттенки  небесно-морского  диапазона  [1,  с.  47].  В  добавление  к  этому  в  реакциях,  представленных  выше,  голубой  непосредственно  связан  с  ясным  дневным  светом  (свет  6  %),  синий  же  такой  характеристикой  не  обладает. 

Употребление  словосочетания  синяя  птица  (bird/птица  1  %,  птица  9  %)  является  символом  удачи,  несбыточной  мечты. 

При  изучении  зеленого  цвета  эксперимент  выявил  следующие  совпадения  реакций  на  слова  стимулы  ‘green’/  ‘зеленый’/  ‘от  күөх’  (табл.  2).

Таблица  2.

Реакции  на  слова  стимулы  ‘green’/  ‘зеленый’/  ‘от  күөх’

ААП  (green)

РАП  (зелёный)

ЯАП  (от  күөх)

TREE / дерево  2  %

FIELD / поле  4% 

LIGHT / свет  3  %

GRASS  /трава  3  1%

BLUE  /голубой  8  %

RED  /красный  7  %

YELLOW  /желтый  5  %

PLANT  /растение  2  %

ДЕРЕВО  1,9  %

ПОЛЕ  0,01  %

СВЕТ  13,2  %

ТРАВА  3,3  %

ГОЛУБОЙ  0,7  %

КРАСНЫЙ  3,5  %

ЖЕЛТЫЙ  2,5  %

МАС  /дерево  1,7  %

ХОНУУ  /поле  1,7  %

ОТ  МАС  /растение  1,7  %

 

Зеленый  цвет  обладает,  в  основном,  значением  растительности,  растительного  мира  в  целом  (tree/дерево  2  %,  field/поле  4  %,  дерево  1,9  %,  поле  1,2  %,  трава  3,3  %,);  отсюда  все  его  позитивные  значения:  произрастание,  весеннее  возрождение  природы,  надежда  на  урожай  (cabbage/капуста  3  %,  лук  3,1  %,  дуб  0,7  %,  огурец  2,7  %,  горошек  2,1  %,  помидор  0,6  %,  арбуз  0,4  %,  горох  0,4  %  и  т.  д.),  молодость  (молодой  1,3  %еще  0,4  %,  живой  0,4  %).  Словосочетание  green  field  в  сознании  носителей  английского  языка  несет  коннотативное  значение  ‘неисследованной  области’.

Носители  английского  языка  ассоциируют  зеленый  цвет  с  одеждой  (dress/одежда  2  %).  В  настоящее  время  во  многих  западных  странах  особой  популярностью  пользуются  ткани,  вещи,  продукты,  подлежащие  вторичной  обработке.  Таким  образом,  предпочтение  отдаётся  одежде  из  натуральных  тканей,  таких  как  хлопок. 

Спектр  использования  зеленого  цвета  носителями  русского  языка  довольно  широк.  Зеленый  змей  (змий  2,3  %,  змей  1,1  %),  крокодил  (крокодил  1,9  %)  и  кузнечик  (кузнечик  0,6  %)  —  не  кто  иные,  как  герои  наших  любимых  детских  сказок  и  мультфильмов.  Такие  ассоциации,  как  молодой  или  еще  зеленый,  подчеркивают  ассоциацию  данного  цвета  с  юношеской  непосредственностью,  беззаботностью,  молодостью.  Нередко  нам  встречаются  ассоциации  зеленого  цвета  с  военными  служащими,  например,  словосочетание  зеленый  беретпограничник,  солдат  (берет  0,4  %,  пограничник  1  %,  солдат  1  %).  Словосочетание  зеленый  человек  (человек  0,7  %)  означает  Неопознанный  Летающий  Объект  (НЛО).  Данная  реакция  была  вызвана  обилием  фильмов  различных  жанров  на  тему  существования  разумных  форм  жизни  на  других  планетах. 

У  носителей  якутского  языка  зеленый  ассоциируется,  прежде  всего,  с  травой,  летом,  летним  домом,  полем,  растительным  миром  (от/трава  34,8  %,  сайын  9,8  %,  дьиэм  иннэ/летний  дом,  дача  6,2  %,  хонуу/поле  1,7  %,  от  мас/растение  1,7  %,  быйаҥ/обильный  травостой  на  сенокосных  угодьях)  и  вызывает,  в  основном,  положительные  реакции. 

Проведенный  анализ  показывает  некоторые  сходства  представлений  о  мире  у  носителей  английской,  русской  и  якутской  культур.  Голубой  цвет  во  всех  культурах  ассоциируется  с  синевой  безоблачного  неба.  Но  также  неоспорима  связь  цветообозначения  с  зеленым  цветом,  так  как  с  помощью  этого  цвета  определяется  не  только  небо,  но  также  и  влажная  трава,  цвет  моря,  воды. 

Для  носителей  якутского  языка  большую  роль  играет  зеленый  цвет,  являясь  символом  природы,  растительного  мира,  что  передает  культурную  картину  мира  якутов,  говорит  об  их  связи  с  окружающим  миром.  Слово  күөх  представляет  собой  интересное  явление,  будучи  составляющей  словосочетаний  халлаан  күөх  и  от  күөх,  обозначающих  голубой/синий  и  зеленый  цвета  соответственно.  По  нашему  мнению,  это  говорит  о  том,  что  древние  якуты  не  разделяли  данные  цвета,  считая  оттенками  одного  и  того  же  цвета. 

Cходство  в  видении  мира  носителей  английского,  русского  и  якутского  языка  обнаружено,  скорее,  на  поверхностно-обобщенном  уровне,  чем  на  уровне  совпадения  образов. 

 

Список  литературы:

  1. Вежбицкая  А.  Лексикография  и  концептуальный  анализ.  Анн  Арбор,  1985.  —  127  с.
  2. Уфимцева  Н.В.  Ассоциативный  тезаурус  русского  языка  как  модель  языкового  сознания  русских  //  Языковое  сознание:  теоретические  и  прикладные  аспекты:  Сб.  ст.  /  Под  общ.  ред.  Н.В.  Уфимцевой.  М.;  Барнаул,  2004.
  3. Фрумкина  Р.М.  Концепт,  категория,  прототип  //  Лингвистическая  и  экстралингвистическая  семантика.  Сборник  обзоров.  М.:  ИНИОН  РАН,  1992.  —  106  с.

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий