Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 17 августа 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория литературы. Текстология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Савченко Л.В. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ КОДОВ КУЛЬТУРЫ ВО ФРАЗЕОСИСТЕМЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXIII междунар. науч.-практ. конф. № 8(63). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 68-76.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ КОДОВ КУЛЬТУРЫ ВО ФРАЗЕОСИСТЕМЕ

Савченко Любовь Васильевна

д-р филол. наук, проф., заведующая кафедрой рекламы и издательского дела факультета информационно-полиграфических технологий Таврической академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского,

РФ, г. Симферополь

REPRESENTATION OF THE CONCEPTUAL CULTURAL CODES IN PHRASEOSYSTEM

Lubov Savchenko

doctor of Philology, Professor, the Head of Advertising and Publishing Chair of the Faculty of Information and Printing Technologies of Taurida Academy of Crimean Federal V.I. Vernadsky University,

Russia, Simferopol

 

АННОТАЦИЯ

В статье предложена классификация концептуальных кодов культуры и ее применение в изучении этнолингвистических и лингвокультурологических основ формирования фразеологических единиц. В ходе исследования обнаружено, что базовыми кодами в концептуальной группе являются спатиальный, квантитативный, геометрический и колоративный. В работе утверждается, что эти коды сыграли важную роль в формировании культуры этноса и существенно повлияли на развитие фразеологии. Все коды тесно переплетены в единой системе кодирования культуры и трансформируются во фразеологии.

ABSTRACT

This article proposes a classification of conceptual cultural codes and its application in the study of ethno-linguistic and linguo-culturological bases of formation of phraseological units. The study found that the basic codes in the conceptual group of codes are spatial, quantitative, geometric, and colorative ones. This study makes it possible to assert that these codes played an important role in forming of ethnos culture and influenced the development of phraseology. Culture coding interacts closely with conceptual cultural codes. And, therefore, all codes are intertwined in a single system of culture coding and are transformed in phraseology.

 

Ключевые слова: код культуры; фразеологическая единица (ФЕ); концептуальные коды культуры; спатиальный код; квантитативный код; геометрический код; колоративный код.

Keywords: cultural code; phraseological unit; conceptual cultural codes; spatial code; quantitative code; geometric code; colorative code.

 

Объектом данного исследования являются концептуальные коды культуры, которые реализуются во фразеологии. Цель работы – проанализировать базовые коды культуры в концептуальной системе кодов и представить их сквозь призму фразеологических единиц (ФЕ).

Концептуальные коды культуры базируются на основании смыслового единства элементов (концептов, идей), соотнесенных с материальным содержанием. Всестороннее изучение этнокодов духовной культуры во фразеологии невозможно без анализа концептуальных кодов.

В ходе исследования было выявлено, что, к базовым концептуальным кодам культуры (КК) относятся: спатиальный, квантитативный, геометрический, и колоративный.

  1. Спатиальный КК. В современной системе кодирования культуры выделяют пространственный КК, для обозначения которого используется термин спатиальный (лат. spatium – пространство). Соответственно, спатиальний КК – это совокупность представлений, связанных с членением пространства и с отношением человека к пространственным параметрам. Категорию пространства и пространственный КК в векторе фразеологии исследовали такие ученые, как Н.А. Сабурова, А.П. Пивоварова, Т.М. Филоненко, А.А. Шиленко. «В поле пространства определяется следующие структуры: типы пространства (точка – линия – поверхность – объем); организация пространства (центр – периферия); пространственную соотнесенность объектов (близко – далеко – справа – слева); направление, ориентацию; меру длины, поверхность, объем; восприятие пространства» [2, с. 670].

Время и пространство коррелируют между собой. В языковом сознании их взаимодействие четко прослеживается. Определить, какое из понятий является первичным, сложно. Человек воспринимает время через пространство. Осознание времени становится неотъемлемым элементом действительности, поскольку возникает необходимость разместить события на временной оси относительно друг друга. Из указанного выше следует, что обязательными в мире человека являются пространственный и темпоральный коды.

Понимание корреляции времени и пространства приводит к выводу, что человек осознает время посредством пространственного измерения. Пространство реализуется в виде архетипных оппозиций: горизонтально – правый / левый, восток / запад / север / юг, перед / зад; вертикально – верх / низ, небо / земля, земля / подземное царство; этот мир / тот мир: сквозь землю провалиться, на седьмом небе. Такие бинарные противопоставления связаны с мифологическим мышлением. Например, оппозиция верх / низ базируется на мифе о борьбе Перуна (живущего вверху – на небе, на вершине Мирового дерева) и Велеса (божество нижнего мира, «бог скота», стада которого – души умерших). Победа верха над низом заканчивается дождем, который приносит плодовитость [5, с. 84].

Категория ближнего / дальнего является постоянным признаком и не соотносится с расстоянием от того места, где находится говорящий. Понятие близость соотнесено с понятием внутренний, а удаленность – это внешний мир, и известия о нем приобретают форму мифа. ФЕ отражают четыре основных направления пространственного движения: вдоль и поперек – «во всех направлениях»; на все четыре стороны – «куда угодно»; из края в край – «на всем пространстве». Зафиксированы ФЕ, выражающие локальное место пребывания: под (перед) носом – «очень близко»; (сидеть) в четырех стенах – «изолированно от жизни»; под рукой – «близко, поблизости»; рукой подать – «совсем близко»; плечом к плечу – «рядом, около»; к черту в зубы – «в самое отдаленное место». Как видим, пространственный КК во многих случаях реализован с помощью соматического КК, выраженного компонентами-соматизмами в структуре ФЕ.

  1. Квантитативный КК. Проблеме числового компонента во фразеологии и построении на основе анализа языковых средств выражения категории количества посвящен ряд публикаций (В.М. Топорова, С.М. Толстой, Д.А. Скоробутова, Т.Б. Пасечник, В.В. Шевченко). Числовой (метрично-числовой, количественный) КК – это «совокупность имен, обозначающих числа, операции и замеры, и специфические для них качественные, временные характеристики как источник осмысления человеком мира» [1, с. 43; 205; 257]. По нашему мнению, квантитативный КК представляет образы через единицы измерения или образы количества: измерения количества, объема, массы. Числа наделяются значимым для культуры содержанием.

Основным образом в квантитативном КК является число, которое, как универсальный концепт и константа культуры, активно преломляется в таком языковом материале, как фразеология. Числовой компонент ФЕ играет определяющую роль в процессе символического формирования значения ФЕ и проявляет высокий семиотический статус как знак в системе языка и связь с мифологическими и символическими понятиями в культуре. Число знаменует божественный порядок, является магическим ключом к пониманию космической гармонии. Цифрам издавна придавали сакральное значение, приписывали скрытый смысл и магическую возможность влияния на человека и окружающую среду. Как отмечает Д.А. Шеппинг, «Кольцо, круг, змея, кусающая свой хвост, прообраз нуля, служили кабалистическими знаками Вечности и Бесконечности» [8, с. 1]. Цифра, лишенная всякой материальной формы, считалась удаленно-творческой силой Божества без начала и конца.

В народном представлении магические числа – знаковые загадочные числа, которые обозначают счастливое (или несчастливое) количество чего-либо [3, с. 347–348]. Один – цифровое обозначение, которое интерпретируется как всеобщий центр, от которого в определенной степени противопоставлены левый / правый, верх / низ; Солнце – центр мира, Бог. Единица – единственное высокое, бесконечное Божество вселенной. Компонент один соотносится с квантитативным КК во ФЕ: номер один – «главный, самый большой»; один на один – «наедине с кем-то». Во фразеологии функционируют ФЕ с компонентом первый: первая скрипка – «основная роль в чем-нибудь». Лексема первый символизировала начало и источник всего живого, следовательно символ Творца неба и земли. В русской фразеологии зафиксирована ФЕ первый блин комом с семой «первая попытка, которая оказалась неудачной». Подразумевается, что «результат первой самостоятельной работы или дела, как правило, оказывается несовершенным» [1, с. 513].

В математике два является сочетанием двух отдельных единиц или делением единицы на две половины. Дуализм – раздвоение, противоположность, борьба, начало и конец, добро и зло, жизнь и смерть. Диада – союз мужского и женского творческих элементов. Выявлены такие ФЕ с компонентом два в значении количества: на два фронта – «одновременно в двух направлениях»; в двух шагах – «совсем близко».

Число три стало ритуальным с приходом христианства (Святая Троица) и символизирует совершенство. В фольклоре известны три сказочные дороги на выбор, в обрядах на третий день хоронят и поминают покойника; апостол Петр трижды отрекся от своего Учителя, три царя принесли новорожденному Мессии три дара. В христианской символике мистическое и магическое число три является выражением неба, земли и ада; прошлого, настоящего и будущего. Во всем мире сверху и донизу «царит закон тройственности в силе, уме и материи; в мысли, слове и действии; в духе, душе и теле; в Божестве, человеке и природе» [8, с. 3]. Во временных рамках завершение любого действия происходит только после третьего повтора. Магия числа три сохранилась и в повседневной жизни всех европейских народов. В восточнославянских языках функционируют ФЕ с компонентом три (третий): до третьих петухов; после третьих петухов; в три погибели.

Четыре – цифра видимого мира, итог всего созданного, символ невечного и неблагополучного. Это же количество сторон света и времен года указывают на измерение пространства и времени (например, иди на все четыре стороны). Четыре стихии – воздух, огонь, вода и земля отвечают «иероглифичным изображениям: орла, льва, быка и ангела, которые перешли со временем к атрибутам четырех Евангелистов» [8, с. 4].

Ритуальное с древнейшего времени число семь встречаем в народных обрядах (в свадебном обряде – семь каравайниц, на каравай вода берется из семи колодцев, молоко семерых коров). Неделя имеет семь дней, каждый из них чем-то отмечен в народном быту. Господь создал землю за шесть дней, а на седьмой отдыхал от труда. Семь (3+4) – самое благое и самое высокое число в кабалистике. Оно знаменует соединение Творца и творения, духа и плоти. Компонент семь является продуктивным во фразеологии. Сказочный мотив отражен во ФЕ под семью замками со сл. держать, прятать с полисемантичной интерпретацией [1, с. 204]. Число семь – символ земледельческого труда и отдыха: до седьмого пота. Вера человека в существование не одного неба, седьмого – неба благодати – отразилась во ФЕ: на седьмом небе – «радостный, безмерно счастливый». Кроме того, зафиксированы ФЕ с компонентом семь, который соотносится с квантитативным КК: всем по семь; за семь верст киселя хлебать; до седьмого (десятого, третьего) колена; сдирать (снимать, бить, лупить) шкуру (три шкуры, семь шкур).

В структуре ФЕ также зафиксированы компоненты-квантитативы девять, десять, тринадцать. Девять – количественный признак большой влиятельной силы. Число связано со вторым поклоном души Богу на девятый день после смерти человека. В культуре славян цифра девять связана со сказочным мотивом для обозначения далекого места нахождения: за тридевять земель. Десять – ритуальное число в еврейском мировоззрении – десятое небо. Это сумма первых четырех чисел, число, сочетающее начала: божественное и материальное в одну новую единицу [8, с. 7]. Во фразеологии выявлен компонент десять, с интерпритацией «не совсем важное»: десятая вода на киселе; десятая спица в колесе; пятое через десятое. Тринадцать – символизирует несчастливое число, имеющее непосредственную связь с нечистыми силами: чертово число, чертова дюжина – «тринадцать». Кроме основных чисел, символизированными стали и другие числовые компоненты ФЕ: тридцать серебряников – «денежное вознаграждение за предательство» (происходит из Библейского сюжета); в двадцать четыре часа – «за короткое время, немедленно» и др.

  1. Геометрический КК. Выразителем пространства являются геометрические фигуры, которые и соотносятся с соответствующим кодом. Геометрический КК – это совокупность наименований геометрических фигур, их свойств, пространственных и временных «измерений» как знаков «языка» культуры, источников осмысления человеком мира [1, с. 223]. Фигуры, которые рассматриваются в геометрии, и являются пространственными формами, а их расположение определяется пространственными отношениями.

Во фразеологии геометрические формы, имеющие магическое символическое значение, могут выступать компонентами в структуре ФЕ. Круг – геометрическая форма, непосредственно связанная с главными небесными светилами и выступающая символом единства, целостности, бесконечности и завершенности. Как отмечает Н.И. Толстой, «круг – один из наиболее значимых мифопоэтических символов, отражающих представления о циклическом времени и основные формы структурирования пространства (деление на «свое» и «чужое») [7, с. 3; 11]. Весенне-летние хороводы осуществляются только в кругу. Славяне представляли защиту от внешней стихии в виде магического круга, которым обводили себя и жилье. Аналогичную роль приписывали поясам, цепям, венкам. Основная, наиболее очевидная роль магического круга заключается в том, что он «отделяет внутреннюю часть пространства от внешней, то есть создает границу между двумя частями пространства» [4, с. 264]. Эту черту представляют как крепкую и непроницаемую. Магический круг – древний способ уберечь себя и семью от нечистой силы. Круг всегда выступал одним из сакральных элементов в гадании или заговорах. Ему приписывают апотропейные функции для защиты человека от неблагоприятных воздействий, что достигается отделением части пространства. Такие свойства круга отражены во ФЕ: словно куриным зубом перечеркнутый – «такой, к которому нельзя подступиться, обвинить в чем-то» [1, с. 458].

Кругу присущи как положительные функции, так и отрицательные. Замыкание человека в круг может интерпретироваться как опасное явление, поскольку тем самым он изолируется от других членов общины. Отстранение человека «делает его незащищенным и уязвимым, лишает положения, достигнутого в коллективной жизни, уменьшает уровень социализации» [4, с. 289–290]. Так, ФЕ заколдованный круг – «затруднительное, безвыходное положение» [1, с. 305] трансформируется через негативное влияние явления замыкания на судьбу человека. Кроме того, в восточнославянской фразеологии зафиксировано ФЕ замкнутый круг; порочный (заколдованный) круг с аналогичной семой. Интерпретация выражения – стечение обстоятельств, из которых очень трудно найти выход. Компонент круг соотносится с геометрическим КК. Во ФЕ пускать / пустить по кругу – «угощать присутствующих по очереди чем-нибудь» (в основном, алкогольными напитками) [1, с. 586] прослеживается мотив равноправия в отношении всех присутствующих, которые находятся в пространстве в одинаковом положении относительно друг друга. Как замечает М.В. Жуйкова, в результате обрисовки человека кругом «он перестает адекватно интерпретировать все, что видит и слышит, другими словами, человек сталкивается со зрительным и слуховым обманом» [4, с. 292]. Значение «надуть, обмануть» передают ФЕ по образному сценарию «перемещение в пространстве по кругу»: обвести / водить вокруг пальца; обвести / водить за нос. Семантику «обмана» репрезентируют глаголы обойти / объехать / обвести на обозначения кругового движения, в которых префикс об- указывает на охват движением определенного пространства. Как видим, инфинитив обмануть содержит тот же префикс об-, следовательно, можно предполагать, что во внутренней форме этого глагола заложена идея круга.

Геометрическая фигура в форме колеса наделена символикой круга и кругового движения, а также защитными и демоническими свойствами. Древний обряд, когда колесо обматывали соломой и спускали с горы в реку, символизировал поворот Солнца на зиму и надежду, что Солнце сохранит свой свет для грядущего дня. С компонентом колесо выявлена ФЕ колесо фортуны – «слепая судьба, превратности счастья» [1, с. 319].

  1. Колоративный КК. Колоративный КК – совокупность имен цветозначений, для которых свойственна определенная символика в окультуренном мировоззрении [1, с. 326; 444]. Этот код репрезентирует образы, связанные с символикой цвета. В культуре цвет зависит от окружающей природы, темперамента определенного этноса, обычаев и традиций, эстетических норм и религиозных взглядов. От восприятия цветов зависит их наличие в костюме и предметах быта и, соответственно, во фразеологии. Возможно, через эмоциональное восприятие цвета человек и наделил его соответствующим символическим значением. Колористику во фразеологии и национально-культурное своеобразие семантики ФЕ с компонентами-колоративами изучали такие лингвисты, как И.И. Гуменюк, А.А. Зубач, А.В. Праченко, А.К. Якучакова.

Семантика цвета отражена в колоративном КК. Издавна человек придавал особое значение чтению «языка красок», о чем свидетельствуют древние мифы, народные предания, сказки. Цветообозначение приобретает статус сущностной характеристики и соотносится с семиотической картиной мира национальной культуры определенного этноса. В черное одеты зловещие персонажи, появление которых предвещает смерть. Черный цвет символизирует зло, несчастье, горе, траур, гибель. Такая символика трансформируется и во ФЕ: черный день; черный ворон; черное дело. Обычно, черному цвету противопоставлен белый. Эти цвета связаны с архетипной оппозицией добро / зло как две противоположности – светлое, благородное, счастливое, праведное и безнравственное, злое, лживое, унылое и т. др. Белый – это цвет света, покоя. Но у белого есть и негативные значения: болезнь, страх, испуг, одиночество, волнение. С компонентом белый зафиксированы следующие ФЕ: белая кость; белая ворона. Колоративный компонент красный входит в состав большого количества ФЕ и часто означает хорошее здоровье, силу и накал эмоций – кровь с молоком; как вареный рак с семантикой «очень красный»; кровь залила лицо – «покраснеть». Красный цвет ассоциируется в сознании людей с кровью, огнем, солнцем, осенними листьями. Древнейшие мифы связывали с красным цветом создание человека. Первичное значение этого цвета – это жизнь, любовь и брак, он является знаком всего, что сопровождает эти явления.

В ходе исследования было выявлено, что базовыми кодами в концептуальной системе являются спатиальный, квантитативный, геометрический и колоративный. Проведенное исследование дает возможность утверждать, что кодирование культуры тесно взаимодействует с концептуальными кодами. Они тесно переплетены в единой системе и трансформируются во фразеосистеме языка. Фразеологические единицы, в которых реализуются концептуальные коды культуры, являются репрезентантами мышления определенного этноса, его менталитета, психологии, быта, традиций и, таким образом, отражаются в картине мира.

 

Список литературы:

  1. Большой фразеологический словарь русского языка: значение, употребление. Культурологический комментарий / ответственный редактор В.Н. Телия. – М.: Аст-Пресс Книга, 2006. – 784 с.
  2. Гак В.Г. Языковые преобразования / В.Г. Гак. – М.: Языки рус. культуры, 1998. – 768 с.
  3. Жайворонок В.В. Українська етнолінгвістика: Нариси: навч. посіб. для студ. вищ. навч. закл. / В.В. Жайворонок. – Киïв: Довіра, 2007. – 262 с.
  4. Жуйкова М.В. Динамічні процеси у фразеологічній системі східнослов’янських мов : моногр. / М.В. Жуйкова. – Луцьк: Вежа, 2007. – 416 с.
  5. Маслова В.А. Лингвокультурология: учеб. пос. / В.А. Маслова. – 2-е изд., стер. – М.: Академия, 2004. – 202 с.
  6. Савченко Л.В. Етнолінгвістична реконструкція генези фразеологізмів української мови : дис. на здобуття наукового ступеня доктор філол. наук: спец. 10.02.01. «Українська мова» / Л.В. Савченко. – Сімферополь, 2014. – 598 с.
  7. Толстой Н.И. Язык и народная культура : очерки по славянской мифологии и этнолингвистике / Н.И. Толстой. – М.: Индрик, 1995. – 512 c.
  8. Шеппинг Д.О. Символика чисел / Д.О. Шеппинг. – Воронеж: тип. В.И. Исаева, 1893. – 240 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий