Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: X Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Кобозева М.А. ПОНЯТИЕ РЕЧЕВОЙ СТРАТЕГИИ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ПРАГМАТИКЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. X междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОНЯТИЕ РЕЧЕВОЙ СТРАТЕГИИ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ПРАГМАТИКЕ

Кобозева Мария Андреевна

канд. филол. наук, сотрудник каф. МК СГУ, г. Ставрополь

E-mail: anna.tro2011@yandex.ru

 

Понятие речевой стратегии неразрывно связано с прагматической составляющей речевого общения, поскольку именно прагматические установки говорящего/пишущего, характер отбора языковых средств для достижения целей коммуникации, а также их соответствие общепринятым нормам речевого поведения составляют в комплексе те лингвопрагматические основания, на которых строится как само понятие речевой стратегии как совокупности определенных речевых действий, подчиненных определенным целям речевого общения. При этом очевидно, что в своем основании речевые стратегии строятся на общих прагматических принципах речевого общения, как они представлены в лингвистических исследованиях.

Одной из наиболее авторитетных теоретических работ, посвященных исследованию общих принципов речевого взаимодейст­вия, является большая статья Г. П. Грайса «Логика и речевое обще­ние» [1, c. 220], в которой разрабатываются теоретические основания лингвопрагматического описания речевых произведений с точки зрения их соответствия/несоответствия целям коммуникации и правилам речевого поведения.

Коммуникативная деятельность рассматривается Г. П. Грайсом как диалог, который представляет собой особого рода совместную деятельность его участников, «каждый из которых в какой-то мере признает общую для них обоих цель (цели) или хотя бы «направление» диалога» [1, с. 221]. При этом цель речевой коммуникации может быть эксплицитно задана с самого начала взаимодействия или же осозна­ваться участниками диалога в процессе его развертывания, и на каж­дом этапе диалогического процесса в ходе осуществления следующего коммуникативного шага происходит своего рода верификация комму­никативной уместности применяемых высказываний. На основании этих исходных посылок автор приходит к выводу, что общим для участников речевой коммуникации должен выступать соблюдаемый ими принцип: «Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога» [1, с. 221], и этот принцип Г. П. Грайс называет Принципом Кооперации.

Изложенный принцип и его основания самым непосредственным образом связаны со стратегиями речевого поведения, поскольку именно общие цели коммуникации определяют их выбор как средство достижения этих целей. Принцип Кооперации Г. П. Грайса более подробно может быть прокомментирован следующим образом. Отсроченность ответной реакции адресата на произведение научно-публицистического дискурса определяет особенности достижения целей в таком виде коммуникации: с одной стороны, автор научно-популярной статьи неизбежно учитывает фактор адресата при ее написании, то есть выстраивает ее форму и содержание таким образом, чтобы достичь возможно полного ее понимания читателем; с другой стороны, читатель, имея целью получение некоторого научного знания и понимая, что восприятие и понимание статьи может представлять определенную сложность, тем не менее принимается за чтение, изна­чально предполагая, что ему придется приложить некоторые дополни­тельные усилия для понимания материала. То есть в данном случае мы наблюдаем именно такое поведение коммуникантов, которое и должно регулироваться Принципом Кооперации: вклад автора научно-популярной статьи состоит в том, чтобы в доступной форме донести до читателя определенный фрагмент научного знания; вклад адресата-читателя состоит в том, чтобы приложить некоторые дополнительные усилия для понимания материала.

При этом совершенно очевидно, что само речевое произведение научно-публицистического дискурса, например научно-популярной статьи, должно быть организовано таким образом, чтобы удовлет­ворять специфических целям такого рода коммуникации, и стратегии речевого поведения определяют выбор языковых средств для достиже­ния этих глобальных целей. С другой стороны, само применение речевых средств сообразно целям коммуникации следует рассматри­вать как реализованные в тексте речевые стратегии. То есть стратегии речевого поведения могут рассматриваться, с одной стороны, как избранные автором правила применения конкретных языковых средств для достижения конкретных коммуникативных целей, с другой стороны, как само применение этих языковых средств в тексте.

В статье Г. П. Грайса «Логика и речевое общение» содержатся также более конкретные, нежели сам Принцип Кооперации, постулаты речевого общения. Постулаты речевого общения автор разделяет на четыре категории: постулат количества, постулат качества, постулат отношения, или релевантности, и постулат способа [1, с. 221]. Соблюдения постулата количества требует, чтобы в речевом сообщении содержалось столько информации, сколько ее требуется в соответствии с целями общения; постулат качества требует, чтобы автор сообщал то, что он сам не считает ложным; постулат отношения требует, чтобы говорилось только то, что имеет отношение к теме общения; постулат способа требует, чтобы сообщение облекалось в доступную для понимания языковую форму, исключающую неоднозначные толкования.

Автор статьи изначально выдвигает положение, согласно которо­му речевая коммуникация, учитывая разнообразие ее целей и форм осуществления, предполагает коммуникативно обусловленные нару­шения этих постулатов, результатом которых выступает появление имплицитных смыслов в языковых выражениях.

В отношении целей научно-публицистического дискурса о выдвинутых Г. П. Грайсом постулатах речевого общения следует сказать следующее. С одной стороны, для трансляции научного знания автор должен строго соблюдать выдвинутые Г. П. Грайсом постулаты речевого общения, с другой стороны, трансляция знания должна осуществляться такими способами, которые сделали бы материал доступным для неподготовленного читателя или отчасти подготовлен­ного, что требует применения экспрессивно-образных средств и других речевых приемов, предполагающих конвенциональные нару­шения постулатов речевого общения Г. П. Грайса.

Таким образом, автор научно-популярной статьи преследует две разнонаправленные цели, что предполагает применение специфических стратегий речевого общения в научно-публицистическом дискурсе.

Данный момент общей теории речевых стратегий представляется особо значимым поскольку в основе речевых стратегий автора научно-популярной статьи в первую очередь должно рассматриваться соотно­шение знаний автора и знаний адресата, точнее соотношение трансли­руемых автором научных знаний и совокупностью научных знаний адресата, выступающих базовым когнитивным основанием для адекватной интерпретации научно-популярной статьи. Очевидно, что автор научно-популярной статьи располагает большим багажом знаний по освещаемой теме, чем среднестатистический читатель научно-популярного журнала, на которого он ориентируется. При таком положении дел автор научно-популярной статьи при стратегическом планировании должен учитывать эту разницу и при создании текста применять такие речевые действия, или коммуникативные ходы, и такие содержательные единицы дискурса, чтобы адресат имел возможность беспрепятственно или при соразмеримых мыслительных усилиях понять текст. То есть ввод темы дискурса должен быть максимально адаптирован под когнитивные возможности адресата.

Список литературы:

  1. Грайс Г. П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике: Лингвистическая прагматика. — Вып. XVI. — М.: Прогресс, 1985. — С. 217—237
  2. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. — М.: Издательство ЛКИ, 2008. — 288 с.
  3. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью (референциальные аспекты семантики местоимений). 4-е изд. — М.: Едиториал, 2004. — 288 с.
  4. Столнейкер Р. С. Прагматика // Новое в зарубежной лингвистике. — Вып. 16: Лингвистическая прагматика. — М.: Прогресс, 1985. — С. 419—438.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий