Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 17 августа 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Йулдашева Х.К. ОБЩНОСТЬ ВРЕМЕНИ И ЯЗЫКА В ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНАХ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(63). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 77-81.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОБЩНОСТЬ ВРЕМЕНИ И ЯЗЫКА В ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНАХ

Йулдашева Халида Кузиевна

преподаватель института переподготовки и повышения квалификации сотрудников народного образования Кашкадарьинской области,

Республика Узбекистан, г. Карши

SOLIDARITY OF LANGUAGE AND EPOCH IN HISTORICAL NOVELS

Khalida Yuldasheva

teacher at the institute of prepearation of teaching staff of Kashkadarya region and improvement of their qualification,

Uzbekistan, Karshi

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются особенности отражения эпохи в языке на основе анализа используемых языковых единиц, свойственных определенным социальным слоям.

ABSTRACT

Reflecting of historical period in the language, specification of used language units on the base of social stratification with the help of examples are revealed in this article.

 

Ключевые слова: язык; историческая эпоха; социальная сема; лексические единицы; социальный слой.

Keywords: language; historical novel; historical period; social specification; social sema; social strata.

 

Язык как общественное явление отражает в себе диалектику времени и пространства. Вопрос взаимоотношений между языком и обществом имеет сложную природу, влияние языка на общество и общества на язык оценивается на основе целого ряда факторов. Это можно проследить на примере художественных произведений, посвященных исторической теме и отражающих историю языка. Результаты и выводы научных исследований, направленных на изучение языковых особенностей исторических произведений, дают возможность ярко представить себе вопрос взаимоотношений языка и эпохи, языка и общества. Лингвистические и литературоведческие работы, выполненные в данном направлении, имеют важное значение [1, c. 40; 2; 3].

В развитии узбекской исторической прозы важное место занимает творчество Айбека, Пиримкула Кадырова, Адыла Якубова; произведения, созданные ими образцы исторической художественной прозы, играют определенную роль в развитии узбекской романистики. Когда речь идет о языковых особенностях исторических произведений, следует отметить, что они должны достоверно отображать описываемую эпоху, жизнь и быт героев. Прозаик, обращаясь к исторической тематике, в первую очередь старается вывести на первый план эпоху и общество, общественную среду, в которой разворачиваются описываемые события. «В любом художественном произведении время и пространство имеют своеобразное и неповторимое место. Потому что без этих категорий очень трудно представить себе сюжет и композицию произведения. Каждый художественный образ действует во времени и пространстве» [4, с. 30]. Вместе с тем, без категорий времени и пространства невозможно оценить языковые свойства произведения. В частности, нельзя характеризовать социальную обусловленность языковых возможностей иначе, как через призму времени и пространства. Следующие социально обусловленные лексические единицы являются подлинными вестниками исторической эпохи: падишах (цар), визирь (министр), панджхазара (командир пятитысячного отряда, генерал армии), эмир-и газаб (глава палачей), кази калян, бек атка, мирахур (глава конюхов царской конюшни), мунсиф (записывающий подати), чапар (гонец), чашнагир (глава царской кухни, кухни семейства падишаха или хана), кядхуда (деревенский староста), саххаф (переплетчик), баркзан (зажигающий дробь ружья при помощи кремня), мукаййим (ювелир), жалабан (боцман речных суден), табакчи (небольшая должность во дворце падишаха), туфангдаз (мушкетер), чигдавул (разведчик), мехтар (установщик шатра), аташдар (зажигатель огня), махават (слоновод), салахдар (привратник), муаррих (хронист), парваначи (чиновник, записывающий указы падишаха и отчитывающийся об их исполнении), мубашир (сборщик податей), даруга-и кябутархана-и хумаюн (глава царской голубятни), ичик (специальный чиновник – исполнитель по дворцовым делам), таванчи (управитель пирами), мунши (писарь), аркян-и давлат (государственные чиновники), садр (администратор по вакфным и религиозным делам), гунчачи (дворцовые дамы, не состоящие в браке с падишахом), муганни (музыкант), наиб ас-султан (помощник падишаха). Указанные и схожие лексические единицы отражают социальное расслоение труда и занятий, социального положения и ранга в определенную историческую эпоху.

Следующие лексические единицы характеризуются большей социальной направленностью, связанной с определенными общественными слоями населения: 1. Единицы, связанные с наукой, литературой и искусством: талиб-и илм, илм-и сияк, настаалык (каллиграфическая разновидность арабской вязи), илм-и нуджум (астрология), хандаса (геометрия), риязиат (математика), илм-и хайат (астрономия), илм-и гуштгири (наука о физической культуре и богатырстве), илм-и джарр-и сакыйл (механика). 2. Единицы, относящиеся к государственности и юриспруденции: чуп ясак (разновидность наказания), улуфа (получка, зарплата и деньги на дорожные расходы), нишан (указ, приказ), тамга (налог добавленной прибыли), халиса (земли падишаха), харадж, джизья (разновидности подати), ясак (смертная казнь), куш пулы, сахиб джам, мираб, сарана (налоги XV века), тархан (чиновник, имеющий юридический иммунитет), суюргал (дарственная недвижимость). 3. Военная терминология: панджхазара (командир пятитысячного отряда, генерал армии), масаф уруш (столкновение тет-а-тет), мал-и аман (военная контрибуция), фавдж (военная часть), харавул (авангард), барангар (левый фланг войска), машварат (военный совет), чапаул и шакаул (основные силы в засаде), гулда (сердце войска), джавангар (правый фланг войска), ордугях (военная ставка). 4. Религиозная терминология: фикх (религиозная юриспруденция), руб-и маскун (обитаемая часть Земли, ойкумена), имамийа (официальное название шиитского направления ислама), мухтасиб (администратор по религиозным делам).

Вышеописанные и разбитые по группам согласно функциям социально обусловленные лексические единицы активно использовались в эпоху, описанную в исторических романах Айбека, П. Кадырова, А. Якубова. Истинным «весовщиком» их лингвистической и социальной цены являются соответствующие эпоха и среда.

Приведем пояснения к некоторым из лексических единиц, особенно активных в исторических произведениях. Так, например, слово дакана обозначает платок, обычно из белой кисеи, который укутывается на манер чалмы и считается головным убором женщин средних или пожилых лет. Денотат лексемы социально обусловлен с функциональной точки зрения. Данное слово активно используется в исторических романах Айбека, П. Кадырова, А. Якубова: Исан Давлат бегим взяла на руки рисунок и выговорила, невольно интересуясь изображением Навои: – С ангелом на лице. Затем, закрывая лицо краем шелковой даханы от мударриса, добавила в полуобернувшемся состоянии: – Господин мударрис, этот рисунок ведь нарисован в Герате с разрешения адептов шариата (П. Кадыров, «Звездные ночи»). Конечно, социальная обусловленность денотата не показывает социальное разделение функционирования.

В текстах исторических произведений также весьма активно используются лексические единицы, обозначающие те или иные чины и должности. Например, чашнагир (перс. «дегустатор»), ист. – глава царской кухни, кухни семейства падишаха или хана (дегустатор, пробующий яства, приготовленные для шаха) [5; 4-том, с. 512]. Данное слово, помимо выполнения социальной функции, в большей степени свойственно лексикону высшего сословия. В исторических произведениях данная лексическая единица встречается в форме чашнагир: Женщина-чашнагир, кланяющаяся, стоя у внешних створок дверей, с боязнью в голосе шепнула:

– Поредели звезды на небе. Скоро рассвет. Его высочество останется без полночной трапезы (П. Кадыров, «Звездные ночи»).

Реализация лексемы во взаимосвязи с социальным кругом и социальным положением может быть обусловлена её использованием в паре с обеспечивающими, укрепляющими выражениями. Например, в вышеприведенном тексте используются такие выражения, как входящий, кланяясь, с боязнью, шепнула.

Профессия нередко обозначает социальную особенность, даже социальный класс. Например, как и чашнагир, слово чапар (гонец) характеризуется доминированием социальной семы: Пока бакаулы вышли, оставив подносы на столе, Мирза Улугбек сидел молча, пристально глядя в одну точку, затем обернулся к сарайбану:

˗ Гонец отправился к Мевляна Мухиддину?

˗ Гонцы вернулись, благодетель! (А. Якубов, «Сокровище Улугбека»).

Как видно, в вышеприведенных диалогах, взятых из текстов исторических произведений, авторы мастерски использовали лексические единицы, свойственные определенной исторической эпохе. В исторических произведениях, помимо лексических единиц, обозначающих социальную обусловленность, активно используются также выражения, отражающие культуру общения соответствующего времени и социальные особенности функционирования языковых единиц.

Авторы уместно использовали устаревшие слова и посредством этого добились реалистичного описания соответствующей эпохи. Многие слова, считающиеся устаревшими в наше время, активно использовались в древности, а ряд этих слов обогащался за счет иноязычных заимствований. Искусный автор формирует язык художественного текста за счет исторических терминов с целью яркого освещения исторической эпохи, исторической среды, жизни и обстоятельств, заставляет историческое слово служить исполнению художественной цели. Такого рода лексика – не только отражение мысли, средство оживления исторической эпохи, но еще важный фактор, отображающий душу, мировоззрение и культуру авторов речи.

 

Список литературы:

  1. Боймирзаева С.У. Ойбек прозасининг лингвостилистик тадқиқи: филол. фанлари номз. Дисс ... – Самарқанд, 2004. – 40 с.
  2. Джалолова Л.О. Абдулла Қодирийнинг “Ўткан кунлар” романининг лингвистик тадқиқи. фил. фан. номз. дисс. – Т., 2007.
  3. Йўлдошев М.М. Чўлпоннинг бадиий тил маҳорати (Кеча ва кундуз романи мисолида).фил. фан. номз. Дисс ... – Т., 2000.
  4. Носиров А. Тарихий ҳақиқат ва унинг бадиий талқини (“Юлдузли тунлар” романи мисолида): Филол. фан. номз. ... дисс. – Т., 1999. – 30 с.
  5. Ўзбек тилининг изоҳли луғати. – Т.: “Ўзбекистон миллий энциклопедияси Давлат илмий нашриёти”, 2006, 4 том. – C. 512.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом