Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 18 января 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Ефремова Н.В. CТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. VII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

CТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА

Ефремова Наталия Владимировна

преподаватель кафедры русского языка и социально-культурной адаптации, Волгоградский медицинский государственный университет, г. Волгоград

E-mail: diviya1905@mail.ru

 

Особое семантическое пространство медицинского дискурса возникло благодаря специфике структурной организации института медицины и требует определенной дискурсивной стратегии, которая позволит максимально оптимизировать процесс передачи информации.

В современных исследованиях стратегий  различных дискурсов определилось два основных направления: описание, составление их универсальных типологий и анализ стратегий определенных типов дискурса [9,  с. 16]. Особый интерес для нас представляет второе направление, в рамках которого стратегии медицинского дискурса рассматриваем, исходя из определения стратегии как «совокупности запланированных … заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели» [7,с. 10—11].

Некоторые исследователи [8] делят стратегии на когнитивные и коммуникативные. При условии такого деления считается, что когнитивные стратегии адресанта направлены на акцентирование его видения мира, особенности осмысления им предшествующего знания, раскрытие причин интеграции этих знаний в разрабатываемую научную концепцию. Коммуникативные стратегии актуализируются в момент текстового воплощения когнитивных стратегий и связаны со стремлением максимальной их реализации

Медицинский дискурс (собственно научный, научно-популярный, научно-деловой) может результироваться как в письменный (диссертация, монография, статья и т. д.), так и в устный текст (доклад на конференции, профессиональный диалог и др.). Стратегии применительно к каждому из названных дискурсов будут различаться.

Если говорить о стратегиях дискурса, продуктом которого становится устный текст, то близким становится определение дискурсивной стратегии как «выбор определенной линии речевого поведения в конкретной ситуации в интересах достижения целей коммуникации» [5, с. 4]. Стратегии такого типа медицинского дискурса определяются целью профессиональной коммуникации — оказать квалифицированную медицинскую помощь — и редко существуют «в чистом виде». Взаимопроникновение и слияние их является характерной особенностью медицинского дискурса.

В силу доминантного положения врача в общении с пациентом стратегии его речемышления преобладают над соответствующими стратегиями пациента. Среди речевых стратегий медицинского дискурса в лингвистике выделяются основные и вспомогательные. К основным стратегиям относятся предваряющие (сбор анамнеза), лечащие (предписывающие), рекомендующие, объясняющие, диагностирующие. Вспомогательные стратегии включают прагматические, диалоговые и риторические. Содержательные особенности прагматических стратегий, отличающие их от диалоговых и риторических, состоят в том, что такие стратегии не предоставляют пациенту медицинской информации. Тесно связанные между собой «контакт-стратегия» и «расспрос-стратегия», по мнению Н. Ю. Сидоровой, различаются тем, что первые способствуют  налаживанию контакта (фатические реплики, приветствия, обращения), вторые используются в практике для подробного расспроса врача о состоянии здоровья пациента [9, с. 24].

Стратегии медицинского дискурса реализуются с помощью определенного набора речеповеденческих (специализированных и неспециализированных) тактик, оказывающих эмоциональное воздействие на пациента. Выбор той или иной тактики и её эффективность, с точки зрения М. И. Барсуковой, зависят от профессиональных целей и ситуаций общения, от типа личности и общей, в том числе речевой, культуры врача [4, с. 9].

Для диагностической стратегии специализированными тактиками являются тактика знакомства, тактика обвинения, тактика поддержания эмоционального равновесия. Для лечащей — тактики психологического регулирования состояния, утешения, вразумления и угрозы, для рекомендующей — тактика ориентации на материальные возможности пациента. Другие речеповеденческие тактики являются общими (неспециализированными) хотя бы для двух стратегий медицинского дискурса. Это тактики сближения, убеждения, создания долговременных планов, самопрезентации, запроса конкретной информации, объяснения, формирования хода мыслей, презентации обязательного успеха, сотрудничества, комплимента, умолчания, оценки. В процессе речевого общения в целях усиления эффективности можно наблюдать использование нескольких тактик одновременно. Во многих речевых ситуациях это взаимодействие усиливает воздействующую функцию диалога с пациентом. Особенность взаимопроникновения речевых стратегий проявляется в том, что человеческий организм представляет собой сложную систему: заболевание одного органа часто сопровождается дисфункцией других. Поэтому, чтобы избежать ошибок, уже в ходе лечения (лечащая стратегия) врачу, с одной стороны, необходимо получить дополнительную информацию, результаты дополнительных исследований (диагностическая стратегия), а с другой стороны, врач может, назначив лечение, рекомендовать пациенту линию поведения для максимально успешного результата периода реабилитации (рекомендующая стратегия) [4, с. 9].

В медицинском дискурсе, результирующем письменный текст, стратегии направлены на убеждение адресата в истинности предлагаемого нового научного знания. Авторские стратегии при этом рассматриваем как целевое планирование речемыслительных действий по оптимальному воплощению когнитивных и коммуникативных установок.

К примеру, автор медицинских текстов, преследуя цель — объяснить значимость здорового образа жизни, — реализует её в процессе последовательного использования таких речевых действий, как призыв к занятиям физкультурой, закаливанию, правильному питанию, увеличению нагрузок и активности в движении [1, 2].

Особенностью проанализированных нами текстов М. А. Амосова является то, что в них можно увидеть проявление стратегий, характерных для письменной и устной речи. К примеру, «контакт-стратегии», реализующиеся обычно в устной речи, широко представлены в литературных текстах Н. М. Амосова о медицине. Особенно явно можно проследить их функционирование при установлении контакта с маленькими пациентами, в ходе чего врачом преследуется цель ободрить ребенка, успокоить его: «Ну, как дела? В школу ходишь? В футбол играешь? На скакалке прыгаешь? Бегаешь, от подруг не отстаешь? Не задыхаешься? А учишься как? Хорошо? А доктором будешь?» [3, с. 208]. Вместе с репликами, вербализующими «контакт-стратегию» (о школе, учёбе, занятиях во внеучебное время, будущей профессии), присутствуют реплики, относящиеся к «расспрос — стратегии» (о физическом состоянии во время нагрузок), что позволяет врачу решить сразу две задачи — наладить связь с пациентом и получить определенную информацию о состоянии его здоровья.

Обращаясь к представленным в литературных произведениях о медицине стратегиям и тактикам Н. М. Амосова, мы можем сказать, что они направлены на достижение глобальной цели — облегчить жизнь и страдания пациентов. При этом речевые средства, используемые автором, максимально упрощены: он не может позволить себе роскоши общения с пациентом «ни о чем», его ждут другие больные, операции.

Для такого врача тип коммуникативного поведения, представленный в приведённом ниже фрагменте, описывающем общение с матерью умирающей девочки, неприемлем: «Казенные, сухие слова. И лицо у меня угрюмое и сухое. Мне очень хочется утешить ее, вытереть слезы. Или поплакать вместе с нею. Но позволить себя я этого не могу. Мне очень плохо»» [3, с. 14]. Перед нами не только врач, но и обычный человек.Из описания Н. М. Амосовым процесса своего речемышления можно увидеть, как, следуя лечащей стратегии,  он показывает борьбу естественных для обычного человека тактик успокоить, посочувствовать пациенту и его родственникам и тактик врача быть сосредоточенным только на лечении, отбросить всякие душевные переживания, оставаться всегда сдержанным в проявлении своих чувств. Н. М. Амосов-врач убеждён, что, сочувствуя всем и утешая, будет отдавать каждый раз частицу своей души, а «позволить себе» этого не может. Используемые при этом определения к характеру разговора с матерью (казенные, сухие слова) и к выражению его лица (угрюмое, сухое) ещё более подчёркивают реализацию названных выше тактик врача в отношении желания проявить сочувствие родственникам пациента, поддержать веру в преодоление болезни и невозможности сделать это из-за понимания сложности её протекания, нежелания чрезмерно обнадёживать в результатах исхода лечения. Но мысль его уже в судьбе другого больного: «А вот этот мальчик не играет…Он синий, у него тетрада Фалло. Не стану его разглядыватьНельзя сходиться с детьми до операции, лучше держаться подальше. На обходе по понедельникам я только смотрю им на грудь, слушаю сердце. А в лицо стараюсь не вглядываться. Вот после операции  другое дело. Тогда их можно любить безопасно [Там же: 18]. Создание динамики повествования о сдержанности врача  обеспечивается в процессе использования простых предложений. При характеристике действий врача по отношению к пациенту Н. М. Амосов употребляет отрицательную частицу не с составными глагольными сказуемыми (не стану разглядывать, стараюсь не вглядываться), модальное слово нельзя (нельзя сходиться), что говорит о его боли и душевных страданиях. Врач чётко разграничивает тех больных, которым он дал шанс на жизнь, сделав операцию, и тех, кто ожидает её, надеясь на мастерство хирурга. Это выражается употреблением в тексте в отношении больных не собственных имён, а местоимений 3 лица единственного и множественного лица (он, его, им, их) и нарицательных существительных, обобщающих понятия (мальчик, дети). Глагольные формы инфинитива и настоящего времени (разглядывать, сходиться, держаться, любить, играет, смотрю, стараюсь) подчёркивают, что до операции у пациентов нет прошлого, а есть только анамнез, и пока нет будущего. Сам врач-учёный верит в это будущее, стремится приблизить его для большинства, а в дальнейшем и для всех своих пациентов. Именно в этом  цель его деятельности как врача, определяющая стратегии,  в том числе,  и речевого поведения.

Как видим, врач, выбирая стратегию дискурсивной деятельности, соотносит её с поставленной целью, существующей ситуацией, ориентируясь при этом преимущественно на рациональное воздействие, обращение к чувствам пациентов, гармоничное сочетание рациональных и эмоциональных аргументов. Проанализированные стратегии и тактики медицинского дискурса, выявленные в литературных текстах М. А. Амосова о медицине, свидетельствуют о слиянии в его речемышлении  дискурсов, результирующих устные и письменные тексты. Это объясняется, на наш взгляд, не только жанром используемого для анализа произведения, но и особенностью индивидуальной дискурсивной деятельности автора как врача мыслящего, думающего, ищущего, сомневающегося, но побеждающего в конце концов в борьбе за жизнь, и откровенного человека, ведущего разговор с собственной совестью, рассказывающего о жизни и смерти, о медицине и  о самом себе.

 

Список литературы:

1.        Амосов Н. М., Я. А. Бендет. Физическая активность и сердце. — Киев, 1989. — 214 с.

2.         Амосов Н. М. Раздумья о здоровье. — М.: Физкультура и спорт, 1987. — 60 с.

3.        Амосов Н. М. Мысли и сердце  [Текст] / Н. М. Амосов. — М: «Молодая гвардия». — 1969. — 352 с.

4.        Барсукова М. И. Медицинский дискурс: стратегии и тактики речевого поведения врача: автореф. дис. на соиск учен. степ. канд. филол. наук. [Текст] / М. И Барсукова. — Саратов, 2007. — 21 с.

5.        Бейлинсон Л. С. Характеристики медико-педагогического дискурса (на материале логопедических рекомендаций): дис. … канд. филол. нау [Текст] / Л. С. Бейлинсон. Волгоград, 2001. 177 с.

6.        Карасик В. И. О типах дискурса [Текст] / В. И. Карасик // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: сб. науч. тр. / В.И. Карасик. — Волгоград: Перемена, 2000. — С. 5—20.

7.        Клюев Е. В. Речевая коммуникация: учебное пособие для университетов и институтов. — М., 1998. — 224 с.

8.        Пелевина Н. Н. Текстовая актуализация когнитивно-речевого субъекта в научной и художественной коммуникации: на материале немецкого языка: автореф. дис. … доктора филологических наук. – Санкт-Петербург, 2009. — 47 с.

9.        Сидорова Н. Ю. Коммуникативное поведение неравностатусных субъектов медицинского дискурса : на материале немецкого языка. дис.на соиск учен. степ. канд. фил. наук. [Текст] / Н. Ю. Сидорова. — Волгоград, 2008. — С. 14—38.

 
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме