Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 мая 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Славянские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Демешко И.Н. МОРФОНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХЗОННЫХ ДЕВЕРБАТИВОВ ОТ ГЛАГОЛОВ ИНОСТРАННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МОРФОНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДВУХЗОННЫХ ДЕВЕРБАТИВОВ ОТ ГЛАГОЛОВ ИНОСТРАННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Демешко Инна Николаевна

канд. филол. наук, доцент КГПУ  им. В. Винниченка, г. Кировоград

E-mail: demesko.kr.ua@rambler.ru

 

На современном этапе морфонологический аспект в анализе словообразования исследуется в славянских, германских, балканских, тюркских языках, но остаются неизученными процедурные вопросы морфонологического анализа, морфонологические особенности комп­лексных словообразовательных единиц, моделирование морфоно­логи­ческой структуры комплексных словообразовательных единиц, которое определяет функциональную нагрузку словообразовательных единиц и др. Основательное изучение теоретических и практических вопросов словообразовательной морфонологии связано с углублением знаний об особенностях функционирования морфонологических преоб­разований, об их роли в структурировании и группировке словообра­зовательных гнезд с вершиной-глаголом. Актуальность исследования обусловлена отсутствием системного исследования в области функцио­нальных возможностей морфонологических моделей, вовлеченных в процессы отглагольного словообразования современного украинского языка.

Необходимо отметить, что словообразование украинского языка, как и любого языка мира, представляет собой открытую нелинейную систему, способную к самоорганизации и саморазвитию. Изучение закономерностей, особенностей формальных модификаций в морфем­ной структуре производных при словообразовании, установлениепричин и формулированиеправил сочетаемости морфем на морфемном шве исследует морфонология. Исследование словообразованиикак динамической системы целесообразно проводить с использованием комбинированного диасинхронного подхода и изучением морфо­нологических явлений при создании производных. Такой подход дает возможность обосновать интерпретацию изменений лексической и словообразовательной макросистем,спрогнозировать тенденции развития этих макросистем,установить причины изменения формаль­ного выражения морфем.

Современное состояние лингвистических исследований характе­ризуется направленностью внимания языковедов к проблемам становле­ния, развития и функционирования единиц основных языковых уровней (ярусов) и промежуточных (морфонологического, словообразователь­ного и фразеологического). В начале XXI в. появляются работы, посвященные исследованию морфонологической структуры отсущест­вительных словообразовательных гнезд украинского (М. Ю. Федурко)ирусского языков (Г. М. Потапова), динамических процессов морфоно­логических моделей отприлагательного словообразования (Г. В. Прис­тай), морфонологии словоизменения и словообразования белорусского языка (В. П. Русак), морфонологии башкирского (Г. Р. Абдуллина), монгольского языков (С. А. Крылов). Актуальными остаются исследования семантических и синтаксических аспектов отглагольнойдеривации (на материале языков разной генетической и ареальной принадлежности), в частности, актантных и аспектуальних дериватов, номинализаций [5]. Сейчас вопрос словообразовательной морфонологии отглагольных дериватов в украинском языке остается открытым. Это обусловливает актуальность исследования словообразовательной морфонологии девербативов в синхронном аспекте с целью изучения особенностей морфонологических трансформаций глагольных основ трех-, двух-и однозонныхотглагольных производных.

Цель статьи —установить особенности морфонологических закономерностей отглагольных словообразовательных гнезд с вершинным глаголом в двухзонныхдевербативах иноязычного происхождения. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач: 1) охарактеризовать структурные отноше­ния между вершинным глаголом и производными единицами, 2) выявить особенности морфонологических закономерностей в двухзонныхдевербативах от глаголов иноязычного происхождения.

Словообразовательная морфонология исследует закономерности и особенности формальных модификаций в морфемной структуре слова в процессах словообразования. Комплексное изучение морфонологических явлений при словообразовании дает возможность выявить закономерности валентности морфем, установить причины изменения формального выражения морфем. Словообразование украинского языка —это языковая суперсистема, которая представ­ляет собой сложный объект, который характеризуется совокупностью разнотипных конституентов и формой ее организации, а морфонология позволяет установить причины, которые стимулируют изменения формального выражения морфем, сформулировать правила сочетаемости морфем данного языка. Хотя статус словообразо­вательной морфонологии как отдельной автономной системы языка не является общепризнанным фактом, однако в пользу его автономности можно привести следующие аргументы: 1) наличие основной языковой единицы —морфонемы, 2) наличие автономных механизмов —морфонологических типов и моделей; 3) возможность формального моделирования производных. Признавая автономность словообразо­вательной морфонологии в пределах языковой макросистемы, необходимо подчеркнуть ее особенность статуса, которая заключается в разноплановости элементов, составляющих ее субстанцию. К «неоспоримымединицам» словообразования, по мнению ученых, принадлежат корень, морфема, аффикс, приставка, суффикс, постфикс, интерфиксы, производное слово, словообразующая база, формант, синтагма, парадигма, тип, способ, пара, цепь, ряд, гнездо [7, с. 67—68]. Приведенный ряд терминоединиц дополним морфонологичними типами, морфонологичними моделями, мотиватором, мотивантом.

В современной украинистике актуальным остается изучение словообразовательной системы как гнездовой организации, поскольку изучение структурно-семантической организации словообразовательно­го гнезда позволяет установить парадигматические и синтагматические отношения дериватов, способствует перспективному и глубинному анализу процесса словообразования, сопутствующих словообразованию морфонологических явлений для системного подхода к изучению деривационной структуры производных. Проблему структурно-семантической организации словообразовательных гнезд исследовали русские языковеды А. Н. Тихонов, Е. А. Земская, Ж. Ж. Варбот, Е. С. Кубрякова, И. С. Улуханов, В. В. Лопатин, О. Д. Зверев, В. Г. Голо­вин и др.,украинские языковеды И. И. Ковалик, Н. Ф. Клименко, В. А. Горпинич, Е. А. Карпиловская, В. В. Грещук, Н. И. Голянич, Н. Я. Тишковская, Е. В. Дияк и др. В украинской дериватологии актуальным остается исследование словообразовательных гнезд с вершинными глаголами, изучение морфонологических закономерностей при создании девербативов вербальной, субстантивной, адъективнойи адвербиальной зон.

Поскольку морфонология занимает промежуточный уровень между фонологией и морфологией, то возникает сложная зависимость морфонологических изменений от результатов фонологического и морфологического анализа. «... Чем автономнее статус она (морфоно­логия) приобретает, тем более очевидной становится зависимость морфонологии от результатов морфологического и словообразова­тельного анализа» [10, с. 11], при этом морфонологическое описание приобретает аналитический характер [6]. Как известно, словообра­зование —это функциональное поле языка, в котором тесно взаимодействуют все языковые уровни. Поэтому при изучении словообразовательной морфонологии производных необходимо дифференцировать морфонологические явления [3, с. 72], в частности морфонологические альтернации (типы вокалических и консонантных альтернаций), происходящие при словоизменении и при словообразо­вании [3, с. 73—97]. Поскольку центр частей речи формируют существительные и глаголы как сугубо автономные знаки [2, с. 16], то эти центральные части речи представляют определенный научный интерес, ведь именно «существительное и глагол как основные части речи имеют развитую морфологическую структуру и большие словообразовательные возможности для пополнения словарного состава» [Там же, с. 47]. На современном этапе изучения словообра­зовательной морфонологии пристального внимания требует исследование девербативов с удельными и иноязычными корнями (основами), вопросы адаптации заимствованных лексем, особенности сочетаемости иностранных корневых морфем с суффиксальными морфемами (удельными, заимствованными).

Результаты анализа свидетельствуют, что у каждого из морфоно­логических классов активным является первая ступень словообразо­вания, которая характеризуется наибольшим разнообразием морфоно­логичних моделей, а на втором и последующих —морфонологическая активность угасает, что проявляется в качественных и количественных характеристиках: количественное уменьшение задействованных морфонологических моделей и их типизированного характера. Омонимические корневые морфемы характерны преимущественно удельным лексемам (будити 1 (переривати сон) и будúти 2(коптúти); валúти 1 (примушувати падати) и валúти 2(сплутувати — про вовну, пух). Естественно, что при этом и словообразовательные гнезда имеют абсолютно разные производные и сопутствующие процесс словообразования морфонологические трансформации, а также иные консонантные альтернации: будúти1 (переривати сон) — будúти-ся, будú-льник, до-будúти-ся, з-будúти, роз-будúти; будити 2(коптúти) — будж-анúн(а) (д//дж),буж-анúн(а) (д//ж),бýдж-ен'н'(а) (д//дж), буж-енúн(а) (д//ж), будж-енúц'(а) (д//дж), буж-енúц'(а) (д//ж), буж-úн(а) (д//ж);валúти 1(примушувати падати) — вú-валяти, за-валяти, пере-валяти; валúти 2(сплутувати — про вовну, пух) — валя'-н'н'(а), валя'-льник.

В морфонологических трансформациях усматриваем не только средство формальной совместимости морфем, которые сопровождают процесс словообразования, но и передачи определенной информации, выполнении определенных функциональных ролей. Ведь морфоноло­гические средства информируют о формальных свойствах объединяе­мых в деривационном акте морфем, в частности об особенностях контактной зоны (фонемную конфигурацию финали образующей основы и инициали суффикса), о послоговой организации образующей основы, о типе акцентной позиции слова, акцентной потенции слово­образовательных средств, необходимо дифференцировать образования от удельных и от заимствованных слов определенного граммати­ческого класса.

Создание типологии словообразовательной морфонологии слово­образовательных парадигм девербативов требует анализа словообразо­вательного потенциала слов, в частности изучение природы соответст­вующих зон производных (вербальной, субстантивной, адъективной, адвербиальной), предусматривающих изучение словообразовательных возможностей производных, ведь эта проблема весьма актуальна при системном изучении словообразования украинского языка. Необходимо отметить, что в языковедческой литературе понятие блок словообразовательной парадигмы и зона словообразовательной парадигмы иногда употребляются как синонимы [11]. По нашему мнению, эти понятия следует дифференцировать. Термин «зона» словообразовательной парадигмы используем как видовой по отношению к термину «блок», т. е. как обозначение структурных и семантических позиций в составе словообразовательной парадигмы. Морфонологическая структура словообразовательной парадигмы или словообразовательного гнезда, в которое входит словообразовательная парадигма, и зонная структура словообразовательной парадигмы определенной степени словообразования и структурно, и семантически, поскольку срабатывают и структурный, и семантический факторы.

Учет специфики словообразования, заключающийся прежде всего в том, что из всех языковых подсистем именно он призван отражать номинативную деятельность человека —формировать и обеспечивать функционирование особых единиц номинации —производных слов, свойства которых являются уникальными и неповторимыми [4, с. 113], более перспективным считаем направление в изучении словообразо­вательной парадигматики, представлен работами Е. А. Земской, Г. С. Манучарян, В. В. Грещука, З. О. Валюх и др. В украинистике словообразовательную парадигму квалифицируют как комплексную единицу, что представляет собой особую микросистему дериватов одной ступени деривации, объединенных тождеством образующей основы и формантов. Предложенная дефиниция словообразовательной парадигмы, во-первых, наиболее изоморфна понятию парадигмы в морфологии, во-вторых, на ее основе возможно комплексное исследование деривационного потенциала слов различной частеречной принадлежности: существительных, прилагательных, глаголов, числи­тельных и др. и установление словообразовательных значений, свойственных производным, образование которых представляет определенную лексико-семантическую или тематическую группу, в-третьих, дает возможность выяснить, в какой степени, как и какие факторы обуславливают деривационное поведение мотивированных слов и какой инвентарь словообразовательных формантов присущий различным классам производных слов, с какими синонимическими формантами взаимодействуют образующие основы и др. [1, с. 39]. Таким образом, словообразовательная парадигма представляет упорядо­ченную микросистему производных единиц одной ступени деривации, объединенных общей образующей основой и противопоставленных словообразовательным формантам.

Поддерживаем мнение А. Н. Тихонова, что словообразовательное гнездо имеет четко определенную структуру, и в основе «построения гнезд лежит принцип иерархии, принцип последовательного подчинения одних единиц другим [9, с. 36]. Необходимо заметить, что в состав словообразовательного гнезда входят слова, которые имеют общий лексико-семантический вариант, материальным выразителем которого является корневая морфема. Границы словообразовательных гнезд подвижны. Ведь под влиянием лингвальных и экстра­лингвальных факторов гнезда могут пополняться новыми словами (пролонгування, зомбування, пікетчик, апелювач) и терять некоторые значения слова, когда они переходят к пассивному составу лексики, теряя смысловые связи (укр. дати и продати, вити и розвити).

В современной дериватологии словообразовательное гнездо, вместе с словообразовательным типом, относится к основным системообразующим единицам словообразовательного уровня языка. Если для производных того или иного словообразовательного типа общим элементом является формант, то для словообразовательного гнезда —вершинное слово. Словообразовательная парадигма представляет собой совокупность всех производных одного образующего и выступает частью словообразовательного гнезда. А. Н. Тихонов отмечает, что «среди всех частей речи глагол имеет широкие словообразовательные связи и влияет на все важные процессы словообразования», подчеркивая, что словообразовательные гнезда с вершинами-глаголами имеют сложную структуру и значительный состав производных, особенно на первой ступени деривации [8, с. 286]. Характерно, что в словообразовательном гнезде каждая из ступеней деривации формирует свою словообразовательную парадигму последовательно выражаемую в развертывании гнезда по вертикали. При базовых словах-глаголах на первой ступени деривации расположены возвратные глаголы, многократные, однократные, префиксальные и префиксально-суффиксальные, отглагольные существительные, прилагательные, сложные слова [Там же, с. 287]. При базовых глаголах иноязычного происхождения на первой степени деривации расположены обратные или префиксальные глаголы, существительные с абстрактным значением, прилагательные: абстраг/увá/тиабстрагувáти-ся, абстрагувá-н'н', абстрáк-ціj(а), абстрагóва-н(ий), а на второй степени деривации— существительные, прилагательные(в данном случае прилагательныйабстрáкт-н(ий); на третьей степени деривации— существительные, прилагательные, наречия: абстрáктн-о, абстрáкці-он/íзм,абстракціон'-íст, абстракціонíст-ськ(ий) 1.

Морфонологическая структура словообразовательных гнезд с вершиной-глаголом иноязычного происхождения характеризуется усечением глагольной финали (форматива -ува- (321) або -и- (1): контýзити).

Описание словообразовательных парадигм предусматривает выделение зон, которые представляют собой совокупность словообра­зовательных значений, выраженных дериватами соответствующего лексико-грамматического класса: субстантивной, адъективной, вербальной и адвербиальной зон. Само исследование морфоноло­гичеких особенностей в пределах словообразовательных парадигм наглядно представляет механизм порождения девербативов в украинс­ком языке, демонстрируя параметры организации производных вербальной, субстантивной, адъективной и адвербиальной зон.

Концептуальный аппарат морфонологии требует дальнейшего совершенствования и анализа, составления и согласования с понятийным и терминологическим системами смежных лингвисти­ческих дисциплин. На современном этапе описание и исследование формальных признаков языковых единиц с точки зрения системно-структурной лингвистики представляется перспективным направле­нием, призванным установить арсенал словообразовательных форман­тов и объяснить природу морфонологических трансформаций. В современном словообразовании довольно распространенным стало определение, согласно которому словообразовательная парадигма —это комплексная единица, которая представляет собой определенную микросистему дериватов одной степени словообразования, мотивированных той же образующей основой и противопоставленных словообразовательными формантами. Характерно, что типологичес­ким признаком деривационных парадигм глаголов является их внутреннее структурирование по зонам девербативов (за частями речи). Словообразовательные парадигмы глагола представлены трех-, двух- и однозонными девербативами. Для отглагольных производных продуктивной является трехзонная типичная словообразовательная парадигма. Анализ более 320 словообразовательных гнезд с вершин­ными иноязычными корнями дает возможность сделать вывод, что они структурированы вербальной, субстантивной, адъективной и адвербиальной зонами.

Двухзонные словообразовательные парадигмы глаголов с вершинными иноязычными корнями представлены субстантивной и вербальной зонами, субстантивной и адъективной зонами: агіт/увá/ти− агіт-áціj(а),агіт-áтор, за-агітувáти,по-агітувáти,роз-агітувáти,з-агітувáти; на второй и третьей степени деривации представлена тоже двухзонная словообразовательная парадигма (адъективная и субстантивная):агіт/увá/тиагітацíй-н-ий,агіт/проп, агітáтор-ськ(ий); агітацíйн'-ість (н//н'),агітацíйн-о-мáсов(ий), агíт-к(а); акомод/увá/тиакомодувáти-ся,акомод-áціj(а),акомод-áнт; на второй ступени деривации представлена однозонная адъективная словообразовательная парадигма: акомодацíй-н(ий), акомодáнт-н(ий);апел'/yвá/тиапелювáти-ся, апелювá-н'н'(а), апел'-áціj(а),апел'-áнт; на второй ступени деривации представлена однозонная адъективная словообразовательная парадигма: апеляцíй-н(ий),без-апеляцíй-н(ий), на третьей ступени деривации представлена двухзон­ная адъективная словообразовательная парадигма (адвербиальная и субстантивная):

без-апеляцíйн-о,без-апеляцíйн'-ість (н//н'), гіпостаз/увá/ти гіпостазувáти-ся, гіпостазувá-н'н'(а); дебют/увá/ти дебют-Ø,дебют-áнт,про-дебютувáти, дебют-н(ий); дикт/увá/ти диктувáти-ся,диктóв-к, дикт-áнт, дикт-áт, по-диктувáти,про-диктувáти, контýз/и/тиконтуз'-іj(а) (з//з'),контýж-ен(ий) (з//ж).

Приставки более автономны, чем суффиксы, поэтому присоеди­нение приставок не ведет к формальным преобразованиям корневой морфемы. Префиксальные глаголы конкретизируют действие произво­дящих глаголов. Установлено, что бесприставочныебазовые глаголы относятся преимущественно к двухзонным словообразовательным парадигмам, а приставочных —к трехзонным словообразовательным парадигмам. Доказано, что субстантивные и адъективные суффиксы мощнее используют возможности морфонологическойсистемы украинского языка, чем вербальные и адвербиальные. Морфоноло­гические позиции детерминируют действие таких морфонологических правил: усечение глагольной основы при создании производных, консонантные альтернации (преимущественно нерегулярные) в корневой морфеме на втором и третьем степенях деривации (аналіз/увá/тианаліз, аналíт-ик(а)(з//т),реаг/увá/тиреак-ціj(а)(г//к), аналіт-úзм),претенд/увá/типретéнз'-іj(а)(д//з'), інспект/увá/тиінспéкц'-іj(а) 1 (т//ц'), депалатализация: контрол'/увá/тиконтрол-éр(л'//л), изменение акцентной позиции из суффикса -ува- (фоматива) на формант: констат/увá/ти

констат-áціj(а), культив/увá/ти культив-áціj(а),культив-áтор. Необходимо отметить, что для производных вербальной зоны ударение позиции не меняет (культив/увá/ти культивувáти-ся, пере-культивувáти,про-культивувáти), лавíр/ува/ти за-лавíрувати,від-лавíрувати,про-лавíрувати;панíр/ува/типанíрувати-ся,пастериз/увá/ти пастеризувáти-ся. При образовании девербативов субстантивной зоны форманты -аціj-, -атор,-иціj-, -итор, -ат,-ант,-ент (-емент, -исмент), -ер,-ад,-ур (-атýр-) у производных занимають сильную позицию (под ударением): пастериз/увá/ти пастериз-áціj(а), пастериз-áтор; делег/увá/ти делег-áціj(а), делег-áт; перфор/увá/ти перфор-áціj(а), перфор-áтор; публік/увá/ти публік-áціj(а), публік-áтор; реєстр/увá/ти реєстр-áціj(а), реєстр-áтор; апел'/yвá/тиапел'-áціj(а),апел'-áнт; експед/ир/увá/ти експед-úціj(а),експед-úтор; абон/увá/тиабон-éнт,абон-емéнт; аплод/увá/тиаплод-исмéнт(и); рафін/увá/тирафін-áціj(а), рафін-éр, рафін-áд; армíр/ува/тиарм/атýр(а).

Необходимо отметить, что словообразовательные гнезда с вер­шинным глаголом иноязычного происхождения имеют определенную структуру, с набором необходимых словообразовательных средств, достаточно широко представлены на второй деривационной степени, а на следующих — их словообразовательная активность угасает. Для словообразовательных гнезд с удельным вершинным глаголом харак­терные трёхзонные словообразовательные парадигмы, а для словообра­зовательных гнезд с вершинным глаголом иноязычного происхождения —двух-и однозонные словообразовательные парадигмы.Доказано, что морфонологическую квалификацию словообразовательных гнезд определяет морфонологическая структура, морфонологическая позиция, морфонологическая трансформация и как результат морфоно­логического анализа — морфонологическая модель. Установлено, что девербативному словообразованию с вершинным глаголом иноязычного происхождения свойственны такие морфонологические позиции: усечение мотивирующей основы, консонантные альтернации, наращи­вание форманта, палатализация, депалатализация, изменение акцентной позиции девербатива. Морфонологическая позиция выполняет функции механизма выбора типа трансформации словообразовательных морфем, их влияние на глагольную основу.

Изучение морфонологических закономерностей отглагольных словообразовательных гнезд с вершинным глаголом иноязычного происхождения дает возможность сделать следующие выводы:

1.Введение в словообразовательную морфонологии понятия словообразовательное гнездо дает возможность изучать словообразо­вание как иерархическую систему, а не просто совокупность производ­ных, определять и прогнозировать морфонологические процессы в контактной зоне.

2.Типологическим признаком деривационных парадигм глаголов является их внутреннее структурирование по зонам девербативов(за частями речи). Объединение девербативов в автономные зоны в пределах словообразовательной парадигмы дает возможность выявить морфонологические характеристики и адаптацию отглагольных дериватов.

Перспективу дальнейших исследований словообразовательной морфонологии девербативов усматриваем в изучении комплексных словообразовательных единиц (словообразовательных гнезд и словообразовательных парадигм), определенииморфонологических трансформаций глагольных основ (корневых морфем) при создании трех-, двух- и однозонных производных современного украинского языка.

 

Cписок литературы:

  1. Валюх З. О. Словотвірна парадигматика іменника в українській мові. — К.; Полтава : АСМІ, 2005. — 350 с.
  2. Вихованець І.Р., Городенська К.Г. Теоретична морфологія української мови. — К. : Пульсари, 2004. — 398 с.
  3. Демешко І.М. Сучасна українська літературна мова. Вступ. Фонетика. Фонологія. Морфонологія. Орфоепія. Графіка. Орфографія. Лексикологія. Фразеологія. Лексикографія. Таблиці, схеми : навч. посібник. — Кіровоград : ПП «Інвест-Груп», 2008. — 264 с.
  4. Земская Е.А., Кубрякова Е.С. Проблемы словообразования на современном этапе // Вопр. языкознания. — 1978. — № 6. — С. 112—123.
  5. Исследования по глагольной деривации : сб. ст. [отв. ред. В.А. Плунгян, С.Г. Татевосов]. — М. : Языки славянских культур, 2008. — 384 с.
  6. Лопатин В. В. Русская словообразовательная морфемика : Проблемы и принципы ее описания. — М. : Наука, 1977. — 315 с.
  7. Лыков А. Г., Клечковская Г. А. Гнездо как высшая словообразовательная единица (к вопросу о соотношении и классификации единиц русского словообразования) // Русская словообразовательная синтагматика и парадигматика : сб. науч. трудов. — Краснодар, 1991. — С. 67—78.
  8. Тихонов А. Н. Проблемы составления гнездового словообразовательного словаря современного русского языка. Курс лекций. — Самарканд : Изд-во Самарканд. ун-та им. А. Навои, 1971. — 387 с.
  9. Тихонов А. Н. Словообразовательный словарь русского языка :
  10. В 2 т. — [2-е изд., стер.]. — М. : Рус. яз., 1990.
  11. Толстая С. М. Морфонология в структуре славянских языков. — М. : Индрик, 1998. — 318 с.
  12. Федурко М. Ю. Морфонологія відіменникового словотворення. — К.; Дрогобич : Вимір, 2003. — 271 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом