Статья опубликована в рамках: LVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 10 февраля 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хоровец В.Е. ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМАНТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ НЕКОТОРЫХ АДВЕРБИАЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖНЫХ КОНСТРУКЦИЙ (НА МАТЕРИАЛЕ УКРАИНСКОГО ЯЗЫКА) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LVII междунар. науч.-практ. конф. № 2(57). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМАНТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ НЕКОТОРЫХ АДВЕРБИАЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖНЫХ КОНСТРУКЦИЙ (НА МАТЕРИАЛЕ УКРАИНСКОГО ЯЗЫКА)

Хоровец Вера Евгеньевна

старший преподаватель Мариупольского государственного университета,

Украина, г. Мариуполь

THE EXPERIENCE OF STUDYING SEMANTIC PECULIARITIES OF CERTAIN ADVERBIAL PPREPOSITIONAL CONSTRUCTIONS (EXAMPLIFIED BY THE ENGLISH LANGUAGE)

Vera Khorovets

senior instructor of Mariupol State University,

Ukraine, Mariupol

 

АННОТАЦИЯ

В статье анализируются адвербиальные предложные конструкции современного украинского языка, обозначающие внутреннюю причину. Предпринята попытка выделить типы причины, которые выражаются посредством адвербиальных предложных конструкций. Исследованы семантические особенности внутренней осознанной причины, выявлены основные составляющие ситуации, которая характеризует внутреннюю осознанную причину.

ABSTRACT

Adverbial prepositional constructions of the modern Ukrainian language denoting inner perceived cause are analyzed in the article. An attempt to single out the types of cause, expressed by adverbial prepositional constructions is made in the research. Semantic peculiarities of the inner perceived cause are studied, basic components of the situation, characterizing inner perceived cause are revealed.

 

Ключевые слова: предложные конструкции; внутренняя осознанная причина; агенс; эмоционально-психические характеристики; ситуация.

Keywords: prepositional constructions; inner perceived cause; agens; emotional-psychic characteristics; situation.

 

Причинно-следственная зависимость явлений отражает необходимость, обусловленную объективными законами. Все явления выступают причиной определенных последствий и последствиями определенных причин. Изучение явлений в аспекте их закономерной связи является одним из важнейших принципов научного познания. Главным дифференцирующим признаком причинно-следственных отношений выступает их фактуальность, что находит свое конкретное проявление в пределах семантической оппозиции «каузирующее событие или состояние – каузированное событие или состояние», которые характеризуются необратимостью и однонаправленностью, т. е. следствию всегда предшествует причина, а не наоборот. Лингвистические наблюдения в сфере причинно-следственных отношений не только раскрывают суть важных языковых закономерностей, но и играют существенную роль в этой области познания окружающего мира [1, с. 3] и, таким образом, вызывают как общетеоретический, так и практический интерес. Кроме того, вследствие своего логического характера, категория причины в большей степени национально индивидуализирована, чем другие онтологические категории, в частности пространство и время.

Таким образом, предметом исследования выступают адвербиальные предложные конструкции современного украинского языка, обозначающие внутреннюю осознанную причину. Адвербиальные предложные конструкции представляют собой единый комплекс (в состав которого входит предлог и имя существительное), приближенный к наречию и выполняющий функции разного рода обстоятельств. Однако несмотря на то что адвербиальные предложные конструкции используются как наречия, они не теряют парадигматической связи с именами существительными, например, сочетаются с именем прилагательным, которое выступает в качестве определения субстантива, являющегося частью указанных конструкций. Анализ адвербиальных предложных конструкций достаточно актуален в теоретико-лингвистическом аспекте как один из «бесспорных и продуктивных случаев асимметрии между формой и содержанием», потому что, по мнению исследователей, непредикативная форма выступает средством выражения пропозитивного содержания (см., например, [5, с. 28]). К тому же, чаще всего предложные конструкции рассматриваются как предложно-падежные формы, что является оправданным только по отношению к флективным языкам и теряет свою актуальность, если речь идет о нефлективных языках. Еще одной неразрешенной проблемой изучения предложных конструкций остается вопрос о том, что является решающим компонентом синтагмы «глагол – предлог – субстантив».

Кроме того, в свете теории универсалий, которая высказывает мысль о том, что изоляционизм в своих разнообразных проявлениях исчезает из языкознания [7, с. 197], изучение языкового выражения причинных связей может способствовать уточнению некоторых моментов проблемы языковых универсалий.

Материалом для исследования послужил роман П. Загребельного «Роксолана», из которого методом сплошной выборки было отобрано 272 адвербиальные предложные конструкции со значением причины.

Выражение причинных отношений посредством предложных конструкций образует систему значений именной каузальности. Вслед за М.В. Всеволодовой считаем целесообразным за основу распределения разнообразных причинных ситуаций взять оппозицию по сфере выявления причинных отношений: «человек» – «не человек» [3, с. 60; 4, с. 48].

При анализе первого фрагмента значимой оказывается оппозиция значений «внутренняя причина» – «внешняя причина». Разделение причины на внутреннюю и внешнюю является ключевым моментом физического аспекта причинности. Таким образом, при исследовании лингвистического аспекта причинности, т. е. выражения средствами языка физического, философского и логического аспектов этой категории, значимость этой оппозиции для описания анализируемых явлений становится очевидной. Внутреннюю и внешнюю причину мы разграничиваем по отношению к субъекту деятельности, т. е., агенсу [2, с. 8; 6, с. 47–48]. Например:

(1) Роксолані вість про смерть Гульфем принесла Кіната. Упала до її ложа, тіпало її всю від ридань (с. 275). «Ридання» – действие, присущее агенсу, т. е. внутренняя причина.

(2) Навіть крикнув розгнівано на свого улюбленця. І не за його рабський порух, в якому, власне, нічого не було незвичайного, а від того, що знов залунав над ним той загадковий жіночий голос, і так виразно, ніби був тут, між ними, простягни руку – доторкнешся (с. 118). «Порух» – действие, которое не принадлежит агенсу, т. е. по отношению к агенсу выступает внешним фактором.

В рамках фрагмента «внутренняя причина» релевантным оказывается выделение оппозиции по «степени контролируемости действий агенса». На основании этого можно выделить:

  1. осознанные действия:

(3) Вітторія Колонна, донька великого коннетабля Королівства Неаполітанського, завдяки своїм поезіям зблизилася з самим Мікеланджело, а правителька невеличкого Корреджіо Вероніка Гамбара завдяки тонким лестощам у своїх віршах завоювала прихильність папи Климента й імператора Карпа (с. 222);

  1. ненамеренные действия:

(4) Щастя, що в Стамбулі лютувала пожежа, і він знову кинувся туди, захопивши з собою яничарів, метався серед попелищ, когось ловив, кидав у зіндани, за кимсь ганявся, когось переслідував, падаючи з ніг від утоми й запопадливості, весь закіптюжений, мов кюльханбей, з якого глузує дітлашня (с. 392).

К сожалению, ограниченный объем статьи делает невозможным детальное рассмотрение всех типов причин, поэтому обратимся к первому члену этой оппозиции – к внутренней причине, т. е. причине, свойственной самому агенсу (в частности к ее первому подтипу – осознанному действию). По нашему мнению, эта разновидность причины является наиболее распространенной вследствие того, что, в целом, в большинстве случаев действия человека являются осознанными и мотивированными.

Внутренняя причина – это признаки, состояние и действия субъекта. Признаки могут быть субъективными или личностными (те, которые относятся к внутреннему, эмоционально-психическому состоянию) и объективными (такие как возраст, физические параметры, физическое состояние и социальное положение). Таким образом, было выявлено, что значение «осознанное действие агенса», обусловленное внутренней причиной, реализуется в ситуациях, в которых причиной выступают: 1) личностные характеристики агенса; 2) объективные характеристики и качества агенса; 3) действия агенса.

В состав компонентов ситуации, в которой причиной выступают «личностные характеристики агенса», входят: 1) агенс; 2) действие / отсутствие действия; 3) причина – характеристики и стимулы: а) эмоционально-психические; б) интеллектуально-творческие; в) социальные.

Агенс, т. е. лицо, которое выполняет действие, может выражаться:

  1. именем собственным:

(5) - Будеш мактул! – крикнув перекривлений од люті Сулейман (с. 334);

  1. именем нарицательным:

(6) Султанська мати не показувалася. Занедужала від горя (с. 226);

  1. местоимением:

(7) Страждання, яких я зазнаю від своєї любові, мало не зводять мене з розуму (с. 16).

Следует отметить, что в большинстве случаев значения причины агенсом выступают части тела, а также органы, которые отвечают за эмоционально-психическое состояние человека:

(8) Тоді хлопець з перекошеним від ненависті обличчям, ледь не плачучи, вдарив своєю ложкою об коліно, переламав її навпіл, кинув цурпалки, вискочив я-за столу (с. 174).

Действие агенса может быть:

  1. физическим:

(9) Почути звук скрипок, коли поцілує тебе білозубий і чорночубий, і засміятися від радості й захвату … (с. 77);

  1. интеллектуальным:

(10) Багато років нерозумно пишався він тим, що вистежує кожен крок наймогутнішої жінки в імперії, розкошував од думки про свою винятковість, несхожість з усіма, хто його оточує, про свою вищість (с. 520);

  1. социальным:

(11) Власне, дотепність і позбавила Ахмеді всіх тих високих милостей, яких досягнув завдяки своєму поетичному таланту (с. 459);

  1. состоянием:

(12) Баязид прийшов до матері блідий від розгубленості (с. 502);

Отсутствие действия агенса может выражаться:

  1. частицей «не»:

(13) Для Джихангіра без кінця влаштовувано учти, а що вина він не пив через слабість своєї натури, від солодощів його нудило, то Мустафа для зміцнення його природи велів готувати для молодого шах-заде кульки з товченого конопляного листя … (с. 456);

  1. глаголами, которые содержат идею отрицания:

(14) - Ви що, заплатили цьому Сінам-азі? - навіть зупинився від здивування Ібрагім (с. 22).

Причина, в свою очередь, выражается существительным, которое соотносится с:

  1. глаголом: від гніву, від радості, з цікавості, від ляку и др.;
  2. прилагательным: від нетерпіння, од люті, від мудрості, від доброти и др.;
  3. причастием: від розгубленості, від розчулення, від обурення и др.;
  4. другими существительными: від розпачу, завдяки поетичному таланту, від темного передчуття и др.

В качестве иллюстрации приведем такой пример:

(15) І коли дав йому Мустафа від доброти великої зеленкуватих кульок забуття, Джихангір упізнав стан, в якому опинився, мов у знайомім домі,… (с. 463), где причина выражается существительным, соотносимым с прилагательным «добрий».

В составе причины указанного фрагмента можно выделить эмоционально-психические, интеллектуально-творческие и социальные характеристики [2, с. 27]. Таким образом, самую многочисленную группу составляют эмоционально-психические характеристики с такими их подтипами:

  1. чувства, адресованные другому лицу, объекту:
  1. положительные – любов, подяка, доброта и др.;
  2. отрицательные – ненависть, заздрість и т. п.;
  1. эмоциональные состояния:
  1. а) положительные – радість, захват, щастя, горіння душі, надміру почуттів и др.;
  2. отрицательные, пассивные – горе, тривога, туга, відчай и т. п.;
  3. активные – зло, злість, гнів, лють и др.;
  4. осознаваемые – страх, сором, жалість до себе, слабкість натури, розпач, розчуленість, безсилля, передчуття (темного, невідомого), біль за когось, здивування, нерішучість и др.;
  1. черты характера, которые говорящий приписывает агенсу: самовдоволеність, слабість натури и др.;
  2. эмоциональные свойства личности: нетерпіння, нестриманість и др.

В качестве иллюстрации приведем следующий пример:

(16) Розбундючений від самовдоволення, упивався своєю владою, своїм могуттям, … (с. 410), где причина выражается существительным, которое отражает черты характера, приписываемые говорящим агенсу, – «самовдоволення».

Интеллектуально-творческие характеристики представлены названиями:

  1. интеллектуальных черт: допитливість, мудрість, простодушність, легковажність, недосвідченість и др.;
  2. творческого потенциала: здібність / нездібність, талановитість и др.;
  3. интеллектуальных стимулов: думка, переконання, впевненість, інтерес, зацікавленість.

Это можно проиллюстрировать следующим примером:

(17) Йому сказали, що Мустафа вбитий. Він не повірив, тоді забув про Мустафу, коли ж згадав, то засміявся від власної мудрості. Бо хіба ж не говорило йому передчуття, що найстарший брат буде вбитий? (с. 463), где интеллектуально-творческая характеристика представлена названием интеллектуальной черты – «мудрість».

Что касается ситуации, где причина представляет собой объективные характеристики агенса, действия агенса являются следствием его состояния или объективных признаков и реализуются либо как отказ агенса от некоторой деятельности, либо как ограничение активности, либо, наоборот, как осуществление действий, обусловленных указанными характеристиками:

(18) … після повернення до Стамбула вибудував розкішний Дім над морем, де часто приймав венеціанського баїла Марко Мініо, Луїджі Гріті й самого Ібрагіма, поводився незалежно не тільки через своє багатство, а також і тому, що знав, як любить його новий султан, … (с. 141).

Отметим, что компонентами этой ситуации являются: 1) агенс; 2) действие агенса; 3) причина – физическое или социальное состояние, объективные свойства агенса. Действие агенса выражается предикативными формами со значением физического, психологического и социального действия:

(19) Щоб прийшла сюди, впала йому до ніг, плакала і благала, благала й плакала, а він виказав би свою великодушність, відомстив би за зраду великодушністю, лишаючись здеров'яніло-непрітступним, хоча і без звичного самовдоволення, яке завжди відчував од свого високого становища (с. 531);

Причина в этом семантическом фрагменте может выражаться названиями:

  1. возрастных характеристик: молодость, старость, возраст и др.;
  2. физического и физиологического состояния: общее состояние здоровья, болезни, жажда, голод и др.;
  3. социальных характеристик: имущественных, социальных и т. п.

В качестве иллюстрации приведем следующий пример:

(20) А складав їх шах під іменем поета Хатаї, мабуть, так само в години самотності й утоми від всемогуття влади, без надії на можливість спідкування з людьми, … (с. 115), где причина выражается названием социального положения.

Эту ситуацию можно разделить на два подтипа:

  1. действия агенса приводят к другому целенаправленному действию:

(21) Він сердито сплюнув від неприємного відкриття і зробив це так одверто, що Міхрімах помітила й стала вередувати ще дужче, ніж завжди (с. 390);

  1. действия агенса приводят к другому ненамеренному действию или состоянию агенса:

(22) … десь мляво майнули червоняста борода сина Селіма, його бліде одутлувате від пиятики обличчя, але й зникли (с. 512).

Компонентами первой ситуации являются: 1) агенс; 2) целенаправленное действие или результат; 3) причина – а) действия агенса; б) характеристика действий агенса. Составляющими второй ситуации выступают: 1) агенс; 2) ненамеренное действие или состояние; 3) причина – а) действия агенса; б) характеристика действий агенса. Действие, как целенаправленное, так и ненамеренное, состояние или результат выражается глаголами или глагольными формами со значением действия:

  1. физического:

(23) Пихата Махідевран навіть розвеселила дівчину, і Настася ще довго, неспроможна вгамуватися, сміялася при згадці про черкешенку, … (с. 67) (первая ситуация);

(24) Був простий раб, стайничий, начальник султанських стаєнь, паша і санджак-бег (дикі племена мали тремтіти від самої згадки його імені, але щось він там не помітив того тремтіння) … (с. 388) (вторая ситуация);

  1. психологического:

(25) Роздиралася від затаєних думок, лякливих домагань, невисловлених просьб, які готувала для султана (с. 395) (первая ситуация);

(26) Знеможена від дум, розгублена, безпорадна, як ніколи досі, з раннього ранку Роксолана йшла в сади гарему, блукала там, … (с. 398) (вторая ситуация);

  1. социального:

(27) … а правителька невеличкого Корреджіо Вероніка Гамбара завдяки тонким лестощам у своїх віршах завоювала прихильність папи Климента й імператора Карпа (с. 222) (первая ситуация);

(28) Бо злочинець через свій злочин став твариною, тварина ж не має імені, так само й становища (с. 49) (вторая ситуация).

Действия агенса выражаются существительными со значением физического, психологического, социального и других действий:

(29) І хто знає, кому було більше радості в ті найнапруженіші роки їхнього співжиття: Роксолані від перемог над султаном чи Сулейманові од поразок перед цією незамінною жінкою? (с. 450).

Характеристика действий агенса, в свою очередь, выражается посредством прилагательных или притяжательных местоимений:

(30) Мабуть, і врятувалася завдяки своїй дивній звичці втікати з дому поночі (с. 35).

Таким образом, на основании проведенного анализа можно прийти к выводу о том, что наиболее многочисленную группу составляют адвербиальные предложные конструкции, обозначающие внутреннюю осознанную причину. Внутри этой группы наибольший класс составляют причинные конструкции, которые выражают личностные характеристики агенса. На наш взгляд, это происходит, во-первых, вследствие антропоцентричности языка художественного произведения, а во-вторых, благодаря тому, что в целом, в большинстве случаев действия человека являются осознанными и мотивированными.

Соглашаясь с тезисом Р. Якобсона о том, что языки мира можно трактовать как разновидности человеческого языка как такового [7, с. 185], методика исследования может быть использована для лингвистического анализа аналогичных конструкций в других языках. К дальнейшим перспективам исследования можно отнести изучение этой проблемы в сопоставительном аспекте на материале разноструктурных языков с целью уточнения некоторых аспектов теории лингвистических универсалий.

 

Список литературы:

  1. Бессалов А.Ю. Специфика выражения каузальных отношений в современном английском и французском языках: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 2012. – 20 с.
  2. Всеволодова М.В., Ященко Т.А. Причинно-следственные отношения в современном русском языке. – М.: Рус. яз., 1988. – 207 с.
  3. Всеволодова М.В. К вопросу о методологиях и методиках лингвистического анализа (на примере категорий пространственных, временных и причинных отношений) статья третья // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9: Филология. – 2005. – № 3. – С. 51–78.
  4. Жданова В.В. Опыт семантического описания ситуаций со значением причины события или явления в мире неживой природы // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Ред. В.В. Красных, А.И. Изотов – М.: Филология, 1997. Вып. 2. – С. 48–53.
  5. Жданова В.В. Простые предложения с именной причинной группой, выражающие причинно-следственные отношения в мире неживой природы: дис. … канд. филол. наук. – М., 1998. – 186 с.
  6. Хааг Э.-О. Функциональная типология и средства выражения причинно-следственных отношений в современном русском языке: дис. … док. философии по рус. яз. – Тарту, 2004. – 162 с.
  7. Якобсон Р. Значение лингвистических универсалий для языкознания // Язык и бессознательное. – М.: Гнозис, 1996. – С. 184–198.
  8. Загребельний П.А. Роксолана. – Х.: Фоліо, 2007. – 685 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом