Статья опубликована в рамках: LXVI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 23 ноября 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Германские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Минор А.Я. О ПЕРВОМ ОПЫТЕ СОЗДАНИЯ СЛОВАРЯ ОДНОГО ИЗ ДИАЛЕКТОВ ПОВОЛЖСКИХ НЕМЦЕВ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXVI междунар. науч.-практ. конф. № 11(66). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 37-43.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

О ПЕРВОМ ОПЫТЕ СОЗДАНИЯ СЛОВАРЯ ОДНОГО ИЗ ДИАЛЕКТОВ ПОВОЛЖСКИХ НЕМЦЕВ

Минор Александр Яковлевич

канд. филол. наук, доц., доц. кафедры немецкого языка и методики его преподавания факультет иностранных языков и лингводидактики, Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского,

РФ, г. Саратов

ON THE FIRST EXPERIENCE OF CREATING A DICTIONARY OF ONE DIALECT OF THE VOLGA GERMANS

Alexander Minor

candidate of philological Sciences, associate Professor, associate Professor of the Department of German language and its teaching methods faculty of foreign languages and linguodidactics, Saratov state University named after N.G. Chernyshevsky,

Russia, Saratov

 

Статья написана в рамках работы над проектом «Социолингвистические предпосылки формирования единого языка общения российских немцев в условиях иноязычного окружения». Грант РГНФ № 14-04-00281

 

АННОТАЦИЯ

Рассматривается первый опыт создания словаря марксштадтского говора поволжских немцев, генезис его языковой системы в условиях иноязычного окружения. Основная цель словаря заключается в сборе, обработке и документации морфологических и фоно-семантических характеристик лексики марксштадтского диалекта поволжских немцев. Словарь создан при помощи метода аутофонии и апробирован среди носителей марксштадтского диалекта.

ABSTRACT

We are talking about the first experience of creating a dictionary of one of the dialects of the Volga Germans, its Genesis in the conditions of the foreign environment. The main purpose of the dictionary is the collection, processing and documentation of morphological and Phono-semantic characteristics of the vocabulary of the Marxstadt-dialect of the Volga Germans. The dictionary created by the method of autophony and piloted among native speakers of Marxstadt-dialect.

 

Ключевые слова: Словарь марксштадтского диалекта, лингво-географическая характеристика диалекта, метод аутофонии, морфологические и фоно-семантические признаки говора.

Keywords: Dictionary of the Marxstadt-dialect, linguo-geographical characteristics of the dialect, method of autophony, morphological and Phono-semantic features of dialect.

 

  1. Лингвогеографическая характеристика диалекта

Генезис многочисленных языковых вариантов немецких колонистов, поселившихся в Поволжье согласно приглашению российской императрицы Екатерины II в 60-х годах XVIII века показывает особенности развития единых языков общения в отдельно взятых поселениях путем выравнивания фонолексических различий и формирование единого общепризнанного языкового варианта в качестве локального средства коммуникации.

Данные процессы смешения диалектов и формирования новых языковых вариантов, не похожих на исходные диалекты, известный советский германист В.М. Жирмунский назвал в свое время своеобразной лингвистической лабораторией, которая имеет выдающееся значение для изучения генезиса языка в условиях изоляции. Здесь возникает своеобразный «языковой котел», в котором процессы смешения диалектов и ликвидации диалектных различий протекают более интенсивно, чем в естественных условиях, что дает языковедам редкую возможность наблюдать результаты данных процессов, которые в условиях такого естественного эксперимента завершились практически в течение 100–150 лет [6, s. 113].

В связи с предписанием правительства заселять колонии строго по конфессиональному принципу, в одной колонии могли оказаться представители нескольких десятков местностей Германии, говоривших на разных немецких диалектах. Показательным примером такого гетерогенного языкового состава является колония Прайс, в которую, по данным А. Дульзона, были поселены выходцы из 129 населенных пунктов Германии [2, с. 84]. А самую крупную немецкую колонию Екатериненштадт основали в 1776 году выходцы из 44 местностей Германии. Наибольшее количество первых поселенцев говорило на восточно-средненемецких диалектах (71 человек) [5, лист 52 / об.].

Второй по численности группой колонистов в Екатериненштадте были жители Гессена (69 человек, или почти 17 %), которые говорили на западно-средненемецких диалектах, наиболее близких по своей фонетической базе восточно-средненемецким диалектам. Также были представлены нижненемецкие и сравнительно небольшое количество верхненемецких диалектов. Для исследования генезиса нового языкового варианта в колонии Екатериненштадт важно наличие среди первых её жителей большого числа немцев из восточно-средненемецких областей, которые потенциально могли владеть одним из четырех конкурировавших во второй половине XVIII века в Германии региональных языков – восточно-средненемецким. Поэтому они оказали значительное влияние на формирование фонетической системы нового диалекта. Выходцы из других немецких земель вследствие их малочисленности и обширной географии эмигрантов, а также из-за наличия в их диалектах нижненемецких или чисто верхненемецких (баварских, алеманнских) форм оказали менее существенное влияние на фонетическую и лексическую базу формирующегося диалекта. Таким образом, марксштадтский диалект имеет ярко выраженный восточно-средненемецкий характер. Об этом свидетельствует отсутствие передвижения pp> b в середине слова: rᾱbǝ – Rappe, ɛbl – Äpfel. Кроме того, pf в начале слова передвинуто в f: fefǝr вместо Pfeffer [подробнее см. 3].Однако в то же время этот говор нельзя считать чистым восточно-средненемецким вариантом немецкого языка, так как в нем присутствуют формы, характерные для других немецких диалектов. Кроме того, лексический состав марксштадтского диалекта гораздо богаче словаря других поволжско-немецких говоров также вследствие того, что в речи жителей данной колонии было представлено много лексики из литературного немецкого языка.

  1. История документации диалектной лексики российских немцев

Первая попытка создать атлас диалектной лексики поволжских немцев была предпринята в 30-х годах XX века. Под руководством профессора Саратовского университета Георга Дингеса в Поволжье в период с 1925 по 1929 гг. проводилось масштабное анкетирование носителей немецких говоров. В качестве основы для документации диалектной лексики были использованы 40 предложений Венкера. Планировалось издать лингвистический атлас говоров немцев Поволжья. Однако вскоре исследования диалектов пришлось прекратить по политическим причинам. Материалы для Атласа были сданы в архив и долгие годы пролежали там невостребованными. На базе данных анкетирования в 1997 году в Германии был издан Словарь диалектов поволжских немцев (Wolgadeutscher Sprachatlas) [7]. От всех других немецких атласов он отличается тем, что с того времени, когда собирался материал до издания атласа, прошло около 70 лет.

В настоящее время продолжается исследование островных немецких говоров России и работа по документированию состояния их фонолексической системы. Так, в Барнауле в 2010 году издан Лингвистический атлас немецких говоров Алтая. Общей целью данного лингвистического атласа является, по словам его автора Л.И. Москалюк, выяснение формы существования и функционирования немецких говоров в населенных пунктах, основанных немецкими переселенцами [4, с. 14]. Автором Атласа было проведено комплексное изучение лексики немецких говоров для последующего выделения распространения отдельных лексических единиц на карте. Анкета для картографирования лексических особенностей островных немецких говоров Алтайского края содержит 165 единиц, включающих слова по темам «Человек», «Дом, двор», «Домашняя работа», «Животные», «Растения», «Посуда и кухонные принадлежности», «Одежда», «Время, праздники» [4, с. 14‒15]. Каждая исследуемая лексема и ее варианты нанесены на карту, и таким образом, возникает четкая картина распространения данных слов в различных говорах.

В 2015 году в рамках проекта «Социолингвистические предпосылки формирования единого языка общения российских немцев в условиях иноязычного окружения» был издан первый том «Словаря немецко-поволжского марксштадтского диалекта» [1]. При разработке концепции словаря преследовалась цель максимально отразить диалектные формы лексики немецкого языка и зафиксировать лексико-фонетическую картину одного из поселенческих диалектов в том виде, в каком он сформировался к середине XX века.

  1. Краткая характеристика словаря марксштадтского диалекта

Основная задача диалектного словаря состоит в том, чтобы зафиксировать слово и его значение, которое чаще всего не совпадает с семантикой данной лексемы в стандартном языке. Словари диалектов призваны отражать слова определенного населенного пункта, иногда в них представлены варианты слов нескольких населенных пунктов отдельного региона или области, поэтому диалектологи используют в таких случаях диатопический метод, или метод лингвистической географии. В Словаре марксштадтского диалекта представлен материал лишь из одного населенного пункта – Марксштадта (ранее Екатериненштадта, сегодня ‒ города Маркса).

Одной из основных проблем, которую необходимо было решить в процессе составления словаря, заключалась в определении словарного корпуса. Для решения данной проблемы необходимо было, во-первых, найти идентичного и надежного информанта. Для этой роли идеально подходил В.Ф. Дизендорф, о чем свидетельствует его языковая биография. Его родственники родились и жили со времени основания колонии до выселения в Марксштадте и в совершенстве владели диалектом данной колонии. Кроме того, через религиозные тексты и тексты книг и газет на немецком языке, а также благодаря учебе в немецкой школе они также владели литературной формой языка. Несмотря на то, что Виктор Фридрихович родился уже после выселения его родственников из Маркса в Западную Сибирь, его семья и он в детские и юношеские годы говорили дома только по-немецки, на марксштадтском диалекте, привычном для старших членов семьи, которые выросли на Волге. При этом они, отмечает В.Ф. Дизендорф, особенно его мать, имея весьма скромное образование, «были настоящими знатоками родного диалекта и, насколько я могу судить, использовали в своей речи все его тонкости. Эти познания, привитые в раннем детстве, отложились во мне навсегда, хотя лет с двадцати, уехав из дома, я стал говорить на нашем диалекте все реже и реже. Тем не менее, работа над настоящим словарем представляла для меня далеко не простую задачу» [1, с. 6].

По словам составителя «Словаря немецко-поволжского марксштадтского диалекта» В.Ф. Дизендорфа, данный диалект примечателен не только своей распространенностью. Среди екатериненштадтцев (марксштадтцев) было немало образованных людей, в т. ч. профессионально занимавшихся умственным трудом. Отсюда две другие особенности марксштадтского диалекта – его относительная близость к немецкому литературному языку и богатство словарного состава. Автор-составитель Словаря не имеет лингвистического образования, однако он владеет своим родным языком, а эта ситуация для послевоенного поколения российских немцев встречалась довольно редко.

Одна из узловых проблем работы над словарем заключалась в том, что необходимо было выявить словарный состав диалекта марксштадтцев, отделить его от немецкой лексики, воспринятой автором позднее из других источников. Дополнительную трудность создает при этом то обстоятельство, что в семье Дизендорфов постоянно звучал не только диалект, но и литературный немецкий язык, на котором написаны Библия и другие религиозные тексты.

Основой словаря послужило фундаментальное справочное издание – Большой немецко-русский словарь, составленный под руководством О.И. Москальской и содержащий около 180 тыс. лексических единиц. Для начала были выбраны те единицы и их значения, которые, насколько было известно автору, использовались в лексике марксштадтцев. Диалектное произношение этих слов приведено в круглых скобках. В скобках указан и диалектный род имен существительных, если он отличался от литературного. В словаре приведены окончания имен существительных во множественном числе.

Другая непростая задача – отражение в словаре той лексики, которая не встречается справочных изданиях. Это относится, в частности, к русицизмам, довольно распространенным среди марксштадтцев, что не удивительно, поскольку в Екатериненштадте уже в начале ХХ в. насчитывалось до 10 % русскоязычного населения. В словаре приведены лексические единицы, отсутствующие в упомянутых источниках, а также русские значения слов, характерные именно для марксштадтского диалекта. Эти языковые особенности помечены звездочками (*).

Следует также отметить довольно солидный объем первого тома словаря ‒ 602 страницы. Это вызвано несколько разной целевой направленностью данного словаря: если в уже изданных словарях диалектов в Германии представлены, как правило, лишь лексические единицы, специфичные для того или иного диалекта, то автор попытался, представить речь марксштадтцев во всей ее полноте.

При составлении Словаря его автор пользовался довольно известным среди диалектологов методом аутофонии. Суть данного метода состоит в том, что автор сам выступает в роли информатора и записывает слова в форме своего родного диалекта. Самым известным словарем такого рода является словарь Йоста Винтелера “Die Kerenzer Mundart” (1876). Применение данного метода требует от автора максимальных знаний своего диалекта, больших имитаторских способностей и феноменальную слуховую память. Как показывает проведенная апробация рукописи Словаря среди уроженцев Марксштадта и близлежащих сел, эту задачу Виктор Фридрихович Дизендорф решил блестяще. Члены клуба синьоров в Саратове и Марксе (бывший Екатериненштадт, затем Марксштадт) – российские немцы старше 70 лет – с удовольствием участвовали в проверке аутентичности Словаря и подтверждали фонетическую форму предложенных им для экспертизы слов. В заключение отметим, что в словаре имеется также довольно подробный анализ фоно-грамматической системы диалекта на русском и немецком языках.

  1. Заключение

Таким образом, Словарь немецко-поволжского марксштадтского диалекта документирует лексику и фонограмматическое состояние диалекта жителей Екатериненштадта/ Марксштадта, то есть тот вариант языка, которым пользовались его жители в своем повседневном общении до момента депортации в 1941 году, и в узком семейном кругу в послевоенное время. Словарь представляет собой попытку сохранить для общества культурно-историчесакую и лингвиситическую характеристику диалекта, сложившегося в условиях языкового острова и непосредственного контакта с языком окружения. Языковой феномен марксштадтского диалекта является ценным свидетельством материальной и духовной культуры аллохтонного этноса, практически прекратившего свое существование в России.

 

Список литературы:

  1. Дизендорф В.Ф. Словарь немецко-поволжского марксштадтского диалекта. Под ред. А.Я. Минора. – Саратов: Саратовский источник, 2015. – 602 с.
  2. Дульзон А.П. Проблема скрещения диалектов по материалам языка немцев Поволжья // Изв. Акад. Наук Союза ССР. Отд-ние литературы и языка.1941. № 3. С. 82‒96.
  3. Минор А.Я. Морфологическая система марксштадтского диалекта // Филологические науки … Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 12 (42): в 3-х частях. Ч. III. С. 117‒121.
  4. Москалюк Л.И. Лингвистический атлас немецких диалектов на Алтае. – Барнаул: АлтГПА, 2010.‒ 197 с.
  5. ОГУ Государственный исторический архив немцев Поволжья, Ф. 1821, опись № 2 о/д, ед. хр. 14, лист 52 / об.
  6. Schirmunski V. Sprachgeschichte und Siedlungsmundarten // Viktor Schirmunski Linguistische und ethnographische Studien 1926 –1931.Hrsg. von C.J. Hutterer. Verlag Suddeutsches Kulturwerk. Munchen, 1992. S. 112‒134.
  7. Wolgadeutscher Sprachatlas: (WDSA) / aufgrund der von Georg Dinges 1925‒1929 gesammelten Materialien. Bear. und hrsg. von Nina Berend. Unter Mitwirkung von Rudolf Post. Tübingen; Basel, 1997. 320 s.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий